ВАЖНЫЕ АНОНСЫ
ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ Забыл пароль

Модератор форума: Brook, Shollye  
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (ЧИТАТЬ ИГРУ!)
Происхождение
Brook
Охотница
Дата: Вторник, 09.12.2014, 21:21 | Сообщение # 1
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8772
Статус: Offline

Награды: 156


Авторы:
Keayru S. Brook / Эрик Крипке и Ко / Ubisoft

Консультанты:
Всемирная паутина знаний

Фэндом:
«Supernatural» / «Assassins Creed»

Время:
9 сезон / Наши дни

Территория:
США, округ Колумбия, г. Вашингтон, и весь шар земной

Ситуация:


– Человечество…, – произнесла Она, расхаживая по темноте залы в воздушном одеянии, и в сердце её таилась обида и злое негодование, – сколько себя помнит, – обернулась к неизвестности времён, – всегда задавалось вопросами. – выдержала недовольную паузу, – Откуда они пришли? В чём… смысл их существования? – перечисляла Она словно с насмешкой, – …Кто-то был до них? Тогда куда они ушли? – передразнила едко.

– Историки. – обозначила Она с презрением, – Главные хранители знаний. Они вели свои летописи с незапамятных времён. – встала перед серой, испещрённой трещинами стеной, возведённой словно стела памяти, – Наскальные рисунки, реликвии, – оглядывала и перевела взгляд на старый пыльный стеллаж, едва виднеющийся в темноте, – свитки и книги. Ни одного ответа, только вопросы и подозрения. – отвернулась, вильнув полами одежд и пышным головным убором, что ореол описывал её лик.

– Но что, если Сила, создавшая их…, – пошла выхаживать по полу неслышно и плавно, – ни такая, как они себе её представляют? Возможно ли, что их Создатель… или Создатели… оставили им эти Знания – в них самих? Что если избранные из них хранят эти Знания?... – подняла взгляд к проступившему ночному небу с тоской и болью.

– …Но послание оставлено _было_. – изрекла с нажимом и затем гордо воспряла, – Но эти глупцы…! Они не были способны принять дары Создателей и использовать их мудро! – мотнула головой и взгляд её нечеловечески прекрасных и таких строгих глаз забегал в поисках справедливости, – Они всё только рушили и погибли сами! Обратили дары в оружие, против Силы, что создала их… Они не достойны этих Знаний и… Даров, что им были даны – они не достойны!

– Посмотрим, что изменилось за эти тысячелетия… – с вызовом обернулась Она к своей милосердной собеседнице, что с досадой наблюдала за муками своей «сестры».
 
MirVokrug
Охотница
Дата: Понедельник, 15.06.2015, 23:57 | Сообщение # 886
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 23
Статус: Offline

Награды: 0
ГЛАВА 7: Сады Эдема




<ЛЕТО 1190г., ДЕНЬ 1, ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО>





ударения расставлены для интонации

(порт АКРА)
под контролем крестоносцев и тамплиеров



Ворота Акры




христианский Глашатай Акры


Взошёл на помост, вобрал воздуха в лёгкие и заголосил точно написанную и выученную на совесть речь:

1 куплет

– Мы отвернулись от Бо́га …и во́т Он покара́л Нас, …послав о́рды воинов-язы́чников к Нашим сте́нам! – горевал он перед толпой.

– …Но Бог милосе́рден и может прости́ть Наши грехи́. Нам нужно лишь попроси́ть Его об э́том… – призывал с надеждой покаяться и их.

– И Я говорю́ ва́м: …«Пока́йтесь!! Падите ни́ц!! Испове́дуйтесь в греха́х!» Он прости́т!... Такова Его приро́да… – взывал и заманивал их.

– Мы должны выма́ливать проще́ние! Ибо если чисты наши сердца́ – Мы смо́жем Победи́ть!

Он поднял руки к толпу у подножия своего помоста:

2 куплет

– Не бо́йтесь!... – воззвал он к горожанам.

– Стра́х и сомне́ния – во́т ору́жие наших враго́в!... Не слушайте Их ло́жь… ядовитые слова всходят ростка́ми смуще́ния… – предупреждал и наставлял горожан.

– Если Вас искуша́ют …ступайте и помоли́тесь. Спросите совета у Бо́га! Если Вы чисты́ се́рдцем… Он ответит…! – вдохновлял и дарил надежды.

Сладко зазвучал голос с помоста к люду:

3 куплет

– Будьте си́льными, горожа́не! Оставайтесь кре́пкими в ве́ре!... – призывал он прохожих, обращая к ним руки.

– Дорога длинна́, …и Вас ждёт немало испыта́ний. Но Бог …ви́дит Вас и ведёт к Побе́де! Сперва в А́кре, …а вско́ре и в Я́ффе. – вдохновлял на славные битвы и победы.

Сладко и милосердно лился голос по площади:

4 куплет

– Бу́дьте …си́льными! Бу́дьте …упо́рными! Не сдава́йтесь…! Без вашей по́мощи Королю Ричарду не освободи́ть Святую Землю! – просил он у прохожих и зевак.

– Мы все́ должны трудиться во имя Побе́ды! …Возделывайте поля́! Помогайте ра́ненным! – призывал горожан к участию.

– Молюсь за те́х, кто сражается во имя Го́спода! Де́лайте, …что мо́жете! – поощрял и призывал.

Воодушевлённый радостный голос с помоста доносил до люда:

5 куплет

– Сарацины разби́ты – Мы вы́били Их из Акры и оттесни́ли от её при́городов! Теперь Они отступа́ют на Юг, умоля́я Салах ад-Дина спасти́ Их… Но он не сде́лает этого! Ибо никому не устоя́ть перед мо́щью армии Ри́чарда. Бог одарил его́ своей ми́лостью. – голосил благую весть и вдохновение.

– Пройдёт немного вре́мени, друзья! …и эта Земля станет На́шей, как и должно́ быть! – пророчил голос в будущее.

Серчавый голос с помоста обрушился на перекрёсток улиц:

6 куплет

– Чума́ да падёт на Салах Ад-Ди́на и на наро́д его… – проклянал или же пророчил, рукою отправляя слова свои в края врагов.

– Мы с ми́ром пришли́, дабы распространи́ть Благую Ве́сть, …но Они отверну́лись! …Отказа́лись принять Сына Божьего как своего Спаси́теля!! – был преисполнен возмущения и негодования, замотав головой.

– …Зло́ таится в сердца́х И́х! Так пусть же Ричард защити́т Нас, заручившись Бо́жьей …подде́ржкой! – благословлял королевские войска, обращаясь за горизонты к полям битв.



(град ИЕРУСАЛИМ + град ДАМАСК)
под контролем мусульман



Ворота Иерусалима



сарацинский Глашатай Дамаска

С чистым сердцем и важной миссией возвышался он над городской улицей и прохожими:

1 куплет

– Я стою перед Ва́ми, чтобы предупреди́ть Вас! – воззвал он к вниманию прохожих.

– Если Ричард захватит Я́ффу, его уже не останови́ть! Он войдёт в Иерусалим! Мы не должны дать ему возмо́жности сде́лать э́то! – воодушевлял толпу восстать боевым духом.

– Этот город …На́ш! И всегда́ был на́шим…! И Наш до́лг …защити́ть его! До са́мой …сме́рти!! – воззвал от всей груди и глотки на всю улицу. (говорит о Иерусалиме)

Трепетал от исступления голос глашатая над головами зевак:

2 куплет

– Ого́нь войны́ пожира́ет зе́млю …и ты́сячи полегли́, защищая свой до́м…! – голосил он со скорбью на одном дыхании.

– «Траге́дия!» …скажете Вы́? ….Но я́ говорю …«Сла́ва!!» …умереть в служе́нии Го́споду, сражаясь за то́, во что́ Мы ве́рим – …не́т участи славне́е!! – завершил он восклицанием с благодатный исступлением.

Изрекал благую брань голос глашатай от сердца:

3 куплет

– …Будь про́клят Христианский Король и его Армия Неве́рных! – сердито забранился со сжатыми кулаками над перекрёстком улицы.

– Они пошли против воли Бо́га …и Они запла́тят за э́то! – воззвал к небесам и пророчил он на голову христианских полчищ.

– …Лишь страда́ния …и бо́ль остаются та́м, где проходят Они́! – с болью и горечью руками обвёл он невидимый горизонт и дальние земли за домами.

– …Они говорят у Них Вы́сшая Це́ль! Кака́я?! …Неве́жество?! …Наси́лие?! …Безу́мие?! – с неверием и отрицанием хмурился он грозно.

– Мы должны дать Им отпо́р! …Любо́й цено́й!! – возгласил руками силы и веры к небу, взывая горожан.

Угрожающе раздался худой вестью глас глашатая:

4 куплет

– …С севера идёт Английский Король и его А́рмия Неве́рных! – не скрывая беспокойства и презрения.

– …Сме́рть и у́жас несут Они На́м! – предупреждал и предостерегал он горожан.

– …Салах Ад-Дин ска́чет Им навстречу, чтобы останови́ть Их и отомсти́ть за Их ва́рварские дея́ния! – с долей надежды и вдохновения оглашал он.

– Так будем же моли́ть Бо́га, …чтобы он вернулся с Побе́дой!! – возглашал он прохожих поддержать сарацинского героя.

Бодрый и величественный глас разнёсся по городским улицам:

5 куплет

– Сла́ва Салах Ад-Ди́ну! – обвёл рукой по площади.

– …Он нашёл в себе си́лы встать на защиту …на́шей Великой Цивилиза́ции! – славил его подвиги и отвагу.

– Зна́йте, …что Мы сража́емся, дабы избежать истребле́ния! – благословлял горожан и семьи сражающихся с христианскими захватчиками.

Невё́рный Король хочет переби́ть Нас всех до еди́ного! Мы должны защищаться!! – призывал горожан восстать на защиту родной земли.

Обеспокоенный голос полетел над головами прохожих:

6 куплет

– Бу́дьте бди́тельны, друзья́! – призывал он прохожих.

– …Шайтан всю́ду вокруг На́с! …Смо́трит. …Ждё́т. …Искуша́ет Нас! – голосил он предостережения

– …Будьте …си́льными! …Си́льными как Сала́х Ад-Ди́н! И сражайтесь с врагом та́к как мо́жете!! – призывал к самопожертвованию и отваге.



(межгорье НЕЙТРАЛЬНЫЕ ПРОВИНЦИИ)
поддерживают ассасинов



Дозорные посты



ассасинский Глашатай из Масиафа

Под торговым помостом посреди улицы едко злословил глащатай из Масиафа – столицы ассасинов:

1 куплет

– Я ви́жу..., ка́к ты на меня смо́тришь… – указывая в толпу твёрдой рукой с едким голосом.

– Зна́ю, что ты ска́жешь – «Преда́тель»!? – сжал кулак над толпой.

– Я не Преда́тель! – отмахнулся от людей, снующих у помоста.

– Это Аль-Муали́м …предал на́с! – затряс указательным пальцем в сторону крепости на холме.

– Ты уви́дишь…: скоро вам все́м откроется И́стина! – развёл руками над миром, – Мы стоим на пороге – пороге между этим миром и новым, где мы все сможем жить как равные!

– …Но такие как Аль-Муали́м, – снова затряс рукой в сторону крепостных флагов Масиафа, – стремятся разру́шить нашу мечту́!! – возгласил, словно это его собственные грёзы были под чужим сапогом.





Король Англии Ричард I “Львиное Сердце” ............. Император Свящ. Рим. Имп. Фридрих I Барбаросса


Король Сарацинского (мусульманского) Царства Салах Ад-Дин


Глава Братства Ассасинов Хасан ибн Саббах в г. Аламут
(под псевдонимом Аль-Муалим лично следил за обучением новичков в г. Масиаф)

[Ноутбук Сэма Винчестера]


«Каждый человек – это мир, который с ним рождается и с ним умирает, под каждой могильной плитой лежит всемирная история.»
/Г. Гейне/
 
AlterEgo
Охотница
Дата: Вторник, 16.06.2015, 01:06 | Сообщение # 887
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 50
Статус: Offline

Награды: 0
ПЛАН-СЦЕНАРИЙ

# До объединения временные линии с разных Мест могут идти независимо (т.е. одни отыграли событий только на 3 дня (конный путь Акра - Иеруалим), другие к этому времени форсировали дней 7-8 (конный путь Дамаск-Иерусалим), если едите издалека флэшбеком, тогда укажите "За X дней до...")

1ый пост (в 1 День в прошлом) – Входной.
2ой пост (на 2 День в прошлом) – Встретиться с другим(и) и начать "узнать новое в себе".
3ий пост (на 3-4 День в прошлом) – Прибытие в Иерусалим по «своим делам».
4ый пост (как все на месте) – Сбор в общую компанию в Иерусалиме (Дантей, вся надежда на тебя ^__^ собери нас, заблудших агнцев).

# Можно что-то объединить в один пост.

# Если вам нужны с кем-то активные сцены поговорить/подраться предлагаю вам их отыграть в личной переписке, а потом диалогом выложить (сэкономите друг другу время и массу удовольствия получите ^___^ )



НАЧАТЬ "ВСПОМИНАТЬ"

С первого прикосновения друг к другу будет запущена цепная реакция: сначала вспышка, де жа вю, потом сны и реальные вспоминания.

КАК ВСПОМИНАТЬ

Есть два варианта развития вашего персонажа, их можно комбинировать:
А) Подселённая душа звучит в историческом персонаже как "Внутренний голос", как отходняк от амнезии.
Б) Происходит сожительство двух сознаний как при одержимости "Одержимость Другим".

МОЖНО:

– Пугаться странным воспоминаниям.
– Сопротивляться воспоминаниям.
– Заинтересоваться и начать знакомство с этими воспоминаниями.
– Открывать "забытого себя"
или
– Открыть в себе "Другого".
– Сопротивляться "Другому".
– Подружиться с "Другим".
– Быть представителем "Другого".
– Переродиться в "Другого".
– Слиться с "Другим" как "Мы".
– Уступить место "Другому".
– Соперничать с "Другим".

