ВАЖНЫЕ АНОНСЫ
ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ Забыл пароль

Страница 1 из 212»
Модератор форума: Zlaya 
Форум » Конкурсы » Supernatural Play-List » Фанфикшен "Supernatural Play-List" (- конкурсные работы -)
Фанфикшен "Supernatural Play-List"
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 21:41 | Сообщение # 1
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185


Водитель выбирает музыку, а пассажир молчит в тряпочку!
с. Дин Винчестер



СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННЫЙ ПЛЕЙ-ЛИСТ





В ДАННОЙ ТЕМЕ РАЗМЕЩАЮТСЯ ТЕКСТЫ ПРЕДСТАВЛЕННЫХ НА КОНКУРС РАБОТ.

ОРФОГРАФИЯ И ПУНКТУАЦИЯ АВТОРОВ СОХРАНЕНЫ.

СПАСИБО ВСЕМ УЧАСТНИКАМ ЗА ТО, ЧТО ОТКЛИКНУЛИСЬ И ПОДЕЛИЛИСЬ СВОИМ ТВОРЧЕСТВОМ!

Ссылки на музыкальные композиции добавлены мною. Они отправят вас на ресурс ПростоПлеер.
Уважаемые участники, если вдруг вы увидите, что я что-либо попутала (разместила под вашей работой ссылку на чужую музыкальную композицию, выбрала не ту аранжировку и т.п.), прошу сообщить мне. Все исправлю и поправлю.





ГОЛОСОВАНИЕ ПРОХОДИТ ЗДЕСЬ


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 21:51 | Сообщение # 2
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 1




Название: Его любимая малышка

Музыкальная композиция: Think Twice
Автор музыкальной композиции: Eve 6

Ссылка на трэк

Персонажи: Дин, Сэм, Импала
Жанр: джен
Рейтинг: G

Автор: Чудесо
Бета: Inzori Birthday





Она пропала быстро и незаметно. Он успел только услышать недовольное фырчанье её мотора и, как ниндзя, выпрыгнуть в окно – а она уже ехала, управляемая кем-то другим, тихо шурша шинами и словно прощаясь с ним. Немедленный порыв бежать – и вот он уже быстро бежит, мощно отталкиваясь от земли, словно хочет взлететь, а она, задорно подмигнув поворотником, мол, «не скучай», скрылась за углом.

Дин вернулся в номер полностью опустошённым и кулем рухнул на кровать. Сэм, внутренне посочувствовав брату, решил своевременно скрыться, дабы не попадать под горячую руку.
Хлопнула дверь номера. Занавески зашелестели, словно стараясь бессловно выразить своё сочувствие. Винчестеру же было наплевать. Наверное, даже если бы перед его носом взорвали пару килограмм тротила, он бы и бровью не повёл, продолжая думать о своей малышке.

Does he loves you
The way that I do…
1

«Разве он лучше меня?» - мысленно вопрошал Дин, всецело веря, что Импала не только живая, но и способна читать мысли на расстоянии. – «Я недостаточно заботлив? Недостаточно терпелив? Недостаточно сильно любил тебя? Разве не с тобой мы столько всего пережили? Ты попросту не могла меня так просто бросить!»

Мысли становились одна мрачнее другой, метались, переплетались, спутывались, исчезали и появлялись, но всё же одна, взявшая негласное шефство над всеми остальными, оставалась неизменной, будто отстояла ото всей остальной толпы мыслей, мыслишек и импульсов. Она билась в мозгу как сумасшедшая, заставляла повторять себя даже вслух: «Разве он лучше меня?»

I feel the hurt so physical…2

Боль становилась оглушающей, она почти переходила в физическую форму. Будь Дин девушкой, он бы разрыдался в голос, размазывая сопли и слюни по лицу, а после наелся бы шоколада и позвонил лучшей подруге. Но Дин был брутальным охотником, поэтому пострадал только стакан, отправленный в неконтролируемый полёт до ближайшей стены. Стакан разбился, ехидно звеня, усыпав своими острыми осколками относительно чистый пол номера.

Think twice before you touch my girl
Come around I’ll let you feel the burn…
3

Мысль об осколках заставила Дина рывком вскочить с кровати. Он вспомнил, как однажды в порыве ярости причинил боль своей любимой, как так же, как и осколки стакана, разлетались осколки лобового стекла.
«А если он с ней что-нибудь сделает?» - всполошился старший Винчестер. В мозгу начали возникать картины одна страшнее другой, услужливо генерируемые воображением.

- Не дай Бог ты с ней что-нибудь сделаешь! – угрожающе крикнул Дин в пустоту номера.
Занавески опять качнулись, стараясь поддержать охотника. Они, явно не имея своего мнения, старались соглашаться со всеми.

She spreads her love
She burns me up
I can’t let go
I can’t get out
4

Проходили дни и недели. Винчестеры всё так же ездили по штатам, убивая нечисть. Новая машина была полностью под руководством Сэма – Дин, не желая марать руки обо что-то, по его словам, «даже не сравнимое с моей малышкой», угрюмо сидел на пассажирском сидении и рассматривал карту. В его глазах словно потух какой-то огонь, и будто Дин был уже совсем не Дин, а какая-то другая душа в его оболочке. Будто какая-то часть его души – может, четверть, а, может, треть, - исчезла в неведомой дали вместе с Импалой.

Wait till the day you finally see
I’ve been here waiting patiently…
5

В связи с этим у Винчестеров появился негласный ритуал – в каждом городе заезжать на каждый авторынок, автомастерскую, да и просто на любой объект, где так или иначе могла быть Импала. Пока Сэм спокойно сидел в машине, Дин терпеливо проходил по рядам, упорно выискивая знакомые изгибы. Вокруг было много других машин, возможно, даже лучших, но все они были мусором, запчастями, собранием металлолома – чем угодно, только не тем, что он искал. После очередного «рейда», как называл их Сэм, Дин приходил ещё более опустошённым, чувствуя себя покинутым, брошенным и одиноким.

You’re gone, I’m wasted…6

Колёса новой машины тихо шуршали, отматывая очередную сотню километров, а дни отличались друг от друга только месторасположением братьев, гостиничными номерами да нечистью. Сэм пытался вытянуть брата в бар, где он сидел всё так же насуплено, угрюмо, и даже снующие вокруг красивые девушки не помогали от апатии.
Дину не хотелось делать абсолютно ничего. Ему не хотелось ни шутить, ни пить, ни развлекаться, и даже подсунутый Сэмом ради эксперимента вегетарианский гамбургер не вызвал никаких эмоций. Единственное, чего хотелось Дину, - найти его обожаемую малышку.

Очередной такой типичный день не предвещал совершенно ничего хорошего. Шёл моросящий мелкий дождь, дул промозглый, холодный ветер, забирающийся под одежду и пробирающий до костей, а солнце плотно спряталось за противными, одинаково-серыми тучами.
Немного поканючив на тему «Там же холодно, Дин», Сэм всё-таки сдался и отвёз брата, немного побыв ему личным шофёром. Дин быстро выпрыгнул из машины, громко хлопнув дверью, и тут же исчез за воротами.

Прошло уже и пятнадцать, а то двадцать минут. Сэм всполошился. Рынок был не таким уж и большим, чтобы там затеряться или зависнуть надолго. Решив, что что-то случилось, Сэм поспешил на помощь брату.
Дин копался в капоте одной из машин. Сэму стоило кинуть только один беглый взгляд, чтобы понять – это была она, любовь всей жизни Дина Винчестера. Владелец рынка вился рядом, похожий на курицу-наседку, и лопотал что-то о цене. Не спрашивая разрешения, старший Винчестер ловко открыл дверь и нырнул в салон.

Дин нежно погладил обивку сидений, приборную панель, чутко коснулся руля. Винчестер достал из кармана ключ и, он был готов поклясться, что машина завелась за мгновение до того, как он включил зажигание.

When I showed up and he was there
I tried my best to grin and bear…
7

Проверив, что машина исправна, Дин одним глазком заглянул в вентилятор. Сомнений не было – это была его родная Импалочка. Старший Винчестер вылез из салона и тут же ощутил контраст между тёплой, уютной атмосферой внутри салона и плохой, холодной погодой снаружи.
- Если вы хотите её купить, - начал было владелец рынка, но Дин схватил его за воротник и, прижав к корпусу какого-то микроавтобуса, угрожающе прошипел:
- Эта машина была угнана сорок семь дней назад в Кантоне, Огайо в семь часов утра.
Напускное спокойствие Дина, чья радость до этого выражалась лишь радостной улыбкой до ушей, быстро улетучилось.
- Но я купил её сам, за бесценок, - пытался оправдаться владелец, но Винчестер прервал его попытки:
- Если не хочешь, чтобы я обращался в полицию, просто отдай её мне.

Через десять минут Винчестеры ехали обратно в мотель. Уже смеркалось, серые тучи казались ещё мрачнее, ниже, а дождь всё так и не переставал лить. Дин, радостно улыбаясь, барабанил пальцами по рулю, а Сэм старался занимать как можно меньше места и даже дышать намного тише, чтобы не прерывать Динову идиллию и не мешать единению брата с машиной.

Think twice before you touch my girl
Come around no more…
8

Дальний свет фар лизнул главный вход мотеля. Как только Импала остановилась, Сэм поспешно выскочил. Дин, явно медля, последовал за ним.
- Дин, ты идёшь? – окликнул брата младший Винчестер, смотря на то, как нежно Дин гладит ладонью лакированную крышу.
- Нет, пожалуй, я потом подойду, - мечтательно ответил Дин.

Сэм пожал плечами и, собрав свои вещи, поплёлся к мотелю. Старший Винчестер проследил, как брат зашёл внутрь, и, убедившись, что в их номере загорелся свет, счастливо вздохнул. Улыбка, похожая на улыбку Чеширского кота, стала ещё шире, а сам Дин будто засветился изнутри.
Винчестер поправил зеркало заднего вида, протёр рукавом фару. Импала, заурчав, как домашняя кошка на коленях у любимого хозяина, чуть подмигнула фарами. Дин поудобнее устроился на капоте, но, потом, передумав, пересел внутрь салона.

- Я тебя больше никогда не брошу, малышка, - прошептал Винчестер, нежно проводя пальцами по обивке салона. Как почувствовал Дин, Импале это явно понравилось, и он полноправно провёл по креслу ладонью, - Я тебя больше никому не отдам.

_________________________________
1 – «Любит ли он тебя, так же как я?»
2 – «Я чувствую боль почти физически…»
3 – «Дважды подумай прежде чем прикоснёшься к моей девушке. Лучше отойди или я испепелю тебя…»
4 – «Она распространяет свою любовь, она сжигает меня. Я не могу отпустить, я не могу уйти…»
5 – «Ждал до того дня, когда ты поняла, что я ждал терпеливо…»
6 – «Ты ушла, я опустошён…»
7 – «Когда я пришел, и он был там, я старался изо всех сил ухмыляться и терпеть…»
8 – «Дважды подумай прежде, чем прикоснёшься к моей девушке. Чтобы я тебя больше не видел!»

Перевод данных строчек выполнен автором.


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 21:59 | Сообщение # 3
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 2




Название: One Day Too Late

Музыкальная композиция: „One Day Too Late“
Автор музыкальной композиции: Skillet

Ссылка на трэк

Персонажи: Дин, Джо, часы.
Жанр: романтика
Рейтинг: R
Таймлайн: 5.10
Комментарий автора: Как часто мы откладываем что-то на потом, на завтра, абсолютно не задумываясь о том, что этого «потом» может просто не наступить. Или же там не найдётся места для нас...

Автор: LoraGrey
Бета: polina_pavla





Тик-так, тик-так, тик-так...
Настенные часы монотонно и абсолютно равнодушно отсчитывают время. Им нет никакого дела до кучки отчаянных смельчаков, собравшихся сегодня в доме Бобби, чтобы провести свою последнюю ночь на земле, а завтра распрощаться с жизнями, отправившись на дьявола в попытке спасти мир.
- Тик, – склоняют часы циферблатную голову направо, – так, – налево. – Трудно избавиться от мыслей, правда, девочка? Казалось бы, всего четыре слова, а какие страшные...
Страшные.
Пытаясь отвлечься, я смотрю на льющийся в окно лунный холодный свет, который преломляется в ветвях растущего возле дома дерева и оставляет рваные блики на стенах комнаты. Вглядываясь в эти неровные тени, пытаюсь гадать по ним о событиях завтрашнего дня, будто на кофейной гуще. Но не нахожу утешительных прогнозов.
Замечание Каса про последнюю ночь на земле не выходит из головы. И если там, внизу, чувствуя на своём плече тёплую руку Дина, я смогла хоть как-то абстрагироваться от него, отмахнуться, как от очередного высказывания нашего, порой не совсем адекватного, ангела, то сейчас не могу с этим справиться.

Эти четыре слова, сложившиеся в одно предложение, пугают своей простотой и ясностью настолько, что перехватывает дыхание, и сердце, пропустив удар, начинает вдруг неистово трепетать, будто уже проиграв в безумной схватке с неизбежностью, отстукивает последние мгновения моей жизни.
Страх постепенно охватывает всё тело, разливаясь леденящим холодом по венам и отзываясь покалыванием в кончиках пальцев. Но рядом нет спасительного тепла тела Дина, к которому я прижималась, позируя для фотографии, а у меня самой не хватает сил, чтобы справить с охватившим отчаянием. Я заворачиваюсь в кокон одеяла, возводя вокруг себя защиту, но это не помогает. И я начинаю злиться. Я охотница и всегда пыталась выторговать у мамы и всех окружающих меня более опытных товарищей право ею называться.
Вот только сейчас я чувствую себя маленькой девочкой, которая, наплевав на то, что знает столько пугающей правды про темноту, ищет спасения в ней же, под одеялом, зажмурившись так крепко, что под закрытыми веками начинают плясать всполохи разноцветных искр.
- Тик, – не унимаются часы, – так.
Деловито, будто знают что-то очень важное, только не могут поделиться.
Неимоверным усилием воли приказав себе ни о чём не думать, я концентрируюсь на тихом дыхании мамы, которая спит со мной на одной кровати. Или делает вид, что спит... Но проверять я не буду. Вместо этого я начинаю дышать в такт с ней, надеясь, что размеренный ритм её дыхания поможет расслабиться и увлечёт хоть ненадолго в объятья Морфея.
Вдох – выдох, вдох – выдох.
Я старательно пытаюсь отключиться от внешнего мира, но у меня не получается. Старый дом полон шорохов и звуков. Вот где-то скрипнул пол, а теперь заскрипел старый рассохшийся шкаф. Интересно, а Дин спит? Ну отлично, замечательную тему для отвлечения от страшных мыслей о смерти нашла!

- Тик-так, – подмигивают часы.
Зачем мне Дин, когда у меня есть самоуважение, – думаю я вдруг и тихонько прыскаю от смеха. И тут же опять злюсь. Теперь на себя. За то, что так остроумно, как мне тогда казалось, поставила Дина на место. Хотелось показать ему, что его чары на меня не действуют. И показала. Хотя на самом деле мне стоило огромных трудов там, на кухне, создать только видимость поцелуя и, глядя в его пронзительные зелёные глаза, отказать. Я сказала нет. Наступила на горло томящему уже не один день желанию, приказала сердцу, которое трепетало тогда совсем не от страха, заткнуться и просто плюнула на потребность тела, жаждущего прикосновения этих сильных рук. А ведь я не раз представляла себе, как Дин будет дотрагиваться до меня. Как он будет нежен. Или же нарочито грубоват... Но нет. Мне и так в кровати не скучно. Ведь со мною страх и самоуважение. Ну да, и мама.
Я горько усмехаюсь и рывком скидываю с себя кажущееся вдруг неимоверно тяжёлым, придавившее меня одеяло.

Поднявшись, я замираю у окна, прекрасно понимая, что уснуть мне уже не удастся.
В голове опять рой вопросов без ответов. Что будет? Как будет? А что если... ничего не будет?
Как часто люди жалеют о том, что что-то не сделали вовремя? О том, что у них не хватило духу признаться самим себе в том, что им стало наплевать на все свои принципы и убеждения и они хотят поступить именно так, как хочется в эту самую секунду, подчинившись некоему безумному и малообъяснимому порыву? Быть может, многие моменты в жизни складывались бы тогда совсем по-другому? Быть может, оставалось бы меньше недосказанностей и недомолвок?
Конечно, чаще всего мы используем отговорку «да потом, как-нибудь». А что если не получится? Что если это «потом» просто не успеет наступить? Или в этом «потом» не будет места для тебя?
И снова становится страшно. Хотя казалось бы, ну куда ещё страшнее-то! Но тем не менее.
Я обхватываю плечи руками, стараясь защититься. Только сейчас мне не угрожает кто-то извне, защищаться приходится от себя самой.
Глядя сквозь оконное стекло на небо, я замечаю падающую звезду. Она пролетает по небосклону так быстро, что я просто не успеваю загадать желание. И вдруг мне становится кристально ясно, что и я могу сгореть подобно этой звёздочке, так же быстро, и многого не успеть. Конечно, мне, как девушке довольно-таки рациональной, и раньше было понятно, что жизнь скоротечна, а жизнь охотника так вообще может оборваться намного быстрее. Но именно сейчас я понимаю, насколько это всё быстротечно.
Как много можно не успеть. О скольком можно жалеть. А может, кое-что и никогда себе не простить.
Но я сказала нет. И теперь, к страху перед завтрашним днём примешивается ещё и досада на саму себя.

- Тик-так, – укоризненно качается маятник.
Если бы можно было всё исправить. Если бы можно было повернуть время вспять, всего на несколько часов назад...
- Тик-так, тик-так, – хохочут надо мной стрелки, продолжая свой неумолимый бег по кругу.
Почему-то раньше я никогда не замечала, что время такое стремительное. Обычно в ожидании чего-то оно, наоборот, тянулось как резиновое... В ожидании звонка. Пусть он даже звонил не мне... В ожидании приезда. Пусть он даже приезжал и не лично ко мне...
А вдруг мне больше не придётся ждать? Не придётся вздрагивать от телефонной трели и выглядывать в окно при каждом звуке подъезжающей машины... Вдруг завтра будет поздно?
От тоски, сжавшей стальной рукой сердце, хочется плакать. Часто-часто заморгав, я делаю глубокий вдох и, решительно повернувшись, как была в одной футболке, едва прикрывающей бёдра, выхожу из комнаты.

