ВАЖНЫЕ АНОНСЫ
ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ Забыл пароль

Страница 64 из 75«1262636465667475»
Модератор форума: Brook, Shollye 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (В процессе!)
Происхождение
Brook
Охотница
Дата: Вторник, 09.12.2014, 21:21 | Сообщение # 1
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155


Авторы:
Keayru S. Brook / Эрик Крипке и Ко / Ubisoft

Консультанты:
Всемирная паутина знаний

Фэндом:
«Supernatural» / «Assassins Creed»

Время:
9 сезон / Наши дни

Территория:
США, округ Колумбия, г. Вашингтон, и весь шар земной

Ситуация:


– Человечество…, – произнесла Она, расхаживая по темноте залы в воздушном одеянии, и в сердце её таилась обида и злое негодование, – сколько себя помнит, – обернулась к неизвестности времён, – всегда задавалось вопросами. – выдержала недовольную паузу, – Откуда они пришли? В чём… смысл их существования? – перечисляла Она словно с насмешкой, – …Кто-то был до них? Тогда куда они ушли? – передразнила едко.

– Историки. – обозначила Она с презрением, – Главные хранители знаний. Они вели свои летописи с незапамятных времён. – встала перед серой, испещрённой трещинами стеной, возведённой словно стела памяти, – Наскальные рисунки, реликвии, – оглядывала и перевела взгляд на старый пыльный стеллаж, едва виднеющийся в темноте, – свитки и книги. Ни одного ответа, только вопросы и подозрения. – отвернулась, вильнув полами одежд и пышным головным убором, что ореол описывал её лик.

– Но что, если Сила, создавшая их…, – пошла выхаживать по полу неслышно и плавно, – ни такая, как они себе её представляют? Возможно ли, что их Создатель… или Создатели… оставили им эти Знания – в них самих? Что если избранные из них хранят эти Знания?... – подняла взгляд к проступившему ночному небу с тоской и болью.

– …Но послание оставлено _было_. – изрекла с нажимом и затем гордо воспряла, – Но эти глупцы…! Они не были способны принять дары Создателей и использовать их мудро! – мотнула головой и взгляд её нечеловечески прекрасных и таких строгих глаз забегал в поисках справедливости, – Они всё только рушили и погибли сами! Обратили дары в оружие, против Силы, что создала их… Они не достойны этих Знаний и… Даров, что им были даны – они не достойны!

– Посмотрим, что изменилось за эти тысячелетия… – с вызовом обернулась Она к своей милосердной собеседнице, что с досадой наблюдала за муками своей «сестры».
 
Brook
Охотница
Дата: Четверг, 16.07.2015, 12:14 | Сообщение # 946
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
юго-восточные дальние пригороды сарацинского Дамаска, хижина знахарок>

(УТРО к ВЕЧЕРУ)




Якоб Александр (Альтаир) – Мира Наир (Кьяра)

Аэше – Акра

Адэвале

Якоб снова развернул своё снадобье, отщипнул кусок и, заложив за щёку, стал укладываться на сон:


Он доверял своим спутникам, поэтому спокойно отнёсся к тени, которая промелькнула над ним у костра. Щекотное прикосновение у пояса и... он повёл бровью – знакомый шелест обёртки. Что-то дрогнуло внутри. Если он утеряет это снадобье...

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Так и думала, – поморщившись, проворчала она и бросила остатки дурмана в костер. – Эта дрянь сведет тебя в могилу, – с укором глянула на тамплиера. Не то чтобы ей было дело… Но он еще должен довести ее в Акру, к своему господину.

Щурясь уже слипшимися щёлочками глаз, Тамплиер рассеянно огляделся, поднимаясь на локте:
– Что? – потёр глаза пальцами и на её слова, и глаз зацепился за костёр, в котором потрескивало его снадобье, – Женщина... что ты? – прохрипел он, тяжело отрывая себя от спальника, да полез руками в огонь, – Что... Что ты наделала… Женщина!! – хватался за угольки, – Он мне нужен!! – обжигая пальцы.

Поджав досадно губы, хватался кончиками пальцев, не жалея их, за уголки тлеющей бумаги. Опасался опрокинуть травяной комок в пламя – тогда он утратит своё облегчение.


И ему удалось!! Удалось выдернуть своё «забвение» из объятий костра на землю рядом. Стал хлопать ладошками по тлеющим краям, шакалёнком глядя на дьяволицу, вмешавшуюся в его жизнь!

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Потянулась, чтобы отобрать его добычу, но успела только шлепнуть по руке. – Глупый, – поймала руку, которой он отбивался, и заломила указательный палец в болевом приеме; – упрямый, – нависая над тамплиером, другой рукой пыталась вырвать у него треклятый сверток; – мальчишка! – да, когда он вырывался из ее захвата, не удержала равновесие.

Хапнул в ладони, прижимая обгоревший свёрток к груди, когда она подалась к нему:
– Изыдии, Напасть! – ревниво поворотился от костра, упав на локоть.

Одной рукой прижимал скомканный свёрток к груди, другой отбивался от навязчивой злодейки. Защищал..., как свою честь...

Якоб злился. Он возмущенно пихнул её ладонью в мягкий живот, а руку со свёртком отдёрнул в сторону, чтобы как можно дальше держать навязчивую девку от своего кусочка искусственной благодати.

Так и попался рукой в болевой приём с хрустом мизинца. Оскалился и зашипел Английский Капитан, чувствуя, как захрустели суставы:
– *Проклятая!!* – завалился на спину под её весом.

Упёрся в неё грубо локтем, держась на другом, пряча под себя свёрточек:
– Ни тебе знать, что мне благо!! – огрызнулся Якоб, глядя своей сердитой бирюзой в её строгий изумруд.

Пыхтел «старшей» в самое лицо, что было в волнительной близости от лица самого Христианина. Намертво стиснул пальцы на скомканном свёртке с измятой глиной снадобья. Оттолкнул её руку, когда она стала отступать:
– Да кто ты...?! – не договорил переменившись в лице.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Это для твоего же блага! – сообщила строго, глядя в бирюзовые глаза. Двусмысленность их положения подала индианке совершенно неожиданную идею. Не прекращая попыток разжать его пальцы на пакетике, она чуть отстранилась, перенося вес на ноги, чтобы освободить вторую руку. С нежностью любовницы провела ладонью по его бедру, плавно переводя на внутреннюю сторону, и… скользнула между ног.

Ни смущение – неподдельный страх обелил и так незагорающее лицо Христианина. Рука мерзавки двигалась к... Он дышать забыл. И ошпаренным выскочил из под неё, отпуская чёртов свёрток и сталкивая её с себя.

Яростью горела его потемневшая бирюза на старшую женщину из Ордена, прижимая руку к низу живота, защищая узувеченное мужество.

Сплюнул в сторону, глядя на дикарку.

Недовольный сглотнул, наблюдая за тем, как жар над костром скручивал подгоревшую обёртку.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Когда он бросился на нее, женщина только и успела разжать кулак, отпуская злополучный сверток в объятия пламени. Вздернула бровью, «что-то потерял?», открывая ему пустую ладонь. Парень снова полез в огонь, и Мира дернулась за ним, чтобы перехватить. Но, к ее облегчению, было уже поздно. Обертка разгорелась, и оранжевые язычки добрались до скрытого за ней зелья.

Внутренний счёт, и он диким котищем бросился на неё, плечом в живот, сбивая с ног. Перекатились по полу, когда он откинул её от огня. Завалил зверем и хапнул за руку. Нет свёртка!! Обернулся на огонь:
– Не может быть!! – глянув на девку, вскинув рукой, но рука дрогнула на оплеуху.

Он сжал кулак у своего уха, чтобы не ударить глупую женщину. Прыснул и бросился к костру, размазав его сапогом, опалив пряжки и ремни. Схватил вместе с углями воспламенившийся свёрток, да жар укусил его. Вскрикнул бранью в голос, светловолосый Капитан выронил всё в сердце костра.