Прочие вопросы к ГМу)))


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/


Сообщение отредактировал AlterEgo - Вторник, 16.06.2015, 01:08
 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Вторник, 16.06.2015, 11:42 | Сообщение # 888
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2847
Статус: Offline

Награды: 72
<северный Египет, пустыни>

Часовой пояс GMT: 1

(Полдень 03.01.2015 г. и к ночи 04.01.2015 г. / ясно, тепло +18)




Дантей Легран - Ангел Терра - Ангел Лэйла - Купидон Амора - Волк Призрак - Волк Лето (не видим)

Затана Мартин (Юнона) - Михаэль Морган
Максимилиан Тудески - Джулиан Сакс – Гэри “Эггси” Анвин
Кьяра Антонелли - Джейк “Богомол” Мюллер – Альтаир ибн Ла-Аха́д
Дезмонд Майлс – Лим Скарлет
Оливер Куин – Ада “Лиса” Вонг
Шерри “Белка” Биркин
Джек Уайлдер - Элланора Монтилье
Даниэль Джексон – Адель Конор
Ессения "Волчица" Ортис – Кайл "Сёрфер" Грин
Васко "Ворон" Ортис – Лети "Чёрная Орхидея" Санчес


Цитата Brook ()
– Никто не пострадает… – кому-то объяснил, да сжал на Сфере пальцы, озаряя светом их пещерку золотым приятным светом <...> И озарила вспышка чашу их «могилы братской», да статикой проникновенной тёплой откликнулись ему вещицы в унисон. Укутало всех тех, кто их касался, электричеством да до костей, как душу вынимая, и ушла та вспышка золотом в глубины земных недр, унося с собой сознания владельцев Артефактов в темноту: И всё погасло в миг… Пустые оболочки тел владельцев артефактов рухнули на месте в землю. Бездыханны, словно время их остановилось в этот час…


Внезапно пещеру залило золотым ярким светом. Лэйла даже зажмурилась на краткий миг. А когда открыла глаза,… то увидела бездыханные тела своих друзей и некоторых людей. Бросилась к Даниэлю, проверяя пульс, потом к Дантею, Аморе и Терре, еще к одной девушке, которую увидела также лежавшую без движений. Они словно мертвые лежали, хотя Ангел чувствовала, что они живы, но признаков жизни не подавали.

По щекам слезы потекли, Ангел была растеряна и не знала, что делать. Нашла в поезде одеяла, подушки и покрывала. Разложила их на земле в пещере. Собрала все безвольные тела (Дантей, Амора, Адель, Даниэль, Терра, Альтаир, Кьяра, Дезмонд, Ессения, Элланора, Эггси, Джек, Затана, Михаэль, Джулиан, Лим, Оливер), складывая их рядом друг с другом. И осталась рядом оберегать их и ждать, когда они очнутся…


 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Вторник, 16.06.2015, 14:46 | Сообщение # 889
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2847
Статус: Offline

Награды: 72
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА>

(УТРО)




Адила бинт аль-Хусейн (Адель)


Адила, как всегда, проснулась с первыми лучами солнца. Умылась, оделась и вышла во двор, чтобы накормить скотину.

После этого она прошла на кухню, чтобы разжечь печь и начать готовить завтрак.

Адила была хозяйкой таверны, что досталась ей от родителей, которые умерли пару лет назад. У неё были помощники, но сейчас было еще рано, и поэтому Адила была на кухне одна.

Когда всё было приготовлено, девушка вышла во двор, чтобы подмести и протереть столы, за которыми будут сидеть её клиенты. А вскоре подошли и её помощники, юноша и две девушки, которые работали у Адилы все эти два года.

Через час-другой в таверне начали появляться и первые клиенты. И работа закипела…




<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА>

(УТРО)




Валенсия Алонсо (Амора)


Валенсия потянулась и разлепила сонные ресницы. За окном уже рассвело, а это означало, что ей пора было уходить.

Она приподнялась на локотке, склонившись над лицом своего возлюбленного, оставив на его губах поцелуй, - Доброе утро, - прошептала, улыбнувшись, - я должна идти, - вздохнула с сожалением. Потерлась носиком об его щечку, затем оставила поцелуй на его шейке, спускаясь поцелуями на грудь. Как бы она не хотела остаться, но должна была вернуться домой. Сегодня возвращался её муж…

Валенсия, родом из Арагона, дочь Антонио Кортеса, который отдал свою 15-летнюю дочь замуж за Чезаре Алонсо, сына своего друга.



Через два года после свадьбы, Чезаре и Валенсия приплыли в Акру, где и обосновались. С тех пор прошло три года…

Сейчас Валенсии было уже 20 лет, но не была она счастлива в браке и мужа своего не любила. А два года назад встретила мужчину и полюбила его всем сердцем. Тайными встречи их были, знали, что рискуют, но ведь сердцу не прикажешь. Возлюбленного Валенсии звали Дамир, и носила она под сердцем его дитя.


Ленси, как в детстве звала её мама, с тоской на сердце выскользнула из объятий возлюбленного, оделась, закрывая голову и лицо платком, чтобы её случайно на улице не заметил кто-то из знакомых мужа, и в сопровождении Дамира прошла до двери запасного входа его дома.

Сжала его руку в своей ладошке, оставила поцелуй на губах, прикрыв глаза на миг, - до встречи, любовь моя, - прошептала и покинула стены его дома.

А на улице Валенсию уже встречала её служанка…




<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА>

(УТРО)




Алина (Терра)


Алина провела всю ночь на улице, ожидая свою госпожу, чтобы утром сопроводить её до дома. Впрочем, Алина не скучала, она сидела на дереве, а рядом с ней сидел её жених – Джек. Они всю ночь разговаривали, обнимались или целовались. И не заметили, как и ночь прошла.





Алина была дочерью графа Бартоломью, но её отца ложно обвинили в измене Королю и казнили, Алина же с матерью бежали. Друзья отца помогли им покинуть родную Англию, и они поплыли в Испанию. Но за время пути мать Алины заболела и скончалась.

13-летняя девочка осталась совсем одна. У неё было с собой немного денег, но они вскоре закончились, приходилось нищенствовать. Но чтобы как-то прожить и не умереть с голоду, она стучалась в дома аристократов и спрашивала, не нужен ли им работник. В каких-то домах находилась для неё работа, то посуду вымыть, то помои вынести, то по дому прибраться, или скотину покормить да убрать за ней. Но надолго она нигде не задерживалась. Всегда находилась у хозяев одна отговорка, что и у самих денег нет.

Но через два года, 15-летняя Алина постучала в дверь одного дома и осталась там работать и жить на постоянной основе. Алина стала личной служанкой дочери хозяев – 12-летней Валенсии Кортес…

Через три года её госпожу выдали замуж, и Алина перебралась вместе со своей госпожой в дом её мужа, а спустя еще два года они обосновались в Акре, где позднее Алина познакомилась с Джеком.


Уже рассвело, поэтому Алина ждала свою госпожу под кроной дерева, а увидев её, тут же поспешила к ней.

Валенсия и Алина вернулись к себе домой. Пройдя по тайному ходу, сразу же попали в покои госпожи, чтобы не попадаться на глаза другой прислуги.




<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА>

(УТРО)




Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)


Гарсив утром прижал к себе свою супругу, поцеловав её в затылочек, провел ладонью по её бочку, перевернул её на спинку, сам же чуть нависая над ней, склонился, оставив на её сладких устах поцелуй, чуть прикусив за нижнюю губку.

Поднялся с кровати, разминая мышцы, умылся, оделся. Еще раз поцеловав супругу, вскочил в седло и выехал верхом на своем верном коне из дома. Он был стражником, и служба его начиналась рано. Позавтракать решил в таверне, туда сперва и направил своего жеребца…

Возлюбленный?
Может брат?
Жена?
Кто-то еще, кто хочет поесть?)))




Сообщение отредактировал Ангел-Я - Вторник, 16.06.2015, 14:49
 
Strangerous
Охотник
Дата: Вторник, 16.06.2015, 22:34 | Сообщение # 890
Принц Тьмы
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2154
Статус: Offline

Награды: 19
<Где-то в небе по пути в Италию, салон самолета>

(День к вечеру 01.01.2015 г. / переменная облачность, похолодало +5)



Джулиан Сакс – Гэри “Эггси” Анвин

Кьяра Антонелли – Альтаир ибн Ла-Аха́д
Дезмонд Майлс – Лим Скарлет
Оливер Куин – Ада “Лиса” Вонг
Джейк “Богомол” Мюллер – Шерри “Белка” Биркин
Даниэль Джексон – Адель Конор
Ессения "Волчица" Ортис – Кайл "Сёрфер" Грин – Васко "Ворон" Ортис – Лети "Чёрная Орхидея" Санчес


Я рад был снова твердо стоять на ногах. К моему счастью, все закончилось не так плачевно, как могло бы. Мы были живы. Никто даже особо не поцарапался. И я даже не знал кого за это благодарить - Господа Бога или что-то еще... В любом случае, я просто был до смерти счастлив осознавать, что кровь все еще стучит в моих венах.

Цитата Ангел-Я ()

Подала ему руку, поднимаясь на ноги. Отряхнулась. Прижала Эггси спинкой к стене и поцеловала его в губы, - спасибо за спасение, герой, - подмигнула ему и пошла искать выход, пробираясь через сумки и тележки.


Ну что ж, это была заслуженная благодарность, хоть и неожиданная. Проводив Волчицу недоуменным взглядом, я затем самодовольно усмехнулся, проводя большим пальцем по губам.

*Женщины...* - хмыкнул я, следуя глазами за упругой задницей, вплоть до того момента, пока дерзкая девчонка не скрылась на выходе из самолета. Все-таки формы у нее были что надо. Я с удовольствием вспомнил все соблазнительные изгибы ее тела, которые мне довелось изучить еще там, в гостинице, но затем решительно встряхнул головой, понимая, что здорово отвлекся.

Покинув злополучный самолет, мы вновь расселись по машинам. Я заметил, что моя строптивица вернулась к своей стае. У меня были мысли о том, чтобы пригласить ее прокатиться вместе, но, теперь, глядя как лучезарно, даже счастливо она улыбается в кругу друзей, я решил, что просто не имею права отнимать ее у семьи.

Положив ладони на кожаный руль, я ласково его погладил. Я любил свою тачку. Да, она была дорогая, да, от нее слишком веяло какими-то детскими понтами, но... еще несколько лет назад я не мог и мечтать о подобной роскоши, а потому я ценил то, что имел сейчас.

Сакс уселся рядом на пассажирское сиденье, и я едва не прыснул, разглядывая его взлохмаченную шевелюру. Напарника все еще слегка потряхивало. Отпускать сальные шуточки в его сторону я не стал, потому что прекрасно помнил, что творилось в салоне самолета, когда он начал падать. Тогда я тоже здорово струхнул, а по сему, было бы крайне лицемерно издеваться над своим собратом по несчастью.

Мы тронулись в путь. Место назначения мигало красной точкой на моей приборной панели, и мы спокойно двигались по заданному маршруту, ровно до тех пор, пока я не заметил 2 черных ауди, нагоняющих нас на совершенно пустой дороге.

Цитата Brook ()
Похоже, тот из тамплиеров, кто отказался выполнить приказ (Бен Уаилдер) преследовал кого-то из спутников их группы (Эггси/Сакс).


- Что за черт?! - плохое предчувствие острым ножом кольнуло куда-то в солнечное сплетение, я прибавил газу. - Пристегнись... - бросил я Саксу и резко дернул передачу. Машина взревела и мы понеслись вперед, стараясь оторваться от преследователей, которые, в этом я уже не сомневался, были прихвостнями Уайлдера. Раздались выстрелы. Они целили в колеса.

- Старый козел... Хочешь прихлопнуть нас раньше времени?! Выкуси!!! - прошипел я сквозь зубы и резко крутанул руль, уходя от пуль и разворачиваясь лицом к врагам. Продолжая ехать вперед задней частью машины, я показал ублюдкам многозначительный фак, дернул передачу и вжал педаль газа в пол, проносясь между ними в обратную сторону.

Такой маневренностью, как у моей машины, они явно не обладали. Я довольно улыбнулся, про себя отмечая, что мы получили небольшое преимущество, и у нас есть хороший шанс оторваться от преследователей. Но каково же было мое удивление, когда, выехав на открытый пяточек, и дав по тормозам, я вдруг понял, что те двое были просто загонщиками. Мы попали в окружение.



- Твою мать... - на размышление у меня было всего каких-то пара секунд. - Ну уж нет, так просто вы меня не получите!!! - заорал я и, резко развернувшись, устремился в одном единственном, доступном нам, направлении - вниз, по ухабистому склону.



Вылетая с дороги, машина подпрыгнула и с треском подвески опустилась на неровную поверхность. Нас трясло и мотало из стороны в сторону. Я собирал все кочки и ямы, но меня это мало волновало.

- Держи руль! - крикнул я Саксу и, вытащив из под кресла пистолет (новую разработку Мерлина), высунулся из окна. Первым выстрелом я промахнулся. Пуля угодила в землю и взметнула вверх высокую волну песка и камней, затрудняя видимость нашим врагам.

- Ого! - присвистнул я, одобряя навыки своего друга. Пули в этом, на вид обыкновенном, пистолете обладали огромной разрывной силой, и при точном попадании, могли бы остановить даже танк. Но, к моему, сожалению, примочку с автоприцелом, Мерлин так и не продумал. Меня подбрасывало и мотало, не давая возможности хорошенько навести курок.

- Ровнее держи! - рявкнул я на Сакса, пытаясь поймать на мушку машину, что догоняла нас быстрее всех. Запас этих чудо-патронов был ограничен.

- Ну давай же... - шептал я, стараясь удержаться навесу и унять трясущиеся от напряжения руки. Закрыв глаза, и на несколько секунд задержав дыхание, я нажал на курок. Раздался взрыв. Вражеская машина подлетела в верх, делая несколько переворотов и сбивая еще несколько тачек, образуя гору металлолома.

- Да! - вскрикнул я, до безобразия довольный собой. - Ты видел?! Ты видел это?!!! - вопил я с блестючими глазами, забирая у Сакса руль, но, напарник, похоже не разделял моего энтузиазма. Его и так взлохмаченные волосы разве что дыбом не стояли. - Да ладно тебе, чувак! Это же было круто! - успокаивал я Джулиана, посмеиваясь и стараясь успокоить адреналин в своей крови. На земле я себя чувствовал явно увереннее, чем в воздухе.

Оторвавшись от преследователей, мы, наконец, достигли места сбора. Оставляя свою покоцаную со всех сторон машину, я нежно погладил ее по капоту.
- Ничего, девочка, Мерлин приведет тебя в порядок... - шепнул я и направился к остальным прибывшим.

Цитата Mia111 ()
мистер Анвин - протянул им руку, - приятно осознавать, что среди тамплиеров не всеми движет жажда власти.


- Мистер Легран, - улыбнулся я приветственно, пожимая руку своему собеседнику. Мы не виделись с Нового года, с тех пор, как Леон выгнал всю сверхъестественную тусовку из гостиницы. - Да, мне тоже приятно осознавать, что мы не так плохи, как Вам казалось, - чуть укольнул Дантея за его подозрительность и недоверие. Я все еще помнил, как он пытал меня своими высокопарными речами, едва я успел переступить порог асассинского дома.

Цитата Mia111 ()
Позвольте проясню одну деталь, случившееся в Храме с Максимилианом - наша вина, он бы не пошел супротив Бена, однако обстоятельства сложились плачевным образом и чтобы помочь нам, он подвергся опасности. Поверьте, у него не было никакой возможности противостоять воздействию. Надеюсь Вы и Ваше руководство примите данный факт во внимание и оградите мистера Тудески он наказания и порицания Ордена.