Стараясь производить как можно меньше шума, я спускаюсь по старой лестнице в гостиную и направляюсь в кухонную нишу к холодильнику. Подальше от пугающих мыслей, подальше от всезнающих назойливых часов с их тиканьем.
Быть может, пара глотков пива помогут я и сумею хоть немного расслабиться. А если совсем повезёт, то и поспать несколько оставшихся до рассвета часов. Тихо притворив дверцу холодильника, я мгновение размышляю: выпить пиво тут или отправиться назад в комнату, когда в ночной тишине раздается голос:
- Что, тоже не спится?
Он спрашивает это совсем тихо, но мне кажется, что подобно раскату грома. Замерев и сделав глубокий вдох, я пытаюсь привести в норму дыхание, потому как не ожидала здесь увидеть кого-то – его – и пугаюсь. Да и вообще сегодня что-то нервы ни к чёрту.
Дин поднимается с кресла, стоящего в тени у стены (понятно, почему я его не заметила), и неторопливо направляется ко мне.
Несмотря на темноту, я прекрасно вижу его передвижения. Вот он, поравнявшись с окном, вступает в полосу падающего через стекло лунного света, и мне приходится подавить вздох – от вида Винчестера сносит крышу. С самой собой можно быть честной.
- Тик-так, тик-так, – одобрительно частят часы.

Чёрт, а я-то думала, что избавилась от их участия, но, видимо, они теперь у меня в голове...
Судя по всему, Дин, как и я, уже тоже прикладывался к подушке, о чём свидетельствуют его взъерошенные больше обычного волосы и расстёгнутая рубашка, накинутая на голое тело и позволяющая холодному скупому свету при каждом движении нагло скользить по его гладкой коже.
Опустив голову, я молча жду, пока Винчестер закончит своё неторопливое шествие и наконец-то окажется возле меня, что позволит мне выдохнуть и сделать-таки глоток пива, ради которого я всё это тут и выдерживаю. Минута честности с самой собой прошла.
- Ну так что? Почему не спишь? – Дин опирается бёдрами на кухонный гарнитур рядом со мной и слегка толкает меня плечом.
Закусив губы, я молча разглядываю уже начинающую теплеть в моих руках бутылку, раздумывая, что же ему ответить. Выплеснуть на него все свои страхи? А может, ещё лучше, все свои желания? Ну да, ну да.
- Тик-так, тик-так, – подталкивают часы.

Но нет. Покачав головой, я поднимаю глаза и встречаю взгляд Дина, который пристально, насколько позволяет царящий вокруг полумрак, рассматривает меня.

------Окончание далее-----
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 21:59 | Сообщение # 4
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
- Пить захотелось, – выдаю я.
Он кивает:
- Ну что ж, тогда давай выпьем, – и дотрагивается до горлышка моей бутылки своей.
Раздаётся лёгкий звон, и под аккомпанемент его эха мы делаем по глотку.
- А ты почему не спишь? – Моя очередь задавать вопросы.
Винчестер отворачивается к окну.
- Не знаю, – произносит он после продолжительного молчания, – думаю...
- О том, что завтра может произойти?.. – продолжаю я за него.
- Да, – кивает он. – Именно об этом.
Я чувствую, как холод в который раз за сегодняшний вечер тонкой струйкой скатывается по позвоночнику, заставляя задрожать от нахлынувшего ощущения страха.
- Дин... – подбираю я слова, – а что, если Кас окажется прав?..
Произнесла это вслух и сама испугалась.
- О «последней ночи на земле»? – Он ловит мой взгляд и, мгновение помолчав, говорит: – Не думай об этом, Джо. Даже ангелам свойственно ошибаться. – И подмигивает.
Я вдруг ощущаю острую необходимость в воздухе и понимаю, что всё это время не дышала, боясь пропустить малейший звук, издаваемый Дином. Шумно выдохнув, я пытаюсь улыбнуться, глядя на него, но улыбка выходит неубедительной.

- Отважная Джо, готовая практически в одиночку идти на любого из существующих монстра, вдруг чего-то боится? – подкалывает меня Дин.
Я уже открываю рот, чтобы ответить подобной же язвительностью, но в последний момент говорю совсем не то, что планировала.
- Да... Мне страшно, Дин.
Ответить он не успевает. С улицы доносится крик ночной птицы. Такой громкий, что мне кажется, будто птица находится рядом со мной. Помимо воли я вздрагиваю всем телом, а Дин моментально оказывается передо мной, готовый прикрыть собой и защитить. Этот жест вызывает у меня приступ всепоглощающей нежности, от которой щемит сердце и на глаза наворачиваются слёзы.
Мгновение уходит на то, чтобы понять, что опасности в комнате для меня ничего не представляет. Я привожу в норму дыхание и моргаю, загоняя такие непрошенные сейчас слёзы назад.
Дин, усмехаясь, поворачивается ко мне.
- Испугалась? – спрашивает, вопросительно подняв бровь.
Глядя на лёгкую улыбку, скользящую по его губам, я тоже начинаю улыбаться в ответ.
- Неожиданно просто... – пожимаю плечами, пытаясь доказать всем видом, что не так уж сильно я и испугалась.

Улыбка Винчестера становится ещё шире. Он поднимает руку и, аккуратно захватив упавший мне на лицо локон, нежно заправляет мне его за ухо.
- Не бойся, Джо, – произносит он, – я с тобой.
Я смотрю ему в глаза и не боюсь. Именно потому, что со мной он.
Повисает тишина. Глаза уже давно привыкли к полумраку, и мне видно лицо Дина в мельчайших подробностях. Зелёные внимательные глаза поблёскивают, всматриваясь в мои; на лбу залегла морщинка, которую мне хочется разгладить...
А ещё я чувствую тепло от его руки, которую он так и не убрал с моих волос, постепенно разливающееся по лицу, скользящее вниз по телу.
Я уже открываю рот, чтобы сказать какую-нибудь глупость, подобную той, что выдала сегодня вечером, стоя практически на этом же месте, и вернуть нас к обычным ролям, но всё же молчу.
Дин, заметив моё движение, с пониманием кивает и, смущённо улыбнувшись, делает шаг назад, попутно начиная отнимать руку от меня.
- Тик-так, тик-так! – сердито вмешиваются часы, напоминая мне о том, что было и чего, возможно, никогда не будет.
И я решаюсь.

- Дин, – тихо зову я, и он застывает, вопросительно изогнув бровь и молчаливо прося пояснений. И я поясняю. На свой лад.
Рукой накрываю его пальцы, которые по-прежнему запутаны в моих волосах. Ставлю уже совсем ненужную бутылку пива на столешницу и делаю то, о чём думала некоторое время назад: поднимаю вторую руку и еле касаясь, провожу подушечкой большого пальца по морщинке на лбу Дина в попытке разгладить её. Но, будто опомнившись, отдёргиваю руку и неловко пристраиваю Винчестеру на плечо.
- Тик-так, - подбадривают часы.
В глазах Дина мелькает недоверчивое удивление, но он ничего не говорит. Ставит и свою бутылку рядом с моей и так же молча прижимает вторую руку к моему левому уху. Теперь моё лицо в плену его ладоней. Затем он медленно склоняется и прижимается своим лбом к моему. Так мы стоим какое-то время. И я почему-то начинаю бояться, что сейчас получу от него что-то вроде:
- Джо, ты хорошая девочка, но я вижу в тебе только сестру. Отправляйся спать, – и братский поцелуй в макушку.
От разыгравшегося в моём воображении подобного дурацкого сценария становится немного тошно. Но я мужественно стою и жду... Ответа?.. Приговора?!

Все звуки вокруг пропадают, мне слышно, как дышит Дин и как стучит моё собственное сердце.
Но вот он отстраняется и смотрит несколько мгновений мне в глаза, будто спрашивая согласия и действительно ли я уверена.
И я уверена. И я согласна, о чём даю ему знать, слегка потеревшись щекой об его ладонь.
- Тик-так! – ликуют часы.

Словно в замедленной съёмке я наблюдаю за тем, как Дин обрисовывает взглядом моё лицо и начинает склоняться ко мне. Я не шевелюсь, хотя больше всего на свете мне хочется прекратить эту томительную пытку предвкушения и наконец-то почувствовать его губы на своих губах.
Но я ничего не предпринимаю. Просто жду. А когда желаемое всё же происходит, будто каменею, потому что просто теряюсь от того, что всего лишь легкое, почти невинное касание оказывается настолько возбуждающим. Дин тоже замирает и освобождает мои губы. Быть может, он решил, что я всё-таки передумала?
Не позволяя ему отстраниться ещё сильнее, я тяну его назад к себе за воротник рубашки, в который, оказывается, вцепилась что есть силы. И этот мой намёк уже совсем однозначный. И Дин его понимает. И принимает.
Иступленно я приникаю к его губам, будто путник в пустыне к живительной влаге прохладного родника.

Теперь в этих касаниях нет и следа той робкой нежности, что была минуту назад. Я будто пытаюсь насытиться им, уже обеими руками цепляясь за ворот его рубашки, стараясь притянуть ещё ближе к себе, словно хочу раствориться в нём.
Возможно, Дин и опешил от моего рвения, но не показывает виду, и я чувствую, как моё нетерпение передаётся и ему.
Теперь его губы требовательны. Они сокрушают мои, заставляя задыхаться от волн накатывающего возбуждения, проходя через каждую клеточку тела, даря неведомые ранее ощущения. Неожиданно он прикусывает мою нижнюю губу и тут же скользит по ней языком. С легким стоном приоткрывая рот, я позволяю ему углубить поцелуй.
Конечно, Винчестер не первый парень в моей жизни, но он именно тот парень. Тот, кого я всегда хотела. Тот, о ком я всегда мечтала. Тот, кого чуть было не отпустила.
Сколько раз я представляла эти губы на себе, но в своих догадках никогда даже близка не была к тому, что происходит со мной сейчас.

Руки Дина скользят сквозь пряди моих волос, по плечам, вниз по спине. Даже через тонкую ткань выбранной мной для сна футболки кожа начинает просто пылать от его прикосновений. Отпустив, наконец, несчастный воротник рубашки, я делаю то, о чём всегда мечтала – запускаю ладонь в волосы Дина, пропускаю сквозь пальцы короткие жесткие пряди; опускаю руки, исследую очертания рельефного торса и попутно избавляю от рубашки.
Он обхватывает меня за бёдра и рывком усаживает на столешницу. Затем так же, рывком, стягивает с меня футболку и, не глядя, отбрасывает куда-то в сторону. Прохладный воздух касается моей обнажённой груди, заставляя и без того возбуждённые соски затвердеть ещё сильнее. И это не укрывается от внимательного взгляда Дина. От того, как он смотрит на меня в эту секунду, перехватывает дыхание, а низ живота, где моментально образовался тугой узел, начинает пульсировать. Как же давно я мечтала о том, чтобы этот мужчина смотрел на меня именно так: жадно, восхищенно, горящими от желания глазами… Но мне одних только взглядов становится мало.

Нетерпеливо подаюсь немного вперёд, бесстыдно предлагая себя, абсолютно забыв о том, что когда-то клялась себе ни при каких условиях не спать с Винчестером. Теперь я уже и не представляю, как вообще могла о таком думать. Да и когда это было?! В прошлой жизни... с надеждой на будущее...
Обхватив мою правую грудь рукой, Дин склоняется к левой и захватывает губами чувствительную вершину соска, заставляя задохнуться от наслаждения. Он будто дразнит меня, то смыкая губы плотно, то едва касаясь языком.
Я хочу, чтобы он не останавливался. Подаваясь к нему, заставляю его еще сильнее сжимать мою грудь, но и этого мне становится недостаточно.
Я крепко сжимаю ноги вокруг его талии, и он, нехотя отрываясь от моей груди, теперь прокладывает еле влажные, дразнящие дорожки поцелуев по ключицам, шее, скулам, каждый раз не доходя каких-то миллиметров до моих горящих припухших, и тем не менее по-прежнему жаждущих его поцелуев, губ.
Тогда я решаю взять всё в свои руки. Обхватив лицо Дина, я поднимаю его и целую. Так страстно, как только могу. Прижимаюсь к его обнаженной гладкой коже. Наши губы жадно терзают друг друга, скрывая неистовый танец переплетенных языков. И мне начинает казаться, что от желания обладать другим человеком вполне возможно сойти с ума.
Тут наверху хлопает от сквозняка незакрытое кем-то окно, и звук этот сейчас, в тишине, нарушаемой только нашим сбивчивым дыханием, подобен выстрелу. Мы замираем.

Дин еле слышно ругается и, ни на секунду не выпуская меня из плотного кольца своих рук, начинает оглядываться по сторонам.
Чёрт, я настолько потеряла голову, что даже успела позабыть, где мы находимся. Вдруг Дин подхватывает меня на руки и уверенно направляется в сторону неприметной боковой двери, за которой оказывается небольшая комнатка, заставленная высокими полками с книгами. Надо же, а я никогда тут не была. Но мне не представляется возможности осмотреться. Да и не хочется. Захлопнув дверь и поставив меня на пол, Дин всем своим весом прижимает меня к стене, ни на секунду не прекращая касаться руками и губами. И я, снова окунувшись в его близость, забываю все страхи. Прочерчиваю ногтями дорожки вниз по его спине, а затем требовательно отстраняюсь и решительно берусь за пряжку его ремня. Дин на секунду застывает, но тут же слегка двигает бёдрами, как будто призывая меня не останавливаться.

Вновь впиваясь в его губы, я едва справляюсь непослушными пальцами с замком и молнией на штанах и торопливо пытаюсь освободить от них Винчестера.
Он поднимает меня, крепко обхватив за талию, и аккуратно опускает на край стола, заваленного книгами, которые я сбрасываю на пол без капли сожаления.
Пристально глядя мне в глаза, он поддевает кончиками пальцев мои трусики и всё так же, не прерывая зрительного контакта, начинает тянуть их вниз. Слегка приподнявшись на руках, я облегчаю ему эту задачу. На мгновение мы замираем. В полумраке тёмной коморки слышится только наше прерывистое дыхание. Облизнув губы, я снова опускаюсь на гладкую деревянную поверхность и, раздвинув ноги, без тени сомнения отвечаю на его требовательный взгляд. И Дин вдруг невероятно осторожно и нежно, приподнимая меня за бёдра, медленным, долгим толчком проникает в моё тело. Я выгибаюсь дугой, едва сдерживая громкий стон. Потом с шумом выдыхаю, шепча его имя. Это подстёгивает обоих, и наши движения сменяют темп, нарастая и становясь почти дикими.

Откинуты все сомнения, забыты все клятвы и обещания, данные самой себе. Есть только он и я. Здесь и сейчас. Рваное дыхание; заглушаемые губами стоны; жадные, резкие движения, от которых сердце начинает биться ещё быстрее, заменяющие кровь раскалённой лавой, бурными потоками разливающейся по венам. Удовольствие сменяется жгучим наслаждением, перехватывающим горло и заставляющим меня стремиться стать ещё ближе к нему. Хотя ближе, чем сейчас, уже просто невозможно.
Почувствовав, как внизу живота лопается тугой узел, заполняя моё тело ощущением невероятного блаженства, причиняя почти физическую, но невероятно сладкую боль, я цепляюсь за плечи Дина, не беспокоясь о том, что могу оставить там следы. Несколько резких движений, и Винчестер, глухо простонав, замедляется, а после и вовсе опускает голову мне на грудь, тяжело дыша.
- Тик-так, – томно мурчат часы, – тик-так...

***
За окном занимается рассвет. Я вновь стою в комнате и наблюдаю за рождением нового дня. Возможно, так же как и ночи, последнего в своей жизни. Эта мысль по-прежнему пугает до чёртиков, но теперь у меня не возникает желания спрятаться от неё под одеялом. Я принимаю её. Смиряюсь. И всё же надеюсь на лучшее. И стараюсь не бояться, потому что рядом со мною он. Дин. Невольно прикасаюсь кончиками пальцев к припухшим после его поцелуев губам.
- Тик-так, - подмигивают часы.
В голове проносятся воспоминания о проведённой ночи. Жалею ли я о ней? Нет. Ни капли. Я нашла в себе силы признаться самой себе, что хочу этого. Я перестала прятаться от своих чувств и открылась ему. И так останется. Я не хочу больше ничего откладывать на «потом», я хочу жить здесь и сейчас.
- Тик-так, - соглашаются часы.
Я перевожу на них взгляд и долго изучаю старое дерево. В некоторых местах отколоты кусочки, кое-где облупился лак... Никогда бы не подумала, что на такое отважное решение меня сподвигнут старые настенные часы Бобби. От осознания этого по моим губам скользит лёгкая улыбка.
- Джо, детка, пора... – доносится голос мамы.
Глубоко вздохнув, я направляюсь к выходу, но на пороге не выдерживаю и оборачиваюсь, кидая ещё один взгляд на часы. В голове мелькает шальная мысль. Конечно, если меня сейчас кто-нибудь застанет за тем, что я собираюсь сделать, то сочтёт сумасшедней. Ну и пусть.
- Спасибо, - шепчу я. – И... до завтра?..
И становится странно. Чего я от них жду сейчас? Благословения на дорожку? Пожелания удачи?
Но нет. Вместо это я вижу, как секундная стрелка, дёрнувшись пару раз, застывает, а маятник, до этого бодро качавшийся, снижает амплитуду движений и безвучно останавливается на одном месте...


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:02 | Сообщение # 5
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 3




Название: «Ода нашей любви»

Музыкальная композиция: Ода нашей любви (Вдох – выдох)
Автор музыкальной композиции: группа Т9

Ссылка на трэк

Персонажи: Дин, Лиза
Жанр: романтика
Рейтинг: PG

Комментарий: это мой первый опыт создания фанфика, так что не судите строго)))

Автор: _ХеЛьгА_





1) Возвращаясь после очередной охоты, Дин набрал номер Лизы:
- Привет, милая, как ты?
- Наконец-то ты позвонил, Дин… Рада тебя слышать! Очень скучаю без тебя... Когда ты возвращаешься?
- Уже лечу к тебе! Моё сердце считает секунды до встречи с тобой… - в трубке наступило молчание, а потом послышались тихие всхлипы.
- Дин, я так люблю тебя! Если ты однажды вдруг исчезнешь, не вернешься, я просто сойду с ума…
- Любовь моя, именно ты даёшь мне силы, которые помогают всегда возвращаться к тебе! Будь уверена, что бы не случилось, я не исчезну из твоей жизни, пока ты сама этого не захочешь.
- Этого никогда не произойдёт! Я жду тебя, целую, до встречи!
- Скоро увидимся, Лиза.
Дин убрал телефон.