Боль от ожога и огорчения в сердце искозила его лицо, он выдохнул с поражением. В глубоко расстроенных чувствах плюхнулся обратно на подстил. Сжал досадно обожжённые пальцы в кулаки у лица и прорычал в гневной потуге. Глянул с глубокой обидой на бессовестную женщину в щёлочки повлажневших бирюзовых глаз. Отвернулся от женщины, дыша в сцепленные зубы:


Якоб насупился и отвернулся от неё, сложив руки у живота:
– Ну что же ты наделала... – сокрушался он, закатив глаза и потерев мутные глаза.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
С чувством выполненного долга, индианка поднялась с земли, отряхнулась, пригладила растрепавшиеся волосы и глянула на опечаленного тамплиера, на его ожоги. *Идиот,* – мысленно подтвердила диагноз и пошла к своей лошади. Достала флягу с водой и откопала в сумках чистую тряпицу. Вернувшись к пострадавшему, села рядом, взяла его за запястье, мягко, но властно, и потянула его руку к себе. Бросила на капитана предупреждающий взгляд, чтоб и не думал вырываться. Затем, зубами открыв флягу, промыла ожоги и обмотала тканью.

– Неужели оно того стоило? – скептично покосилась на мужчину.

Голова кругом шла. Он должен был уже спать беспробудно, а не кувыркаться с девками... Его драло негодование и обида! Чего она там копошилась, довольная бессмысленной выходкой, ему было не интересно. Раздраженно дёрнулся, когда она ещё и в руку ему вцепилась. Злая мутная бирюза зыркнула на неё, и только взгляд Старшей по рангу удержал его не отпихнуть недоброжелательницу, как он считал. Глянул на неё недоверчиво. Что это было? Извинение или забота – он всё равно не принял их, поворотив сердитый нос:
– Стоило. – огрызнулся он, поджав губы.

Поморщился на то, как защипала вода на обожжённой ладони, в которой он управлялся с мечом. Английский Капитан утешал себя тем, что успел на ночь зажевать щепотку и ему хватит на эту ночь. Но что потом? Боль и кошмары снова будут изводить его.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Занятая делом, Мира не заметила, как к обычному запаху дыма примешался другой. В голову закрадывался легкий туман, делая и все мысли такими же легкими и воздушными.

– Только посмотри, какие звеезды, – пихнула тамплиера локтем в бок, устремив взгляд расширенных зрачков в небо, и пьяно улыбнулась, то ли собеседнику, то ли ночным светилам. – Вот бы к ним полетееть, – мечтательно протянула и огляделась.

А эта Дурная вдруг придурела от дыма с его снадобья. Такая дорогая редкость ушла в буквальном смысле на ветер...


Хотел остаться безучастным к её бреду... Пусть свалится и свернёт себе шею, бесстыжая… Но что ему тогда сказать потом де Сабле?

Якоб раздраженно выдохнул, встал на ноги и, пошатываясь, пошел к Дурной. Пока она мнила себя птицей, летящей к звёздам, он подхватил эту «цаплю» рукой под талию, почти под грудь... и с одолжением через обиду потащил её обратно к костру.

Огляделся Якоб, не найдя места. Дурная не успела постелить себе? Закатил глаза, покачал головой, глянув куда-то за плечо. За что ему эти наказания? Поделился лошадью, теперь и подстил должен был отдать?

Выдохнул несчастный Капитан. Подобрал дурную арабку руками под спину и стал словно младенца укладывать на плед, поддерживая и под голову, чтобы ещё больше ей не повредилась, Сумасбродная...

Затаил обиду рыцарь…, но на произвол в бреду не смог себе позволить её оставить.

Подобрал свой халат перемотанными руками тряпичных наручей. Обожжённой левой рукой, обмотанной поверх ещё тканью стал обкутывать обидчицу. Потрепанная ткань халата вобрала в себя запах его жизни: запах костра, жаренного мяса, конского пота, крови и разных душистых трав.

Ночи здесь бывали холодными, женщине негоже простужаться.

Пока кутал, в волосах её длинных как конских запутался. Пряди опутали его шнуровку. Ну что за напасть... Стал копошиться-выпутываться.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Ложись уже, хватит там возиться. Мне без тебя холодно, – сонно улыбнулась она,

Пока Александр выпутывался из её волос, её бормотание обескуражило и возмутили его. Не мог даже вспылить как следует:
– ...Ложись? – переспросил, – ...Холодно?? – скептично вздёрнув бровями, на Дурную женщину, что ухватила его за руку, пытающуюся дать свободу другой.

Сердито стиснул зубы и с обретённой обидой на старшую «сестру» решил уже взяться за нож, чтобы отойти от ее ложа:
– *Волосы – не руки, отрастут…*

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
наощупь вцепилась пальцами в предплечье мужчины и потянула к себе. Перекатила голову, устраивая на другой его руке, что возилась с ее волосами. Теперь хорошо. Хорошо и спокойно…

А та налегла на его запутавшуюся руку, приминая его к подстилу:
– ...Постой! – шикнул на неё растеряно, да ухнул с колена на локоть, пав позади женщины боком.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Альтаир, – тихим шепотом вслух вспомнила она, правда, сама успела забыть, что вспоминала. Мира не знала, откуда в голове всплыло это имя. Да сейчас и не задавалась такими вопросами. Просто было в нем что-то теплое и родное. Она уснула с улыбкой на устах…

Одной рукой он оказался под ней, а второй словно окутал её. Нахмурился с непониманием на произнесенное вдруг имя:
– ...Альтаир?? – молодой Капитан был в ошеломлении.

Откуда она знает это имя?? Это его «вымышленное из сна» имя??

Грубо высвободиться и потревожить Дурную, или...?


– *Эта женщина сделала тебе одолжение. Прими его, мальчик.* – наставляла Мудрость.
Поджал губы, выдохнул шумно, да смирился:
– ...Бог простит. – глядя строго в её затылок как с проклятьем всё же уступил ситуации и подлёг к ней поближе, так и обнимая Смутьянку под локотки за талию.

Якоб был очень взволнован этому странному инциденту! Вздохнул и как пес, ищущий тепла за спиной, притих, оберегая сон сестры от ветра в спину собственной. Сжатые от холода кулаки сделали их ночной союз ....надёжным.

Давно забытое женское тепло. Оно смущало и подкупало его… Якоб Александр тосковал по близости с женщиной. Будь то совокупление или просто быть рядом. Слишком огрубело его разбитое сердце. Потому молоденький Христианин купился и спустил ей обиду в обмен за эту невинную ночь. Коснулся ледяным кончиком носа полоски голой кожи у линии ворота её блузы. Утром он спросит с нее за это имя – Альтаир, в то время, как во сне сам узнаёт ещё одно неизвестное ему имя – Кьяра.



(УТРО)

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
…Предрассветная прохлада забиралась под импровизированное одеяло. Мира зябко поежилась и теснее прижалась спиной к груди мужчины. Наверно, уже пора вставать, но вылезать на холод из теплых объятий совсем не хотелось. Не поднимая тяжелых со сна век, она развернулась в кольце его рук лицом к своему источнику тепла и нашла его губы своими.

Молодой Англичанин от усталости за прошлый день спал крепко, и поцелуй принял во сне безвольно, с приятным ощущением. Медным и приторным был вкус их поцелуя.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Какого косматого ибиса?! – взвизгнула она, сбрасывая с себя его лапу.

Но визг над самым ухом резанул. Как на камариный писк он поморщился неприятно щекой, которую она же ему день назад оцарапала.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Оттолкнула его, будто он во всем виноват, а не она сама секунду назад лезла к нему целоваться, и, как ошпаренная, вскочила на ноги. Ее щеки пылали, и воительница сама не знала, стыд или гнев тому причиной. Как вышло так, что она провела ночь в объятиях тамплиера?!

Толчок в больную грудь вытолкнул его из сна, он мотнул тяжелой головой. Щурясь бирюзой очей в узкие щёлочки, молодой Тамплиер поднял на неё взгляд:


– Ты обезумела, женщина? – обидчиво.

Стал подбираться c подстила, поджимая к себе руку, которая затекла под «наложницей». Сел мутный и недовольный, глянул на неё мрачно. Пыхнул и поднялся на ватные ноги с обвинениями:


– Сначала ты отнимаешь моё снадобье. – обличил её, осев с локтем на больной бок, с содроганием вспоминая ее безбожную руку у своих чресел, – Кружишь умалишенной по пустыне. – указал в сторону песчаных барханов рукой, обмотанной в варежку тряпкой, – ...Тянешь на ложе как безбожника! – стыдил старшую, – А бранишь Меня...? – предъявлял с праведным негодованием, заглядывая ей в лицо.