- Чего? - недоуменно склонив голову на бок, я лишь похлопал глазами. Я ничего не знал ни о каком происшествии, и ни о каком Тудески, хотя фамилия была мне смутно знакома. Возможно, я просто где-то слышал ее. В любом случае, не мне решать, что будет с этим Максимилианом, я всего лишь посол... Хотя, это не могло не огорчать. В конце-концов, я пришел к весьма очевидному и простому выводу: Ордену нужна смена власти. И чем быстрее, тем лучше.

Цитата Mia111 ()
Теперь к делу, - открыл кейс.


Я вытянул шею, стараясь наиболее ненавязчиво посмотреть, что же там за волшебные вещички принес нам наш сверхъестественный друг. Я никогда прежде не имел дела с какими-либо артефактами, и потому мне было безумно интересно воочию увидеть древние, магические вещи. Пожалуй, это вызывало во мне даже какой-то благоговейный трепет. Ведь раньше, я был ужасным скептиком во всем, что касалось магии.

Цитата Mia111 ()
- Прошу не обижаться, отдам в руки тех, кто принимал участие в их поисках, - пошел меж ними, останавливаясь и вкладывая в их руки Артефакты


Джулиан заволновался и попытался возразить. Я лишь хмыкнул. Возможно, это даже к лучшему. Сам бы я такое в руки взять отказался. Кто знает, что вся эта абракадабра может сотворить в руках человека, который не умеет ей пользоваться, или даже с самим человеком. Проверять на своей шкуре не хотелось.

Цитата AlterEgo ()
– …Минуточку! – засуетился в праведном недоверии Сакс, глазами так и успевая только следить, как он раздаёт «конфеты» ассасинам, – Мистер Легран…, я, конечно, понимаю…, но… – думал, как бы так деликатнее подступиться, – это же как обезьяны с гранатами…, мистер Легран.


- Может они и обезьяны с гранатами, но всяко знают об этих штуках побольше нашего... - шикнул я на Сакса, наблюдая, как народ разбирает артефакты. В первую очередь я бросил взгляд на археологов. Уж они-то точно разбираются в подобных вещах. - Меня тоже все это беспокоит, но если мы за мир, то должны научиться хоть немного доверять другим... - проговорил я Джулиану, успокаивающе укладывая руку ему на плечо.

Цитата Mia111 ()
- Призываю всех быть осторожными! Это мощные Артефакты и согласно моей практике все они имеют побочные эффекты, порой не менее опасные, чем их мощь! Необходимо узнать все возможное о них и понять как их можно использовать в дальнейшем. Нам предстоит много работы и дальний перелет.


- Надеюсь, Вы знаете, что делаете, мистер Легран, - бросил я Дантею, не скрывая опасения в своем голосе. Нас опять ждал самолет, и я уже ощутил неприятное покалывание в пальцах, но попытался успокоить себя тем, что молния в одно место дважды не бьет, верно?




<Италия, г. Рим, Капитолийские холмы, Римский форум, развалины>

Часовой пояс GMT: – 1

(Вечер к Ночи 01.01.2015 г. / ясно, тепло +8)

Дантей Легран - Ангел Терра - Ангел Лэйла - Купидон Амора - Волк Призрак

Затана Мартин (Юнона) - Михаэль Морган - Максимилиан Тудески - Джулиан Сакс – Гэри “Эггси” Анвин

Кьяра Антонелли
Джейк “Богомол” Мюллер – Альтаир ибн Ла-Аха́д
Дезмонд Майлс – Лим Скарлет
Оливер Куин – Ада “Лиса” Вонг
Шерри “Белка” Биркин
Даниэль Джексон – Адель Конор –
Ессения "Волчица" Ортис – Кайл "Сёрфер" Грин –
Васко "Ворон" Ортис – Лети "Чёрная Орхидея" Санчес


Впереди нас ждали одни переезды. И первым пунктом шел Капитолийский холм. Развалины выглядели внушительно. Раскрыв рот, я разглядывал местные достопримечательности и щупал древности, пока до моих ушей не донеслись обрывки фраз:

Цитата Brook ()
– …Дезмонд? – так внука приглашал коснуться артефакта, чуть голову склонив в его сторонку, – Так спросим вместе?... Возможно, расскажем нам ни то, чего хотим услышать, но к этому уже готовы мы.


До меня едва успело дойти то, что сейчас будет очередной "приход", как голову пронзило болью. Перед глазами заплясали разноцветные круги и все вокруг поплыло, пока, наконец, не появилась отчетливая картинка.

Цитата Shollye ()
– «Ничто не истинно. Всё дозволено.»… Это бы позволило избежать новой войны, что затмила бы Ваши разумы и застлала Вам глаза, когда беда нависнет вновь над Вашими головами…


*Да как же это?! Если все дозволено, будет же твориться хаос! Люди сойдут с ума от вседозволенности! Убийства, воровство, жестокость... Разве не это ли последствия безнаказанности и отсутствия каких-либо правил?! Господь Бог нам на то и заповеди дал, чтобы мы их соблюдали!*

Цитата Shollye ()
– Вы должны собрать и объединить всех! Вести и направлять их! Усилия ВСЕХ на одну цель. «Одна рука повелевает всем». – напоминала им об их цели.

Цитата Shollye ()
– Ассассины – выродки, возомнившие себя Нашими Наследниками! – прыснула с глубоким презрением, – В Вас вся угроза! Словно кость в горле… Из-за Вас и Ваших амбиций мы потеряли Мир в первый раз! – затаила на них гнев и обиду, – …Всё время путаетесь под ногами! В новом…, в моём… мире, Вы станете помехой, – уверенно обернулась, – такие… своевольные и бесконтрольные. Сомневающиеся во всём. Вас нужно истребить! Чтобы ни один не остался!


*Нет... ну это слишком радикально! Призвать асассинов к порядку - это да, но истребить... Они такие же люди... как и мы, и заслуживают понимания и... прощения...*

Цитата Shollye ()
– Ты предлагаешь Им жизнь в твоём подчинении?! В РАБСТВЕ?! – негодовала и была возмущена, – После всего, через ЧТО Они прошли ради этой жизни в Свободе? Зачем нужна такая Жизнь?

Цитата Shollye ()
– Они поработят Ваш мир. Она и её Тамплиеры. Разве Свобода для Вашего народа стала значить меньше, чем Жизнь? С каких же пор?! – и взгляд её в самое лицо Пророку был внимательным и пристальным.

Цитата Shollye ()
– Какая ЖИЗНЬ?? Какая СВОБОДА?? – одёрнула она этот бред, – Миллиарды ВЫМРУТ!! – теряла терпение и шипела.

Цитата Shollye ()
– СВОБОДА – вот Ваше НАСЛЕДИЕ, которое Вы должны защищать. – объясняла им вкрадчиво, – Жить свободно, для себя, в мире без войн, и развивать свою цивилизацию… – выдержала взволнованную паузу, – …Чтобы потом сохранить её.


Мультики закончились. Я валялся на полу кверху пузом, но негодование было сильнее. Вскочив на ноги, и едва снова не распластавшись на полу, я подбежал к основной массе народа, на ходу утирая кровь, льющуюся из носа.

- Подождите, подождите!!! - замахал я руками. - Они же стравливают нас! Они хотят чтобы мы друг друга истребили!! Так нельзя! Это неправильно! Мы должны быть в союзе! Должны заключить мир! Только таким образом нам удастся избежать резни и хаоса! - проповедовал я, пытаясь привлечь к себе внимание.

Цитата Brook ()
– …Как старший в Братстве буду говорить. – воспрял Араб и голову на ропот тамплиеров повернул, – Хочу я говорить с Посланцем… Подойти. – и приглашающий ладонью жест (к Эггси).


Услышав голос Альтаира, я немного успокоился и замолчал. Подошел и встал рядом с ним, прислушиваясь к тому, что он скажет. Я все-таки верил в его многовековую мудрость.

Цитата Brook ()
– …Так много общего у нас. – заговорил Он вдруг со всеми сразу, как будто без надежды, – И в то же время столько между нами собранно противоречий… – в словах Его посланий много было всем, и Братству и Кресту, и некоторым частно (Кьяре), – …Продолжить путь не сможем мы, покуда наш союз не обретёт свой смысл дальше, помимо Врат.

Цитата Brook ()
– Братство никогда не думало о Будущем, которое бы было нужно всем. Оберегало лишь свободу. – признал Глава в отставке, – Но знает Братство многое, чего не ведомо другим. Возможно…, вина в том Братства, что упустили люди время. Твой же Орден знал, – Он обратился к Эггси, – как это применить.


Я согласно кивнул. Альтаир говорил складно и умело, подобно наставнику, вокруг нас стояла тишина, и я облегченно вздохнул, понимая, что каждый из присутствующих здесь внимает ему. Пожалуй, вот именно сейчас, именно здесь, я понял на сколько сильно восхищаюсь Легендой асассинов и уважаю его. Никто не справился бы с этой задачей лучше чем он. И я старался научиться у него, пока была возможность. Потому что был не уверен, что дорасту когда-нибудь сам до его же уровня. Вряд ли это возможно... но... я мог бы хотя бы надеяться, что однажды и меня будут так же внимательно слушать и так же безмерно уважать.

После последовал важный разговор с Дантеем. В ходе которого выяснилось, что я не знаю вообще ничерта. Слушая умные переговоры Альтаира, Джулиана и Леграна, я только чесал затылок и почти краснел от своей неосведомленности. Честно говоря, сперва отец, а потом и Орден весьма умело скрывали от меня информацию о том, что тамплиеры располагают технологиями древних, изучают их и готовятся использовать их в своих целях. И кто знает, что это за цели... Чутье подсказывало мне, что ничего хорошего из этого точно не выйдет.

Но, к счастью, кажется, у Дантея был план, а общая картина, полученная в ходе кропотливого сбора информации, позволяла построить наш дальнейший путь.

Но, на этом наши проблемы не кончились. Сперва, рухнувший под натиском воды дирижабль, затем осажденный поезд. Я уже потерял счет тому, сколько раз я оказывался на волосок от смерти. Мое терпение было не резиновое. Я начинал уставать от подобных "случайностей", что подкидывала нам судьба, хотя прекрасно понимал, что путь, который я выбрал, изначально не был легким. Однако же, это было уже слишком.

Потрепанный, измученный и достаточно злой, чтобы обороняться и драться за свою жизнь, я умолял себя держаться. Наш путь уже подходил к концу. Я столько всего преодолел во имя этого союза, да что там, во имя спасения мира, человечества. Отступать, сдаваться, трусить было поздно. Я должен был, нет, обязан был закончить начатое.

Я был совсем недалеко от Альтаира, когда свет, исходивший от Яблока ослепил меня.
*Что... что происходит?!* - подумал я, прежде, чем погрузиться в небытие...


Продолжение следует... Назад в... Прошлое!!! biggrin




Сообщение отредактировал Strangerous - Вторник, 16.06.2015, 22:50
 
Mia111
Охотница
Дата: Среда, 17.06.2015, 06:37 | Сообщение # 891
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2079
Статус: Offline

Награды: 84
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, боковая улочка, дом судьи>

(УТРО)



Валенсия Алонсо (Амора) - Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


Дамир лежал на постели, укрытый легким покрывалом. Солнце еще не показало свои первые лучики, а он уже не спал, привычка, появившаяся с годами. Грудь его медленно вздымалась и опускалась вместе с девушкой, лежавшей на ней. Он перевел взгляд темных глаз на ее личико с небольшим печальным вздохом, больше похожим на выдох, сердце сжалось в его груди от какой-то грусти, что не давала ему покоя последние два года. Странное чувство счастья и боли одновременно, терзало его душу и сердце. Мужчина плавно пропустил светло-огненные волосы, скрученные небольшими спиральками, между своими изящными пальцами, будто запоминая или вспоминая в который раз, коснулся губами височка и положил одну ладонь на ее животик, поглаживая. Солнце за окном неумолимо поднималось, грозя им скорой неотвратимой разлукой, отсчитывая последние мгновения.

Цитата Ангел-Я "Валенсия Алонсо" ()
Она приподнялась на локотке, склонившись над лицом своего возлюбленного, оставив на его губах поцелуй, - Доброе утро, - прошептала, улыбнувшись, - я должна идти, - вздохнула с сожалением. Потерлась носиком об его щечку, затем оставила поцелуй на его шейке, спускаясь поцелуями на грудь. Как бы она не хотела остаться, но должна была вернуться домой. Сегодня возвращался её муж…


Дамир улыбнулся, опуская взгляд на ее сонное личико:

- Доброе оно лишь потому, что ты рядом, Свет Души моей, - ответил ей эхом тихим певучим голосом, немного растягивая гласные. Качнул головой, наслаждаясь последними мгновениями их уединения и тишиной. Недосказанное ею он понял без слов, ощутив укол ревности и вины одновременно. Ее беременность и будущее материнство давно занимало его мысли, но меж ними стояла преграда. Склонился, оставляя поцелуй на ее животике и лениво выпустил возлюбленную из своих объятий, наблюдая как она одевается.

Цитата Ангел-Я "Валенсия Алонсо" ()
Ленси, как в детстве звала её мама, с тоской на сердце выскользнула из объятий возлюбленного, оделась, закрывая голову и лицо платком, чтобы её случайно на улице не заметил кто-то из знакомых мужа, и в сопровождении Дамира прошла до двери запасного входа его дома.


Плавно по-кошачьи поднялся с ложа следом за ней, одевая неспешно ширваль, будто пытаясь отсрочить расставание. Развернулся к ней, протягивая руку, плавно ступая к двери, невольно притягивая ее взгляд обнаженным торсом. Улыбнулся грустно, открывая перед ней дверь:

- Береги себя и мое дитя, - шепнул бархатом на ушко, задевая тонкими губами кожу и обжигая дыханием, - скоро мы освободимся от него, - имея в виду мужа Валенсии, дал обещание, прищурив решительно глаза на миг.

Цитата Ангел-Я "Валенсия Алонсо" ()
Сжала его руку в своей ладошке, оставила поцелуй на губах, прикрыв глаза на миг, - до встречи, любовь моя, - прошептала и покинула стены его дома.


- До встречи, свет моей души! Да хранит тебя Всевышний! - прошелся по нервам бархатом и на миг застыл, разжимая свои пальчики, оставляя поцелуй на ее родных губах, провожая и пытаясь впитать в себя каждую ее черточку. Дверь с легким скрипом плотно закрылась, Дамир прошел внутрь дома, одеваясь, прикидывая в голове список дел неспешно и неторопливо. Тщательно проверил одежду и вышел из дома. В нос тут же ударил жаркий воздух с различными ароматами. Город только просыпался, но некоторые улочки уже были оживленными. Дамир вскочил в седло, позволяя Аяксу медленно идти обычным шагом, прислуживаясь к гулу улицы. Проехал мимо торговой улицы и рынка, не вольно вспоминая как первый раз увидел тут Чезаре, разодетого в пух и прав, продающего людей как скот. От этих воспоминаний он поморщился, было противно. Вот только даже его должность не могла помочь Дамиру. Он много раз слышал как тамплиеры оправдывали подобное меж собой "шансом на лучшую жизнь", судья же сомневался в этом...