Заметив вдали огни магазина, он пригляделся и понял, что это цветочный. «Лиза обожает белые розы, порадую её». Свернув на стоянку, Дин припарковался и вышел из машины. На стоянке была ещё одна машина, очень похожая на его Chevrolet Impala выпуска 1967 года.
На улице шёл дождь. Тёплые капли падали на землю и через секунду исчезали в ней.

Дин зашёл в магазин, стряхнул с себя капельки дождя и подошёл к прилавку. За ним стояла невысокая пожилая женщина. Её седые волосы кое-где выбивались из косички, которая доходила ей до пояса. Морщинистое лицо излучало дружелюбие. С милой улыбкой она произнесла:
- Чем могу помочь, молодой человек?
Купив пять белых роз, Дин вышел из магазина и направился к машине. Вдруг рядом с ним промелькнула какая-то тень.
- Только этого мне не хватало…
Пистолет уже был у него в руке. Медленно двигаясь к машине, Дин готов был дать отпор любому. Неожиданно, прямо на его пути появилась девушка. Её кожа будто светилась изнутри. Длинное белое платье было безупречно, а тёмно-каштановые волосы были уложены в очень красивую причёску, открывавшую её тонкую шею и изящные плечи. Несмотря на дождь, она ни капли не промокла. Казалось он, каким-то чудесным образом, обходил её стороной. Эта девушка показалась Дину очень знакомой.
- Вот чёрт! Ты кто?
- Дин, ты должен уехать отсюда, немедленно. Что бы ты не услышал, или не увидел, не поворачивай назад ни в коем случае, – голос девушки казалось, был переливом колокольчиков, он был очень нежным, но в то же время настойчивым и не терпящим возражений. И до боли знакомым… «Где же, где же я её видел?»
- Откуда ты… - его ослепила вспышка света, не дав договорить. Когда Дин снова смог видеть, то девушки уже не было.
- Что же тут твориться… - погрузившись в свои мысли, он положил цветы на пассажирское сиденье, и только тут заметил, что бензин почти на исходе.
«Вот блин! Хорошо хоть цветочный, каким-то чудом, оказался на заправке…» - но тут Дин вспомнил слова девушки: «Ты должен уехать отсюда, немедленно». Почему-то он решил ей поверить. «В конце концов, будем надеяться, что это не последняя заправка на моём пути» - подумал Дин, и выехал со стоянки. Дождь уже прекратился, и на улице заметно похолодало. Ночь вступала в свои права.

Проехав не больше двухсот метров, Дин вдруг услышал сильный хлопок. Посмотрев в зеркало заднего вида, он увидел, что заправка, на которой он был буквально минуту назад, объята огнём, а чёрный дым поднимается высоко в небо.
«Не может быть… Та девушка… Она… Она знала… Она спасла мне жизнь…»
Дин хотел вернуться и помочь той милой женщине, продавщице цветов, что осталась там. Посмотрев ещё раз назад, он заметил лежащую на дороге фигуру. Он уже почти развернулся, но вдруг в мыслях прозвенели слова девушки: «Что бы ты не увидел, не поворачивай назад ни в коем случае». Дин решил довериться ей и в этот раз. Он вжал в пол педаль газа и уехал в ночь.

2) «Вот, наконец, я и дома» - подумал Дин, заворачивая на свою улицу. Подъехав к дому, он увидел, что на ступеньках сидит Лиза. Она обняла руками колени и уткнулась в них. По её виду было понятно, что она плачет, и плачет уже давно. Как только она услышала звук мотора, то быстро подняла голову, вскочила и бросилась навстречу бегущему к ней Дину.
- Господи, Дин, я…. Я так испугалась за тебя… Я не знала что и думать… И твой телефон… Ты не отвечал… Я места себе не находила… В новостях передали что на шоссе 67 произошёл взрыв на заправке, как раз через пол часа после того, как мы говорили по телефону! Ты должен был в то время там проезжать… Говорили, что взорвалась машина… Эта заправка была закрыта в этот день. Там никого не должно было быть… Я сразу подумала, что это могла быть твоя машина… – Лиза постоянно всхлипывала и, ведя Дина в дом, не выпускала его руки из своей.
- Всё в порядке, я здесь, я с тобой. Я же тебе обещал, что никогда тебя не брошу, - Дин нежно поцеловал Лизу в лоб, и кончиками пальцев стёр слезинку, застывшую на щеке любимой. «Кем же была та женщина? В эту старушку мог вселиться демон и подстроить взрыв… Хорошо, что я не вернулся… Девушка во всём оказалась права…»

Они вошли в дом. У входа на стене висела полка, а на ней были фотографии. И на одной из них он узнал ту самую девушку…
- Не может быть…
- Ты о чём, Дин?
- Этот случай на заправке… Я должен был там погибнуть, но меня спасла девушка. Она велела мне немедленно уезжать оттуда, а потом пропала. Она была мне очень знакома, но я не мог вспомнить, где я её видел…
- И кто же она?
- Это была ты, когда мы впервые встретились, на выпускном… На тебе было длинное белое платье… Как на этой фотографии… - Дин коснулся одной из фотографий. - Теперь я всё понял. Твоя любовь спасла меня…
На это у Лизы просто не было слов. Они так и стояли, глядя друг другу в глаза. В них обоих было столько любви, сколько, казалось бы, не могут вместить в себя два крохотных человечка. Дин наклонился и нежно поцеловал Лизу. Поцелуй становился всё более страстным. Но вдруг Дин отстранился и, с трудом выговаривая слова, произнёс:
- Мне надо в душ. В машине есть небольшой подарок для тебя, – и он быстро скрылся на втором этаже.

3) Через десять минут Дин спустился вниз. Обстановка в комнате немного переменилась. Шторы из тёмного красного бархата создавали очень уютную атмосферу, в сочетании с приглушённым светом и приятной музыкой. В центре комнаты был накрыт стол. В воздухе витал восхитительный аромат роз. Горящие свечи завершали романтичную картину.
- Вот это да… Лиза, ты у меня самая лучшая!
- Дин, я так рада, что с тобой ничего не случилось! - она подбежала к нему и заключила в объятья.
- Я люблю тебя, Лиза. Может потанцуем?
- С удовольствием.

Они вышли на свободное пространство, и Дин прижал Лизу к себе. В это время заиграла мелодия, под которую они познакомились.
- Это же наша песня! – сказала Лиза, и стала напевать, - «Вдох выдох, и мы опять играем в любимых, пропадаем и тонем в нежности заливах. Не боясь, не тая этих чувств сильных, ловим сладкие грёзы на сказочных склонах», ты помнишь её, Дин?
- Конечно помню. Эта песня – одна нашей любви…


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:07 | Сообщение # 6
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 4




Название: «Моему сыну»

Музыкальная композиция: «Моему сыну» (Я буду жить для тебя).
Музыка: Владимир Матецкий и Л. Гуткин
Слова: Анжелика Агурбаш и Лилия Виноградова
Ссылка на трэк

Персонажи/герои/пейринги: Мэри, Джон, Дин, Сэм, Кас
Жанр: разное
Рейтинг: G
Таймлайн: упоминаются отдельные серии (1.09, 1.21-1.22, 2.01)
Комментарий: Мэри умерла. Что дальше?

Автор: Mia 111





Тишина плавит нежность как воск свечи
Время лечит, а ты молчишь,
Но потом всё простишь.


Меня зовут Мэри Винчестер. Да, да, та сама – жена Джона Винчестера, мама Дина и Сэма. Я погибла в адском огнем в ночь, когда Азазель пришел в наш дом, чтобы накапать своих «витаминов» в ротик Сэму. Я бы отдала многое, чтобы это изменить, но увы… Они остались на Земле, и им пришлось учиться жить без меня. Я попала в рай. Не знаю почему, но факт остается фактом. Шло время, я проживала одно приятное воспоминание за другим, но мои мысли все равно возвращались к моей семье, но посмотреть, что с ними происходит, было невозможно. Пока не случилось одно странное происшествие, которое многое изменило, но обо всем по порядку. Шел очередной райский день, но меня вдруг охватил резкий приступ беспокойства и паники, обычно я достаточно легко справляюсь со своими эмоциями – привычка охотницы. Ведь на охоте паника – это стопроцентный провал и скорее всего смерть. Нечисть шутить не любит и ей совершенно наплевать на твои чувства, твою семью, у нее одна цель – убить, и она приложит все свои усилия для этого, шрамы - хорошее напоминание и хороший урок. Они у меня были, я знаю о чем говорю. Первое, что пришло в голову - это сыновья.

Паника стала еще сильнее, и теперь я твердо поняла, что им нужна помощь. Моя помощь. Но что я могла сделать? Мерить шагами мой дом в Лоуренсе, который стал моим раем в этот момент, отмахиваться от приятных воспоминаний, мысли мои были очень далеко, вся моя сущность, вся моя душа стремилась на Землю к моим сыновьям. Возможно, это сыграло свою роль, возможно, мое нахождение в этом доме, возможно, материнский инстинкт, а может все вместе… Подняв глаза на привычные стены дома, я увидела, как по ним пошла легкая рябь, которая постепенно усиливалась, поддаваясь моим мыслям и порыву. Я с трудом понимала, что происходит, но все равно продолжала думать о Дине, Сэме, Джоне, буквально вытаскивая из себя воспоминание за воспоминанием, эмоцию за эмоцией. Вот мы познакомились с Джоном. Так он пригласил меня на первое свидание, так сделал предложение. Вот я узнала, что беременна в первый раз, вот Дин появляется на свет такой маленький, такой хорошенький и такой желанный, как он первый раз улыбается, смеется, начинает ползать, делает первый шаги, бегает. Потом я узнала, что у нас будет еще ребенок – Сэм, а вот о нем у меня мало воспоминаний. Всего полгода жизни, чувство вины запульсировало в душе. Да, в этом виновата я. А сейчас я нужна им и опять ничего не могу сделать, теперь все чувства слились воедино, и любовь, и боль, и вина, и нежность, и паника, и страх, все как единое целое. Краем уха я услышала песню, игравшую сейчас по радио в моем воспоминании:
Ты поймёшь, что назад нам дороги нет, как в конце коридора свет
Через ложь правды свет, я буду жить для тебя

Это помогло. Легкое ощущение падение и вот я стою в пламени огня, никакой ряби больше нет, только мои сыновья. Сэм, прижатый спиной к стенке, что-то кричащий Дину и мой старший сын с обрезом в руках, целящийся в меня. Пламя исчезает, руки Дина дрожат, и ствол опускается вниз. Они в шоке. Я вижу это по их лицам. По щеке Сэма текут слезы, когда я прошу у него прощения… Меня тянет назад, но сначала мне нужно спасти моих мальчиков.

Обещаю, над пропастью по краю, я тебя проведу,
Дай мне руку я буду с тобой
Ерунда, все советы и здравый смысл
Против смерти есть только жизнь
Навсегда только жизнь.


Эти строчки дают силу, и я как заклинание прокручиваю их внутри. Я не сдамся, особенно после того как выбралась из рая. Знаю, что меня вернут, но сейчас нет ничего важнее жизни моих детей.
- Убирайся отсюда! – говорю я, поворачиваясь к полтергейсту. Он силен, но сейчас речь о защите моих детей… Меня опять окутывает огонь, и я смело шагаю навстречу полтергейсту, сливаюсь с ним в единое целое, еще одно небольшое усилие и он исчезает. Мне хочется остаться, но чья-то сила тащит меня обратно, не смотря на мое сопротивление. Я цепляюсь взглядом за Дина и Сэма из последних сил. Думая, что это придаст мне больше сил, да и потому, что я не видела моих мальчиков слишком долго. Стараюсь запомнить каждую черточку их лиц, хочу взглядом стереть слезу, которая медленно течет по щеке Сэма, обнять Дина, который еще не пришел в себя после моего появления, выкроить еще один миг рядом с ними, еще хоть одну минуту…

Но нет, мои силы кончаются, и меня вырывает из действительности резким рывком, возвращая в рай, который для меня сейчас хуже ада. Падая на пол от бессилия, закрывая глаза, я отчаянно цепляюсь за это воспоминание, потому что, скорее всего, это был последний раз, когда я видела своих мальчиков… Что сделают со мной? Наплевать. Глаза сыновей и их спасение было самым главным, а все остальное не имело значения. Раз за разом я прокручиваю эту сцену перед глазами, и даю себе слово, что обязательно попробую снова… Но сначала мне нужно было восстановить силы и все еще лежа на полу я шаг за шагом вспоминаю, что делала, каждую мелочь, каждую незначительную деталь. Так прошло какое-то время, сколько я не знала, да и понятие времени было в раю относительным. Меня больше не радовали райские воспоминания. Рай стал для меня тюрьмой, хоть я и понимала, что ничего не могу изменить, но радость от этих мелькающих воспоминаний длилась все меньше и меньше. Всей своей сутью я рвалась на Землю, раз за разом по мельчайшим деталям пыталась проделать то, что делала в тот день, но ничего не происходило. Отчаяние все сильнее овладевало мной, и теперь все сводилось к тому, что я просто сидела на диване, забыв обо всем. Пока однажды в дверь моего рая не постучали.

Открывать не хотелось, и я продолжила лежать на диване, стук повторился, потом еще раз снова и снова, но я так и не открыла. Мне было все равно. Но кто-то за дверью был упорен, поэтому, в конце концов, он просто прошел сквозь дверь, оглядываясь по сторонам. Бросив на него безразличный взгляд, я замерла. Передо мной стоял Джон Винчестер, как в момент нашей первой встречи, даже в той же рубашке и джинсах, испачканных в масле, когда я пригнала машину отца в автомастерскую, но его движения и взгляд были совсем другими. Это заставило меня насторожиться и замереть на полпути к нему. Гость по выражению моего лица видимо понял, что что-то не так и поэтому в мгновение ока сменил свою внешность. Для рая это было вполне обычно, я и сама сейчас выглядела как семнадцатилетняя девушка, но все равно осталась собой. То, что незваный гость так легко сменил один образ на другой, заставило задуматься, человек ли он. Сейчас передо мной стоял симпатичный высокий парень с копной блондинистых волос и пронзительно голубыми глазами. На его красивом лице застыла ничего не выражающая маска, но я, то догадывалась, что за этим последует. Мне прочитают длинную скучную нотацию «Что ты делаешь и почему так делать нельзя», в голове уже роились достойные ответы, но парень неожиданно произнес:
- Я – Кастиэль, ангел. Прости за первую оболочку, это было глупо… просто…

Он явно растерялся, но меня это не волновало, поэтому ангелу достался от меня сухой кивок головы и выжидательный взгляд. Молчание затягивалось. Наконец, он заговорил:
- Мне поручили поговорить с тобой о твоем поступке.
«Началось» - подумала я и хмуро посмотрела на него, добавив вслух:
- Извинений или сожалений не ждите, я сделала то, что должна была и не жалею.
Кас нахмурился, но не удивился, ожидая чего-то подобного.
- Твой поступок не допустим, и опрометчив. Мы разобрались, как ты это сделала, и эта возможность для тебя уже закрыта, но ты об этом знаешь, учитывая твои многочисленные неудавшиеся попытки.
Хмыкнув, я спросила:
- Ты явился за этим?
Ангел отрицательно покачал головой, и впервые за этот диалог, я с интересом уставилась на него.
- Учитывая твои способности, мы решили предложить тебе работу.
Удивлению не было предела, язык не слушался, и поэтому я просто смотрела не него в ожидании продолжения.

- Руководство решило, что ты нам пригодишься. Они предлагают стать тебе нефелимом – наполовину человеком, наполовину ангелом. Тебе оставят душу, но дадут силу, подберут подопечных, которым нужна защита. Большую часть времени ты будешь проводить здесь, спускаться на землю по мере необходимости, если кому-то из них будет грозить опасность. Их сохранность станет твоей работой.
- А взамен? Что я получу взамен? – прошептала я.
- Возможность приносить пользу, спасать людей, разве этого мало. Ты – охотница, так тебя воспитали, и руководство считает, что ты можешь принести еще много пользы, если согласишься.
Я задумалась, но краем глаза следила за Кастиэлем, его лицо сосредоточилось на пару минут, так словно он кого-то слушал и отвечал.
«Подслушивают» - подумала я и почему-то не удивилась. Решение пришло быстро и я с напором начала говорить, чтобы он меня не успел остановить:
- Я согласна, но есть условие - Джон, Дин и Сэм должны быть моими подопечными.

На лице Каса мелькнуло понимание и желание помочь, он почти готов был сказать «да», но тут на его лице застыло тоже выражение лица, что и минуту назад. На этот раз диалог был длиннее, по его лицу я прочитала, что он пытается спорить с кем-то, но потом бессильно опустил руки. Нашел мои глаза и чуть слышно сказал:
- Прости. Они против. Я попытался их убедить, но они непреклонны. Тебе не отдадут твою семью. Будет сложно их убедить, но тебе надо доказать свою состоятельность в этой новой роли и тогда, возможно, они изменят свое решение.
Я отрицательно покачала головой. Кас сделал несколько шагов мне навстречу, приподнял подбородок, заставив, посмотреть себе в глаза и чуть слышно произнес:
- Не спеши, подумай. Мы все видим. Тебе нужно отвлечься. Это выход и шанс, пусть зыбкий и неопределенный, но все лучше, чем проводить время вот так…
Он обвел гостиную взглядом, и добавил:
- Позови меня и я приду.
Пальцы легко соскользнули с подбородка, мягкая улыбка и хлопанье крыльев. Я осталась одна, посреди гостиной, глубоко задумавшись. Было понятно, что Кас во многом прав, таким образом, у меня появляется хоть какой-то шанс увидеть мою семью. Все мои тщетные попытки последнего времени и слова ангела окончательно убедили меня в этом. Оставался только один, пусть и призрачный шанс увидеть их снова – согласится на это предложение. И чем больше, я думала, тем сильнее было желание.

- Кас, я согласна, - уверенно сказала я.
Он появился тут же, словно, никуда и не уходил, улыбаясь:
-Верное решение.
Я кивнула и добавила:
- Обещай, поговорить с ними на счет моей семьи.
- Обещаю – ответил он и я поверила. Мне слишком сильно хотелось ему верить, да и мои инстинкты подсказывали, что он не врет. Может из-за распахнутых голубых глаз, может из-за тона его голоса, в котором слышалось сочувствие. Вера - странная вещь, иногда просто веришь, не смотря ни на что. Это был мой случай в данной ситуации.