Прыснул. Покачал головой, да отмахнулся:
– ...Забудь. – и побрёл, сокрушенно качая головой, к луже в нише маленького оазиса, у которого они остановились.


Его христианская душонка оскорблялась на её деяния. Ворчливый Англичанин стянул скопом рубахи и принялся неохотно омываться. На спине красовалась татуировка креста на всю верхнюю часть спины – знак его принадлежности к рыцарям-тамплиерам. Его гордость…

Вспомнилось ему ещё кое-что... Они знают одно и тоже имя, но Якоб слишком серчал на Миру, и это было сильнее любопытства, чтобы говорить об этом с ней сейчас.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Твое «снадобье» – яд, отравляющий твой разум, – твердо возразила она его словам, ни капли не раскаиваясь в содеянном. На второе замечание женщина нахмурилась. – Что? Что ты имеешь в виду? – Она пыталась вспомнить окончание вчерашнего вечера и поняла, что после их «битвы» за дурманное зелье в памяти осталась только пустота. Какие-то неясные вспышки, бессвязные обрывки, и больше ничего. От нового обвинения ее брови взметнулись на лоб. – Что?! Я? Тебя?!.. – слова возмущения так и застряли в горле.

На ответный укор про «снадобье, отравляющее его разум»:
– *С моим разумом всё в порядке...* – досадствовал Якоб на присядках у лужи.

Из невежества она обрекла его на страдания в пути. И это его огорчало. Господь карал его за грехи, и он должен снести их. Бог терпел и людям велел. Набрав воды в ладони английский капитан стал плескать воду себе на лицо, чтобы резкими брызгами разбудить себя. Он посмотрел на свои обиженные пальцы.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Извини, – выдохнула она. Какая-то часть нее яростно сопротивлялась, убеждая ее, что он сам виноват. В конце концов, это парами ЕГО треклятой отравы она надышалась! Но отец учил ее смирять свою гордыню. Ей понадобилось много лет, но науку эту она все же усвоила. – Я была несправедлива к тебе, – признала женщина


На слова извинений христианин перевёл на женщину разочарованный взгляд:
– Какое это теперь имеет значение? – вздохнул, обмыл шею, всплеснул воду с пальцев и, опираясь рукой в колено, поднялся с корточек на ноги.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
неохотно добавила: – И… спасибо… что приглядел за мной, пока я была… не в себе.

На благодарность старшей сестры Тамплиер обернулся, выдержав молчание. Вздохнул на женщину, но всё же кивнул ей тяжелой головой. Отпустил ей обиды этой ночи. Не мог Якоб Александр долго хранить хмурь на душе, это истощало его.

Стал натягивать на себя небрежные истрепанные рубашки:
– Прошлой ночью, – вдруг заговорил он, – мне снилось, что я в крепости врага. – решил поделиться с сестрой, потому что это гложет его, – Все знали меня и звали Альтаир… – замолчал и с волнением положил руку себе на больную грудь, – Это... было мне чуждо. – нахмурил бровями, – Я смотрел на мир чужими глазами. Его глазами. Отвечал миру его сердцем. Дышал его чувствами. ...И в подметки не гожусь ему. – поджал губы, чувствуя, что уступает во многом собственному бреду, – ...Это был ни я. Совсем другой человек, ...Ассасин. – помотал головой, не веря в такое.

Он чувствовал связь с этим Белым Призраком, как прозвал его сам для себя:
– Такие разные... – дрогнул напряженными бровями и сжал рубаху с распущенной шнуровкой на груди, стягивая, словно закрывался от мира или холода, – И сейчас я чувствую Его. – сглотнул, – ...Это пугает меня. – признал, – Его видения пугают меня. – обвёл истинно страшащимся взглядом по линии барханов, что обрамляли их оазис, оберегая от ветров.

– Этой ночью его сердце болело о женщине по имени Кьяра. – обернулся, косясь на неё недоверчиво,– И этой ночью ...ты взывала к Его имени. – предъявил ей с опасливым упрёком.



Не может быть! Как он не понял сразу?! Какая жестокая судьба...! ОН так хотел бы побыть с ней рядом, просто побыть, но нельзя путать две чужие жизни... И Ла-Ахад смолчал, не вмешиваясь в сердце мальчишки.

– Ты чем-то опоила меня в том доме? – строил тревожные догадки, но потом вдруг осёкся и вытянулось его лицо, теряя последний оттенок красного, – Или этот Бес внутри меня... – сглотнул с притаившимся страхом и недоговорил.

Нахмурился, омрачаясь глубоко. Якоб стал понимать. Похоже, Бес овладел его телом и пагубно влиял на души тех, кто подле него, манил их в грех:
– Так вот от чего... – вдруг «понял» Христианин о её тяге этой ночью.

С сожалением глянул на девушку, что глядела на него... этими изумрудными большими глазами. Словно добродетельный прокаженный Якоб с тоской стал отступать от неё шатким шагом как от пропасти, в котору передумал прыгать. Отдалялся в паскудное одиночество, пошатываясь:


– *Не разбивай Ей снова сердце. Отступи...* – стонала Вина.

– ...Держись от меня стороной. – посоветовал, глядя куда-то в сторону, ибо теперь был напуган глубоко, так интимно соприкоснувшись с вратами в Преисподнюю, – ...Зло во мне. – отступил ещё, – Грешен я... – понимал, очерняя себя, не кривя душой, – Уязвим пред бесами. – с волнением, – Берегись меня или Бес навлечет Скверну и на твою плоть. Ты уже отозвалась Ему. – говорил серьёзно, отдаляясь от женщины на дистанцию семи вытянутых рук, признавая свою нечистивость.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Не думаю, что дело в бесах, – мягко начала она, постепенно сокращая расстояние между ними. – Я… – запнулась, сомневаясь, стоит ли ему доверять, но отчаянное желание поговорить с тем, кто может разделить ее переживания и страхи, победило. – Мне тоже снятся сны. В них много странного и непонятного для меня. В них я… не я, – заглянула в бирюзовые глаза мужчины, ища понимания, и все-таки решилась высказать свою теорию: – Мне кажется, это и не сны вовсе, а воспоминания… из прошлой жизни, – сделала паузу, не зная, как растолковать христианину то, что сама знала с детства. – Наши души приходят в этот мир не единожды. Мы проживаем множество жизней, перерождаясь снова и снова. И в каждой чему-то учимся… или расплачиваемся за деяния в предыдущей, – вздохнула, подумав, что, сама того не сознавая, стала ассасином, чтобы искупить все, что делала, будучи в другом воплощении тамплиером.

Якоб чуть вздрогнул, когда на его предостережения женщина наоборот шагнула к нему. Англичанин вытянулся, моргнул внепонятках. Ответно отступил, но только на шаг. Взгляд её успокаивающих изумрудных глаз манил напуганного Христианина:
– Воспоминания? – вторил светловолосый Англичанин и прислушался к чужеверскому сказанию.


Мог ли Альтаир позволить себе упустить эту маленькую тайную возможность "побыть"?
– *...Доверься ей. ...На время пути.* – воззвало Доверие.

Он понял, что она говорит из прошлой веры или сохраненной, не посветясь в католики... Но она ведь среди врагов. Потому не стал и допускать мыслей осуждения. Теория о перерождении душ была такой успокаивающей..., но в его вере для этого должен наступить Особый день, Судный дней, в который одни вечно обрекутся на муки адские, а другие подобно Христу воскресятся. Он бы обвинил, что это она подселила Беса в его плоть, там в лесу, но неладное с ним уже давно... Давно он забывается в битвах как Бесноватый. Так может...?

Капитан не стал огорчать её... Якоб видел огонёк надежды в её глазах, как блестел изумруд в её очах. И Англичанин …не осмелился огорчать старшую. Пусть даже если она блуждает в заблуждениях, сон её будет мирным.

Тогда мужчина кивнул ей, уронив голову с плеч. Сделал вид, что вверился её словам:
– Говоришь..., души живущих прежде встретились в наших телах? – оставаясь в тревоге, – Тогда Белый Призрак скорбит о ней. – потёр неприятно грудь как от изжоги, – Наверно, ....нанёс ей обиду. – пожал плечами и нахмурился, – ...Или от беды какой не уберег? – начал гадать, но отряхнулся, не желая подаваться в чужую жизнь.