Потянув поводья, Дамир поехал к зданию суда, чтобы приступить к своим обязанностям и выкинуть того шакала из своей головы.

желающие


 
Brook
Охотница
Дата: Среда, 17.06.2015, 17:04 | Сообщение # 892
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8772
Статус: Offline

Награды: 156
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
юго-восточные дальние пригороды сарацинского Дамаска>

(ДЕНЬ)




Якоб Александр (Альтаир)


День стоял в зените. Легкие, подобно комкам верблюжьей шерсти облака лениво плыли по небосводу. Сбиваясь в одно полотно у горной гряды, они спасительно закрывали землю от палящего солнца тонкой вуалью грусти. Тяжелеющая тень сгущала грусть до давящей тоски.

В завывании сквозных ветров по двору едва слышался молочно-мягкий встревоженный шепот с взволнованным французским акцентом, сокрытым от посторонних ушей в дни обыденные:


– Господи..., дай мне сил пхеодолеть сомнения и стхахи свои... – склонился лбом к мечу, пав коленом в выжженную пыль, с глубоким трепетом и благоговейным страхом перед Всевышним.

– Дай мне вехы в дела мои... – причудливо выстреженный по бокам "драконий" гребень светлых почти соломенных волос сплетался прядями, словно языками пламени.

– Укхепи сехдце моё в исполнении воли твоей, – длинные пушистые ресницы подрагивали, скрывая волнение взмолившегося.

– Ибо я гхешен и меч мой в крови... – руки в плотных кожаных перчатках держались за рукоять тяжёлого клинка, увенчанного алым крестом и с витым по гребню лезвия “Архангел Михаил”. Он держался за него как за символ своей веры во Христа и Спасение, сжав пальцы.

В этот час решалось многое.

– ...Напхавь ноги мои по воле твоей. – поднял он светлый чистый бирюзовый взгляд к небу.

– Молю тебя, дай знак мне... – и воззвал он к небу, подняв голову в ожидании благословения.


И скользнули блеском по глазам его скудные лучи солнца, прорвавшиеся в облачной бреши по долине.

С благодатью выдохнул молодой рыцарь и опустил голову, принимая волю божьего благословения. Завершил он свой совет, перекрестясь с благодарностью и в тоже время с обречением.

– Кровопхолитию быть... На то воля твоя, Господи. – принимал Якоб Александр долг свой.

Поднялся с преклоненного колена, выдернул меч из сухой земли и вытянулся в рост:
– ...Так тому и быть. – да надел узкий шлем, окольцованный по краям кольчужной вуалью позади, защищающей шею и небрежно заросшие молодым светлым пушком скулы.

Английский капитан отряда карателей и сборщиков выглядел строго и мужественно в бордовой мантии до колена с белым крестом во весь рост, опоясаной крепким ремнем, высоких сапогах и наручах от запястий до локтей на замысловатой шнуровке. Но пыль и тёмные пятна от запекшейся крови на тунике да свалявшиеся волоски жидкой бородки и усов цвета пшеницы говорили о том, что молодой крестоносец уже давно в пути, вдали от удобств и заботы.

Взобравшись в седло, он поднял руку:

– Выхооодим! Дерржать стррой! – проголосил он чистым английским над двором, рыча коварную букву.

Откашлялся в кулак сорванной глоткой да подобрал поводья и повел коня к воротам из крепости, увлекая за собой вереницу всадников, облаченных в кольчуги и белые мантии с красными крестами.

Хлебнул освященного травяного отвара из фляги, закупорил и сунул в сумку на седле. Поцеловал распятье на четках да намотал на левую руку, что несла меч.

25 душ было в его подчинении, и еще 3 деревни, благосклонные ассасинам, были впереди, которым предстояло познать кару Огня и Меча Божьего. За его спиной был Господь Бог, благославивший его на этот рейд, и указ Его Величества Короля Ричарда о сборе налогов и наказании язычников, поддерживающих секту бесноватых хашашинов. Переживший недавно очередное неудавшееся покушение христианин был полон веры и благодати совершить этот рейд и принести грязным язычникам возмездие:


Они обирали приграничные земли, чтобы Салах ад-Дин не мог пополнять свой провиант, ни едой, ни водой, ни оружием, ни воинами.



<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
юго-восточные дальние пригороды сарацинского Дамаска, деревня>

(ВЕЧЕР)



Англичанин в бордовой мантии с белым крестом важно промчался во главе своего отряда по пыльной дороге. Одной рукой держался за туго натянутые поводья, а второй махнул в знак лучникам накрыть окраины деревушки стрелами.

Несколько всадников, следующих за ним, на скаку натянули стрелы и до того, как воротные успели подняли тревогу, спустили тетива. Стрелы сбили с деревянных стен.

Капитан выдернул из сапога кинжал, которым обычно оборонялся в ближнем бою. Подбросив на ладони в воздухе, ухватился им иначе и без жалости зашвырнул в грудь дозорному, который пытался сомкнуть ворота, чтобы накинуть засов. Клинок ушло юркнул в зенький зарор между створ больших дверей. Иначе бы они не попали за высокий деревянный частокол...


Распахивая ворота в кровь конской груди, не жалея уже пятого коня в этом месяце, капитан ворвался во двор.

Свесился с седла и с пренебрежением не глядя на поверженного воина, грубо выдернул свой кинжал. Подхватил у второго же воина, защитника деревни, копье и метнул его в третьего. Воина откинуло к деревянному дому и пригвоздило.

А сам англичанин в бордовой подпоясанной мантии высокомерно и с приговором вынул из ножен меч, широко оглядывая округу на кружащемся жеребце:


– Секите всех, кто воорружен! – отдал он прямой приказ и сорвал взмыленного коня с места дальше, – Не жалейте женщин! – строго гаркнул Якоб Александр, не доверяя в деревни ассасинов ни мужчинам, ни женщинам.

Поскакал кругом, размахивая мечом над головой да подсекая наскаку всех, кто попадался под клинок.

Рыцари рассыпали по двору и хлынули между домами, настигая разбегающихся в разные стороны мужчин. Наученные горьким опытом, крестоносцы преследовали молодых и зрелых мужчин, которые потом наносили удар в спины или позже поднимали мятеж. Та же участь настигала женщин, кто осмеливался выйти против конных дьяволов с вилами, ножами или клинками мужей... Каратели держались дальше от крыш, зная, как ассасины любят прыгать сверху и вонзать свои клинки в незащищенные места под шлемом и у кольчуги. Три лучника остались у ворот, держа на прицелах железных наконечников эти самые крыши.


Маленькая напуганная девочка с соломенной куколкой, прижатой к груди, плача в голос, выбрела под самые конские копыта английского капитана...

Христианский капитан не видел под ногами ребенка: в эту самую минуту замахом меча снизу подсекал воина, сапогом отклонив удар его меча. Брызги крови от вспоротой глотки запачкали ему кожаные накладки на штанах. И какого же было его удивление, когда конь под ним вдруг "нырнул", взбрыкнул и опрокинулся, сбросив всадника в... хлипкую постройку, что служила курятником.


Ряженый в кольчугу рыцарь, гремя костями и путаясь в полах своей же мантии, да оббивая локти, сбил собой реечки с несушками.

Поднялся возглас возмущенных курок. Ворохом поднялись перья, брызнув хлопьями с маленьких окошек.

Он запнулся о порог и в ворохе пуха и соломы, пропахшей птичьими пометом, прокатился куборем насквозь, на выход. Для пущей неуклюжести рухнул капитан в болотце грязи, откуда разбежались с визгом поросята. Все это время "Архангел Михаил" так и не выпустился их рук, накрепко сжатый в кожаной перчатке.

Цитата Билл "Большая лапа"

– АхахааА!! Капитааан! – раздался взрывом хохот его помощника Билла Большой Лапы, – Вы как всегдааа!! – и рослый великан в два метра ростом вытащил его за шкирку из грязи, поднял на ноги и встряхнул.

А незадачливый капитан сердито оттолкнулся от его руки. Откашлялся и отплевался. Встал тверже на ноги, да скинул с головы шлем. Мотнул головой, пытаясь отфыркаться от пуха. Гневно утерся рукавом и рукой в перчатке зашерстил в петушином гребне выстреженных волос, вытряхивая из спутавшихся прядей пух.

Недавнее покушение одного из этих Белых Чертей хашашинов оставило длинный резаный след на его правом виске, отчётливо выделенный на выстреженной стороне головы.

Выпрямился, встряхнулся.

Огляделся, что творится, да заголосил, возвращаясь в бойню пешим:


– Дом старросты! Ищите дом старросты! – вытягивая подбородок, но снова сорвал горло и закашлялся в тыльную сторону перчатки, утерся.

Пока рыцари шарили по домам, выкидывая на улицу жителей, всех без разбора, молоденький капитан сунул нос за пазузу своей мантии, с вопросом розыскивая указ, который за время рейдов... слегка так потрепался и с катушек сложился несколько раз в письмо. Мимо него прямо за воротом его мантии пролетел чей-то метательный нож, но светловолосый разява "прочихал его в рукав".

Он обернулся на оклик своего помощника, не зная, что только что едва не лишился жизни на острие ножа, целившегося ему в глотку.

Сопротивление, которое и не успело подняться, было подавлено. Жителей сбили в кучку, усадив на колени как баранов. Выволокли под руки старосту – мужичка лет 45, хромающего на обе переломанные по молодости ноги, с запаянным выколотым глазом. Сюда же подтянули и уцелевших воинов без безымянных пальцев – ассасинов. Их судьба была предрешена...

Перепачканный в чужой крови и грязи, с парой пушинок на плечах, капитан англичан вынул таки с раздражением это завалившееся письмо, встряхнул его с шелестом просаленной бумаги уже выученным жестом, да вздернул голову:


– Слушайте все! Прриказ Его Величества, божьего помазанника Короля Ричарда! – молочно чистым голосом, положенной торжественности уже не было, ибо за многие рейды благоговейный трепет изжил себя, осталась только строгость. Но, эта чёртова буква "Р"! – *Будь она пхоклята...*

– За оскверрнение Слова Божьего! а также!...,кашлянул, но вздернул носом, – ...за пособничество белой секте убийц-язычников..., именуемых..., – сделал паузу, чтобы произнести правильно, не сшепелявить, – Хашашины...! – да оглядел присутствующих, глянул в свиток, – Всякое...! – и вдруг молчание на вздохе.

Христианин, принесший кару вдруг замолчал, словно потерявший веру, не уверенный в чем-то. Он словно что-то забыл... или вспомнил? Настала неловкая тишина.

Два рыцаря за спиной капитана переглянулись *Что это с ним?*. Один переложил меч в другую, да тихо подошел, сунул нос в свиток:

– ..."всякое селение", ...капитан? – подсказал капитану и так уже давно разобранное писание "куриной лапы", как они прозвали писака, повредившего руку, но другого пока не нашли, вот и мучались с его каракулями.


Светловолосый англичанин в бордовой мантии вздрогнул, зыркнул на подчиненного, да возмущенно оттолкнул локтем, словно ему помешали в какой-то интимный момент. А момент был. Неожиданно для самого Якоба он внял странному трепету внутри себя и задался неожиданным вопросом, *...Что ж я делаю?* глядя в потемневший свиток со страшными словами, выведенными неаккуратной рукой королевского секретаря. Он будто выпал на мгновение из этой жизни и забыл про свое божье дело. Кругом голова пошла – ему опять не хватало воздуха, но он опомнился, встряхнулся и продолжил:

– ...Всякое селение али горрод!... – снова возгласил, но голос его стал стихать, теряя прежние уверенность и прыть, – облагается штррафом в рразмерре двух третей от..., – прыснул и откашлялся в кулак, да продолжил, – от собрранного уррожая!... скотины!... и ценного имущества... – бегло скользнул взглядом по бледным, плачущим и злым лицам, отмечая, понято ли наказание, да продолжил.

– За уличение же в прринадлежности к бесовской секте полагается... – пока вчитывался на нос спала пушинка, щекочушая нос, он заворочил им и грубо умылся ладонью, стряхивая ее раздраженно, – ...смеррть!договорил и, шагнув к старосте, легкой рукой пронзил его грудь мечом, подтверждая приговор не словом – кровью, – Тем кому не более 16 – отсечение рруки! – добавил между делом для мальчишек.

Клинок прошел в тело старика как в масло, и словно с одолжением. Христианин со скучным выражением лица вынул меч, не обращая внимания на захрипевшего мужчину.

– Остальным... рраспятие! – махнул рукой на пленных воинов, отворачиваясь от них, и зло рявкнул на толпу, – В назидание другим! – глянул строго и без жалости на вздрогнувших крестьян.

Шагнул вдоль низверженной топлы:
– И соберрите все ценное! – напомнил указом своим подчиненным обыскать дома, – Нагррузите телеги и возврращайтесь! – 10 человек позже увезут большой обоз в крепость, откуда они вышли.

А сам же отошел, пытаясь отхаркаться. Он прошел в дом старосты, где и расположиться на ночлег.

После того, как деревня была взята, а схваченные воины заперты в амбаре для завтрашней показательной казни, Якоб прошел в дом старосты с глухим стуком лба в низкий проем, – Уоу... – осел, рукой уперся в проем, будто он мог обрушиться на него. Глянул в дом:


– *М-м. Уютно...* – подумал английский капитан, проходя в теплую, пахнущую хлебом избушку пыльными сапогами с налипшей грязью.

Половицы заскрипели под его ногами, завыли петли двери, закрывшейся за ним. Жизнь застыла здесь так, как ее оставил не вернувшийся хозяин:
– Но таков наш мих. Оставляешь свой дом... и не знаешь "Вехнешься ли?" – со смирением перед неисповедимым проведением Господа оправдал себя Якоб.

Он тосковал по собственному дому. Огляделся. Шагнул в дом и угодил в кадку с половой тряпкой и водой. Выругался досадно, переставил ногу, но... подумал да обмыл уже второй сапог. Ноги полегчали.

Прошел устало в дальний угол к софе. Расстегнул ремень и снял его. Меч вложил в ножны и приставил к столу. Ремень свис концами на пол. Поднял руки и стащил с себя бордовую мантию-безрукавку, перепачканную кровью и грязью. Безобразным облаком сбросил на стол. Остался в штанах и свободных рубах, верхней и сорочки. Уцепился пальцами за таз и пододвинул к себе с неприятным шуршанием по доскам столешницы. Противно поморщился, но пододвинул. Ухватился за кувшин и, откашливаясь недовольно в кулак, слил все в таз. Он чувствовал себя ужасно, мертвецки уставшим. Уперся руками в стол. Лезть в холодную воду было последним делом, которое ему было сейчас нужно. Но. Вздохнул, окунул руки, зачерпнул воды и плеснул себе на лицо. Ахнул, поморщился и еще раз. Смывал кровь, грязь, пух. Обмыл шею. Всплеснул руками и размял шею. Стало легче.