------Окончание далее-----
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:08 | Сообщение # 7
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
Легкий шорох за спиной заставил меня повернуть голову, и с интересом обнаружить, что в доме появилась еще одна дверь. Кас быстрым пружинистым шагом пошел к ней, взглядом пригласив меня следовать за собой. Я подчинилась, и через несколько секунд мы стояли в просторной комнате со странным «столом» посередине, к которому мы и направились. Чем ближе я подходила, тем сильнее росло мое удивление. Поверхность этого стола сияла и переливалась всполохами света, да и самой поверхности просто не было. Просто свет в чистом виде, живой, играющий, вспыхивающий разными цветами, подвижный как огонь. Прикоснувшись рукой, я почувствовала, как спокойствие расплывается по телу, как наполняется неведомой мне силой, как свет ползет по руке все выше и выше, окутывая с головой, приятное ощущение невесомости передается от частички к частичке. Я меняюсь. За спиной появляются небольшие почти неосязаемые крылья, почему-то красные мерцающие, но через минуту они исчезают, хотя знаю, что они просто свернулись. Новая сила мягко пульсирует внутри, ждет моего согласия и разрешения на использование, меняется мир, рай, виденье, чувства. Неизменно только одно - любовь к моей семье. Она все еще внутри меня такая теплая, такая живая, только теперь еще ярче и сильнее. Не думала, что такое возможно, но знаю, что впереди еще много нового. Кас стоит за моей спиной и терпеливо ждет окончания процесса, я чувствую его взгляд. «Что дальше? - уже с азартом думаю я, но ангел прерывает ход мыслей:
- Мэри, ты получила свою полную силу, теперь надо научиться, ей пользоваться.
Внимательный взгляд на него с ожиданием, интересом и полной готовностью. Он понял все без слов, и тихий голос вкрадывается в мою голову:
- Не закрывайся. Это ментальное общение, привычное для ангелов. Тебе нужно его освоить, поэтому уроки буду вести таким образом. Начнем? – спрашивает он и сразу переходит к делу, не дав мне ответить.

Он начинает с общих знаний, а потом переходит к деталям все подробнее и точнее, но все дается мне легко, к моему удивлению. Небольшие перерывы и все по-новой до полного автоматизма. Его одобрительный кивок вызывает мою улыбку, первую за долгое время. Кас проводит рукой над потоком света и в моей голове в один миг раздаются десятки голосов, разных: женских, мужских, детских. Руки непроизвольно тянуться к ушам, и зажимают их. Это не помогает, они внутри моей головы. Медленно по одному я отключаю голоса, как показывал ангел. Блокировка, но если им понадобиться помощь услышу и приду. В потоке света проступают лица и имена, но эти знания уже во мне, я сортирую голоса и их обладателей, запоминаю о каждом как можно больше. Теперь это не просто голоса, я знаю о них все – биографию, привычки, родителей, друзей, огромный пласт информации в моей голове, но каждая деталь может пригодиться. Ангел удовлетворено произносит:
- Все правильно, ты справишься.

Эти слова прочно заседают в голове, первое время мы работаем вместе, плечом к плечу. Наконец, он решает, что я готова и меня отпускают в свободное плаванье. Нет, контроль есть, но над душой больше никто не стоит и не отслеживает каждый твой шаг. Я привыкла к Кастиэлю, но была рада этой свободе. Время шло теперь почти не заметно, но мысли мои возвращались к моей семье, пусть не так часто, но все же. В один из таких «приступов» я решилась на отчаянный шаг. Проверив всех своих подопечных не по одному разу, мои мысли вернулись к сыновьям. «Ну, что страшного, если посмотрю на них, очень быстро, только одним глазком» - пронеслось в голове. Легкое движение моей руки над потоком света, обычно заставляет показывать нужного мне человека, но не в этот раз. Свет подернулся рябью и все. Я оставила эту затею после нескольких неудачных попыток, вернувшись к своим подопечным, одной из которых как раз потребовалась моя помощь. Время шло, моя сила росла, Кас заглядывал иногда, но на вопросительный взгляд все время отрицательно кивал головой. Мы оба знали этот вопрос, и озвучивать его не было необходимости.

Ты во мне продолженье меня самой
Я не знаю любви другой
Только ты, мой родной.


Не заметно даже для себя напевала я, как вдруг получила сигнал от одной из подопечных. Ей грозила опасность, взмах крыльями и я на Земле, но люди меня не могли видеть, так как я находилась в другом измерении. Оцениваю ситуацию и понимаю, что на нее напал оборотень. Нечисть существует на грани этих измерений, поэтому я могу его убить. Резкий удар ему в сердце лучом света, выплеснуть необходимое количество силы, и оборотень повершен. Заменить девчонке воспоминания и моя работа сделана, но вдруг мое внимание привлекают яркие огни фар на шоссе, недалеко от нас. Машина несется с бешеной скоростью, подпрыгивая на небольших ухабах, но при такой скорости, водитель в любой момент рискует потерять управление. Внезапно откуда ни возьмись этой машине в бок въезжает огромный грузовик, звук раздавленного металла, и тишина. Перемещаясь ближе, я с трудом узнаю в легковушке Импалу, как у Джона. Подозрение когтистой лапой сжимает душу, так что становится больно. Нетерпеливо, но в тоже время с опаской и страхом, заглядываю в кабину. Нет, только не они!

Глаза видят Сэма, головой упавшего на руль, на переднем сидении рядом с ним Джон в плохом состоянии, я чувствую, что в нем был демон, сейчас его нет, но состояние тяжелое. На заднем сидении распластался Дин. Ему совсем плохо, он умирает, я знаю это, сама проходила, еще немного и душа оставит его. Основываясь больше на интуиции, чем на знаниях, я прохожу сквозь дверцу машины, останавливаясь рядом с сыном, формирую тонкий луч света и поддерживаю в нем жизнь, так как меня учил Кас. Слишком сложно, слишком опасно, но выбора нет. Аккуратно не спеша, я усиливаю действие света, расширяя луч по микрону. Сэм приходит в себя, но отвлекаться сейчас я не могу, играю с огнем и знаю это. Шорох возни на водительском сиденье, оклик по имени отца и брата. Заставляю себя не отвлекаться. «Дин, пока только он». Машина слегка качнулась, раздался громкий скрежет металла. С огромным трудом удерживаюсь, чтобы не повернуть голову. «Сосредоточься, Мэри» - приказываю сама себе. Ветер доносит возглас Сэма, грубый решительный, щелчок затвора и еще что-то. Все мои усилия приносят плоды, но Дин все еще на грани. Я всеми силами пытаюсь заставить его душу не покидать тело, остаться на Земле. Главное, не спешить, медленно и уверенно закончить то, что начала. Его образ начинает постепенно проявляться рядом со мной, мерцая, то появляясь, то исчезая. «Ну, нет, я – упрямая». Вот он переломный момент, совсем близко, все мое внимание, мои силы, мои чувства, эмоции вкладываю в эту процедуру, которую на живом человеке делаю в первый раз, да еще и на собственном сыне. Это страшно. Силы таят очень быстро. Это не моя специализация, но не сдаюсь, шаг за шагом продвигаясь вперед, и напеваю:

Я буду жить для тебя, обещаю, над пропастью по краю
Я тебя проведу, дай мне руку я буду с тобой.
Я буду жить для тебя,
Слышишь, вечно, своей любовью бесконечной
Я спасу нас двоих, ангел мой, ангел мой.


Все… Я сделала все возможное… Душа осталась внутри него. Мне удалось ее вернуть и удержать там. Сил не осталось совсем, как я еще остаюсь на Земле для меня загадка, это радует, но опасения, что меня в любой момент вернут в рай, не покидают. Сейчас не об этом. Только теперь могу оторвать взгляд от Дина и оглядеться. Мы уже в больнице. Как? Видимо, я синхронизировала себя с телом Дином и его душой, только так это возможно, но когда и как это сделала, не скажу даже под пыткой.

Вот тебе и экстремальная ситуация. Тело Дина лежит на больничной койке, опутанное проводами, трубками, капельницами, но больше мне помочь ему нечем. На мой зов Кас не отвечает – полная тишина. В палату заходит Сэм, он выглядит намного лучше – только несколько ссадин на лице и теле, в остальном все в порядке. Слабая дрожащая улыбка трогает мои губы. Хочется прикоснуться к ссадинам на его лице, нежно обнять, чтобы прошла боль, да просто стоять и видеть Сэма уже счастье, не смотря на ситуацию в которой они оказались. У меня долго не получается оторвать взгляд от сына. Как он вырос, как повзрослел, какого цвета у него теперь глаза - мне интересно все. Я впитываю его образ в себя, вплавляю в собственную память так чтобы никто и никогда не смог вытащить оттуда, закрывая на миллионы замков образ своего взрослого младшего сына. В палату въезжает Джон на коляске, они перебрасываются парой слов и замолкают, глядя на Дина. Он по-прежнему не приходит в себя и это заставляет нервничать. Один шаг, один взгляд, чтобы убедиться, что ухудшений нет и небольшое облегчение, хотя очень хочется, чтобы он встал на ноги и пошел, как ни в чем не бывало. Увидеть озорную мальчишескую улыбку на его лице, провести по непослушным волосам, приглаживая, заглянуть в зеленые глаза с огоньком и пляшущими чертями. Я подхожу к Джону и касаюсь его небритой щеки рукой, ну почти. Нас разделяет всего лишь миллиметр, а иначе моя рука просто пройдет сквозь него, заглядываю в его глаза и вижу отражение собственных чувств один в один, как будто поставили зеркала напротив друг друга. Касаюсь темных волос и вспоминаю, каковы они на ощупь, кладу руку ему на плечо, и замираю, когда в палату входит врач. Джон и Сэм набрасываются на него с вопросами, а я молюсь, чтобы они замолчали, и дали возможность врачу вставить хотя бы слово. Замолчали, но тут резкий рывок и снова в раю. Я была уверена, что Дин выкарабкается, мой последний осмотр показал небольшие улучшения. Да, восстановление тела займет время, но он не должен умереть. Раз за разом зову Каса. Тишина, только потом я узнала, что он нужен был в другом месте далеко от земли. Попытки вернуться на Землю к своей семье успеха не принесли. Каждый раз, спускаясь на Землю по зову подопечных, я искала малейшую возможность узнать что-то о Дине, Сэме и Джоне, но увы… Разобравшись с очередной нечистью, оглядывая окрестности, и думая о семье, я услышала в своей голове голос, окативший волной радости и любви, заставивший улыбаться.

Голос Дина. Через секунду голос Сэма. Это были их голоса вне сомнений, шелест крыльев и вот они оба передо мной. От их лиц меня отвлек огонь, бушующий совсем рядом. Сквозь его всполохи я разглядела тело Джона. Неверие, сомнение, боль разом ворвались в мой разум, я покачнулась и упала бы, если меня не поймали чьи-то руки. Кастиэль. Он предложил облегчить мою боль, я отказалась. Меня интересовало только то, что случилось с Джоном. После его рассказа я не могла прийти в себя, гнев, ярость, бешенство захлестывали с головой. Азазель. Снова он причинил боль моей семье, воспользовался ситуацией и обменял жизнь старшего сына на жизнь Джона. Но Дин бы и так выжил, это теперь я знала наверняка – Кас подтвердил, а значит, мой муж оказался в аду из-за обмана… Нет, я не удивилась коварности Азазеля, сама попалась на удочку, но теперь это стало делом чести – уничтожить монстра и вернуть Джона из ада. Я сделаю все, чтобы помочь сыновьям, которые стали теперь моими подопечными. Мне это сообщил Кастиэль. Радость наполнила мою душу, но эта радость со слезами на глазах… Сейчас мое невесомое невидимое для сыновей тело двигалось вместе с Импалой, мчащийся по ночному пустому шоссе вперед навстречу судьбе.
« Обещаю, над пропастью по краю я тебя проведу, дай мне руку я буду с тобой», – прошептала я. Мой гимн отныне и навсегда. Руководство раздобрилось, разрешив мне спускаться на Землю по собственному желанию и оберегать моих мальчиков. «Бесконечно и вечно любя»…
А Азазель и Джон… это уже другая история, которая еще впереди…


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:12 | Сообщение # 8
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 5




Название: Спи спокойно, Дин Винчестер

Музыкальная композиция: When You Wake Up
Автор музыкальной композиции: Dead By April

Ссылка на трэк

Персонажи: Дин, Кастиэль
Жанр: драма, ангст
Рейтинг: G

Автор: Чудесо
Бета: Coвесть





Наша с тобой история началась не тогда, когда я вытащил тебя из ада, а в день твоего рождения.
Знаешь, Винчестер, а я так до сих пор и не понял, зачем меня назначили твоим ангелом-хранителем. Наверно, кто-то подумал, что будет очень смешно поставить ангела, главу одного из высшего дивизионов, следить как наседка за неугомонным человеком, которого хлебом не корми – дай в историю вляпаться. Может, я и ошибаюсь, но слежкой за такими объектами должны заниматься ещё неоперившиеся подмастерья, у которых не так уж и много дел.
Но твоим хранителем назначили меня. И мне пришлось разрываться между двумя непосредственными обязанностями: наблюдением за тобой и управлением дивизионом. И я почему-то выбрал тебя – тогда ещё неугомонного мальчишку с большими зелёными глазами и россыпью веснушек по щекам и по носу. Со временем веснушки поблёкли, некоторые попросту осыпались, потерявшись в грузе проблем, не вынеся того мрака, что ты видел, но сам ты устоял, выдержал.
Я привык к тебе. Ты стал частью моей жизни. Наверно, ради этого и стоило покинуть гарнизон, отречься от той жизни, что была раньше. Тот, кто пишет историю, обладает некой долей иронией, не правда ли?

I can see your hurt, see your sorry
I know the phase, I know the story
1

Я был с тобой всю твою жизнь. Я был рядом с тобой все те моменты, которые ты считаешь самыми ужасными в твоей жизни. Я был рядом с тобой, когда тьма тянула к тебе свои липкие щупальца, когда на тебя наваливалась апатия, страшная, давящая похуже пресса, а весь мир буквально разлетался на куски. Я был рядом с тобой, когда от тебя уходили близкие люди, когда казалось, что они уходят навсегда и даже не собираются возвращаться. Я мог бы проявить себя, помочь, решить все проблемы, но кому, как не тебе, знать, что ничего не бывает без последующей платы.

When hope is fading out, you can trust me, I'll be there
When pain is screaming loud, I'll...
I'm awake to be watching over you
2

Я прихожу к тебе каждый день. Защитить, помочь, успокоить. Я прихожу к тебе, когда ты теряешь надежду, когда ты не можешь это уже выдерживать. Ты не можешь справиться один с этой болью, которая пронзает твоё тело тысячью раскалённых игл, которая из моральной облачается в физическую форму, которая пытается тебя растоптать, сделать так, чтобы ты исчез, растворился в ней, стал подвластен ей.

I'm awake to be watching over you
Don't you worry, I'm never taking my eyes off of you
3

Кто сказал, что ангелы не спят? Но ради тебя, Дин, я не буду спать никогда. Я не могу оставить тебя даже на секунду, боясь, что тебя не станет. Я боюсь, что ты перестанешь существовать.
Ты любишь ночь. Дай тебе волю – ты бы никогда не спал. В те минуты, когда я отлучался, тебе снились страшные, гнетущие сны. Воспоминания об Аде, смерти близких тебе людей – всё это кружилось перед тобой в причудливом танце, сплетаясь в странные события-химеры, которые были страшнее всего вместе взятого. Это было настолько реально, что ты метался по кровати, весь в испарине, и шёпотом молил мироздание прекратить эти пытки. Тогда, в зыбком ночном забытье, ты даже порывался умереть, всё для того, чтобы не видеть эти сны.

И я приходил к тебе, касался ладонью мокрого лба, шептал что-то успокоительное, пытаясь забрать твою боль себе. Ты успокаивался, подкладывал, как в детстве, ладони под щёку, умильно причмокивал и засыпал. Засыпал без снов. А я, переняв твою боль, стремился спрятаться куда-то, где меня никто не найдёт, и закусывал губы, кусал ладони, стараясь справиться с той болью, что ты носил в себе каждый день. Пусть я сильнее, пусть я мудрее и старше, но «неродная», не своя боль ранит сильнее.
Ты никому не даёшь увидеть, насколько ты одинок. Ты никому не даёшь раскрыть свою скорлупу. Ты закрылся в своём коконе, придумал себе свой мир, который совсем не похож на настоящий, и пытаешься подстроить настоящее под идеал.Твоя маска сурового, брутального охотника уже настолько пообтёрлась внутри, что идеально сидит. Ты уже давно чувствуешь её второй кожей, не так ли?
Но когда настоящий мир упрямится, не желает подстраиваться под идеал, а воздух становится накалённым от почти физического напряжения, твоя маска тает на глазах, стекая каплями пластика к твоим ногам.

Try to forgive, try to forget
Try to move on, try to live
4

Ещё одна твоя дурная привычка – жить прошлым, раз за разом прокручивая в голове воспоминания. И почему тебе хочется вспоминать только то, что принесло тебе боль? Зачем раз за разом играться с взрывным механизмом, зачем каждый раз зажигать спичку, сидя на бочке с порохом? Зачем каждый раз ковырять ещё не зажившие полностью раны, снимая с них корку, заставляя сочиться сукровицей? Зачем тыкать в рану пальцем, заставляя её попросту кровоточить? Не надо. Просто забудь. Забудь то, что тебя гложет. Прости. Прости сам себя за то, что ты сделал, прости других за то, что сделали они. Преодолей сам себя, заставь себя жить.
Если хочешь, я помогу тебе. Я знаю, что ты слишком горд, чтобы попросить меня о помощи. Почему-то ты считаешь это ниже своего достоинства. Ты думаешь, что ты справишься и сам. Я знаю, что гордость не позволит тебе просить о помощи. Но я и не прошу тебя говорить что-то вслух.

When hope is fading out, you can turn to me and say
This is more than I can possibly take
5

Ты можешь просто позвать меня. Позови меня в своих мыслях, и я услышу тебя. Я приду, где бы я ни был. Слова лишь мешают понимать друг друга. Взгляд может сказать намного больше. Во взгляде отражается мысль, в нём – отблески души. В нём можно прочесть то, в чём ты боишься признаться даже самому себе. Я помогу тебе. Я отгоню плохие мысли, я внушу хорошие, светлые, приятные сны. Это единственное, что я могу сделать, не боясь ошибиться, не опасаясь сделать что-то хуже.