– ...Нам нужно продолжать путь, сестра. – напомнил ей о дороге и в знак примирения протянул правую руку, не обиженную огнем, приглашая вернутся к стоянке.

Они разошлись на сборы – собираться со стоянки дальше в путь.

Стряхнул подстил, скатал в рулон и умостил его на седло. Стряхнул свой халат и одел. Оправил всё и взобрался в седло, подобрал поводья, и вдруг голос Миры от его сапога.

Он удивился её просьбе и смутился:
– *Провёл ночь с женщиной, теперь вези?* – усмехнулся сам про себя, Аэше, – обратился к одной из знахарок, – …будь добра, уступи лошадь Адэвале. Разделите с Акрой одно седло. Лошадь Миры охрамела, Адэвале, прихвати её. – распорядился просьбой главный в пути.

Протянул руку Мире и уступил стремя, чтобы та взобралась на седло позади него. И когда она уселась, подвинулся на седле. Пассажирка закономерно стала браться за него в обхват, а он направил её руки ниже к талии, чтобы она не тревожила кости рёбер.

– Выходим! – отдал привычный приказ, и они покинули своё стойбище.

Мерно раскачиваясь в седле, Якоб вёз свою спутницу, прижимая локоть к больному ребру:
– *Как больно..., женщина, ...если бы ни ты...* – недовольно корчил мину на то, что она лишила его снадобья, облегчающего боль.

А сейчас боль пьянила его вместо снадобья.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Ты упоминал, что был в крепости ассасинов. Так, может, сведенья, которые я собирала, уже никому не нужны, и ты сам сможешь рассказать Господину все о наших врагах и их убежище? – максимально небрежным тоном поинтересовалась она.

«Причина части его бед» задала вдруг странный вопрос. Он чуть повернул к ней профиль через плечо:
– Белый Призрак ничего не рассказывал мне об этом. – покачал головой, – Он ничего мне показывал. И то..., то что туманом в моей голове, я не уверен в этом. – праздно выговаривал Тамплиер, покачиваясь в седле, – Господину нужны точные сведенья, а не догадки из сна. – глянул на неё, – Это была твоя миссия... Исполни её, как должна. – не собирался подсиживать её и облегчать ей её миссию, – Это будет справедливо. Я же... просто солдат. – и отвернулся.

Продолжение следует...


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
AlterEgo
Охотница
Дата: Четверг, 16.07.2015, 12:18 | Сообщение # 947
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 46
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
путь от пригородов АКРЫ до НАЗАРЕТА к ИЕРУСАЛИМУ>

(НОЧЬ-УТРО)



Назир (Джулиан) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)

Взмыленый ассасин юркнул в окно с расчетом рухнуть на ложе, выстеленое периной и подушками, чтобы его возвращение было как можно более тихим. Хотя он едва не сорвал легкую занавеску и низкая софа скрежетнула по полу ножками.


Цитата Strangerous «Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)» ()
Эггси вкатился в комнату лишь на пару минут позже, чем Назир. Распластавшись перед ним на полу, тамплиер поднялся и уселся на колени, глядя на асассина снизу вверх.

Какой-то кубарь прокатился до пяточка перед софой с противоположного окна. Назир уже решил, что страж или телохранитель настиг его в его убежише. И потому мужчина дернулся, стоя коленями в мягкую постель, дернув локтем назад, обнажая из рукава скрытый клинок. Лезвие вынырнуло с характерным скрежетом, грозя вонзиться контратакой в незванного гостя, как только тот кинется.

Цитата Strangerous «Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)» ()
– Привет... – лучезарно разулыбался, и чуть снова не разразился хохотом.

И с искренним удивлением мужчина округлил глаза, увидев в этом комочке свою спутницу:
– Ты?? – отвёл локоть за спину, вбирая клинок обратно в металлический футляр в кожаном наруче под халатом.

Выпрямил спину и огляделся. Они были в их комнате, но...
– *Что с этой женщиной?* – с подозрением уставился.

Что она покидала их комнату, он догадался, но зачем?
– Кого ты ограбила, женщина? – недоверчиво на хулиганку, – Надеюсь, тебе хватило навыков замести следы, прежде чем вернуться? – попрекнул с пронзительным взглядом горящих миндальных глаз.

Назир помнил брата горячим и вспыльчивым, и мог предположить, что он любит... "особых женщин", да чтоб настолько ретивых?
– *Я скорблю о тебе брат..., как ты пал.* – даже проявил жалость к нему.

Цитата Strangerous «Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)» ()
– У тебя... это... – показал пальцем на глаза. – Тушь потекла... – хихикал Эггси, глядя на сурового арабского мужика с размазанной на лице косметикой. хD

Не сразу понял, о чем она. Провёл под глазами пальцами, а на них и, вправду, была тушь. Стал усиленно утираться.
– О чем ты смеешься? – серьёзно и строго, ему не нравилось, что его высмеивали без причин.

– Приведи себя в порядок и ложись спать, Аяла. – велел ассасин, указывая на постель за ширмой, – Завтра утром мы продолжим путь. – слез сам с койки.

В комнатке было душно, и ему не терпелось скинуть душный халат. Брынчащие пояса и браслеты он скинул еще в пути, чтобы быть бесшумным.

Выпроводил спекшуюся на солнце женщину – так странно она себя вела – стянул с себя халат и бросил бесформенным облаком на пол, сдернул с головы обруч с шелковой вуалью и отправил туда же. Сдернул и легкие шаровары. Подошёл к столу, опорожнил кувшин водой в таз и принялся тщательно отмывать лицо, шею, грудь, плечи. Смывалось напряжение дня. Без одежд он лег спать.

Ночь была беспокойной. Он тревожился и взмок в каком-то изнеможении... Столько дел, столько дел! Столько не сделано! И еще столько нужно... сделать! Отчеты, звонки, встречи, пробные лекции в университет!



(УТРО)

А вот утро... Утро встречалось лениво, приятно, мягко на слоях перин. Сколько ночей он провел где и как попало? То на раскладушке, то в салоне автомобиля, то в кресле самолета... Вот она, наконец, постель в дорогом отеле! Он приятно стиснул подушку.

И вдруг за окном деревенский перекрик:
– Асалям алейкум!
– Алейкум асалям!


Он разлепил один глаз.

– *Какого?!* – вскочил от подушки.

Хлестнул взглядом по явно арабской комнате. Он что? В Ираке?? А, нет, постойте! В Египте! Последнее, что он помнит, это контузия лицом в песок! Он в заложниках?! ...Дикие ассасины!

Сакс метнулся с постели к окну, запутавшись в тонком одеяле – полотна из плотной ткани. Рухнул грузно, ухватясь локтями за подоконник! Выглянул во двор. Две женщины, окутанные тканью с ног до головы и один мужчина в чалме и халате с кувшином, он поднял взгляд к его окну и приветственно кивнул господину.

– Ох ты черт! Святые угодники! – спрятался под подоконником.

Заметил, что гол, огляделся и сдернул с постели одеяло, наматывая на бедра.

Выбираться! Надо было выбирать или выяснить, что произошло и в каком они сейчас положении.

Он перевернул все в своей части комнаты, ничего из своего не нашел, и юркнул за ширму, где оказалась еще одна кровать. Тоже... "заложница" (Аяла)? Огляделся и, придерживая узел покрывала у живота, стал судорожно ее растрясывать за плечо:
– ...Мисс! ...Мисс! – шикал он, – Эй! ...Леди! – когда она открыла глаза, – Где здесь можно позвонить?? – на тонком британском, – Телефон? Звонить! – из кулака расправил большой и мизинец, имитируя трубку.

На женщину смотрели ни строгие миндальные глаза убийцы, а глазенки перепуганного щенка, который умолял о содействии.

Глазом вдруг зацепился за окошко в стене, глянул сначала лишь мельком, а потом развернулся и уставился на бородатого курчавого парня с порослью на груди и дорожкой по животу под покрывало. Сначала шарахнулся, решив, что их еще не начавшийся сговор уже разоблачили. Отступил от девушки.

Ему потребовалось время, чтобы понять, что ничего так и не сказавший им парень в раме вторит ему. А когда провел рукой... с леденящим недоумением стал понимать, что это ни окошко, это зеркало, и его собственное ...отражение?