Шагнул к софе, уселся. Немного посидел, глядя в окно. Допил остатки отвара из фляги, зажевал едкой "тягучкой" дурмана. Почесался под ухом, да все же закинул ноги в сапогах и прилег, накрыв глаза локтем. Вздремнуть. Совсем немного. И уснул беспробудно.

Защитники деревни?


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
Strangerous
Охотник
Дата: Четверг, 18.06.2015, 09:35 | Сообщение # 893
Принц Тьмы
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2154
Статус: Offline

Награды: 19
<Гостиница - Набережная канала - Ямайка - Капитолийские холмы - на пути в Египет>

(От самого раннего утра и до позднего вечера 01.01.2015 г. / ясно, тепло +8)


фотка для поднятия боевого духа biggrin

Элланора Монтилье - Джек Уайлдер


Остаток новогодней ночи я провела в туалете. Закрывшись изнутри, я сидела в углу, под раковиной и перебирала свои вновь порыжевшие пряди.

Что же это такое? Почему ты так на меня действуешь?

Я пыталась понять, когда же все пошло не так? Должно быть, именно тогда, когда я встретила Джека. Никогда люди особенно меня не заботили. Ничего из себя не представляющие, корыстные, жестокие и злые, они сделали меня такой же. И я перестала замечать всех, кто когда-либо меня окружал. Какой в этом толк? Я живу - они умирают.

Сотни лет сделали свое дело. Воспоминания о родном доме, о семье, которая когда-то у меня была - все потускнело. И даже черты лица того, кого я любила больше жизни, растворились под пылью бессмертия. И лишь крупица, неясный образ, промелькнул тогда, в отравленном бреду, перед моими глазами.

Я сказала Джеку, что он похож на того, кого я потеряла... Но только ли похож? Как ни старалась я вспомнить милые черты, они постоянно от меня ускользали. Что-то блокировало мою память, не давая вновь обрести себя такую, какой была я прежде, от рождения.

И вот теперь, когда я даже не могу справиться с собой, со своей магией, я вдруг начинаю понимать, что Джек не просто мальчишка, которого я встретила случайно. Что есть тут что-то большее, что я не могу объяснить, что мне не подвластно...

Утро встретило меня плохим предчувствием. Острое ожидание беды поселилось где-то в области сердца, и я поспешила в Гостиную. Мусор и грязная посуда, спящие, незнакомые мне люди - все это было так обыденно.

- Джек? - тихо позвала я, как-будто даже надеялась услышать его ответ. Но в глубине души я знала, что он уже покинул этот дом. А потом пришли они. Тамплиеры. И все началось с начала. Выстрелы, мертвые люди и отвратительный, тошнотворный запах крови. Я пыталась помочь, и все же... Никто не смог уберечь тех двоих. Леон, Хелена... Я не считала их друзьями, но и смерти они не заслужили. Хотя, я даже им завидовала, каждый из них закончил свой путь в объятиях возлюбленного.

Моя магия угасала. Восстановленных сил оставалось все меньше, но от жертв я отныне отказалась. Ради Аморы, ради Дантея, которому дала обещание, и ради себя самой. Не желая тратить силы понапрасну, я спросила у одного из тамплиеров, что стал нашим союзником (Сакс), не видел ли он Джека, но тот лишь пожал плечами.

Что ж, выбор у меня был не велик. Плохое предчувствие не оставляло меня. Я должна была его найти... Покинув свою группу, я отправилась на поиски тихого места, где никто бы не смог помешать моему ритуалу. Выбрав одно из заброшенных зданий, я проникла в подвал, и там, в темноте, зажгла свои черные свечи.



Достав из сапога свой маленький кинжал, я надрезала ладонь и стала чертить знаки на грязном полу. Древнее заклинание, требующее много сил и точности, было рискованным для того, у кого силы на исходе. Но ничего другого мне не оставалось. Встав в середину круга, я сжала окровавленной ладонью свой кулон и зашептала в пустоту одной мне понятные слова. Пламя свечей вспыхнуло вокруг меня, опаляя кончики волос, по телу волной прокатилась дрожь и в тот же миг, закрыв глаза, я перенеслась за много тысяч километров от своих друзей.

Упав на влажную, густую листву, я тяжело дышала. Грудь сдавило невидимыми тисками, и каждый вздох отдавался невыносимой болью в солнечном сплетении. Ноги дрожали, как будто весь этот путь я проделала пешком. С трудом поднявшись, я утерла кровь, льющуюся из носа и пошла вперед, к незнакомому сооружению.

Джек был где-то здесь, я это чувствовала.

Цитата AlterEgo ()
– Прошу. – пригласил жестом подняться по трансформируемой лестнице внутрь.
И когда же тот прошёл, он закрыл за ним дверь и замкнул замок, запирая парня в весьма комфортабельных условиях:


Обнимая себя одной рукой под грудью, я медленно подошла к небольшому трейлеру и приложила ладонь к его корпусу. Знакомое сердцебиение заставило меня вздохнуть с облегчением, но и всколыхнуло во мне волну справедливого гнева.

Да как он только до этого додумался?!

Кто-то меня окликнул. Обернувшись, я заметила незнакомца. Он наставил на меня пистолет.

- Помо... гите... - шепнула я и упала на колени, откашливаясь кровью. А когда охранник присел рядом со мной, я резко уперлась ладонью ему в лицо, и синяя вспышка оглушила его. Я взяла от него совсем немного, через несколько часов он будет как новенький, а мне этой энергии хватит, чтобы почувствовать себя лучше.

Забрав ключ от трейлера, я подошла к двери. Ладони мои дрожали, но я заставила себя унять бешено колотящееся сердце. Замок щелкнул, и я вошла.

Наши взгляды встретились. Джек медленно, как-будто с опаской поднялся с кресла. Несколько секунд мы просто смотрели друг на друга, затем я сделала несколько решительных шагов вперед и с размаху ударила болвана кулаком в челюсть. Его голова дернулась в сторону, он оступился, но, схватившись одной рукой за ближайший шкаф, а другой за подбородок, устоял на ногах. Должно быть, я достаточно ослабла от заклинания переноса, потому что вложила в этот удар все свое негодование и беспокойство.

- Ты идиот! Думал, можно вот так просто украсть кучу опасных, древних артефактов и по-тихому свалить?! Я так пыталась тебя уберечь, а ты вместо того, чтобы зажить нормальной жизнью, все только усложнил! - заскандалила я, сжимая ладони в кулаки, а губы в тонкую полоску. Я даже совсем упустила тот момент, что Джек ничего не помнит, во всяком случае, не должен помнить. И даже его крайне недоуменный взгляд не заставил меня унять свой праведный гнев.

 - Откуда ты, черт побери, вообще на мою голову взялся?! Лучше бы мы с тобой никогда не встречались! - вскричала я и что-то внутри меня дрогнуло. Я вдруг оказалась посреди зеленого, густого леса. Верхушки деревьев, казалось, упирались в небеса, и пахло свежей травой и сладкими яблоками.



Передо мной стоял тот самый мальчик. Его непослушные волосы, цвета спелого каштана торчали в разные стороны, он улыбался.

- Это не правда! - заявил он, гордо вскидывая подбородок, - Если бы ты меня не встретила - умерла бы в одиночестве!

- А ты... Если бы ты меня не встретил? - шепотом спросила я, ощущая, как по щекам покатились слезы.

Сделав шаг на встречу, он взял меня за руку, его лицо стало серьезным, он нахмурился.

- И я бы умер... Потому что без тебя мне жить не охота...


Я вздрогнула и виденье пропало. Джек стоял в каких-то 5 сантиметрах от меня. Он держал меня за руку.

- Это ты... - прошептала я. Мне казалось, что я схожу с ума. Этого просто не могло быть, во всяком случае я не знала такой магии, которая была бы способна сотворить что-то такое.

Мне показалось, что сердце у меня сейчас выпрыгнет из груди. Поддавшись порыву, я обняла Джека за шею, прижалась к нему всем телом и встала на носочки. Наши губы соприкоснулись, и волна тока прокатилась по моему телу от макушки до пяток, заставляя искать спасения в этом поцелуе, требовать большего.

Но сейчас было не время и не место. С огромным трудом отстранившись, я внимательно посмотрела Джеку в глаза, стараясь унять тяжелое дыхание.

- Нужно... уходить... отсюда... - выдохнула я, стыдливо отводя взгляд. Не так я представляла себе эту встречу. На лице Джека было написано вселенское разочарование, но он кивнул. У меня было к нему много вопросов, как, наверное, и у него ко мне, но сейчас на это не было времени.

Покинув трейлер, мы побежали вглубь джунглей, туда, где меня выкинул мой портал. Я должна была перенести нас обратно, подальше от этого места. Но, когда я начала читать заклинание, голова у меня закружилась, и если бы Джек не поддержал меня, я бы точно лишилась чувств. Как мы добежали до невесть откуда взявшейся машины, я даже не поняла, но уже через пару часов мы были в аэропорту. Следующей нашей остановкой были Капитолийские холмы.

Цитата Mia111 ()
- Добрый день! - поприветствовал их всех поочередно, посмотрев на них, подмигнул Лим, кивнул Даниэлю, Адель, Элланоре и Джеку,

Цитата Mia111 ()
Элланора Монтилье (“Золотое руно”, овечья шкура) – греет, даёт огонь, защищает от огня

Цитата Brook ()
– Кому достанется Руно, будь осторожней, – заговорил серьёзней Ла-Ахад (Элла, Джек), – Она даёт огонь, и то не шутка. Огонь её обычен, но… он может разгореться и погаснуть, лишь научись им управлять. Читал я, что если волосинку уронить, она искрой запалит сено. Если правильно взмахнуть, – и сделал лёгкий жест рукой, – погаснет пламя.


Весь полет я проспала, а когда проснулась, нас уже встречал Дантей. Я была рада его видеть. В нем была моя надежда на спокойную, человеческую жизнь.
У него был план, и это обнадеживало. Получив из его рук артефакт и напутственные слова от Альтаира, я погладила руно ладонью.

- Огонь... стало быть... - усмехнулась я, - Что ж... это вполне моя стихия...

Джека я не отпускала от себя ни на шаг, да и он уже не горел желанием оставить меня одну. С каждой минутой наше приключение становилось все опаснее, а шанса поговорить наедине у нас так и не было.

После крушения дирижабля, я вдруг ясно осознала всю необходимость этого разговора. И, оказавшись в поезде, я увела Джека за собой в отдельное купе, чтобы прояснить эту неловкость и недосказанность между нами.

Сев напротив, я какое-то время молчала, беспокойно покусывая губы. Я просто не знала с чего начать. Мой воришка тоже не спешил начинать говорить. Поэтому, внимательно взглянув ему в глаза, я аккуратно спросила:

- Что ты помнишь?


Сосредоточенность на его лице меня пугала, я понятия не имела, злиться он, за то, что я стерла его воспоминания обо мне, или просто расстроен. Но то, о чем он вдруг заговорил, заставило мое сердце ухнуть куда-то в пятки. Он рассказал мне о густом, вечно-зеленом лесе, о деревянном домике на окраине деревни, о леснике, у которого был сын, о странной девочке с рыжими волосами и зелеными глазами, о том как сын лесника повстречался с ней, о том, что, кажется, она была ведьмой, и о том, как сильно они друг друга любили.

- Но... как? - выдохнула я, испуганно хлопая глазами. И вдруг я вспомнила... Когда-то сын лесника обещал мне, что даже смерть не в силах будет разлучить нас... И когда его не стало, ничего я не желала больше, чем возвращения его души ко мне. И вот, спустя столько лет... он сдержал свое обещание. И наша встреча не была случайной... он искал меня... и нашел.

Но, боль от утраты была так велика, что стерла его лицо из моей памяти. Поэтому... я не узнала его.

Проведя кончиками пальцев по его щеке, я тихо проговорила:
- Прости меня, Джек... Все... что случилось с тобой, случилось из-за меня... Я принесла в твою жизнь столько горя...

Ответить он мне не успел. Поезд резко затормозил, я поднялась с сиденья. Беспокойство охватило меня, предчувствие угрозы красным светом стучало в ушах.
- Что-то происходит... - проговорила я и выбежала из купе.

Ощущая присутствие чужих, я пробиралась сквозь толпу туда, откуда чувствовала угрозу сильнее всего. Что-то было не так. Кончики пальцев покалывало, выглянув из окна я поняла, что кто-то из ангелов установил щит над нами, стараясь защитить, но в совокупности с энергией Яблока, которая набирала силу, это могло дать непредсказуемый эффект.

Я вбежала в вагон как раз тогда, когда Альтаир дал волю энергии сферы.
- Альтаир, не надо! - закричала я, но было поздно. Яркий свет заполнил все пространство вокруг. Вспышка ослепила меня, я ощутила сильный удар в солнечное сплетение, словно кто-то пытался выбить из меня душу. Перед глазами замелькали странные картинки, я зажмурилась, и тьма поглотила меня...

Джек, любовь моя, я так скучала cry
Продолжение стартует в прошлом :3




Сообщение отредактировал Strangerous - Четверг, 18.06.2015, 09:56
 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Четверг, 18.06.2015, 11:31 | Сообщение # 894
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2847
Статус: Offline

Награды: 72
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, дом Алонсо, потом дом Дамира>

(УТРО – ДЕНЬ – ВЕЧЕР)




Валенсия Алонсо (Амора) - Алина (Терра)

Чезаре Алонсо


Валенсия находилась в своей комнате. Сидела на кровати, поглаживая животик, чувствуя, как пинается их с Дамиром сыночек и улыбалась:



Внезапно у неё закружилась голова, а перед глазами всё поплыло, и, как яркая вспышка, в голове начали мелькать картинки, как что-то не реальное. Это настолько потрясло Валенсию, что она упала в обморок.

Находясь без сознания, в голове её всплывали образы людей, которых она никогда не видела, дороги с каким-то покрытием, высокие дома, странные повозки.



Алина


В комнату к госпоже зашла Алина, - Госпожа! – подбежала к ней, заволновавшись. На лобике и висках Валенсии выступил холодный пот, а пульс зашкаливал.

Алина обучалась лекарному делу, и даже один раз присутствовала со своим учителем-лекарем на родах, но сейчас растерялась, не понимая, что с её госпожой.

Девушка налила воды в тазик, смочила в ней тряпку и принялась протирать лобик, виски, шею госпоже, периодически проверяя пульс. Вскоре частота ударов сердца стабилизировалась.

- Госпожа? Госпожа, как вы? – чуть потрясла её за плечико.



Амора


Валенсия сделала глубокий вздох и открыла глаза. Только вот очнулась не хозяйка тела, а очнулся в этом теле пришелец из будущего. Она хмуро осмотрела комнату и перевела взгляд на девушку рядом, - ты кто?



Алина


- Госпожа! Это же я, Алина! Вы меня не узнаете??! – испугалась девушка.



Амора


Амора в теле Валенсии нахмурилась еще сильнее, поднялась в вертикальное положение и села. Осмотрела себя и рот открыла… Поднялась с кровати, быстрыми шагами подходя к зеркалу.

- Это что??! Это кто??! – указала пальцем на зеркало, увидев там отражение неизвестной женщины.