Я рядом. Закрой глаза. Представь свои страхи. Все-все. От самых больших, кажущихся непобедимыми монстрами, до самых маленьких, мелких монстриков, живущих под кроватью. Они кажутся тебе всепоглощающими, не так ли? Они уносят тебя в свой безумный теневой хоровод, погружают в призрачный водоворот. Они рвут тебя на куски, впиваются в твоё тело раскалёнными гвоздями, а по спинному мозгу разливается холодный, колючий огонь. Ты мечешься, пытаясь выйти из окружения, стараясь прорваться сквозь их плотную стену, а они не выпускают тебя, посмеиваясь над твоими попытками, и хватают своими цепкими лапками, впускают в твою плоть зубы и когти, заставляя тебя кричать от боли. А они лишь смеются, размножаются, заставляя воздух делаться плотнее, похожим на кисель, которым совершенно невозможно дышать. Они мягко обвивают тебя своими фантомными телами и сжимают в железной хватке, в своих смертельных объятиях.
Не бойся. Я заберу их с собой. Они уйдут из твоего сознания, они растворятся в потоке яркого, безжалостно слепящего их света. Они не выдержат. Они просто уйдут. А ты борись с тем, что придёт на их место. Сражайся каждый день. Это действительно займёт много времени, но это временно, пока ты не научишься не пускать страхи в своё сознание. И тогда тебе будет намного легче.

Keep fighting every day, it takes a lot of time
And it's only in your mind
Keep fighting every day, look inside yourself, be strong
Because from here it won't take long
6

Дождись того момента, пока не найдёшь неиссякаемый источник света внутри себя. Когда-нибудь настанет время, когда я не смогу прийти, когда что-то меня задержит или убьёт, и тогда внутренний свет будет поддерживать тебя, помогать в этом вечном, нескончаемом сражении.

I'm awake to be watching over you
I'm awake, I'm never taking my eyes off of you
Fall asleep now, I will be there when you wake up
Don't you worry, I will be there,
When you wake up
7

Теперь засыпай. Пока ты будешь спать, я просто посижу здесь. Я не спущу с тебя глаз, я всегда буду готов прийти на помощь, защитить тебя, укрыть своими крыльями, чтобы та связь, та незримая ниточка, которая тянется от подопечного к хранителю, не порвалась, не исчезла от напряжения. От напряжения всего того зла, что ты почему-то до сих пор держишь у себя в душе, не желая отпустить его. За которое ты зачем-то цепляешься, боясь отпустить, думая, что твой мир изменится, станет совсем незнакомым, и ты потеряешь все ориентиры. Будто мир будет выдернут из-под ног, перевёрнут с ног на голову, вывернут наизнанку, и лишь ты останешься прежним, неизменным.
Не волнуйся. Я действительно буду с тобой всю ночь. Пусть наутро ты забудешь, пусть ты не будешь ничего помнить или спишешь это на странный сон, но утром тебе будет намного лучше.
Спи спокойно, Дин Винчестер. Я всегда буду с тобой. Обещаю.

_________________________________
1 – Я вижу твою боль, твое сожаление
Я знаю эту стадию, я знаю историю.
2- Когда надежда исчезает, поверь мне, я приду
Когда боль будет кричать во всю, я не усну
Я буду на чеку, чтобы наблюдать за тобой
3 - Я буду на чеку, чтобы наблюдать за тобой
Не волнуйся, я никогда не спущу с тебя глаз
4 - Постарайся забыть и простить
Попробуй двигаться дальше, старайся жить
5 - Когда надежда исчезает, ты можешь обратиться ко мне со словами
Это больше, чем я могу выдержать
6 – Продолжай бороться каждый день
На это уйдет много времени
Все в твоей голове
Продолжай бороться каждый день,
Загляни внутрь себя, будь сильной
Потому что оттуда все будет быстрее
7 - Я буду на чеку, чтобы наблюдать за тобой
Не волнуйся, я никогда не спущу с тебя глаз
Засыпай, я буду рядом, когда ты проснешься
Не волнуйся, я буду рядом
Когда ты проснешься

Перевод выполнен неизвестным автором.


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:15 | Сообщение # 9
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 6




Название: I feel like a monster

Музыкальная композиция: Monster
Автор музыкальной композиции: Skillet

Ссылка на трэк

Герои: Дин,Сэм, Монстр
Жанр: Ангст, Мистика, Сонгфик, POV, Юмор
Рейтинг: PG
Таймлайн: 2 сезон

Автор: Нетрусов Кирилл





I feel like a monster


Lima, Ohaio, USA
Сэм вошел в наш большой на этот раз номер. Я ждал его здесь около часа.
- Ну, почему так долго? Принес? – Бросил я, подбегая к брату.
- Уж извините, ваше величество, в магазине была большая очередь. Да, и бараньих ребрышек не было в трех магазинах.- Произнес Сэмми, ставя бумажные пакеты на стол.
Я моментально вытащил из пакета ребрышки и принялся пожирать их. Да, пожирать.
- Дин, я знаю, ты не пользуешься ни вилкой, ни ножом, тем более салфеткой, но сейчас надо хотя бы воспользоваться руками.

Я не слушал его, а лишь жадно грыз косточки, как псина, нет, животное, чудовище, МОНСТР!
- Дин! Ты ведешь себя странно уже четыре дня, что с тобой, скажи мне? Я же твой брат. – Произнес Сэмми, садясь на стул, напротив меня.
- Все хорошо, братец, честно, не бузи, дай пожрать.
Прости Сэм, но я не когда не покажу тебе свою тайную сторону. Я пытаюсь держать его в себе, как в клетке, но иногда он вырывается наружу. Сэмми, держись от меня подальше, он опасен. Я не хочу, чтобы он навредил еще и тебе. Он погубил многих. Ааа опять приступ ярости! Не могу!

Я ринулся к кладовой со славами: «Ты прав, нужны салфетки». У двери к ней стоял музыкальный центр, который я включил, заглушить звуки, издаваемые им или мной.
Захлопнув дверь, я остолбенел. Мои глаза стали красными, как кровь, ноги стали подкашиваться, ногти на руках быстро расти. Надо выплеснуть эту ярость – я принялся царапать стены, шипеть, морщится, но он все равно брал надо мной верх. Он просыпается. Он прячется во мне, в теле, в голове. Сэмми, спаси меня. Покончим с этим!
Он подкрадывается все ближе и ближе. Но ради брата я должен его сдержать. Стиснув острые зубы, вдавив поглубже когти в стену, он начал отступать.

- Дин, ты что творишь? Включил музыку и закрылся в кладовке, совсем рехнулся? Ты пил!
- Нет! Я не пил. – Сказал я, думая, как надоумить Сэма на то, чтобы он уничтожил это внутри меня. Он глубоко внутри меня, даже под кожей чувствую. Я должен признаться, что я монстр. Как же я все это ненавижу, так ведь это еще только начало!
Сэм так доверчиво смотрит на меня. Я не могу его подвести, но если я скажу, что со мной он меня убьет, разорвет на кусочки!
- Сэм, может спать? Лично я в кровать. – Произнес я, точнее не я, а он. Он уже управляет моим голосом. Черт! Я не хочу спать, я хочу выдать его, не говоря и не действуя.
- Давай, у нас был тяжелый день, у меня точно. – Произнес Сэм, снимая с себя одежду. – Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, Сэмми. – Эй, ублюдок! Только я могу называть его Сэмми! Ох и надеру же я тебе твою жопу.

Мои мысли не утихали. Каждый придуманный план заканчивался растерзанием меня. Но у утру меня сморило, и я уснул, и он тоже.
По ощущениям я выдрыхся за все годы охоты, но будильник не прозвенел – странно. Я приоткрыл глаза, но ничего странного не заметил, поэтому решил еще поспать. Я лег на подушку и закрыл глаза, но что-то заставило мои глаза открыться. Я или он взглянул наверх и обнаружил ловушку для демонов. Он сразу взбудоражился, но виду не показал. А я хотел, но он сдерживал меня.
- Сэм! Сэмми!

Падаль.

- Да, Дин или лучше называть тебя, демон? – Спросил брат, плавно потягивая кофе.
- Ты сумасшедший?
- Где Дин, тварь?
- Я Дин, Сэм! – Со всей твердость произнес он, даже я сам бы поверил.
- Тогда встань с постели. – Ухмыльнулся братец, моя школа. – Что тебе нужно от Дина?
- Мне нужна его душа и сердце! – Сказал он, да он, не я. Он контролировал меня абсолютно всего, тело, голос, глаза, но мои мысли были только моими.
- Но ты их не получишь, потому что сейчас подъедет Билли, и мы уничтожим тебя. Монстр!
«Сэмми! Сэм! Сэм!» - вопил я. Никто меня не слышит. А, может, я сплю, все еще сплю? Вот бы это был сон.

- А как ты понял, что я в нем, Сэмми?
- Только Дин может называть меня Сэмми!
- Я же Дин, брат. – Проскулил монстр, да еще щенячьи глазка построил, прямо как я. Это мой козырь!
- Я проснулся по будильнику и увидел, как ты спишь, это было забавно, и я решил сфотографировать, а на экране отобразился не Дин, а ты.
- Фотограф хренов.
- Какой есть.
- Такому уже не быть, потому что ты умрешь.
- Я сразу начертил ловушку, но для этого понадобилась стремянка из кладовой, ну, а дальше ты понимаешь. Ни осталось никаких сомнений.
- А что же ты не обливаешь меня святой водой? – Глумился монстр, все еще поедая меня.
- Потому что ты не демон, а монстр. Тебя не заметно до самого конца.
- Ведь ты понимаешь, что конец близок?
- Да, я понимаю, но только не мой и не Дина, а твой. – Произнес Сэмми, и у меня на душе сразу стало спокойной. – Ты вселяешься лишь в тех, кто чувствует себя монстром, но Дин не такой. Брат, ты не монстр, ты самый лучший человек, которого я когда-либо знал. Ты спас столько жизней, что и не сосчитать. И разве бы отец отдал свою жизнь монстру? Думаю, нет! Так что, Дин надери ему задницу.
Я б даже всплакнул, если б мог управлять своим телом. Но ведь Сэмми прав. Я не монстр и не герой, я простой охотник, который сейчас уничтожит эту тварь.

Под напором моих мыслей я начал чувствовать пальцы ног, затем все ноги. После парочки душераздирающих монологов монстр скопился, где то в области носа.
Ну, что, чучело, не смогло ты взять меня. Ты ошибся адресом. Хотя хорошо, что заскочил, больше ни к кому не ускачешь, монстр! Сразу же меня озарил яркий красный цвет, а затем праздничные маленькие фейерверки, только совсем не праздничные. Опять этот душераздирающий крик и мертвая тишина.
- Дин. Ты справился! – Сказал Сэм и кинулся на меня.
- Да, Сэмми, все благодаря тебе.
- Нет, тебе! Только ты мог спать в такой смешной позе.
- В какой? Да и вообще, во мне был монстр между прочим! Я бы на тебя взглянул. – Возмутился я, радуясь, что управляю собой на все сто процентов.

- Ладно, сейчас покажу. – Усмехался братец.
- Уж соизволь.
Но тут Сэма перекосило. Это меня насторожило, и я взвыл:
- Ну, что?!
- Я фотку не сохранил. – С реальным огорчением сказал брат.
- Балда! Хотя, и слава Богу! – На этот раз усмехался я.
- Я тебе покажу. – Сказал Сэмми и лег на кровать, воспроизводить мою позу. Но я лишь отвернулся и пошагал на кухню со словами:
- А я не смотрю! Я не смотрю и не буду!
- Ну, Дин! Козел.
- Какой есть. Ребрышки еще остались?
- Я их выбросил. – Бормоча, кинул брат.
- Что? Зачем? – Возмутился я.
- Я думал это монстр этого хотел, а не ты.
- Да, но жрать то нечего, а монстра из себя выгонять очень энергозатратно, знаешь ли.
- Пальцы в розетку - подзарядись. – Крикнул Сэм, уже стирая ловушку с потолка.
- После тебя братец, за тобой я в огонь и воду, и даже в розетку.


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:19 | Сообщение # 10
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 7




Название: «Люси»

Музыкальная композиция: Lucy
Автор музыкальной композиции: группа Skillet

Ссылка на трэк

Главные персонажи: Сэм, Люси
Второстепенные персонажи: Дин, Дональд, Кэти
Жанр: драма
Рейтинг: PG

Комментарий: Это история любви двух молодых людей. Наслаждайтесь чтением.

Автор: _ХеЛьгА_





Холодный осенний день. На кладбище тихо и пустынно. Сэм пришёл сегодня навестить Люси. Подойдя к могиле, он положил около надгробия дюжину ярко-алых роз.

- Эти розы для тебя, Люси… Ты так любила эти цветы… - тут Сэм опустился на колени и одним рывком смёл небольшую кучку листьев около могилы. Он подполз к надгробию, прислонился к нему и начал беззвучно плакать. - Теперь, когда уже всё кончено, я просто хочу обнять тебя… - «Я бы отдал весь мир, чтобы увидеть, как этот кусочек рая смотрит на меня в ответ. Мне придётся жить с тем выбором, что я сделал, но я не могу…»
- Люси… Я бы сделал всё по-другому, будь у меня хоть один единственный шанс… «Но у меня есть только розы, и они не помогут мне всё исправить…»
- Hey, Lucy, I remember your name…
Приходя на могилу к Люси, Сэм часто вспоминает то, как у них всё начиналось, и представляет, как всё могло бы быть, если бы он в тот роковой день поступил
по-другому…

Сэм и Дин были на охоте в Чикаго, где при странных обстоятельствах пропадали женщины. Одной из них была Люси. Тогда то они с Сэмом и познакомились. Когда братья пробрались в логово к джину (именно он похищал женщин) и убили его, то освободили единственную выжившую жертву – Люси. Она была на грани смерти. Сэм вынес на руках её холодное и бледное тело, отвёз её в больницу, и не отходил от неё ни на шаг, пока она не пришла в себя. Когда Люси открыла глаза, то первым кого она увидела, был Сэм.
- Спасибо вам… Я помню, как ты и ещё один молодой человек, убили ту тварь, что мучила меня… - голос Люси был ещё слаб. - Как тебя зовут?
- Сэм. А того молодого человека зовут Дин, он мой брат. Я очень рад, что ты поправляешься. К сожалению, нам надо уезжать. Береги себя, Люси.
- Останься, Сэм! Пожалуйста… Я просто не могу сейчас быть одна… Когда я закрываю глаза, то постоянно вижу это ужасное лицо, а на нём синие горящие глаза… - голос Люси дрогнул, и она заплакала. Сэм тут же обнял её, и стал успокаивать:
- Тише, не плачь, всё в порядке. Тебе больше нечего бояться. Я здесь, с тобой. Если ты хочешь, то я останусь, – в тот момент их уже определённо тянуло друг к другу, хотя они были едва знакомы. Пока это была не любовь, а всего лишь симпатия, привязанность, но это только пока…

Сэм остался с Люси, стал жить с ней. Постепенно их симпатия переросла в настоящую и чистую любовь. Она называла его «мой ангел». Их жизнь была практически идеальна, если бы не одно но, Сэм скучал по Дину, который теперь охотился в одиночку. Они, конечно, созванивались, но стали реже видеться. Сэм волновался за брата, но тот постоянно успокаивал его:
- Не переживай, Сэмми, со мной всё будет в порядке. Если попаду в переделку, и понадобится твоя помощь, обязательно сообщу.
И помощь в итоге понадобилась.

Это был день рождения Люси. На праздник пришли только самые близкие друзья: лучшая подруга Люси со своим мужем. Ужин был тихий, домашний, но Люси была просто счастлива, ведь рядом с ней был самый дорогой ей человек. Человек, с которым она уже два года живёт в мире и согласии. Её ангел по имени Сэм. Этот ангел знал про неё всё: знал, что её любимые цветы – ярко-алые розы, именно ярко-алые, ведь это особенный цвет, её любимый цвет; знал, что по вечерам она любит сидеть под пледом с кружкой горячего шоколада; знал, что в детстве её любимой игрушкой был большой плюшевый кот, который до сих пор сидит на шкафу в спальне; знал, что её самый любимый фильм это «Дневник памяти», и что она мечтает о такой же любви как у Элли и Ноя. Сэм и Люси были просто созданы друг для друга. Они могли рассказать друг о друге любую мелочь, любую подробность из жизни друг друга. Не зря говорят, что на свете у каждого человека есть своя вторая половинка. Если такие люди встречаются, то это навсегда. Эти две половинки нашли друг друга.

Гости доедали горячее, а торт был уже почти готов. Внезапно у Сэма зазвонил телефон. Это был Дин. Сэм вышел из-за стола и ушёл в другую комнату.
- Привет. Дин. Что стряслось?
- Привет, Сэм. Мне нужна твоя помощь. Я бы не позвонил, если бы это не было важно, - голос Дина был напряжённым. – Я сейчас в Сент-Луисе, охочусь на группу вампиров. Когда я только приехал сюда, то предполагал что их не больше пяти. Это оказалось не так. В их гнезде не меньше дюжины этих тварей. Мне одному не справится. Они уже убили тринадцать человек. Сэм, их надо срочно остановить.
- Я всё понял, Дин. Конечно же, я помогу тебе. К полудню буду на месте. Жди. И ещё, Дин… Ни в коем случае не ходи туда без меня. Обещаешь?
- Обещаю, Сэм. До связи, – и Дин положил трубку.
Сэм не колебался когда обещал помочь Дину, но теперь у него появилась проблема: как уехать, не обидев Люси? Ведь это её день рождения. «Я надеюсь, она всё поймёт». Сэм вернулся в комнату:
- Люси, подойди пожалуйста, – они отошли в сторону, что бы гости не могли их слышать.
- Что случилось, Сэм? Кто звонил? Ты выглядишь обеспокоенным. Что случилось?
- Люси, родная, прости меня, пожалуйста, но я должен срочно уехать. Дину нужна моя помощь. Я постараюсь вернуться как можно быстрее.
- Сэм, ты зря беспокоишься. Мне не за что на тебя обижаться, я всё понимаю. Это ведь твой брат, ты должен ему помочь, – не смотря на то, что Люси так легко отпускала Сэма, в её голосе чувствовалось нарастающее волнение. – Только, Сэм… Умоляю, будь осторожнее! У меня плохое предчувствие…
- Не волнуйся, - Сэм нежно поцеловал Люси. - Всё будет в порядке.
Он пошёл наверх переодеться и собрать в сумку всё необходимое. Вернувшись на первый этаж, Сэм стал прощаться с гостями:
- Кэти, Дональд, извините, что вот так вас бросаю. Срочные дела. Не дайте Люси заскучать.
- Конечно, Сэм. Мы позаботимся о Люси. Не переживай. Удачной дороги, – несмотря на дружелюбный тон Дональда, Сэму показалось странным то, как он сказал «позаботимся». «Наверно это просто паранойя».
У двери Сэма ждала Люси.
- Любимый, береги себя. А что бы у тебя был стимул вернуться побыстрее, скажу тебе новость. Я беременна.
От неожиданности Сэм на несколько секунд потерял дар речи. Когда он осознал что только что услышал, его лицо озарила широкая и искренняя улыбка. Он обнял Люси за талию и поднял в воздух. Их лица оказались на одном уровне. Сэм поцеловал Люси. В этом поцелуе было столько нежности, сколько могут дать своей половинке только по настоящему любящие друг друга люди.
- У меня нет слов… Любовь моя, я так счастлив! Побереги себя, пока меня не будет. Я вернусь и обязательно выясню, как ты вела себя в моё отсутствие!
- Договорились! Удачной дороги! Люблю тебя!
- И я люблю тебя, Люси.