– ...Аллах-Иисус-Конституция!
– выплюнул он и потерял всякий интерес к девушке, вцепясь руками в раму зеркала.

Снял зеркало со стены и обернулся к комнате:
– Как? Как?? – начал вертеть профиль туда-сюда, по кругу, разглядывая орлиный восточный профиль.

Глаза Сакса округлились, когда его... «узнали»? Аналитик обернулся и отшатнулся от глюка. Окинул девушку беглым взглядом. Он её не видел раньше! Точно же!

А девчонка вдруг возьми и сиганула на него! Обхватила руками-ногами.

Пошатнулся, отдернув руки, выронил зеркало. Скосил взгляд на девчачье ухо:
Анвин!? – обомлел, – И ты?! – прищурился, пока тот лохматил короткостриженные солдатские волосы, – ...Иисус Акбар. – выдохнул.

Только хотел спросить, как ему про полотенце и с намеком!

Его в жар бросило, он столкнул девчонку с себя на подушки и ...глянул внищ:
– Я обрезанный! – схватился ладонями за щеки, – Ууужас какой!! – принялся лапать все остальное, что еще не разглядел, и начал подбирать спешно полотенце, да обкутал снова бедра.



– *Руки прочь! Шайтан!!* – ругался заточенный разум ассасина, – *Гореть тебе в священном пламени!!*
У Сакса глаза округлились. Как в наушник кто-то шипел ему а ухо на арабском, но он понимал его!

– Какой-то тип кудахчет у меня в левом ухе... – прищурился на левый глаз, ковыряясь там мизинцем, и заметил, что и безымянного пальца нет! Выдохнул, – ...Еще и ассасин!! – держа калеченную ладонь перед лицом.

Но Анвин вполне доступно объяснил, что происходит, что они как бы подселены в тела реально живших... живущих, и заброшены в это время.

В прочем, упаковка, в которую затолкали его, была ни так плоха, не считая... «чумазости» и «волосатости». Все почесывалось с непривычки.

…За кувшином вина они провели час, сокрушаясь над своей участью. Затем позавтракали местным домашним меню.

Было решено продолжить путь туда, где Назир хотел найти убежище Анвину – в Иерусалим. К тому же, у них в планах в их времени был этот город... Может, что выяснится?


Они собрались, запаслись провизией:


– *Не бери свежего, бестолочь!! В дороге под солнцем все сгниет!!* – ругался араб на городского европейца из 21 века, и это он еще не знал, что с ним соседствует тамплиер...
Сакс чувствовал себя грузчиком на галере, которого за малейшую ошибку секли плетью.
– *Да ладно, ладно! Не ругайтесь только!* – сдавался аналитик, – *В мое время жизнь значительно упростилась... Мы перестали так путешествовать. Я много не знаю о таких... путешествиях. Сделайте мне скидку...* – пытался приветливо договариваться тонкий дипломат, – *Если научите меня, я буду Вам очень благодарен, и оставлю Ваше тело..., как только пойму, как вернутся в свое, к себе, в свое время...*


– *...Шайтан с тобой,* – ворчал ассасин, – *только делай так, как я говорю! Понял меня?*
Так и договорились они. Сакс тактично умолчал, что он из потомков его врагов – из Ордена.

…Так они вышли вдвоём на конях из Назарета, продолжая путь по пустыне до Иерусалима.


Сакс травил Анвину байки, какие помнил из истории, рассказывая про это время, да и Назир за словом в карман не лез, то поправляя факты, то дополняя рассказ. Более или менее, Джулиан и Назир нашли общий язык. Саксу пришлось подчиняться указке араба, но управляя единолично их общим телом. Но в этих латах ему было весьма некомфортно и тяжко, после легких костюмов и пальто.



(НОЧЬ)

Первый совместный ночлег им пришлось разбить в глубинке между барханов, разжечь костер из колючек, перекати-поле и кое-каких дровишек, что взяли с собой в дорогу.
– Ну ты и даешь! Анвин! – смеялся у костра Сакс, потирая переносицу, на его рассказ о том, как сам Гэри очнулся, – "Угнала, как девятку вишневую"? – процитировал из русской песни.


– *Хватит болтать! Ложитесь спать!* – ворчал завистливо Назир, – *Я подниму вас на рассвете.*
Стали укладываться. Ночь обещала быть холодной, и им пришлось улечься спина к спиной на общий плотный подстил и укрывшись множеством одеял.
– ...Спокойной ночи. – смущенно пробубнил Сакс за плечо соночлежнику. – И прекрати ржать. ...А то нарвешься на брачную ночь. – подшутил, а на комментарий Анвина, – Иди ты... – сложа руки на груди, чтобы теплее было.



– *Неверные псы!! Не смейте!! Я женат!! А эта девочка не заслужила быть шлюхой!!* – раздухарился ассасин.
– *Пошутил я...! Пошутил... – улыбнулся Сакс, – *Я тоже помолвлен, и собираюсь вернутся к своей невесте.*.



(УТРО, второй день пути)

На второй день пути они примкнули к торговому каравану, что шёл в Иерусалим. Оба были «тёмной» внешности, потому никаких вопросов не вызвали. Только пришлось ссыпать последние монеты, какие были у Назира в кожаной мошне, в руки слуги хозяев каравана.


Было вполне безопасно, поэтому Сакс увлёкся внутренним диалогом с Назиром. Ничего особенного. Праздная светская беседа. Назир рассказывал, какова жизнь здесь, в чём беды народа, выслушал про предков своего Ордена кучу проклятий и Ордена, но всё равно смолчал.

Как ЭггсиЯла примкнула к кому-то в каравне, видимо, для беседы, не придал значения. Анвин знает, как выуживать информацию. Поэтому спокойно отвернулся, следуя впереди. Как велел Назир, спрятал калеченную принадлежностью к Братству руку.



(ИЕРУСАЛИМ)

Прибыли в город Иерусалим под радостные приветствия местных жителей. Детвора и состоятельный и простые обыватели любили торговые караваны. С них одним всегда можно было разжиться чем-то интересненьким и редким, другим поглазеть, а воришкам и попрошайкам поживиться своим промыслом на оживившемся рынке.

Но Назир велел отколоться от этого шествия и направил их к своему дому.

Дом их был большим просторным. Назир, когда покупал его, рассчитывал заполнить большим семейством: с детьми, внуками, правнуками… Но пока дом пустовал, иногда они принимали путников на ночлег, ибо жалование у пока ещё городского стража было не велико, и они до сих пор выплачивали прежнему хозяину цену. Да и Назиру, как ассасину под прикрытием, было очень сподручно контролировать часть прибывающих в город, сдавая комнаты по низкой цене.

Их встречала служанка Луя́ и девушка ассасин Наима́, которые должны были присматривать и помогать его жене, Зульфие.

Цитата Ангел-Я "Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)" ()

Ножом порезал себе палец и написал кровью брату послание:

«Вернешь мне мою жену Аялу – получишь обратно свою Зульфию» – и прибил это послание ножом к стене.


Дурную весть они сообщили для Назира, Наима каялась и просила прощения у Аллаха за неисполненный долг…

Дети облепили отца, обхватив за ноги. Джулиан посчитал своим долгом, встретить их как «восточный отец», слушаясь Назира:




– *Проклятый!! Шкал! Выродок собаки!!* – бранился огорчённый и гневный муж на своего брата, понимая суть торга и шантажа. Но он даже подумать не мог, что беглянка – жена брата, или только названная жена, – *Я должен вернуть свою жену!! Должен!! Слышишь?! Ты! Неверный!!* – гневно требовал араб, – *Боем, торгом, не важно! …Я знаю, где это дерьмо верблюда может быть!*
– *Да понял, я понял…* – озадачился Сакс и отправил детей со служанкой и телохранителем на кухню, что-нибудь приготовить, ибо голодны с пути.

Обратился к напарнику, отведя его в угол развороченной со вчерашней ночи супружьей спальни:
– Слушай, Анвин. Мы подставили этих двоих своим «подселением», – начал Джулиан, – надо как-то выручать… женщину этого парня. – указал на себя, – У меня есть план. Назир знает, где может его ждать брать. Так вот. Дружище…, – немного помялся, – нам придётся тебя на заклание отдать. Но тебе придётся его немного… «потерпеть». Ты же сможешь продержаться? А я… Спрячу женщину с детьми, куда скажет Назир и приду за тобой. Хорошо?