Взяла в пальцы прядь рыжих волнистых волос и поморщилась, - какая гадость! Хорошо, что Зак не видит! – потом опустила голову, положив ладони на свой живот, - вот я попала! Он еще и пинается! Это возмутительно! Это что ж получается, мне рожать скоро??! – перевела взгляд на девушку, что так и сидела на кровати.



Алина


Алина недоуменно хлопала на госпожу ресницами, подумав, что у госпожи помутился рассудок. Кивнула ей, - д… - запнулась, - да… со дня на день, госпожа, - ответила на её вопрос.



Амора


- А как меня зовут? – поинтересовалась из любопытства.



Алина


- Госпожа, вы меня пугаете! Прошу вас прекратите! – в глазах Алины появились слезы.



Амора


- Пугаю? Да я вообще в шоке! – возмутилась Амора, и тут внезапно вновь перед глазами замелькали кадрами воспоминания из прошлого и будущего, в голове всё перемешалось в раз. Рыжая девушка пошатнулась, едва не падая.



Алина


Алина успела подбежать, поддержать госпожу под локоток, помогая на кресло присесть.



Валенсия


– Алина? – подняла на девушку мутный взгляд, - что это… что это было? – голова кружилась и ужасно тошнило.



Алина


- Госпожа, вы вернулись! – Алина обняла свою госпожу ручками за шею, чуть не плача от переживаний.






Чезаре


Ближе к вечеру в дом вернулся хозяин – Чезаре Алонсо, правда был он уже навеселе, поскольку по дороге домой заехал выпить с друзьями в таверну.



Алина


Алина поклонилась господину, когда тот вошел в комнату, и, взглянув на госпожу с сожалением, покинула её покои.



Валенсия


Валенсия тоже поднялась с кресла, приветствуя мужа, чуть склонив головку. Что-либо говорить не хотелось.



Чезаре


Чезаре подошел к супруге, провел костяшкой пальцев по её личику и, прихватив пальцами за подбородок, приподнял её головку, чтобы она посмотрела на него. – Ждала меня? – спросил, чуть склонившись к её лицу.



Валенсия


Ленс поморщилась от запаха алкоголя, что шел от него. – Конечно, муж мой, - ответила тихо.



Чезаре


Он впился поцелуем в её губки, уводя ладонь на её затылочек под волосы.



Валенсия


Ленс уперлась ладошками в его грудь, сердцем противясь этому.



Чезаре


Чезаре до крови укусил её за нижнюю губку. Оторвался на миг, - Не хочешь? – заглянул в глаза.



Валенсия


– Сейчас не стоит, - смотрела на него, а в глазах слезы заблестели. Губу саднило.



Чезаре


Чезаре слизал кровь с её пухленькой губки, - да ладно, ничего не случиться, - спустился губами на её шейку, руками стягивая с её плеч платье.



Валенсия


Валенсия отвернулась, поджав губы, - я не хочу… - прошептала едва слышно.



Чезаре


– Зато я хочу! – дернул ткань её платья, которая не желала сниматься, и она с треском разошлась. Оголил женскую грудь. С силой сжал одну в ладони, а вторую прихватил губами за сосок, обводя языком по кругу, и прикусил зубами так, что девушка в его руках вскрикнула от боли.



Валенсия


По щекам Валенсии слёзы потекли. Она, упираясь ладонями в плечи мужа, попыталась оттолкнуть его от себя, - я не хочу, пожалуйста, не надо. Ты делаешь мне больно!



Чезаре


Но Чезаре не слушал. Её слезы и мольбы только сильнее его возбуждали. Он подхватил её на руки и донес до кровати, бросив на покрывала и подушки, тут же раздвигая её брыкающиеся ножки, разрывая подол её платья, чтобы не мешал.



Валенсия


Валенсия забарабанила кулачками по его груди, - нет, Чезаре, я не хочу, прекрати! – взмолилась.



Чезаре


Но он только усмехнулся и ударил её по лицу тыльной стороной ладони, рассекая кольцом её скулу. А затем ударил по второй щеке, и бил её по лицу до тех пор, пока женщина под ним не перестала сопротивляться, находясь в полуобморочном состоянии.



Амора


Перед её глазами всё плыло, снова начали появляться странные образы. Внезапно Валенсия распахнула ресницы, и залепила мужу пощечину, - Женщина сказала же, что не хочет! – согнув ногу в колене, уперлась в мужской торс и с силой отпихнула мужчину подальше от себя, что он с кровати кубарем слетел. Прикрылась покрывалом, слезая с кровати, отходя спиной к столу.

Амора в теле Валенсии была недовольна происходящем. Глаз не сводила с обезумевшего мужика, что шел к ней в гневе, сокращая между ними расстояние. Она нащупала рукой на столе подсвечник и сжала на нем пальцы.

Когда разгневанный мужик подошел ближе, она съездила ему подсвечником по голове, подмечая струйку крови, что потекла по его виску. – Не подходи ко мне! Протрезвел бы сперва, а потом бы женщину на секс разводил! – была сердита, хотя понимала, что забьет ведь потом девчушку до смерти, придется потом как-то её спасать от этого ублюдка, - иди с любовницами трахайся, а ко мне подходить не смей! – держала перед собой вытянутую руку с подсвечником.



Чезаре


Но Чезаре был вне себя от ярости такой выходкой супруги, которая раньше никогда себе ничего подобного не позволяла. Он снял с пояса плеть, сжал рукоять в руке с такой силой, что хрустнули костяшки пальцев. Размахнулся и ударил непокорную супругу, - научить тебя покорности и смирению? – на обнаженном женском плече осталась красная полоса с кровавыми подтеками.



Амора


Амора рассердилась и зашвырнула в него подсвечником, затем схватила какую-то вазу, тоже бросив в ублюдка с плетью в руках, стол перевернула и стулья, не позволяя ему к себе близко подходить. Переворачивала мебель, кидала в него всё, что под руку попадалось, пока до двери не добралась. Распахнула дверь и побежала по коридору, куда и сама не знала, лишь бы подальше от этого садиста.

Амора в теле Валенсии выбежала на улицу. Уже стемнело. Радовало, что было тепло. Местность была для неё не знакомая, но из воспоминаний Валенсии Амора знала дорогу до дома мужчины (Дамир), к которому хозяйка тела была неравнодушна и бывала у него частенько. Амора накинула на свою голову покрывало, в которое заворачивалась еще в комнате, плотнее укутавшись в него, прикрывая обнаженные участки тела и разодранное платье, и побежала по темным улочкам босыми ножками. Аморе босой бегать было не привыкать, а вот сейчас, находясь в теле этой девушки, ощущения были странными. Дева явно была непривыкшей ходить босиком.

Подбежала к дому, который видела в воспоминаниях, нашла дверь запасного входа и постучала. Прислонилась спиной к стене дома, пытаясь отдышаться. Поглаживала живот, успокаивая ребеночка, что толкался в утробе. Низ живота тянуло, и ныла поясница. Беглянка не заметила, что по её ножкам струилась прозрачная жидкость. Прикрыла глаза, делая глубокие вздохи.

Продолжение следует...
Дамир/Даня готовьтесь)))


 
Strangerous
Охотник
Дата: Четверг, 18.06.2015, 12:09 | Сообщение # 895
Принц Тьмы
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2154
Статус: Offline

Награды: 19
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА>

(УТРО)




Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)


Утро встретило меня теплыми объятьями мужа. Улыбнувшись от его нежных прикосновений, я охотно повернулась к нему, ласково поглаживая мягкой ладонью по щеке и принимая поцелуи. Мне повезло, и замуж я вышла от большой любви и по своему согласию.

Я помнила тот день, когда наши судьбы сплелись в одну. На людных улицах Акры всегда было тесновато. Шаловливые дети, шумные торговцы. В корзинке я несла немного спелых красных яблок для родителей, когда один из незнакомцев выбил ношу у меня из рук. Растерянная и расстроенная, я пала на колени, пытаясь скорее собрать фрукты, пока их не растоптали. И перед собой увидела раскрытую ладонь, а на ней самое красивое и самое яркое яблочко. То был мой Гарсив, мой муж, проезжавший со своим отрядом по улицам города и решивший помочь бедной девушке.

Взгляды наши встретились, и мое сердце дрогнуло, а щеки налились румянцем. Украл меня отважный воин из родительского дома и объявил своей женой, с тех самых пор мы не разлучались.

Каждый день проведенный рядом с законным супругом был для меня настоящим счастьем.

Пока он собирался, я робко опустила на пол босые ноги, застенчиво любуясь его наготой. С той самой первой брачной ночи принадлежал он мне душой и телом. И только мне одной. И как бы сильно не хотелось мне его увлечь сейчас в перины мягкие кровати, чтоб одарить его своим теплом и лаской, нельзя задерживать бойца, что собирается на службу.

Поднявшись на ноги, я стала щеткой волосы расчесывать неспешно. Мой муж в своей броне был настоящим образцом для своего отряда. И многие из девушек завидовали мне, пытались соблазнить Гарсива. Но знала я, мне нечего бояться. Любовью светятся глаза мужчины, когда он счастлив со своей женой. И собиралась я сегодня подарить еще один подарок своему супругу. Готовила для вечера я свои лучшие одежды. Сходила к знахарке, и травами душистыми запаслась. Хотела бы я сына мужу подарить, и вызнала, что приготовить нужно для того, чтоб маленького воина зачать. И собиралась этим с мужем поделиться.

Запечатлев на нем свой сладкий поцелуй, я проводила мужа за порог и собралась на рынок, за свежими продуктами. Но вдруг заметила, что муж оставил ту еду, что приготовила ему я с вечера, ведь не всегда воину удается во время поесть.

- Ох, ну что за горе... - всплестнула я руками. Накинув на голову платок и захватив оставленное мужем, я побежала до таверны. Уверена была я, что там Гарсив. Частенько он захаживал туда с утра поесть.

По дороге прикупила я свежего сыра и ароматного хлеба, стараясь мужу угодить, доставить радость.

Зайдя в таверну, огляделась я. Неловко было находиться мне здесь одной. Но я надеялась, что муж найдет меня быстрее, чем я его. Всегда он чувствовал мое присутствие, даже если пряталась я от него.

*Гарсив, любовь моя, ну где же ты?* - топталась робко я у входа, все не решаясь заходить.

Любимый муж?)
Кто-нибудь еще?




Сообщение отредактировал Strangerous - Четверг, 18.06.2015, 12:29
 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Четверг, 18.06.2015, 15:10 | Сообщение # 896
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2847
Статус: Offline

Награды: 72
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, таверна>

(УТРО)




Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения) - Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)


Гарсив поутру заехав в таверну, поздоровался с хозяйкой Адилой, присел за стол, да сделал заказ. Тут и сослуживцы его в таверну заглянули. Так и прошла трапеза за приятной беседой.

Расплатился Гарсив с хозяйкой, и пошел к выходу.

Цитата Strangerous Аяла ()
Зайдя в таверну, огляделась я. Неловко было находиться мне здесь одной. Но я надеялась, что муж найдет меня быстрее, чем я его. Всегда он чувствовал мое присутствие, даже если пряталась я от него. *Гарсив, любовь моя, ну где же ты?* - топталась робко я у входа, все не решаясь заходить


А у входа увидел супругу свою, улыбнулся. Достал из кармана платок, что был украшен вышивкой её заботливых рук, да встав за её спинкой, завязал её очи черные. К ушку склонился, положив ладони на талию осиную, да прошептал, - Меня ли ты ищешь, любовь моя? – дыханием обжигая. Развязал платок, снимая его, и аккуратно сложив, убрал за пазуху к самому сердцу.

Поцеловал супругу в уста сахарные, приобнимая за плечики заботливо и нежно, - Что бы я без тебя делал? – поцеловал сперва одну ручку, затем вторую, благодаря за её заботу. – Давай я тебя отвезу домой, не спокойно сегодня на улицах, - подхватил супругу на руки, усадив верхом на своего коня. Отвязал поводья от коновязи, отводя коня в сторону, затем и сам вскочил в седло. Ладонь одной руки положил на животик супруги, прижимая её спинкой к себе, а второй рукой удерживал поводья и правил конем.

Не спеша они поехали по оживленным улочкам города. Увидел судью (Дамир), проезжающего мимо, и склонил голову, приветствуя его, выражая почтение, - Ас-саля́му ‘алейкум, кади, - поздоровался с ним.

Любовь моя, Аяла?
Судья Дред Дамир?


 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Пятница, 19.06.2015, 14:31 | Сообщение # 897
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2847
Статус: Offline

Награды: 72
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, храм>

(ВЕЧЕР)




Адила бинт аль-Хусейн (Адель)


Уже стемнело, и Адила проводила последнего клиента из своей таверны. Заперла двери и прошла в свой дом. Переоделась и вышла из дома, чтобы посетить храм для вечерней молитвы, так она делала каждый вечер. Решила пройтись пешком, не став седлать свою лошадь. Дорога не заняла много времени. Адила вошла в стены храма, огляделась. Здесь никого не было, и она приступила к вечерней молитве.

Туда же в храм, вскоре после Адилы, вошел и юноша. Он приметил миловидную девушку, обошел её со всех сторон.

Адила слегка напугалась, но старалась не отвлекаться на молодого человека.

Внезапно он схватил её за шею, поднимая на ноги и прислоняя спиной к колонне:



Зажал ей рот ладонью, чтобы она не создавала шума, губами исследуя её шейку, а свободной рукой задирая ткань её платья, забираясь под подол, водя рукой по женской ножке, уводя руку к внутренней стороне бедра.

Ресницы девушки широко распахнулись, никак не ожидая такого, тем более в храме, в святом месте. У Адилы зрачки от ужаса расширились. Что-либо сказать, или кого-то позвать на помощь она не могла, получалось только мычать.

Он попробовал на вкус её губы, сжал в ладони грудь, массируя, наслаждаясь этим моментом. Спешить ему было некуда.

Адила сперва хотела его оттолкнуть, упираясь ладонями в плечи мужчины, затем попыталась дотянуться рукой хоть до чего-нибудь, что смогло бы послужить для неё сейчас средством защиты, но руки ни до чего не дотягивались.

А он, ухватив девушку вновь за шею, приподнял её выше, так, что её пальчики на ногах едва касались пола.

В испуганных женских глазах стояли слезы, ей казалось, что она сейчас потеряет сознание, но все равно сопротивлялась, как могла, пытаясь оттолкнуть от себя мужчину.

Тут её рука скользнула по его ремню, и она нащупала рукоять кинжала. Сперва испугалась собственных мыслей, чуть отдернув пальцы.

Но ладонь насильника пробралась под её нижнее белье, прикасаясь там к её обнаженной коже.

Адиле было противно и мерзко сейчас. Она зажмурила глаза, и из-под ресниц потекли слёзы. Резко выхватила кинжал из ножен и, не видя что делает да и не отдавая в том себе отчет, ударила насильника кинжалом в грудь, потом еще, и еще раз. Даже не помнила сколько раз она ударила его в грудь кинжалом. Очнулась лишь, когда он лежал уже на полу, истекая кровью, а она в окровавленной руке сжимала кинжал, с которого на пол капала кровь. Ручка её тут же задрожала, как и она сама.