Сэм, как и обещал Дину, приехал к нему около полудня. Время для охоты на вампиров было идеальное.
Подъехав к вампирскому гнезду, братья решили сначала осмотреть здание снаружи.
- Снова вместе на охоту. Как в старые добрые времена, да, Сэм? – Дин был слегка в приподнятом настроении, ведь его брат снова, хоть и не надолго, был с ним.
- Да, Дин. Приятно, для разнообразия, хоть иногда, поохотиться на нечисть.
Пробравшись внутрь, Сэм и Дин стали тенью друг друга. Хоть вампиры и спали, любое неосторожное движение могло разбудить их. Медленно, но верно, братья убили всех вампиров, кроме одного. В этом гнезде были только молодые вампиры. Им нужен был лидер. И братья собирались выбить из последнего кровососа местонахождение их предводителя.
- Говори, сволочь, где ваш главный, и ты умрёшь быстро! – поначалу допрос проходил не совсем удачно. Вампир не хотел говорить. Но, не выдержав пыток, которым подверг его Дин, он, в конце концов, сдался:
- Ладно, ладно! Я всё скажу! Только прекратите мучить…
- Я обещаю, что убью тебя в следующую секунду после того, как ты нам всё расскажешь, - Сэм старался быть сдержаннее чем брат, несмотря на то, что внутри у него бушевала буря эмоций.
- Чикаго… Он в Чикаго… - как только Сэм услышал город, он остолбенел. «Не может быть… Люси! Она в опасности!»
В следующую секунду голова вампира упала на деревянный пол сарая и откатилась к стогу сена, лежавшему неподалеку.

Нарушая все правила дорожного движения, Сэм мчался по шоссе в сторону Чикаго. При въезде в город он чуть было не врезался в забор чьего-то дома. Но ему было абсолютно всё равно. В голове у него звучало лишь одно: «Люси. Люси. Люси». Заворачивая на свою улицу, он даже не слышал, как ему посигналила встречная машина, в которую он чуть не врезался. Всё заглушал стук собственного сердца. Заехав на подъездную дорожку у дома Люси, он буквально вывалился из машины, и бегом, чуть ли не падая, побежал внутрь.
Входная дверь оказалась не заперта. От этого сердце Сэма застучало ещё сильнее и ему казалось, что оно сейчас просто выпрыгнет из груди. Зайдя в дом, он крикнул:
- Люси! – но в ответ была тишина. И тут он увидел на полу чьи-то ноги. Ноги Люси… - Нет!!! – подбежав к ней, он тут же упал на колени около неё. Повернув её лицом к себе, его глаза раскрылись от ужаса. Подбородок и губы Люси были в крови.
- Нет… Люси… Что они с тобой сделали… - тут Сэм заметил, что чуть подальше лежит ещё одно тело. Это была Кэти. Её горло было разорвано.
Внезапно Люси очнулась, и, судорожно ловя ртом воздух, попыталась сесть. Тут она заметила Сэма. Из глаз у неё покатились слёзы. Она упала в его объятья. Он отнёс её наверх, в спальню, положил на кровать и лёг рядом.
- Милая, расскажи, что тут произошло.

Люси заговорила срывающимся голосом:
- Когда ты уехал, мы с Дональдом и Кэти решили посмотреть фильм. Поначалу всё было хорошо, но потом Дональд попросил Кэти выйти с ним на кухню… Я не поняла зачем ему это, но не стала спрашивать. Потом он вернулся, но уже без Кэти. Я спросила где она, а он вдруг… - Люси начало трясти от рыданий. Некоторое время она просто лежала в объятьях Сэма и плакала. Немного успокоившись, она продолжила. – Он налетел на меня и укусил… Дональд укусил меня в шею… Я сначала не поняла, что вообще произошло, но вдруг всё тело пронзила такая резкая боль, что я на какое-то время просто отключилась. Когда я очнулась, то лежала на нашем кухонном столе. Рядом со мной стоял Дональд, а рядом с ним, привязанная, на стуле, сидела Кэти. Он сказал, что я должна выпить её кровь, иначе он меня убьет… - новый приступ рыданий сотряс плечи Люси. – Мне пришлось… Он… Он меня заставил… - слёзы не прекращали литься из её покрасневших глаз. По мере того как Люси рассказывала, Сэм понимал, что всё-таки произошло. «Этого не может быть… Это просто страшный сон… Люси…»
- После того как я убила Кэти, Дональд ударил меня с такой силой, что я потеряла сознание. А когда очнулась, то увидела тебя… - Люси немного успокоилась. К ней приходило осознание всего того, что с ней произошло, того, кем она стала.
Какое то время они лежали молча. Каждый обдумывал то, что ждёт их впереди. Сэм понимал, что ему придётся сделать. «Она теперь не человек… Но я не могу…»
- Сэм… Я всё понимаю… Я понимаю, что теперь я вампир, монстр… Я убила Кэти… Она этого не заслужила! И ты знаешь, что должен сделать… Именно ты, и никто другой… Надо прекратить всё, пока я никому больше не причинила вреда…

- Люси… Не надо… Не говори так… Мы найдём выход… - голос Сэма дрожал.
- Кому как не тебе знать, что выхода нет… - она вытащила из тумбочки у кровати кольт, который Сэм оставил ей, что бы она могла себя защитить. – Я не успела им воспользоваться, но ты можешь успеть… Ты должен успеть… Ради меня… Ты не дашь мне стать таким монстром, как те, на которых охотились вы с братом… - Люси вложила кольт в руку Сэма и приставила ствол к своей груди. – Давай.
- Я не могу… Как я буду жить без тебя! Я люблю тебя!
- И я люблю тебя, мой ангел… Больше жизни…
Выстрел разорвал тишину. Кольт с глухим стуком упал на пол. Держа в руках бездыханное тело своей любимой, Сэм уже не мог сдержать слёз. Он просто лежал вот так, прижимал к себе Люси и плакал... Постепенно на смену слезам пришёл шок. А потом в голове Сэма начал созревать план.
- Я отомщу за тебя. Будь уверена, – он аккуратно выпустил из объятий тело Люси. Встав с кровати, Сэм поднял с пола кольт, вынул из кармана мобильный и набрал номер:
- Алло, Дин? Я знаю где лидер. Приезжай.

С тех пор прошёл год. В память о Люси, Сэм написал песню. Он сам от себя этого не ожидал, но ему просто надо было выплеснуть свои переживания. Песня так и называется «Люси».
Сэм иногда приходит на могилу Люси, что бы просто поговорить с ней. Иногда он напевает ей отрывки из его песни. Каждый раз он приносит её любимые ярко-алые розы. Вот и сегодня, дюжина кровавых бутонов выделяется на ковре из пожелтевших осенних листьев.
«I left a dozen roses on your grave today…»


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:22 | Сообщение # 11
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 8




Название: «Брат мой»

Музыкальная композиция: «Брат мой»
Автор музыкальной композиции: группа «Харизма»

Ссылка на трэк

Персонажи/герои/пейринги: Дин, Сэм, Кас
Жанр: экшн/ триллер
Рейтинг: G
Таймлайн: начало 8 сезона
Комментарий: фантазия про начало восьмого сезона - Дин и Чистилище

Автор: Mia 111





- Очнись! – прозвучал совсем рядом знакомый голос Кастиэля. Дин осторожно поднял голову и внимательно огляделся по сторонам. Тьма клубилась со всех сторон, закрывая обзор почти полностью, виднелись только очертания деревьев, под рукой проступала, странная на ощупь, трава. Охотник понял, что лежит на спине, и резким движение вскочил на ноги, попутно пытаясь разглядеть еще какие-либо детали, чтобы понять где, черт возьми, он находится. Кас замер совсем рядом и внимательно осматривал окрестности, будто пытаясь найти кого-то. По спине Дина пробежала дрожь, ему впервые задолгое время страшно по-настоящему. К вампирам, оборотням, перевертышам, ангелам, демонам и прочей нечисти он давно привык и не боиться их, скорее опасается, но это место настораживает все рецепторы, заставляет охотничье чутье вопить во весь голос об опасности и бесконечно озираться по сторонам.
- Где мы? – не выдерживает Дин, адресуя вопрос ангелу.
- Ты не понял?
Дин отрицательно качает головой и добавляет:
- Последнее, что я помню - мы замочили Дика.
- И куда бы он делся после смерти?
- Мы в чистилище!? – лицо Дина выражает массу эмоций за доли секунды.
- Каждая душа здесь монстр, они попадают сюда, чтобы охотиться друг за другом вечность, - добавил Кас, не дав Дину шанса справиться со своими эмоциями, продолжая вываливать на него новую информацию.
- Как нам отсюда выбраться?!
- Боюсь нас скорее порвут на куски, - закончил ангел.
Старший Винчестер почувствовал какое-то движение позади себя и резко повернулся. Инстинкт его не подвел и в этот раз. Ему сразу бросились в глаза пара ярких горящих огней с кровавым отблеском. Расстояние до них охотник определить не смог - слишком темно. «Хорошо что Кас рядом», - думает Дин, поворачивая голову к ангелу, и произнося быстро, словно скороговоркой:
- Кас, я думаю, нам лучше… - и с ужасом понимает, что ангела там уже нет. Он остался совсем один посреди чистилища и приближающихся чудовищ, в том, что здесь их было много, сомневаться не приходилось, да и его охотничье чутье уже подавало множественные сигналы.
-Кас!.... Кас!!!...Кас …- в отчаянии кричит Дин, уже понимая, что ему никто не ответит.
Наступила ночь - время драк,
Если ты не спишь - то дай мне знак,
Если серый день прошел никак
Ты один из наших!

Всплыли некстати строчки песни из-за бешеного адреналина, играющего в крови охотника. «Очешуенно! Вот вляпался! Да еще Кас этот, что ему..» - пронеслось в голове у Дина, но додумать до конца ему не дали. Немигающие яркие огни начали постепенно приближаться, медленно, осторожно, играющее, все равно добыче некуда деваться. Дин сделал несколько плавных шагов назад и принялся нащупывать в кармане кольт, который, к счастью, захватил с собой. Шаг, еще один, аккуратно, не сводя взгляд с твари, не отрывно следя за его перемещениями. Неспеша достать кольт и продолжить отступление. «Черт! В нем даже патроны не серебряные», - подумал Дин, - но я и не на оборотней охотиться собирался, а на левиафанов, чтоб их» … Мысль не успела оформиться до конца, потому что тварь снова начала двигаться на него. Дин отступал очень осторожно, пытаясь прощупывать почву одной ногой, отводя ее назад как можно не заметнее. Хищнику, видимо, надоела эта игра в догонялки с непослушной едой и следующий, сделанный ей шаг был больше похож на прыжок. Охотник насторожился еще больше, и память напомнила ему отрывок песни.
Обернись орлом, летящим вдаль
Обернись змеёй, чьи кольца сталь
Обернись осой - врага ужаль,
Никто тебе не страшен !

«М-да, в песне это звучит как то убедительнее», - подумал он, целясь в тварь, в ее дальнейших действиях Винчестер уже не сомневался, да и она не давала ему такой возможности, приближаясь небольшими юркими прыжками, словно танцуя в предвкушении ужина. « Вот ужином я точно становиться не хочу» - подумал Дин и выстрелил в хищника, целясь в светящие глаза, залитые кровью. К ужасу охотника пуля не причинила зверю вреда, который продолжал двигаться на него, но только теперь его прыжки стали агрессивнее и быстрее. Выстрелы следовали один за одним. Дин разрядил всю обойму, но все равно продолжал нажимать на курок по инерции, не в силах просто стоять, и наблюдать, как хищник приближается. Счет пошел на секунды, нет, на доли секунд, сердце ритмично отбивало удары в груди все быстрее и быстрее, рука непроизвольно потянулась в карман куртки, хватая первое, что попадется в нее. Потом мозг отключился совсем, начали работать инстинкты, поэтому, что происходило дальше, Дин почти не помнил. Его руки, да и все тело начали жить отдельной жизнью. Тварь в последнем длинном прыжке повалила Дина на землю, придавив своим весом так, что он не мог шевелиться. Винчестер только сейчас понял, что зажмурил глаза, но ничего не произошло. Он продолжал лежать на траве, но дышал и никакой боли не чувствовал. «Может, адреналин или шок?» - подумал он, и решился открыть глаза. Кровавые огоньки бешенных хищных глаз остановились в паре миллиметров от его собственных. Дин почувствовал, как по его ноге течет что-то липкое, он слегка двинул ногой, проверяя, нет ли переломов. Нога его слушалась, хотя под такой тушей даже это движение далось ему с трудом. Главная проблема заключалась в том, что было чертовски темно, глаза хоть и привыкли к такому освещению, но этого было явно не достаточно. Только сейчас Дин понял, что сжимает в руке. Это был большой нож, который он взял с собой на «встречу» с левиафанами и который спас ему сейчас жизнь. С хлюпающим мерзким звуком удалось вытащить нож из тела твари, который вошел в нее по самую рукоятку. Охотник еще несколько минут просто лежал, пытаясь восстановить дыхание и силы. Затем попробовал сдвинуть эту тушку, но быстро понял, что это бесполезно. Перестав барахтаться и решив набраться сил, Дин попытался разглядеть это чудище. Его взору предстала по истине впечатляющая картина: огромная морда, напоминавшая предка льва с растрепанной гривой, гигантским оскалом зубов в нескольких дюймах от его лица, мощными лапами, передние из которых подмяли охотника под себя полностью, кости скелета, проступающие из под тонкой кожи, некрасивыми ребристами буграми, и в добавок, странного вида хвост, валявшийся рядом с правой лапой, скользкий покрытый змеиной чешуей. «Сюда бы Сэма, он точно знает, что это за тварь!» - подумал Дин, слегка отстраненно, но эта мысль принесла небольшое облегчение, и он вернулся к более насущным делам. Осмотр занял несколько минут, и Дин начал потихоньку скользить спиной по земле, помогая себе ногами и локтями. Это было не просто, заняло много времени, но он выбрался. Сил практически не осталось, поэтому он плюхнулся на землю рядом с тушкой, тяжело дыша. Через пару минут восстановился нормальный ритм дыхания и мысли потекли в голове, но вместо того, чтобы думать о себе и способах выбраться отсюда, Дин подумал о Сэмми и первое приятное воспоминание за этот безумно долгий день, ворвалось в его мысли: крошка Сэм и отец. Еще до пожара, до смерти мамы, он прекрасно помнил, несмотря на свой маленький возраст, какой они были дружной семьей и как отец приходил в детскую Сэмми, брал его на руки. Дин устраивался с ногами в удобном кресле, стоявшем в углу детской брата и они вместе слушали сказку, а потом знакомую наизусть колыбельную, которую отец пел им в детстве, пускай не часто и голос у него был не такой мелодичный, как у мамы, но это было приятное воспоминание. По сути это была просто песня про двух братьев, и колыбельной ее назвать было сложно, но у отца это получалось здорово.
Брат мой, кровь связала нас
Древним обрядом...
Брат мой, не смыкая глаз,
Я буду рядом!

Засыпал малыш Сэм, засыпал и Дин, свернувшись калачиком в кресле. Отец аккуратно брал старшего сына на руки, относил в комнату, укладывал на кровать и накрывал одеялом после поцелуя в щеку или лоб. Затем стоял несколько минут, чтобы убедиться, что старший сын крепко спит и только потом выходил за дверь. Дин знал об этом, потому что иногда делал вид, что спит, только ради этих моментов. Каждый раз Дина поражало, сколько любви и нежности было во взгляде отца в эти самые моменты. Сейчас эта песня связывала его с братом, давала силы, заставляя двигаться, вселяла надежду, так необходимую сейчас. Из плена этих теплых дорогих сердцу воспоминаний Винчестера вырвал чей-то вой, нарушивший почти осязаемую тишину, распространившуюся вокруг. На зов ответили сразу с нескольких сторон и не по одному разу, где-то ближе, где-то дальше, но после сегодняшнего «теплого знакомства» охотнику совсем не хотелось встречаться еще с одним представителем местной фауны, поэтому он вытер о траву длинный нож, подобрал кольт, нашарил в кармане обойму и зарядил его. Оставшись доволен своими скромными трудами Дин аккуратно, практически на ощупь, стал продвигаться вперед, выбрав направление на угад, мырлыкая себе под нос эту колыбельную.

По сырой траве - сквозь туман
Созывает слуг свирепый Пан
Наше место там - среди полян
Забудь свой мертвый город!

Сколько времени Винчестер провел, продираясь сквозь деревья, почти в полной темноте, он даже не представлял. Бросив взгляд на часы, охотник обнаружил, что они встали, а определить время в этом забытом Боге месте было невозможно. Да, и оно здесь теряло всякий смысл. Вокруг все была та же гнетущая беспросветная темнота, поглощающая в себя мельчайшие капли света. «Так, - подумал Дин, - у тебя уже перед глазами плывет, свет ему почудился, видите ли», - с досадой тряхнул головой, пытаясь прогнать оцепенение, но стало еще хуже. Усталость волнами пульсировала во всем теле, ноги с каждым шагом становились свинцовыми, заплетались все больше, но позволить себе отдых Дин не мог. Он просто шел вперед, думая только о том, чтобы ему навстречу не выскочил какой-нибудь чудо-юдо зверь или что похуже. Еще он думал о Сэме. «Интересно, где он сейчас?» Мысль о том, что брат тоже может быть где-то здесь, Дин отбросил сразу, потому что это было слишком больно и неправильно, думать об этом не хотелось. «Нет, с ним все в порядке, он ищет способ вытащить тебя отсюда и обязательно его найдет. Твоя задача только продержаться до момента, когда откроется дверка, и ты сможешь выбраться отсюда. Спокойно, Дин, ты был в аду, выбрался оттуда и с этим справишься». Воспоминания про ад были не самой лучшей идеей, даже сейчас Дина бросало в дрожь от одного только слова. Это вызывало множество страшных, пугающих воспоминаний и резкую физическую боль, так, словно, охотник все еще там и в эту самую минуту его рвут на части, режут, кромсают, заставляют кричать от боли снова и снова, раз за разом, до бесконечности. Стараясь отвлечься от этой реальной картинки, Дин прошептал следующие строчки колыбельной.
Там давно никто не видит снов,
Не поет с дождем, не помнит слов
Позабудь о них, иди на зов
И утоли свой голод!