Когда же, наконец, договорились, то вышли в направлении, которое подсказывал им Назир.


– *Надеюсь, не подведёте?* – злился он, что не может вступить в диалог, и всё же вспылил, – *Мы должны поменяться местами! Слышишь, Неверный!? Уступи мне!* – глушил в ухо.
Сакс снова поморщился на левую сторону и поковырялся в ухе:
– *Да не кричите так… Мы всё сделаем, как нужно! …Постараемся.*


– *Постараетесь?!* – взвился араб.
– *Сделаем. Всё сделаем!* – сказал иначе, чтобы араб угомонился, – *У нас есть… опыт,* – глянул на напарника, – *…в подобном.*

На том и сошлись.

Назир отправил их к окраинам, где они однажды, давно в детстве, когда жили какое-то время в Иерусалиме, нашли старый заброшенный дом, поражённый пожаром. Некоторые комнаты там уцелели, и там можно было пробыть какое-то время… Назир надеялся на это. Иначе ему придётся ждать сигнала от негодяя в своём доме, которые должен знать, что он уже прибыл…


Проходя в разрушенный частично раскрошившийся внутренний двор, держа Аялу под локоть, Сакс огляделся, набрал воздуха в лёгкие и, вторя голосу Назира в своей голове, заголосил:

Выходи, подлец! Выходи! Я пришёл! – оглядывая замкнутый дворик, где-то в углу копошилось семейство диких кабанов, – Твоя женщина оставила тебя, потому что ты был плох! Но ты забрал мою женщину из злобы! Верни мне жену и забирай эту несчастную! Да хранит Аллах её дни подле тебя! – дышал шумно, поддаваясь арабскому духу.

Гарсив?
Аяла?


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/
 
Brook
Охотница
Дата: Четверг, 16.07.2015, 12:47 | Сообщение # 948
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155


<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
Дальние пригороды порта Акра>

(ДЕНЬ к ВЕЧЕРУ)




Якоб Александр (Альтаир) – Мира Наир (Кьяра)

Аэше – Акра

Адэвале



Терпкий запах осаждённой Акры… Его принёс ветер на подъездах к дальним пригородам порта. Сожжённые деревни, следы битв на песках, разрушенный лагерь сарацинов, занесённый уже песком, тела погибших и трупный смрад. Воронье кружилось над барханами зловещей воронкой… Вот она – тяжкая доля Акры за последние месяцы, и их свидетельства их маленький караван преодолевал сейчас:


Якоб знал, что Господин де Сабле вот уже долгое время со своим войском среди иных генералов держит оборону порта от сарацинских войск Салах ад-Дина.


– *Сколько жизней потеряно напрасно…* – стонало Сожаление.
Они примкнули к отряду рыцарей, который шёл к городу, чтобы залечить раны, набраться сил и отдохнуть от битвы:


Пока свежие подоспевшие силы гнали сарацин прочь на восток, в сторону Иерусалима, собирая подкрепление, маленький отряд Александра вступил в город под приветствие горожан и сельчан, что встречали вернувшиеся с победой, но побитые отряды рыцарей:


Якоб с Мирой ступали впереди, позади знахарки, а Адэвале замыкал их кортеж.

Цитата MirVokrug "глашатай Акры" ()


– Сарацины разби́ты – Мы вы́били Их из Акры и оттесни́ли от её при́городов! Теперь Они отступа́ют на Юг, умоля́я Салах ад-Дина спасти́ Их… Но он не сде́лает этого! Ибо никому не устоя́ть перед мо́щью армии Ри́чарда. Бог одарил его́ своей ми́лостью. – голосил благую весть и вдохновение.

– Пройдёт немного вре́мени, друзья! …и эта Земля станет На́шей, как и должно́ быть! – пророчил голос в будущее.



Де Сабле… Этот Дьявол… Мальчишку нельзя было «отдавать» ему. Такой соблазн пронзить его мечом руками этого наивного мальчишки, но тогда он изменит слишком круто ход истории. Нет… нельзя. Что если он в теле Якоба застрянет подле де Сабле, или его уложат в койку на смертное ложе, и тогда всё пропало…
– *Господин не должен видеть тебя в таком состоянии. Не огорчай, не разочаровывай его.* – воззвала Забота.

Сидя в седле, Якоб достал из сумки лист бумаги и уголёк. Как учил его Господин, он сидя в седле, мерно покачиваясь с бременем за спиной, чёркал своему Господину письмо… Сожалел, что почерк его и без того ужасный ложился на бумагу ещё уродливей. Якоб никогда не был прилежным учеником и не смог выправить свой почерк на манер аккуратным и благородным завитушкам Главы Ордена. Александр не желал встречи со своим покровителем в том виде, в котором он был сейчас. Больной и уставший. Его терзали опасения, что дорога в Иерусалим для него станет последней дорогой, и желал, чтобы его сир сохранил о нём славные воспоминания – помнил таким, каким провожал его в свой собственный путь с карательным отрядом, дарованным росчерком пера самого Ричарда. Да и… утрата приёмного сына не будет французскому Господину столь горькой после долгой разлуки. Если же он предстанет перед своим Господином на пороге кончины – сердце Главы Ордена будет болеть. Молодой рыцарь поберёг сердце уже не молодого мужчины, решив, написать ему письмо:



Вот они подъехали к поместью, огороженному высокой каменной стеной с аркой, которое им указал патрульный стражник на улице. Дом выглядел знатно. Якоб дождался, пока Мира спешится первой и протянул слуге запакованное письмо с семью зёрнышками овса внутри:
– Передай это вашему Господину. – кивнул мальчишке, чтобы взял, – Это очень важно. …Но ближе к вечеру. – сделал оговорку.



Ну вот, их дороги расходились..., но он хотя бы побыл с ней немного... Душа болела, вот так вот разойтись. Да уже всё было сказано ещё в их времени...
Обратился же к своей спутнице (Мира):
– Я не могу задержаться здесь. – окинул взглядом стены поместья, куда не решился въехать даже во двор, – День только занялся. Я продолжу свой путь. – вздохнул и опустил на неё взгляд, так и не слезая с коня, – Прощай…, сестра. Хорошо отдохни с дороги. – откланялся перед ней, «отпуская» её.

Якобу было нужно покинуть Акру прежде, чем Господин спохватиться. Он довёз информатора в целости и сохранности, выполнил своё обещание перед ней, теперь же должен был сопроводить женщин до Иерусалима, куда и сам держал путь.

Адевалэ, – подъехал к темнокожему, немного помолчал, но всё же изрёк, – Ты волен покинуть нас, как мы уговаривались. Я довёз тебя до Акры. Но…, – сделал неудобную оговорку, – я был бы признателен, если бы ты сопроводил нас до Иерусалима. – заглянул в глаза Тёмного Беса, – Очень… признателен. …Золотом. – подкупал его в наёмника, – Если надумаешь… – огляделся, – нагони меня на рыночной площади. Или у ворот из города. – развернул коня, держа поводья одной рукой, подозвал девушек, следовать за ним, а сам же забрал у Адэвале охрамевшего коня.

Они отъехали. Он только раз обернулся на поместье...





(Рыночная площадь)

На рыночной площади Якоб спешился и повёл хромого коня вдоль лавок. Он быстро продал коня за хорошую цену в лавке мясника. Снаряжение продал в лавке кузнеца.

Вернулся к своим спутницам Аэше и Акре, ссыпал им немного золота в отдельный мешочек:
– У вас есть время пройтись по рынку. – отдал их в мешочке, – Купите только самое необходимое. – попросил не отяжелялись хламом.

Сам же, повёл своего коня через площадь к фонтану напоить его, немного освежить, и вдруг увидел… её…
Эшли! – окликнув, засиял и махнул ей рукой, – Сестрёнка... – улыбнулся Якоб.