Гарсив


В это время мимо проезжал стражник Гарсив, услышал шум, что доносился из храма. Остановил коня, спешился, быстро поднимаясь по ступеням и заходя под своды храма.

Увиденное его потрясло, не сам факт убийства, как то, кто это убийство совершил.

– Адила… - выдохнул, не веря.



Адила


– Гарсив, я… я не хотела… он напал на меня… я не знаю, как это произошло, я защищалась, - пыталась что-то объяснить ему в слезах, так и держа в дрожащей руке окровавленное оружие убийства.

В храм забежали и сослуживцы Гарсива. Они не растерялись. Убийство есть убийство, а следов изнасилования не было видно, а значит, девка лгала. Её тут же подняли с пола, связывая руки, и уводя из храма. Бросили за решетку, нацепив на щиколотки кандалы, чтобы не сбежала.

Адила поджала к себе колени, рыдая от бессилья и всего с ней произошедшего. Уснуть этой ночь она не смогла.

Продолжение следует на рассвете...


 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Пятница, 19.06.2015, 15:12 | Сообщение # 898
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2847
Статус: Offline

Награды: 72
Продолжение...

<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, дом Дамира>

(ВЕЧЕР - НОЧЬ)




Валенсия Алонсо (Амора) - Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


Когда дверь открылась, Валенсия, вернувшаяся в своё сознание, подняла головку на мужчину, - Дамир! – обняла его, положа головку на его грудь, - мне больше некуда было пойти, - из-под прикрытых ресниц по щекам потекли слезы.

Она доверилась его рукам, прижимаясь ближе к возлюбленному. Рядом с ним ей было спокойно. Не заметила, как в комнате оказалась, проваливаясь в беспамятство время от времени.



– Дамир, кажется, роды начались, - глубоко дышала, а на лбу выступил пот, волосы взмокли. – Мне страшно! – призналась, сжав его руку в своей влажной ладошке.



После полуночи участились схватки. Валенсия старалась делать вдох носом, а выдыхать ртом, старалась не волноваться ни о чем и полностью сосредоточиться на рождении ребенка, но не могла она успокоиться. Она переживала за Алину, которую оставила в доме мужа, переживала за ребеночка, который должен был родиться, не знала, всё ли она правильно делала. Но Дамир был рядом, он поддерживал, и становилось спокойней.

Когда пришло время тужиться, Ленси вцепилась одной рукой в край кровати, зажмурилась, сжав зубы и поджав губы, и почувствовав схватку, начала выталкивать ребеночка наружу.

Ребеночек еще не родился, а у Валенсии сил уже не было, - не могу больше, я устала, - плакала от бессилья. Голова кружилась, и она вновь потеряла сознание.



Амора


Очнулась в теле Валенсии уже Амора. Приподнялась на локтях, - она не родила еще?! Ну, за что мне это? – захныкала, подняв голову к потолку. – Так, что нужно делать? – посмотрела на мужчину, который ей смутно кого-то напоминал. *Вернусь домой и рожать не буду!* - подумала про себя Амора, и при следующей схватке начала тужиться, сжав простынь в кулачках.

Было желание кого-нибудь еще укусить. Почему-то подумала о том садисте, и захотелось откусить ему ухо.

Спустя какое-то время, роженица услышала долгожданный плач.

– О, Господи! Мы сделали это! – выдохнула Амора, откинувшись спиной на подушки, прикрывая глаза.



Валенсия


И в сознание вернулась только что разродившаяся мать.

Валенсия приняла на руки новорожденного сына, плача от счастья, рассматривая его личико, взяв за крохотную ручку.



- Дамир, так на тебя похож! – подняла на возлюбленного счастливые глаза полные слез радости, - как мы его назовем?

Приложила сына к груди…



…и вскоре мама и малыш задремали.




<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, дом Алонсо>

(ВЕЧЕР - НОЧЬ)




Чезаре Алонсо




Он не успокоился, ему было мало, и у него на примете была одна невинная девица, на которую он уже давно положил глаз. Толкнул дверь ладонью и вошел в комнату Алины, служанки своей супруги.



Алина


Девушка вскрикнула, испугавшись, не ожидая, что к ней кто-то придет среди ночи, хотя сама еще спать не ложилась.

– Господин, - поднялась с кресла и отложила в сторону вышивку, головку склонила перед ним.



Чезаре


Чезаре подошел к ней ближе и провел пальцами по вырезу её декольте.



Алина


Алина вскинула на него голову, не понимая, что хочет от неё господин. Постаралась отойти в сторону.



Чезаре


Но Чезаре преградил ей путь, - такая аппетитная, - положил ладонь ей на низ животика, скользнув вниз между ножек, чуть прихватив.



Алина


Девушка испугалась не на шутку и машинально влепила мужчине пощечину.

– Господин! – прикрыла рот ладошкой, осознав свой поступок, - простите, господин, но вы… вы… не делайте так, прошу вас, оставьте меня, - отбежала в сторону, к окну.



Чезаре


В два больших шага Чезаре сократил расстояние между ними. Усмехнулся, да подхватив девушку на плечо, донес до кровати, бросив её на одеяла, стягивая платье с её плеч, оголяя грудь.





Алина


– Нет, нет, нет!! Что вы делаете! Прекратите! – начала отбиваться от него, по щекам слезы потекли. Била его кулачками и пыталась пинаться.



Чезаре


Чезаре схватил её ручки, сжав обе в своей руке, заводя их девице за голову, и удерживая. Укусил её за грудь.



Алина


Алина закричала от боли и страха. – Помогите!!! – кричала она в слезах.



Чезаре


Чезаре довольно улыбнулся, забираясь свободной рукой под юбку её платья, рывками стягивая с неё нижнее белье.



Джек


Джек хотел пожелать возлюбленной добрых снов, поэтому с крыши неслышно опустился на подоконник её комнаты, как услышал крики и плач, и увидел ублюдка Алонсо, что домогался до Алины. Джек сжал зубы и кулаки от злости, распахнул окно, спрыгивая с подоконника в комнату. Дошел до кровати, схватив ублюдка за шкирку и скидывая на пол, - Не смей прикасаться к ней!



Алина


Алина слезла с кровати, забившись в угол комнаты, дрожь бегала по её телу, и не могла успокоиться.



Джек


Между Джеком и Чезаре завязалась драка. Джек ранил ублюдка кинжалом, ударив тому меж ребер.



Чезаре


Но Чезаре со злости не замечал ранения. Он отбросил от себя Джека. Тот упал на стул, чуть проехавшись вперед. Чезаре же снял плеть с пояса и ударил Джека по спине, рассекая как одежду, в которой он был, так и кожу.

– Мерзкий щенок, ты поплатишься за это! – ударил снова, подходя ближе, и снова, и снова.



Джек


Джек пытался встать, но от каждого удара, оседал на пол.



Алина


Алина хотела помочь Джеку. Поднялась из угла на дрожащие ножки, схватила вазу с комода, в которой стояли цветы, и, подбежав со спины к господину Алонсо, хотела ударить того по голове.



Чезаре


Но Чезаре услышал, развернулся резко.



Алина


Алина застыла с вазой в руках.



Чезаре


– Стерва! – залепил ей пощечину и оттолкнул девушку.



Алина


Алина отлетела к комоду, ударившись головой о край, и упала на пол.



Чезаре


А Чезаре непокорную ударил дважды плетью, чтобы знала впредь на кого руку поднимает.



Алина


Пока Алина была без сознания, в голове её вспышками начали появляться образы, такие яркие и живые, словно она всё это видела наяву, хотя то, что она видела вокруг себя, ей было не знакомо.



Чезаре


Вернулся к мальчишке, обмотал плеть вокруг его шее, и дернул к себе, чуть протащив по ковру.



Джек


Джек хрипя, вцепился в удавку, пытаясь её снять.



Чезаре


Но Чезаре перекинул другой конец плети через выступ в стене под потолком, и потянул на себя, отрывая мальчишку от пола.



Джек


Джек вскоре перестал чувствовать опору под ногами. Он пытался снять удавку, но воздуха не хватало.

Продолжение следует...
Спасай нас, Дамир!




Сообщение отредактировал Ангел-Я - Пятница, 19.06.2015, 15:15
 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Суббота, 20.06.2015, 10:31 | Сообщение # 899
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2847
Статус: Offline

Награды: 72
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, тюрьма/дорога к помосту смерти/эшафот>

(РАССВЕТ)




Адила бинт аль-Хусейн (Адель)


Ночью Адилу посетили странные видения, которые сперва напугали её, а затем она заинтересовалась. Видения начинались, как яркие вспышки. Девушка закрывала глаза и видела себя, и в тоже время не себя. Другую себя и мир был другим.

На рассвете за ней пришел конвой из стражников. Они вошли в камеру, сняли с её ног кандалы, подхватили девушку под руки и вывели из темницы. Адилу повели к месту будущей казни.

Внезапно она затормозила, словно не понимая, что происходит. Оглянулась назад, пытаясь понять, где она находится:



Один из стражников грубо толкнул её, что она почти упала на землю, но другой поддержал её под руку, поднимая. Ей накрыли голову её же шалью, и, подтолкнув вперед, повели дальше.

Но тут девушка резко скинула шаль с головы, возмущенно посмотрев на того грубияна, что толкнул её.

– Чего уставилась? – гаркнул он, пихнув её, что она едва не упала вновь.


– Что тут происходит вообще?! – возмущенно спросила уже Адель, очнувшаяся в чужом теле.

Её снова толкнули, чтобы шла дальше.

Адель развернулась и толкнула его тоже, ладонями в грудь, правда такую груду мышц она даже сдвинуть не смогла, да и тело этой девушки, в котором она очнулась, было менее физически развито, чем её собственное.

Стражник замахнулся и ударил её по лицу.

Девушка упала на землю, почти поцеловавшись с землей, успела вовремя ладони перед собой выставить. Чуть проехалась по земле, царапая руки.

Её новь подняли и повели, держа под руки.

Адель увидела еще пока практически безлюдную площадь и помост смерти, или эшафот, на который её и завели.

Всё это с каждой секундой нравилось Адель всё меньше. Она вырвала руки из лап стражников. Одного стража толкнула с этого помоста, он упал вниз, и попыталась сбежать, но её схватили и уложили на доски.

Ударили по лицу, а потом сильно сжав пальцами челюсть, чтобы она открыла рот, начали заливать ей в горло воду, топя её.


Адель пыталась пинаться ногами, отбиваться руками, головой вертеть, сопротивляясь.

Но ей крепко держали ноги, руки и голову.


В какой-то момент она ослабла, перестав бороться, тогда ей перестали заливать в горло воду и перевернули на бок, дав выплюнуть воду. Изо рта вытекли остатки воды. Адель закашлялась, горло саднило. Одно дело читать про пытки и совсем другое испытывать их на себе. Она даже еще толком не поняла, что с ней произошло, куда она попала, чье это тело, как такое вообще возможно, как её уже вскоре должны были казнить. Она с трудом вспоминала преступление, которое совершила эта девушка, в чьем теле она проснулась, но Адель считала, что казнить за случайное убийство это несправедливо. Эта девушка защищала свою честь, но в этом времени женщина вообще нужна была лишь только для того, чтобы детей рожать, да дом в уюте содержать. Поэтому её слово против мужского слова ничего не будет весить.

Грубые мужские руки подняли её с досок, ставя на непослушные ноги. Ей начали руки за спиной связывать.

Адель дернулась, резко вырвав руку, и ударила затылком по лицу стражнику, разбивая тому нос, а другому врезав по лицу кулаком, отталкивая его со своего пути, вновь пытаясь сбежать.

И эта попытка не увенчалась успехом. Её схватили, но она, оттолкнувшись от пола, ударила ногами одному из стражников в грудь, когда он хотел подойти к ней.

Помимо рук, этой строптивице еще и ноги в щиколотках связали, чтобы не брыкалась. А потом один из стражников, которому она разбила нос, снял с пояса плеть и наградил её за непослушание пятью ударами.

У этого тела сил уже сопротивляться и бороться не было.

Её вновь подняли, поставили на ноги.


Адель подняла голову к небу, солнце поднималось, воздух был чистым, свежим, но с металлическим запахом крови. Тела своего она не чувствовала из-за боли.

Ей надели петлю на шею, затянув.

И она стояла в ожидании своего смертного приговора….


Дамир


 
Mia111
Охотница
Дата: Суббота, 20.06.2015, 16:42 | Сообщение # 900
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2079
Статус: Offline

Награды: 84
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, улочки города>

(УТРО)



Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


Дамир любил ранее утро, когда горожане еще только просыпались и на улицах не было столь людно. Аякс медленно перебирал ногами, идя вперед, темный взгляд Дамира привлек всадник, что ехал ему навстречу.

Цитата Ангел-Я «Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)» ()
Не спеша они поехали по оживленным улочкам города. Увидел судью (Дамир), проезжающего мимо, и склонил голову, приветствуя его, выражая почтение, - Ас-саля́му ‘алейкум, кади, - поздоровался с ним.


- Ва-алейкум ас-саля́м ва-рахмату-Лла́хи ва-баракя́тух, Господину благодетелю командующему и его спутнице, - ответил, чуть улыбаясь, склонил голову в ответ - спокойно ли нынче в городе? – поинтересовался, а затем проводил их взглядом.

Спешился у здания суда, что располагался вблизи городских ворот, кинув поводья слуге, что увел лошадь в небольшую конюшню. Плавным шагом Дамир прошел внутрь, выслушал краткий доклад помощника о делах, что предстояли сегодня. Большую часть дня он провел в здании перебирая бумаги и разбирая жалобы, изредка потирая лоб и отходя к небольшому окошку, на сердце было неспокойно. Тревога не отпускала его весь день.

Наконец, день был закончен и Дамир засобирался домой, как вдруг к нему прибежал слуга виконта. Дамир чуть нахмурился, предчувствуя неприятности. Обычно его не трогали и давали достаточную свободу действий, а сейчас… *что-то случилось* - решил он про себя, вскакивая в седло и направляясь почти галопом в сторону «города крестоносцев», как называли его местные, укутавшись в плащ, чтобы остаться не узнанным.




<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, штаб Ордена тамплиеров, рыцарский зал>

(Поздний вечер)

Дамир Ибн аль-Асир - Виконт Борта


Остановив Аякса перед замком, спешным, но грациозным шагом прошел внутрь сквозь длинные коридоры, освещенные факелами, достиг рыцарского зала.



Поприветствовал виконта изящным кивком головы, коснувшись левой стороны груди, снимая капюшон с головы, но остался стоять, внимательно ища на лице виконта причину столь позднего вызова.