Помогло слабо, да и строчки попались невеселые. У себя над головой он услышал какой-то странный звук, слегка похожий на хлопанье крыльев. «Кас! Вернулся!» - обрадовался Дин, но очень быстро понял, что это совсем другой звук с каким-то металлическим оттенком. В тот же миг он распластался на земле и, стараясь не шуметь, отполз в сторону под массивные корни ближайшего дерева, которые переплелись причудливым образом, создавая отличное временное укрытие. Винчестер замер, стараясь почти не дышать, внимательно прислушиваясь к ночным звукам. Было тихо до одури. Это беспокоило охотника еще больше. Он напрягал глаза до рези, всматриваясь в окрестности и глухое темное нечто над головой. Назвать это небом не поворачивался язык. Слишком темное, слишком тяжелое, угнетающее и пугающее без малейшего намека даже на капельку света. Глаза Дина отреагировали резкой болью.
«Сколько он здесь? Точнее не так. Сколько прошло времени на поверхности? » - задался вопросом Дин, - «Сутки? Неделя? Месяц? Год? Как там Сэм?» - потом голова опустела и на него навалилась дикая усталость. Сколько он не спал, не ел, не отдыхал, Дин не знал. Болело все: руки, ноги, плечи, все туловище и даже нос. Боль пульсировала резкими волнами. Это единственное, что Винчестер мог сейчас чувствовать, но благодаря этому он понимал, что еще жив. В голове всплыло лицо Сэма, улыбающееся, родное и такое нужно сейчас. «Вставай! Дин, пожалуйста, ради меня!» - произнес Сэмми, моляще уставившись на него, глядя прямо в глаза. Дин резко с усилием поднял отяжелевшие веки, которые сам не заметил, как опустил, закрывая глаза, еще раз всмотрелся во тьму и осторожно выбрался из укрытия. Поднял голову, оглядываясь по сторонам, а затем встал в полный рост, через боль и силу поплелся дальше, уговаривая себя сделать очередной шаг раз за разом. Сколько это продолжалось на этот раз, Дин не имел понятия, он чувствовал себя роботом, у которого одна задача – идти вперед, ни смотря, ни на что. Ему хотелось сесть и отдохнуть, но надо было найти укромное и безопасное место, где его не съедят во сне. Он шел, пока не споткнулся об очередную корягу и свалился на землю. «Нет, я не могу лежать здесь, тут ни черта не видно, бродят и летают какие-то твари, но мне надо отдохнуть» - подумал Дин и увидел совсем рядом густые кусты, расположенные по кругу, но центр был вроде свободен. С огромным трудом Винчестер поднялся на ноги и доковылял до этого местечка, изрядно поцарапавшись, он все-таки залез в центр и увидел пустую от кустов площадку, достаточную для того, чтобы он уместился. Дин просто свалился кулем, но закрывать глаза он не спешил – слишком опасно. Он лежал, глядя в это черное нечто над головой, и думал о Сэме, единственном, что связывало его теперь с прошлой жизнью. Они многое пережили вместе, оба совершали ошибки, врали друг другу, но он любил брата, хотя и не говорил ему об этом, а сейчас жалел об этом как никогда. Если бы у него был шанс увидеть брата …
«Сэмми» - прошептал Дин, устраиваясь поудобнее, хотя насколько может быть удобно на холодной земле, но сейчас это было не важно.
- Дин,- услышал охотник голос брата, и его лицо появилось прямо перед ним. Дин внимательно рассматривал его родные черты лица, родинку у носа и чувства водопадом захлестнули его, накрыв с головой. Секунду, другую, охотник не мог в это поверить, потом резко рывком притянул брата к себе, и крепко обнял, все еще не веря, боясь, что это мираж, который исчезнет, как только он разожмет объятья. Медленно, постепенно, Дин это все-таки сделал, отстранившись, но продолжая рассматривать его лицо.
- Сэмми! Сэмми! Как ты здесь оказался? – прошептал старший брат.
- Пришел за тобой – ответил Сэм, улыбаясь.
- Я знал и верил, что так и будет, но сейчас у меня просто нет сил, я не спал прорву времени, мне надо отдохнуть, - ответил Дин, и его голова опять упала на траву.
-Хорошо, будь по – твоему, – добавляет Сэм и начинает напевать:
Брат мой, кровь связала нас
Древним обрядом...
Брат мой, не смыкая глаз,
Я буду рядом!

- Дин, ты хочешь, чтобы я забрал тебя отсюда? – голос брата растворился где-то на задворках сознания, слух Дина уловил, что брат продолжает что-то говорить, но понять, что это было, он не смог, сил хватило только на одно единственное: «Да!» и старший Винчестер отключился окончательно.
* * *
Проснулся Дин от резкого холодного порыва ветра, забравшегося внезапно под куртку, резко распахнул глаза и тут же зажмурился от ослепительно света. Медленно приоткрыл сначала один глаз, а потом другой, огляделся. Он с удовольствием понял, что находиться на поверхности, в небесах ярко светило солнце, под рукой мягкая трава, было тепло и уютно. Поднимаясь на ноги и оглядываясь, Дин ищет Сэма, голос которого последнее, что ему вспоминается, но брата нигде нет.
- Прощай, Винчестер! – раздается сзади шелестящий голос, сливающийся с ветром, - и спасибо, что помог выбраться.
Дин быстро поворачивается и видит перед собой мерцающую прозрачную фигуру, но это не призрак. Этих охотник определяет на раз.
- Кто ты?
- Это не важно, я здесь благодаря тебе, ты согласился и освободил меня.
- Я не соглашался – кричит Дин, вслед исчезающей фигуре, которая на долю секунд замирает, раздумывая, и отвечает:
- Ты сказал «Да», согласился на союз добра и зла. Это и есть ключ, отворяющий дверь Чистилища, - тихий смех повисает в воздухе, и Дин остается совсем один.
- Кто ты? - отчаянный вопль в никуда и никому, просто от бессилия, просто выплеснуть гнев.
- Дух хаоса – едва слышно прошелестело в ответ, и порыв ветра донес обрывок песни:

Брат мой, не смыкая глаз, я буду рядом!

Конец


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:28 | Сообщение # 12
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 9




Название: Шаг из тишины

Музыкальная композиция: "Мой друг"
Автор музыкальной композиции: Георгий Колдун

Ссылка на трэк

Персонажи/герои/пейринги: Дин, Кастиэль
Жанр: драма
Рейтинг: G

Таймлайн: серия 3. сезон 5.

Комментарий автора: Иногда сложно выйти из тишины

Автор: KGB





Тишина жива, когда она сдобрена шумом мотора и разбитными воплями из приемника. Когда в любую секунду ее можно прервать язвительным замечанием или просто… именем? Тишина целительна, когда она жива. Но страшнее нет тишины мертвой, когда шум мотора не вызывает привычного упоения, когда мысли проскальзывают, оставляя за собою гадкий черный след… Эх, ты… Равнодушный взгляд на дисплей телефона – почти автоматически, может, для него что-то есть… По работе, конечно же. От энергетика уже тошнит, но так привычнее, что ли.
Легкий шорох. Не нужно поворачивать головы, чтобы понять, кто сел рядом. Не брат. Но так лучше, чем было. Эта тишина уже легче – ее можно и нужно нарушить. Тишина оживает. Как назло, радио барахлит. Покрутив настройки, Дин ловит волну на незнакомом языке. Сквозь треск просвечивается ритмичная, странно саднящая музыка, голос негромко перебирает слова, словно пробуя на вкус, и вопрос не из любопытства… Просто для того, чтобы разорвать опостылевшее молчание.

- Кас… о чем он поет?

Не сбыться всем мечтам, а мы все к ним идём,
Но пепел их остыл, развеялся по свету


- О чем? – ангел вслушивается, пытаясь подобрать правильное пояснение.
- У людей бывают цели. Странные. Мечты. К ним стремятся, пока не понимают, что эти цели давно исказились, трансформировались… Люди теряют близких, себя, время, драгоценные дни жизни, стараясь приблизиться к ним на лишний шаг, а потом оказывается… Тень. След мечты.

Усмехнувшись, Винчестер с ноткой иронии смотрит на ангела.
- Хороши мечты, если так просто превращаются в прах.
- А ты сам уверен, что твои цели до сих пор так важны? – ангел смотрит с прищуром, серьезно. Иногда эта серьезность смешит. Но не сейчас…
- Важна. Нечисть и люди, выживает кто-то один, и я делаю так, чтобы это были люди.
- Даже если эти люди - насильники, воры и убийцы, педофилы, маньяки и безбожники.
- Они - люди... Демонам веры нет, - думать лень, и Дин переходит на прописные истины. Аксиома. И не за чем доказывать очевидное.

Скажи мне, бывший друг, зачем тогда живём,
Не может пуля быть на всё одним ответом,
- Ты спрашивал… Песня. Так вот, один из друзей предполагает, что пуля не может быть единственным выходом.
- Пуля всегда права, - блеснув глазами, Винчестер комкает алюминиевую банку, против воли вдумываясь в слова песни… или ангела. – Просто должна быть нужная пуля и нужное оружие.
- Дин, пуля прерывает. Жизнь, дорогу, что угодно. Пуля – средство завершить, но не получить ответы на свои вопросы.

Я ангела просил удачи дать взаймы,
Просил я не себе, а только нам обоим…


- Он просил таких, как мы, принести удачу. Но не себе одному, а двоим. Чтобы вместе. Если дадут выиграть – поделить победу на двоих, если придется проиграть – чтобы и поражение было на двоих.
- Удача и одному не помешает. – это бравада. Дин это знает. Для одного удача –лотерея, ты просто делаешь ставку, что пронесет, что выигрыш будет на твоей стороне, и еще пара тварей отправится по известному адресу. Когда вдвоем… Ты не надеешься на удачный исход – ты уверен в нем, потому что иначе просто быть не может.

Но ангел мне сказал, что мы уже не мы,
И тот, кто рядом был теперь другой обоймы.

- А дальше… Дальше ангел сказал, что тот, другой – он уже выбрал другую сторону. Сам выбрал.
- Ангел… Любите вы притащиться и все опошлить, - попытка смеяться неудачна, даже Дин это чувствует, но остановиться сейчас сложно, и он гнет свою линию, прекрасно понимая, что по сути просто пытается изменить порядок слов и так исковеркать истину. – Выбрал сам. А кто-то спросил, почему выбрал? Недостаточно просто захотеть, порезать все, что было, на ремни и свалить.
- Нет, Дин, - ангел смотрит в сторону. Он не любит делать человеку больно, но не видит смысла врать. – Для начала человек должен именно захотеть. Найти причины, пояснения и оправдания может любой. Первично решение, нужно ли это тебе, готов ли ты сделать выбор.

Мы разные с тобой, как будто север юг,
А выбрали одну, всего одну дорогу.
И даже шар земной взорвётся, если вдруг
Казалось устоим, уступим только богу.


Песня затихает. Дин слушает треск динамика и тушит звук до нуля, спрашивая ангела равнодушным голосом, которым давно научился маскировать любую слабость.
- Они воевали вместе?
- Да, и богохульствовали вместе, будучи уверенными, что Армагеддон грядет.
Недоверчиво глянув на Кастиэля, Дин тянется за банкой энергетика.
- Погоди, они охотники?
- Они солдаты. Вы не понимаете всего значения этого слова. Охотники тоже своего рода солдаты. Эти клялись уступить только Отцу Небесному. И в этом их отличие, - ангел улыбается краешком губ, обнаруживая очередное странное совпадение.

Ты с кем скажи солдат, мой не окончен бой,
Но без тебя теперь мне ветер дует в спину,
Есть право на земле, но не для нас с тобой...


- И замкнутый круг, - ангел смотрит в окно, но почему-то Дину кажется, что в привычно-равнодушном лице мелькает затаенная боль и понимание. – Оба слишком горды, чтобы позвонить друг другу, и при этом никогда и никого другого не готовы пустить прикрывать свой тыл.
- Хорошего напарника в работе тяжело найти, разумеется, не каждому доверишь свою задницу, - словно радуясь возможности сменить тему, Винчестер глотает приторный напиток с отчетливым кофейным ароматом, который, если надеяться на лучшее, позволит продержаться еще пару часов. – Иногда проще самому.
- Ты не выбираешь. Сейчас ты берешь то, что дают. - ангел задумчиво улыбается, удивляясь наивности людей. Выбор - не то, когда ты выбираешь материал веревки, из которой сделана твоя привязь.

Не стоят ни гроша красивые слова
С реальностью и смысл едва ли нынче связан,
А бывшие враги имеют все права,
И ты покой теперь их охранять обязан.


- А потом… Они разошлись и стали бить вампиров по разные стороны дороги, - ухмылка выходит невеселая, Дин потирает воспаленные глаза.
- Не только это… Хуже, что прежние враги обретают право получить свою долю доверия, и одному из… братьев… придется прикрывать уже их тыл.
- Врагов? И тут сказка обретает слишком сказочные черты, которые никак не связаны с реальностью.
- С реальностью и смысл едва ли нынче связан, - Кас сам не понимает, почему эта песня звучала именно сейчас, почему Дин спросил, о чем она. Почему он повторил каждую строку, но уже не так, как прежде. Почему в ней упомянули ангелов и Всевышнего. Почему именно двоим суждено было дойти до конца.
- И все? – голос Дина звучит отстраненно, и Кастиэль позволяет себе солгать. Не потому, что он хочет смягчить пилюлю, и даже не для того, чтобы внушить победный настрой и веру в итог… Просто ему самому захотелось бы так закончить песню.
- Они прозрели, Дин. Заняли место, как и должно быть, в одном строю, прикрывая друг другу спину.
- Врешь, - бросает Дин, и в эту секунду он отчаянно хочет верить, что ангел не ошибся, и песня была пророческой, и двое – это не выбор, не сомнительная договоренность и даже не семейные узы. Просто так должно быть. Только так. Как составные части эксклюзивного именного оружия, которые могут быть использованы частями – но только вместе дадут ту самую ожидаемую мощь. – Кас… Врешь…
- Дин, я ангел.

Иногда и ангелы лгут. Особенно если им по пути с теми, кто никогда не решится сам разорвать навязчивую тишину.


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:32 | Сообщение # 13
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 10




Название: «Шах и мат».

В фике использованы слова песни «O, Death» by Jen Titus

Ссылка на трэк

Жанр: драма, сонгфик
Персонажи: Дин, Смерть
Рейтинг: RG
Спойлеры: шестой сезон
Дисклеймер: персонажи Крипковские, мысли –мои

Примечание: Гамбит – шахматный термин, означающий жертву фигурой в начале игры для приобретения выгодного положения.

Автор: ymka





Это походило на гребаную шахматную партию со слишком очевидным исходом.
Они сидели друг напротив друга в неприметном кафе, словно шахматисты над доской.
Но Дина не оставляло неприятное сосущее под ложечкой ощущение, что его белый король вот-вот развернется и ринется прочь, придерживая падающую корону.
Было душновато, над головой жужжал допотопный вентилятор, пахло соусом и жареной картошкой. На углу пластикового дешевого стола, увязнув крылышками в лужице рубинового сиропа, барахталась муха. Дина неожиданно замутило от этой картины.

O, Death, о Death, o Death…

Собственной персоной так сказать. Думал ли он, что их встреча произойдет так? А, к черту. Он и представить себе не мог ничего подобного.

Won't you spare me over another year?
But what is this that I can't see,
With ice cold hands taking hold of me?

Ледяные руки, сжимающие сердце. Острые клыки адских псов, рвущие живую плоть на ошметки. Он помнил это слишком хорошо, но почти забыл, что значит бояться смерти. Пока не встретился с ней лицом к лицу, без посредников, за невидимой партией, в которой он растерял половину ключевых фигур…

When God is gone and the Devil takes hold
Who have mercy on your soul?
O, Death, о Death, o Death…

О своей душе Дин не беспокоился. Но, истрепанная и израненная, она трепетала сейчас при одном взгляде в глаза мужчины, сидевшего напротив. В них была пустота, и в них был весь мир. Существо, не страшащееся Люцифера и неподвластное Богу. Дин сглотнул.
Не Бог хозяин вселенной.
Смерть владеет всем.

No wealth, no ruin, no silver, no gold
Nothing satisfies me but your soul…

- Мне не нужна твоя душа, Дин Винчестер, - мужчина с узким костистым лицом аккуратно промокнул губы бумажной салфеткой и переплел над остатками еды худые сухие пальцы.
Кольцо Смерти мертвенно блеснуло на тонкой фаланге, безмолвно подтверждая слова хозяина.
- Нет?- хрипло каркнул Дин, прочищая горло.
- Нет. Я не ростовщик и не торгую душами. Просто есть установленный порядок вещей. И я следую ему.
Он сказал это так же просто, с таким же непроницаемым выражением лица, с которым Дин обычно платил за бензин или облегчался в сортире.

O, Death, о Death, o Death…
Well, I'm Death, none can excel
I'll open the door to heaven or hell.

-Ты всесилен, - наконец, Дин решился на слова, ради которых он пришел в это богом забытое место и начал эту партию. - Ты можешь остановить Люцифера.
Тяжелый немигающий взгляд остановился на лице Винчестера.
- Чего ради мне это делать?
- Останови его, - упрямо повторил Дин. - У тебя есть силы и средства. Я готов сделать что угодно, лишь бы…
- Гамбит, Дин? – с притворным удивлением Смерть слегка изогнул брови. - А осталось ли у тебя, чем жертвовать, Винчестер?
Шах. И крыть Дину было нечем.
- Я…Я могу послужить тебе. Сделаю, что скажешь, но взамен мне нужно твое кольцо.
Еле заметная тень промелькнула по лицу Смерти.
- Я не адский палач, и мне не нужны подмастерья. Но, пожалуй, кое на что ты сгодишься…
Он стащил с пальца чудом державшееся кольцо и протянул его ошалевшему Винчестеру.
- Будь Смертью, Дин Винчестер.
Мат.