Мира
Адэвале
Аэше / Акра
Эшли


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
Kapitel
Охотница
Дата: Четверг, 16.07.2015, 15:21 | Сообщение # 949
Дух
Группа: Пользователи
Сообщений: 115
Статус: Offline

Награды: 5
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
г. Акра, резиденция Робера де Сабле>
(ДЕНЬ)


Робер де Сабле – Эшли

Но долго сидеть на месте не стала. Встав с места, девушка оглядела кухню, вспоминая, что ей может понадобиться, ведь сегодня был запланирован поход на рынок за фруктами и прочими мелочами для Господина. Собрав все нужные вещи в небольшую корзинку, вышла во двор к окну господина, оттуда же и прокричала ему.

- Господин, я на рыночную площадь, вскоре вернусь! – оповестила она его и, развернувшись, накинула капюшон от алой накидки на голову и пошла в нужную сторону. И через некоторое время была там, куда и направлялась.

(Рыночная площадь)

Цитата Brook ()
– Эшли! – окликнув, засиял и махнул ей рукой, – Сестрёнка... – улыбнулся Якоб.


- Что?.. – растерялась Эшли, когда услышала, что её кто-то зовёт. Скинув капюшон, она обернулась на голос. – Якоб, - улыбнулась, узнав того, кто её откину. – Как неожиданно увидеть вас здесь…



Якоб Александр (Альтаир)

– Эшли! Господь истинно не спрраведлив ко мне! – развёл руками, встречая девушку, – Столько срражений и вррагов, а срражён твоей кррасотой! Вот незадача! – обнял сестрёнку.



Эшли (Лим)

– Даааа, сочувствую. – утешительно погладила по голове, – Даже, как-то, не знаю, что тебе сказать... Крепись? И обращайся, если помощь нужна будет. Пиши, не стесняйся. Или в чём ещё помочь нужна... Труп похоронить помогу, а с тем, что до этого, ты уж сам. – с серьёзным личиком пообещала.



Якоб Александр (Альтаир)

Смеётся обреченный:
– Так и быть, – руку на плечо положил, – завещаю тебе сапоги и зубочистку. – закивал сокрушённо.



Эшли (Лим)

– Сапоги большеваты будут, а зубочистка... А зачем мне зубочистка? – растерянно посмотрела на него.



Якоб Александр (Альтаир)

– В хозяйстве всё прригодится. А пока... будем дрружить. – подмигнул, – Господину, – промелькнула серьёзность, –…перредавай прривет. – похлопал по плечу.



Эшли (Лим)

– Почему же сами не скажете ему? – хмыкнула.



Якоб Александр (Альтаир)

– Я оказываю тебе честь, женщина. – наклонился с улыбкой и щёлкнул простолюдинку по носу.



Эшли (Лим)

– Ха! – упёрла руки в бока, – Велика честь-то! – задрав голову, с ухмылкой посмотрела ему в лицо.



Якоб Александр (Альтаир)

Покачал головой и шуточно пальцем погрозил:
– Давно не порроли, нахалка? – прищурился с фальшивым возмущением, – Как с дворрянином говорришь?! – и взлохматил головёнку ей, пряди заструились змеями.



Эшли (Лим)

– Сколько себя помню, ни разу не пороли! – по ребячески показала язык, – Что же Вы делаете?? –возмутилась, поправляя волосы, – Я Вам уже не ребёнок!



Якоб Александр (Альтаир)

Рассмеялся, подхватил на плечо как мешок и понёс:
– Это нужно испрравить... – закивал головой.



Эшли (Лим)

– Вы не посмеете этого сделать! – возмутилась и стала брыкаться, дабы поставили на ноги.



Якоб Александр (Альтаир)

– Назовешь 5 прричин? – глянул на задик и шлёпнул, пока монахи не видят на улице.



Эшли (Лим)

Замерев, покраснела, чувствуя, как пылает даже шея:
– Как Вам не стыдно! Вы же дворянин, разве нет? Немедленно же поставьте меня на ноги! – несильно пихнула в спину.



Якоб Александр (Альтаир)

Смеется в горло, но всё же на ноги поставил, вздохнул, на миг перестав дурачиться с девчушкой, с которой фактически рос во дворе де Сабле:
– Как же ты подрросла… – оглядел по-братски, – От женихов, поди, отбоя нет? – дразнил, пришурясь к ней на один глаз.



Эшли (Лим)

– Ха! – фыркнула девушка, – Какие женихи? Я всё время при госпожах или же при Господине. О каких же женихах Вы говорите? Скорее, старой девой и помру… – как-то не особо опечалено произнесла она.



Якоб Александр (Альтаир)

– А за меня пойдешь? – рукой упёрся в балку одной из торговых лавок над её плечом, – Как ведь хоррош собой? – поддразнивает, красуясь подбородком и грудью, – Или хочешь…, – помедлил, – срреди своих рребят присмотррю кого... М? – наклонился к ней и заговорчески разглядывает глазки, – …Какие мужчины тебе нрравятся? Найду любого.



Эшли (Лим)

– За Вас-то? – чуть не рассмеялась, – Вы, конечно же, неплохи собой. Но куда уж мне, простой служанке? – не выдержав, всё же рассмеялась, – Что, так не терпится меня замуж выдать? – с вызовом посмотрела на него.



Якоб Александр (Альтаир)

– Да погулять охота. – признался в лоб, роняя весь дух романтизма с усталым прищуром на солнце, – …Скучно мне. – вздохнул, – Срражения... срражения... – глянул на девушку и подмигнул.



Эшли (Лим)

– Вы это на что намекаете, а? – прищурившись, приблизилась к нему, пристально так на него смотря, – Ва! Постыдился бы, дворянин! – ткнула пальчиком в лоб, – …Вот что ты от меня хочешь сейчас услышать, а? – перешла на ты, раз господин ведёт себя ни как дворянин.



Якоб Александр (Альтаир)

Рассмеялся от горла, ему нравилось дразнить эту канарейку:
– Прринеси поесть. – сунул ей в руки пустой, какой-то бесхозный кувшин, а сам пошел умываться у фонтана. – Молока, мяса и не забудь хлеба, женщина! – указал и напомнил, кивнув в сторону таверны, куда не дошёл из-за встречи с ней.



Эшли (Лим)

– Вот, а! У меня имя есть! – вздохнула, взяв кувшин. – Будет исполнено, мой Господин. – подобрав подол юбки, присела в реверансе и отправилась исполнять сказанное. Достать то, что велел Якоб было не сложно, да и стоило ей сказать, что это для него, так все вопросы бы отпали. В городе все знали, кто такой Змеёныш де Сабле. Сложив в небольшую корзину то, что велел рыцарь, девушка наполнила кувшин молоком и захватила яблок. Расплатилась с хозяином таверны у стойки и вышла. После чего отправилась обратно к Якобу.



Якоб Александр (Альтаир)

– Какая умница, а... – принял корзину в охапку, сразу кусанул от хлеба полный рот, – Мммм! Швэжый! – оценил свежую мякоть выпечки. Приобнял девушку, наклонился и чмокнул в височек как сестренку, да отступил. Оглянулся назад, убедившись, что лавка на месте, и уселся на неё, вытянув ноги в высоких сапогах. Заливается молоком как вином крепким, с трудом-с трудом прожевал, утёрся:
– Что тебе нужно на ррынке? – предложил поездку-поход за продуктами свершить объединёнными усилиями.



Эшли (Лим)

Ошалело целую минуту смотрела на него:
– …И вот где Ваше дворянство сейчас, а, мой Господин? – вздохнув, села рядом, – С набитым ртом не разговаривают! Мне ли Вас этому учить? – грозно посмотрела на него, – Вот с трудом вериться в то, что Вы дворянских кровей, с такими-то повадками! – шутливо фыркнула она, достав из кармана алой юбки платок и протянула ему, – На рынке? Мне может и нужно, но Вам-то самому туда сейчас зачем?



Якоб Александр (Альтаир)

Отмахнулся левым ухом от её нравоучений:
– Всё слишком упррощается, когда выходишь на поле битвы. – мельком подал ей намёк, жуёт с умиротворением, – …И к твоему сведению, – указал на неё осудительно-шутливо куском хлеба, – «Повадки» у собаки. – сделал ей поправку,


Эшли (Лим)

Девушка все эти его намёки не принимала всерьёз, так что лишь хмыкнула:
– Вы уж простите, Господин, но я всего лишь служанка. Так что допускаю ошибки.