Виконт Борта


Он смотрел на молодого мужчину тяжелым немигающим взглядом с высоты своих седин, будто раздумывая, но коснулся в ответ левой стороны груди, приветствуя, но избегая традиционного «аре брат». Помусолил пальцами, подбирая слова и заговорил хриплым глубоким голосом:

- Сегодня вечером совершенно убийство, - поднялся грузно и тяжелой поступью прошел по залу, - убит сын высокопоставленного человека, нашего брата, убийца пойман и находится в темнице. Ты казнишь его на рассвете, - посмотрел твердо и безаппеляционно, пронзительным взглядом.



Дамир Ибн аль-Асир


Он нахмурился, слушая его слова, понимая уже в чем дело:

- Господин, мне жаль потери брата нашего, однако суд не состоялся, - прочел на его лице подтверждение, - Вы хотите казнить без суда и решения присяжных, но это… - прочитал все необходимое по лицу, мотнул головой, пытаясь возразить, но ему не дали.



Виконт Борта


- Все верно! Я вынес приговор смертельный без суда, - стукнул кулаком по столу, - казнят в назидание остальным! Затронута честь Ордена! Наш брат лишился сына, наследника! Он должен быть отмщен! Город в осаде! Нам просто необходимо поддерживать порядок и строгую дисциплину, Дамир! Ты понял? Иди! – собрал тяжелые брови на переносице, дождался кивка и проводил его взглядом.



Дамир Ибн аль-Асир


Он слушал эти слова, а перед глазами мелькали непонятные картинки, голос виконта отошел на второй план, а его негодованию вторил какой-то не понятные ему внутренний голос. Это длилось несколько мгновений и напоминало скорее какой-то отголосок или эхо, что раскатилось внутри. Дамир растерялся и замер, продолжая смотреть перед собой. Ощущение прошло также стремительно как и появилось, мужчина вздрогнул, моргнул и машинально ответил:

- Я понял, - ответил четко, сжав плотно губы, сдерживая порыв несправедливости произошедшего, но с сожалением понимания, что возражения бессмысленны. Коснулся левой стороны груди, прощаясь, развернулся и вышел стремительно с прямой спиной, развевая полы белого одеяния следом за собой.

Вскочил на лошадь, накидывая на голову капюшон, и поскакал домой по пути, а затем в тюрьму, чтобы узнать кто тот несчастный, узнать подробности и допросить арестованного.

Прошел в свой дом, велев напоить лошадь немного и покормить, прошел в свою комнату, ополаскивая лицо водой из тазика. Внезапно услышал стук в боковую дверь, прошел и распахнул ее.




<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, дом Дамира>

(ВЕЧЕР - НОЧЬ)

Валенсия Алонсо (Амора) - Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


Цитата Ангел-Я «Валенсия Алонсо» ()
Когда дверь открылась, Валенсия, вернувшаяся в своё сознание, подняла головку на мужчину, - Дамир! – обняла его, положа головку на его грудь, - мне больше некуда было пойти, - из-под прикрытых ресниц по щекам потекли слезы.


- Ленси! – выдохнул с придыханием с каким-то ужасом, взглядом скользя по синякам на ее теле, сжал руки в кулаки на краткий миг, тряхнул головой, отгоняя сродни жажды порвать руками и зубами того кто это сделал. Подхватил ее на руки, прижимая крепко, но бережно к себе, унося в дом, устраивая на ложе, что еще хранило тепло их тел, сдернув покрывало:

- Что произошло? Это он? Ублюдок Чезаре? – всматривался в личико, откидывая медовые волосы с намокшего лобика, невесомо проводя по следам ударов, что виднелись на бледной коже.

Цитата Ангел-Я «Валенсия Алонсо» ()
– Дамир, кажется, роды начались, - глубоко дышала, а на лбу выступил пот, волосы взмокли. – Мне страшно! – призналась, сжав его руку в своей влажной ладошке.


Он вздрогнул и застыл, глядя на нее расширенными темными глазами, сглотнул вязкую слюну, поцеловал ее в лобик, шепнув:

- Все будет хорошо! – сжал ее пальчики. Крикнул служанку, приказав принести свежей воды и послал за повитухой слугу, что обычно присматривал за лошадьми. Сам присел рядом, протирая вместе со служанкой лобик Валенсии. Его выгоняли со словами, что не мужское это дело, но любимая плакала и он не мог ее оставить по-крайней мере до прихода повитухи.

Так прошло много времени, Валенсия слабела на глазах, а ребеночек так и не появлялся. Дамир поднимался и мерил шагами комнату время от времени, выглядывая к окно в поисках повитухи.

Цитата Ангел-Я «Валенсия Алонсо» ()
Ребеночек еще не родился, а у Валенсии сил уже не было, - не могу больше, я устала, - плакала от бессилья. Голова кружилась, и она вновь потеряла сознание.


Ленси потеряла сознание и он вновь присел на кровать, целуя ее ручки, внезапно вбежал слуга, сообщая, что повитухи дома не оказалось и куда она ушла неизвестно.

Дамир с досады смахнул со столика вазу от всплеска бессилия. Внезапно он пошатнулся и наблюдал за происходящим уже со стороны. Чей-то чужой разум взял над ним контроль. Вначале он не понял и запаниковал, но от соседа шла какая-то уверенность, а перед глазами замелькали воспоминания:



Даниэль Джексон







- Где ты научился этому?
- На раскопках в Юкатане. Я подружился повитухами и они многому меня научили.
- И скольких детишек ты принял?
- Двух, включая этого…





Дамир уступил, поверив внутреннему голосу.

Доктор присел на край кровати, откинув одеяло, чуть побольше согнул ножки роженицы, увидел почти полное раскрытие матки, тут женщина и пришла в себя.

Цитата Ангел-Я «Амора» ()
Очнулась в теле Валенсии уже Амора. Приподнялась на локтях, - она не родила еще?! Ну, за что мне это? – захныкала, подняв голову к потолку. – Так, что нужно делать? – посмотрела на мужчину, который ей смутно кого-то напоминал. *Вернусь домой и рожать не буду!* - подумала про себя Амора, и при следующей схватке начала тужиться, сжав простынь в кулачках.


Машинально поправил очки, которых не было как то странно, поднял взгляд на женщину удивленно, почувствовал схватку и произнес:

- Тужится! Так хорошо, у тебя получается! Еще! Глубокий вдох и тужься на выдохе! – показалась головка, - теперь дыши поверхностно и часто, все хорошо! – подбадривал ее.

Наконец, ребенок вылез полностью, и мужчина принял его на небольшое полотенчико, перерезал пуповину, вытер младенца, закутал в небольшое одеялко и отдал роженице в руки, выдохнув облегченно.



Дамир Ибн аль-Асир


Увидев сына, Дамир любовался им, чувства что царили внутри него невозможно описать словами. Он был счастлив, пожалуй впервые в жизни. Сердце трепетало, когда он держал сына на руках и как много было в этом... Волшебное, непередаваемое чувство... Дамир вздохнул облегченно, беря вновь контроль над своим телом. Думать и разбираться что это было не было сил. Он передал Ленси их сына на руки, поцеловал в лобик, благодаря любимую:

- Спасибо, Свет моей Души! – поцеловал ее в губки.

Цитата Ангел-Я «Валенсия Алонсо» ()
- Дамир, так на тебя похож! – подняла на возлюбленного счастливые глаза полные слез радости, - как мы его назовем? Приложила сына к груди…


Задумался на миг:

- Даниял, мне нравится Даниял, - улыбнулся, глядя на них, пока они не задремали.

Дамир сидел рядом с Любимой и свои новорожденным сыном, еще не веря, что все обошлось благополучно. *Слава Всевышнему!*

Ленси с младенцем уснула, а он никак не мог успокоится, темная ярость всколыхнулась в нем с новой силой. Простить подобное он не мог, хватит! Дамир был сыт по горло всем этим, он долго терпел, но сейчас Чезаре превзошел самого себя. Кинув взгляд на любимую с чадом, Дамир стремительно вышел из комнаты, схватив стальной хваткой хлыст, поручил служанке заботится о них и вышел спешным пружинистым шагом прочь со двора, закутавшись в длинный балахон с капюшоном. Оставаясь не узнанным, он подошел к дому Алонсо.




<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, АКРА, дом Алонсо>

(НОЧЬ)

Чезаре Алонсо – Алина – Джек – Дамир


Услышал крики, что доносились из дома, Дамир поднял голову и увидел открытое окно, легко забрался на скос окна первого этажа, подтянулся, ухватившись за откос второго этажа, взбираясь на подоконник и спрыгнув в комнату бесшумно приземляясь мягкими сапожками на ковер.

Цитата Ангел-Я «Джек» ()
Джек вскоре перестал чувствовать опору под ногами. Он пытался снять удавку, но воздуха не хватало.


Глаза сощурились недобро:

- Ах, ты выродок шакала! – кнут щелкнул, рассекая одежду на спине Чезаре, второй удар, пришелся по его руке, которой он держал кнут и душил парня под потолком. Глаза Дамира потемнели, в нем поднималась дикая ярость, которая требовала выхода наружу. Он мягко оттолкнулся от ковра, сделав сальто в воздухе, оказываясь перед ним, лицом к лицу, сжал стальной схваткой его руку, что сжимала рукоять кнута, заставляя разжать пальцы и нанес ногой удар тому в солнечное сплетение, отбрасывая к окну. Глядя черными глазами на него и заговорил четким голосом, будто вбивая ему в голову приговор: - Сегодня... ты, Чезаре Алонсо, переступил черту... подняв руку на беременную женщину, попытался изнасиловать еще одну, - глянул через плечо на секунду на Алину, - попытался повесить этого мужчину. За это ты заслуживаешь кары! - выпустил нижнюю часть хлыста с тихим щелчком, - ты ответишь за это! Найди себе соперника под стать хотя бы, - сжал тонкие губы, - Пусть рассудит Всевышний!

Подцепил его кнут кончиком своего и бросил к ногам Чезаре, как будто милостыню подал. Взмах и тонкий конец кнута оставил длинную тонкую полосу на его щеке, распарывая кожу, по которой тут же заструилась кровь. Следующий удар распорол ему бедро, Дамир увернулся от его хлыста, отклонив корпус, тот все же был пьян в отличие от Дамира, перехватил конец его хлыста, сильно дернув к себе, нанося удар рукоятью по шее. Отскочил вглубь комнаты, крикнув Алине и Джеку: - Уходите! – не сводя глаз с Чезаре. Тот замахнулся, Дамир сделал тоже, видя по замаху что тот собирается делать. Два кнута переплелись концами, пытаясь достать оппонента. Дамир резко дернул на себя, кнуты проскользили вдоль тел друг друга и выскользнули из объятий, распутавшись.

- Эти женщины, - повторил эхом, - не принадлежат тебе. Они не твои рабыни! – выдохнул жестоко, увернулся от его кинжала, качнув головой. Дамир прямо взглянул в глаза Чезаре, когда его капюшон слетел с его головы. Замахнулся стремительно, обвив кончиком хлыста его шею крепко, натянул тело хлыста, сверкая глазами в которых отражались отблески свечей, что стояли в комнате, начал мягкой бесшумной царственной походкой с пластикой тигра подбираться к нему шаг за шагом, сдавливая шею все сильнее, пока тот не упал на колени:

- Почему?! – прошипел бархатом, наполненным ядом и силой, сощурил темные глаза, - я расскажу почему, - сделал милость, растянув губы в почти улыбке, - ты – шакал, что продает людей как скот и также обращается с собственной супругой, - дернул кнут, а затем чуть ослабил его, давая ему сделать полувздох, - с самой прекрасной женщиной, которую мне доводилось встречать. Всевышний соединил ваши судьбы, но ты не в состоянии был позаботиться о ней, как подобает мужчине. Я полюбил ее с самого первого момента как увидел ее, я боролся с собой, но ты… своими действиями сделал все! Слышишь ВСЕ! Чтобы я дал ей то, что ты не мог! Два года я терпел и делил ее с тобой! Но сегодня ты совершил самую последнюю мерзость в своей жизни! – натянул кнут вновь, почти слыша как он хрипит, подходя в плотную к нему, вцепляясь в темные волосы сзади, поднимая его лицо к себе, - дитя, что носила она под сердцем – мое! Это наш сын! Мой потомок, моя плоть и кровь! – шепнул как змея на ухо, отпустил волосы с презрением, обходя перед его лицом, присаживаясь на корточки, рассматривая его выражение, наслаждаясь, как он принимает правду из его уст, глядя темными кошачьими глазами в его чуть остекленевшие уже от нехватки кислорода.

Дамир усмехнулся и прорычал: - Что ж теперь ты знаешь чем заканчивается твое "как считаю нужным". Размахнулся коротко и ударил звонко кулаком ему в челюсть едва сдерживая гнев и ярость, что бушевала внутри, услышав слова, наполненные злобой и ядом, - не смей! - вытер со щеки его слюну с улыбкой, прорычав: - это все на что ты способен! Кусай собака, вот только зубы тебе вырвали! Молись, если способен на это, сын шакала! Твой Суд близок, ответ тебе за все держать самому и прикрыть тебя некому!

Дамир замер, чувствуя сопротивление собственного тела, растерялся, осознавая происходящее по-другому, испытывая необъяснимую жалость к этому человеку, но ярость оказалось сильнее. Ощущение прошло и внезапно на лицо Дамира брызнуло кровью, он перевел взгляд за спину Чезаре и увидел Джека.

Утер кровь соперника с лица, дернул хлыст, позволяя мертвому телу упасть на пол, повесил хлыст на пояс себе, взялся пальцами за край ковра, заворачивая тело в него: - надо спрятать тело, - добавил решительно, подтягивая кокон ковра к окну. Кивнул Джеку, услышав план, сбросили ковер вниз, прошли неслышно до озера, а затем по мостику через перильца вниз. Постояли, наблюдая как оно погружается в воду, напоследок Дамир прошипел с остатками злости: - Собаке собачья смерть! - плюнул, повернулся к Джеку и произнес,- бери Алину и приходите в мой дом через запасную дверь, вам выделят комнату, утром мы покинем город.

Проскользил легкими неслышными шагами по территории дома Алонса, накинув на голову капюшон, вернулся к себе домой, служанка впустила Джека и Алину, показав им комнату, о которой распорядился господин. Сам же Дамир подошел к небольшому тазику, что принесла служанка для умывания. Уперся ладонями в края, прикрыв на миг глаза, только сейчас его понемногу начало отпускать, лицо Алонсо стояло перед глазами, однако Дамир скорее чувствовал темное удовлетворение. Умылся прохладной водицей, промокнул лицо полотенцем, тщательно вымыл хлыст и начал не спеша собирать вещи для путешествия.

продолжение следует


 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (ЧИТАТЬ ИГРУ!)
Поиск:

AllStarz Top Sites OZON.ru

ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ

Supernatural является собственностью The WB Network / The CW Network
Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и регламентируются Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также международными правовыми конвенциями. Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны приобрести лицензионный продукт . Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все материалы представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законодательство РФ, что может повлечь за собой уголовную и гражданскую ответственность.

Все материалы, расположенные на сайте запрещено использовать без разрешения администрации сайта. Помощь сайту.
ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ Создать бесплатный сайт с uCoz