O, Death, о Death
My name is Death and the end is here...

_______________________________
Перевод (по версии Амальгама.ру):
О, Смерть, о, Смерть, о, Смерть,
Не оставишь ли мне ещё годок?
Но что же это - то, что я не могу увидеть,
С ледяными руками, хватающими меня?
Когда уйдёт Бог и всем завладеет Дьявол,
Кто же помилует твою душу?
О, Смерть, о, Смерть, о, Смерть,
Ни богатство, ни крах, ни серебро, ни золото,
Ничто не нужно мне, кроме твоей души...
О, Смерть, о, Смерть, о, Смерть...
Я Смерть, никто меня не может превзойти,
Ведь я буду открывать двери в Рай или Ад...
О, Смерть, о, Смерть...
Меня зовут Смерть, и конец настал...


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:36 | Сообщение # 14
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 11




Название: Цепь

Музыкальная композиция: "Блюз цепного пса"
Автор музыкальной композиции: Андрей Бердзенишвили

Персонажи/герои/пейринги: Лаки, ОМП
Жанр: драма
Рейтинг: G

Таймлайн: после 6.8.

Комментарий автора: Иногда сложно выйти из тишины.

Автор: KGB





Дорога привычна, и лапы давно не оставляют кровавых следов. Загрубееееели. Покрылись толстой коркой. Как же она спасает – броня, скрывающая то, что болит. Бежать… Солнце палит нещадно, раскаляя черный мех на спине. Крупная, но исхудавшая, поджарая овчарка останавливается у озера, осторожно спускается к воде, лакает жадно, с интересом рассматривая свое отражение – человеческие глаза смотрят из по-волчьи треугольных впадин.

В дар завещали мне предки
С тысячелетней поры
Ржавую миску, объедки,
Проклятый рай конуры.


Да, а ведь таки было. Принятое наследие столетий стайного подчинения, впитанное с кровью первого укуса. Это только кажется – защита… стая… Подняв янтарно-карие глаза, зверь оглядывается назад. Погони нет… Вздохнув, он входит в воду, позволяя намокнуть короткой жесткой шерсти. Небольшая передышка. Позади много миль. Он бежит – глупо… Куда? От кого? Зачем?

Хрипом сведенные жилы,
Злость, что вовек не скопить,
И - память о том, как я жил бы,
Если б сорвался с цепи.


Он всегда был трусом. Наверное, потому и согласился. Просто… не так страшно – свернуться клубком, слушая сонной дыхание... своей семьи? На секунду зверь словно опадает – опускается голова, прижимаются высокие бархатистые уши. Это – его, и не будет принадлежать никому и никогда, его кусочек счастья, нужности, это – его воспоминания. Если их потерять – больше не за чем жить, и он бережет нечаянно полученное сокровище, скрывая в самом потаенном уголке собачьей памяти, которая, как известно, куда дольше человеческой.

...Дыбится шерсть, стекленея,
Лапы дрожат - не унять,
Если срываюсь во сне я
Драться, любить, догонять.

Пить лунный свет, словно воду,
Тенью скользить по степи...
Все бы за это я отдал,
Если б сорвался с цепи.


Он никогда не думал, что станет убить вот так, запросто. Лишь потому, что инстинкт защиты своей семьи, столь развитый у волков и собак – нормальных собак, не плюшевых шариков с бантиками, попискивающих из сумочек наподобие предмета интерьера, - окажется сильнее всего земного, впитавшегося за годы той, прежней жизни. Когда это случилось… Сперва – ощущение невероятной, дикой свободы, безумия, легкости и невероятного желания жить. Потом… Это «потом» наступило в момент, когда натянулась веревка, определив истинные рамки лжесвободы.

Ты – один из нас.
Ты с нами.
Ты сделаешь то, что потребуется.
Независимо от того, чем придется платить.

Красноватая пыль оседает на блестящей шерсти бурым налетом, нос потрескался, язык вывален, и каплями стекает драгоценная влага. Пить… Пить он будет позже, когда минует эту проклятую пересохшую равнину. Подушечки лап, окрепшие в последние дни, снова стерлись, и в пыли остаются багровые пятна в форме сердечек. Символично. Если бы собаки умели смеяться – он сейчас расхохотался бы. А ведь и правда, с чем он уходит? Кровь растерял по дороге, сердце… оставил там. Дорого бы он сейчас отдал, чтобы узнать, сколько таких вот как он собак сбегали вникуда, отброшенные сапогом, который готовы были лизать, захлебываясь кровью от выбитых зубов.

Отныне он изгой, между двух миров. Не зверь и не человек. Нечто среднее, лишенное имени, права иметь семью. Он сделал выбор дважды. Первый раз – когда стал тем, что он есть. Он жалел о том не раз и не два, проклиная случай, свою трусость и слабость. И… семья. Из-за которой он потерял остатки того, что еще оставалось… Пошел против таких же… нечеловеков, как и он сам. И вот об этом выборе он не жалел никогда…
Все бы за это я отдал… Если б сорвался с цепи.
Человек сидит у костра. У самой воды. Жажда сильнее осторожности, и он подходит вплотную, игнорируя щелчок затвора. А пусть. Только бы напиться. Бока ходят ходуном, стертые лапы горят. Он пьет жадно, захлебываясь, даже не оглядываясь. Наконец, овчарка падает на бок, вздрагивая. Парень лет шестнадцати – семнадцати осторожничает. Что ему тут нужно? Лаки делает вид, что не замечает его… и запаха жареного мяса.
- Эй… - мальчик осторожно подвигается к измученной овчарке, кладет перед мордой угощение. Глаза зверя блестят – странно, наверное, от дыма.

Он променял их на стаю.
Которая хотела убить его семью.
Которая едва не убила его самого…
Променял вот таких, как этот мальчишка, которые поделился с ним едва ли не последним куском… С ним… Собакой.

Приоткрыв пасть, он забирает угощение, и это вызывает у паренька добрую, открытую, непонятную улыбку. Он… радуется?
Сил нет, но их больше может и не быть. Подняв голову, он напрягает мышцы, поднимаясь, на подрагивающих лапах, подходит ближе, к огню. К СВОЕЙ – теперь он в этом точно уверен – стае. Парень опускается на корточки, осторожно касаясь теплой, влажной шерсти. неуверенно дотрагиваясь сперва до шеи, потом узкой холки и – верх доверия – бархатной морды, на которой блестят капельки воды.

Треск двигателя мотоцикла он слышит спустя пару дней, когда они сидят вот такой же компанией у крохотной полупересохшей речушки. На костре жарится пойманная рыба, а он лежит рядом, зализывая подживающие лапы. Волнуясь, он несколько раз вскакивает, подбегая к мальчику, но человеческий щенок лишь совершенно по-детски хохочет, брызгая на друга водой. Двое в коже подходят к костру, и пес вылетает на берег, скалится, но молча – против оружия бессильны даже такие, как он, если изрешетить захотят – ничто не поможет. Пацан замирает, глядя на посетителей. Видимо, знает их, и уж точно знает, чего от гостей ожидать. Зверь слушает словесную перепалку, и в мозгу дорисовываются недостающие детали. Решил отколоться, уйти, а уйти из «правильной» компании нельзя. Не положено… Прямо как ему из стаи… Осознание бьет молнией, и он отбрасывает все инстинкты, позволяющие ему выжить человеком и псом, поднимается, трансформируясь на глазах, произнося отчетливо и ясно, кивая офонаревшему мальчишке.
- Уезжай…

Первая пуля пробивает плечо, когда он обращается в зверя, сбивает всем весом первого, попытавшего оттеснить парня от мотоцикла, но этого недостаточно, чтобы остановить овчарку в полцентнера весом, рывок, и в глотку течет горячая освобожденная кровь. Треск мотоцикла замирает вдали самой желанной музыкой, и зверь несется следом, не чувствуя боли в изувеченных лапах, не ощущая усталости и раны не плече… Несется, не понимая, что его тело навеки замерло у потухшего костра, в последней хватке впечатав мощные клыки в живот второго нападавшего, успевшего выпустить в него всю обойму.

Он бежит, осознавая, что именно сейчас смог навеки сорваться со своей цепи.


This is my design.
 
Zlaya
Охотница
Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 22:42 | Сообщение # 15
bitch, yo
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 6118
Статус: Offline

Награды: 185
РАБОТА 12




Название: Страх темноты

Музыкальная композиция: Fear of the dark
Автор музыкальной композиции: Iron Maiden

Ссылка на трэк

Персонажи/герои/пейринги: Cэм, Дин, Джон
Жанр: драма + триллер
Рейтинг: G
Таймлайн: пре-сериал

Автор: Oriella





Страх темноты


Холбрук, Аризона. 1990 г.

1. Сэм


Fear of the dark, fear of the dark
I have a constant fear that something's always near.

Have you run your fingers down the wall
And have you felt your neck skin crawl
When you're searching for the light?
Sometimes when you're scared to take a look
At the corner of the room
You've sensed that something's watching you*


Проснувшись во мраке, Сэм не сразу понял, где находится. Лишь сев на постели и растерянно поморгав, он сообразил, что это за место.
«Новый дом», по поводу которого папа сказал: «Мы поживем здесь какое-то время. Не бойся, Сэмми, ты обязательно найдешь здесь друзей»… Сначала он верил папиным обещаниям, но потом понял, что об этом не могло быть и речи: он просто не успевал ни с кем подружиться; максимум, что ему удавалось, это раз или два поиграть с кем-нибудь. Дальше оказывалось, что им снова нужно уезжать – и очень скоро.
В конце концов Сэм перестал запоминать имена и лица, привыкнув к постоянным переездам.
И он никогда бы не признался в этом Дину, но ненадолго останавливаться в отеле ему нравилось куда больше, чем селиться где-то на месяц или два – в «постоянных» местах обитания его часто оставляли вдвоем с няней (папа объяснял это тем, что Дину ведь и в школу надо когда-то ходить), а дома, в которых приходилось жить, были обветшалыми и очень неуютными.
А самым главным было то, что если в отеле они все жили в одной комнате, то в таких домах Сэму часто выделяли одну из спален, и тогда ему приходилось ночевать в одиночку. Вот как сейчас.
Темно. Страшно.
Казалось, тень от занавески готова отделиться от стены и поползти в его сторону.
Казалось, по потолку что-то пробежало. Что-то уродливо вытянутое и невообразимо сплющенное, но при этом очень быстрое.
Мальчик зажал рот руками, чтобы не закричать и не привлечь к себе внимание этих, зажмурился и юркнул под одеяло.
Вновь открыл глаза он только после того, как вспомнил, что он уже большой – папа обещал вот-вот отдать его в школу. Ему исполнилось семь, а это значит, скоро будет восемь. Он не должен бояться. Должен быть таким же храбрым, как Дин и папа…

Сэм ничего не говорил об этом брату, но он помнил монстра в развевающихся лохмотьях, зависшего над ним несколько лет и множество городов назад. Дин тогда заверил его, что Сэму все приснилось, а он как девчонка отреагировал на обычный ночной кошмар…
Но чудовище правда существовало!!! Дин соврал ему!
Он все еще помнил вонь, исходящую изо рта той твари: точно так же пахло от дохлого кролика, на которого мальчик как-то наткнулся у обочины дороги, – машина тогда заглохла, папа пошел проверять, что с ней, попросив Дина помочь, а Сэм, оставшись предоставленным самому себе, отошел на несколько метров, воображая себя великим первооткрывателем. Первого же «открытия» ему хватило, чтобы с ревом вернуться к отцу и брату: грязная, жутко зловонная, с вываливающимися внутренностями тушка была совсем не похожа на живых кроликов.
Запах остался у него в памяти даже сейчас, когда сам образ монстра из нее почти стерся, и если бы не он, Сэм, может, и начал бы верить, что тварь была частью сна…
В снах запахов не было, а это значило, все было наяву.
А еще это значило, что если однажды монстр уже пробрался ночью к нему в комнату, то же самое может случиться и во второй раз…
Может, тварь уже здесь и прямо сейчас к нему подкрадывается?

Сэм осторожно отодвинул теплый одеяльный край, стараясь не уничтожить свое убежище и при этом понять, что же происходит в комнате, как там поживают тень от шторки и нечто на потолке.
В первую секунду он не увидел ничего страшного. Просто качается индейский амулет, подаренный сегодня новой няней. Во вторую – почувствовал, что что-то стукнуло. Негромко, но так, чтобы он наверняка услышал.
Подумав, что стук донесся из-под кровати, Сэм поджал под себя ноги и дрожащим от страха голосом позвал Дина. «Соседняя комната совсем близко, – решил он, – Дин успеет прийти раньше, чем вылезет то, что прячется под кроватью».
К сожалению, ответа на зов не последовало. Никакого.
Щель под дверью по-прежнему осталась темной. Брат не пришел.
Почти уверенный, что теперь ему конец, Сэм обхватил руками худые коленки и стал прислушиваться к ночным звукам, прикидывая, успеет ли спрыгнуть с постели и добраться до выключателя, прежде чем его сцапают?
Попытаться в любом случае стоило.
Он соскочил с постели, стараясь приземлиться так, чтобы босые ступни соприкоснулись с дощатым полом как можно дальше от края кровати. Так, чтобы когтистая лапа, которую он воображал все время, пока лежал, спеленатый одеялом, ни в коем случае до него не достала…
Добежав до угла, где находился выключатель – остался всего шаг до того, как в комнате зажжется свет, Сэм почувствовал себя победителем. Потребовалось, правда, встать на цыпочки, а когда он не дотянулся до выключателя и таким образом – подпрыгнуть, стукнув по пластиковой клавише ладошкой.
Когда комнату залило светом, он увидел, что ни на потолке, ни под кроватью, куда он заглянул в первую очередь, нет ровным счетом ничего опасного. Обычная комната.
Мальчик облегченно вздохнул, еще раз внимательно все оглядывая, и вдруг краем глаза увидел движение. Но не в комнате. В окне.
С обратной стороны стекла виднелась темная фигура – ничего конкретного, только силуэт – с воздетой вверх рукой. Как будто она собиралась постучать. Еще раз?
Сэм медленно, словно против воли, шагнул к окну. Сердце бешено стучало, а в голове была одна безумная надежда – вдруг это просто папа?
Когда он выглянул на улицу, то увидел, что пока отодвигал шторку, фигура ночного гостя сместилась в сторону от уличного фонаря и почему-то опустилась на корточки.
Впрочем, даже так она очень напоминала отца – та же ширина плеч, такая же прическа.
– Папа? – с нотками недоверия в голосе спросил мальчик. – Это ты? Что ты там делаешь?
– Сэм, – папа не ответил на вопрос, он ли это, но этого и не требовалось: интонации были определенно отцовские. – Передай мне аптечку с подоконника. Я видел ее, когда заглядывал к тебе. Мне она нужна. Кое-что произошло на работе.
Голос отца был таким же, как всегда – усталым, чуть раздраженным.
То, что он в первую очередь отдавал приказы, тоже было похоже на него.
Правда, обычно эти приказы приберегались для Дина, и Дин никогда их не нарушал.
Не станет нарушать и Сэм: ему совсем не хочется злить папу. Он видел, каков тот в гневе.

Мальчик с усилием поднял слишком тяжелую для него коробку с лекарствами, раскрыл оконную створку и высунулся во двор вместе с коробкой.
Он ждал, что папа потянется к нему и аккуратно примет аптечку из его рук. Или попросит ее ему бросить. Того, что случилось, он никак не ожидал.
«Отец» вдруг распрямился – так резко, словно энергию для этого ему дала пружина вроде тех, из которых делают туловища «спиральных» игрушечных собак, – рванулся к Сэму и крепко схватил его за руку.
Сэм взглянул в лицо типу в куртке, так похожей на папину, вздрогнул и попытался вырваться. Результат у этого, впрочем, оказался плачевным – хватка державшего осталась такой же цепкой, а вот аптечку вырывающийся Сэм не удержал.
Коробка свалилась на траву, открылась, и все ее содержимое разлетелось.
Блистеры с таблетками. Пузырьки. Бинты.
Один флакончик неудачно ударился о камень и раскололся, оставив после себя лужу с резким спиртовым запахом…
Впрочем, Сэма не волновала судьба лекарств.
Он неотрывно смотрел в глаза схватившего его, в котором больше всего пугало сходство с отцом, которое действительно было. Не померещилось.
Фигура и волосы существа были точно такими же, какие он привык видеть у папы.
Тем страшнее казались черты, которых у Джона Винчестера не было и не могло быть.
Желто-зеленые звериные глаза. Искаженные, «текущие» контуры лица, которые все время изменялись – за то время, пока Сэм глядел на него, существо сменило около десятка лиц…

Руки затекли и побелели. Мальчик еще раз дернулся и затих. Понял, что бесполезно – его сил было недостаточно, чтобы вырваться. Стало ясно, что если бы существо хотело, оно выдернуло бы его за окно одним движением.
Уловив, видимо, что настрой Сэма поменялся, тварь, наконец, определилась с внешним обликом. Контуры лица в последний раз расплылись, после чего обрели форму.
Правда, мальчик так и не понял, откуда взялся грим, как по волшебству, расползшийся по лицу. Разве что он был там и раньше, и его просто не было видно?
Сэм не успел заметить, когда именно превращение в клоуна подошло к концу.
Только что монстр стоял перед ним, и вместо лица у него была каша, а через миг он уже подмигивает (четкие стрелки над глазом и под ним странно дергаются) и вкрадчиво произносит:
– Больше не боишься меня, малыш? Вот и молодец... За это тебе полагается награда – целое бесплатное представление. И я гарантирую, ты не успеешь заскучать.

------Окончание далее-----
 
Форум » Конкурсы » Supernatural Play-List » Фанфикшен "Supernatural Play-List" (- конкурсные работы -)
Страница 1 из 212»
Поиск:

AllStarz Top Sites OZON.ru

ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ

Supernatural является собственностью The WB Network / The CW Network
Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и регламентируются Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также международными правовыми конвенциями. Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны приобрести лицензионный продукт . Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все материалы представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законодательство РФ, что может повлечь за собой уголовную и гражданскую ответственность.

Все материалы, расположенные на сайте запрещено использовать без разрешения администрации сайта. Помощь сайту.
ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