Якоб Александр (Альтаир)

– Ты – Человек..., – вздохнул с облегчением на сытый желудок, – _поэтому_ ты ошибаешься. – сделал ей комплемент-подарок, – ...Перред лицом смеррти все рравны. – пробубнил, а платочек её засунул в карман себе, пригодится.



Эшли (Лим)

– Конечно, я – человек! – удивилась таким словам Якоба, – Кем же я ещё могу быть? Оборотнем что ли? – засмеялась из-за своих же слов.



Якоб Александр (Альтаир)

– Чурр тебя, богохульница! – шикнул за оборотня, – ...Не поминай черртей в полдень. – серьезно пожурил убежденный христианин..., хватало ему призраков за плечами, которые всё время молчали.



Эшли (Лим)
Склонила голову:
– …И поясню, платок я Вам дала, что бы Вы не об одежду лицо вытирали… – выразительно посмотрела на его действия.



Якоб Александр (Альтаир)

– М? – рассеянно отозвался на слова про платок, и только тогда опомнился, – Ах ты ж, ррастяпа-то... – отметил про себя задумчиво, но уже махнул рукой, раз уж утерся уже, – Мне нужно до кузницы. Я забыл своему коню подковы заменить, – и поднёс ко рту кувшин, допивая и умываясь по неуклюжести остатками, да рукавом утираясь. Глухая отрыжка, – …И в конце концов! Могу ли я тебя побаловать чем-нибудь? – с намёком-намёком под правой длинной бровью.



Эшли (Лим)

– Раз уж предлагаете, то не откажусь пройтись с Вами по рынку. – улыбнулась ему.



Якоб Александр (Альтаир)

– Ладно! – хлопнул по коленям ладонями, покашлял в кулак, да поднялся, – Чурр, я веду! – предупредил, подхватил девчушку под талию и плюхнул на седло, подобрал поводья. Ему хотелось легко провести время, без обязательств и условий.



Эшли (Лим)

– Что? – но не успела девушка опомниться, как оказалась... верхом на лошади! – Господин! Так не положено! – возмутилась и в то же время смутилась девушка, вцепившись в седло. Нет, ездить на лошади она умела, так что не боялась, но всё это...



Якоб Александр (Альтаир)

– Пусть думают, что ты из благорродных. Побояться подойти. – дал ей такое объяснение, – Меня не волнует моя репутация. – обыденно, ведь его волновала его душа и груз грехов, с которыми он предстанет перед Всевышним..., да и на нём был обет, – Только если Я позоррю тебя? – подшутил заговорчески.



Эшли (Лим)

– О да, репутация служанки пострадает! – рассмеялась она.



Якоб Александр (Альтаир)

– Слышал, в горроде не спокойно... – осторожно озираясь по сторонам, припугивал скромницу, – …Куда сначала? – уточнил, выводя за собой коня от фонтана. Прочистил горло и чуть обернулся, – ...к белошвейке? – подтрунивал, вздёрнув бровку, намекая на тряпошниц.



Эшли (Лим)

– Так нельзя, Господин. – поджав губы, смотрела на этого человека, – Нет уж…, сначала по Вашим делам, после по моим. Если же, у Вас не будет на это время, то просто оставьте меня в городе, обратно как-нибудь доберусь. Девушка лишь вздохнула, покорно сидя в седле, – Не думаю, что в таких-то одеяниях, я сойду на благородную. И тут скорее слухи поползут о вас, да обо мне. Некоторые же знают, кто я такая. Их-то вам и не провести. Так что, не вините после меня, за слухи, мой Господин. – улыбнулась ему, – В городе всегда неспокойно… Но раз вы так желаете. – пожала плечами.



Якоб Александр (Альтаир)

– Мне не сложно. Я подвезу тебя. – настоял и схаркнул в сторону, но всё-таки завёз девушку в бельевую лавку, протянул руку и помог слезть с седла, – Пррисмотри себе что-нибудь.



Эшли (Лим)

– Мне здесь нечего присматривать, разве что заказ госпожи забрать, да и расплатиться за него. – с благодарностью улыбнулась ему за помощь.



Якоб Александр (Альтаир)

– И... мне нужен твой совет... – немного смущаясь и не зная как бы так подступиться, – Есть... одна... женщина, и... я не уверрен, что могу угодить ей... Какой совет ты бы дала? – и опомнился, – Или я оскоррбляю тебя такой прросьбой? – и светлые его брови встали домиком, прося всё же не отказывать.



Эшли (Лим)

– Совет? – вопросительно посмотрела на него. – И в чём же Вы хотите узнать моё мнение? – выжидательно посмотрела на него, – Вы уверены, что об этом стоит спрашивать меня? –улыбнулась, видя его реакцию.



Якоб Александр (Альтаир)

– В общем... – чувствовал себя по-мужски неуютно, – если бы мужчина хотел вырразить тебе свою признательность, чему бы ты была ррада? – проводил к прилавкам, – Я думал о кинжале, но ррешил, что она им же выррежет мне серрдце. – засмеялся с досадой, – Наше знакомство не очень заладилось... – упустил детали.



Эшли (Лим)

– Я ведь всего лишь служанка и была бы рада даже простым цветам. А та девушка... Она по статусу кем является? …Я, конечно, постараюсь Вам помочь, но если она на Вас обозлиться, то Вы уж на меня не серчайте. И лучше, расскажите побольше о ней. Что она любит, предпочитает, что её нравиться... – стала перечислять она.



Якоб Александр (Альтаир)

– Она из Индии. – вспомнил другую деталь, – Она... прростая девушка. Я думаю. – предположил, щурясь на один глаз, а последовавшие вопросы застигли его врасплох, он шумно вздохнул и потёр челюсть, покачав ей из стороны в сторону, – Ну..., у неё хорроший ударр спррава. – и стыдливый смешок.



Эшли (Лим)

– И это всё что ты можешь сказать о той, кто тебе симпатична?! – не поверила она, – Удар справа, и всё? Не стыдно? – возмущённо смотрела на него, – О, мужчины! – разочарованно протянула она, – Давайте, вспоминайте, что ещё? Может, какие детали? –выжидательно уставилась на него.



Якоб Александр (Альтаир)

– …Похоже, я безнадёжен? – выглянул поверх платка, которым прикрыл лицо с прилавка, сверкая бирюзой светлых глаз, – Нет. Это всё, что я о ней знаю. – поправил платок на реечке.



Эшли (Лим)

– Как Вам не стыдно! И этот человек один из тех, кому я прислуживаю! – сокрушалась девушка, – Хорошо, попробуем что-то с этим сделать... Подождите, я заберу вещи госпожи. – покачав головой, направилась ко входу в одну из лавок. Там, заплатив за вещи и забрав свёрток с одеждой, она вышла обратно на лицу. Очереди не было, так что всё заняло от силы пару минут, – Что ж... – остановилась рядом с Якобом, держа свёрток в руке, – Хоть в чём она ходит-то вспомнить сможете?



Якоб Александр (Альтаир)

Мечтательно улыбнулся, вовсе не стыдясь своей беспечности:
– Это стрранное чувство... – глядя куда-то к небесам, – Такое чувство, – положил руку себе на грудь, – что я знаю её, и в то же врремя убеждён, что мы не встрречались пррежде... Такое возможно? – опустил на неё взгляд с блеском грез, – Она стрроптива и ррезка на язык, носит мужскую одежду и обучена обрращению с мечом, но... я будто чувствую что-то близкое. – сжал на груди шнуровки рубахи, греша на Бесовские приблуды, – Может..., у меня снова лихорадка? – накрыл лицо ладонью.



Эшли (Лим)

– Скорее влюблённость. – фыркнула, шутливо стукнув по руке, – Ну, раз она обучена сражениям, то подарить ей кинжал было бы неплохой идей. – задумчиво произнесла девушка, – Но нужно нечто утонченное... То, что подойдёт девушке, а не мужчине. Согласны? – вопросительно посмотрела на него, – Что ж предлагаю зайти в кузницу. Для этого же Вы хотели туда?



Якоб Александр (Альтаир)

Засмеялся на её предположение и взял в руки вязанку бус:
– Неее, я не могу быть влюблен... – не согласился христианин, – У меня обязательства перед Господом... – вернул бусы на место и кивнул согласно на кузницу, – Но я думал..., – подобрал коня под уздцы и глянул на неё поверх конской морды, – Может, что-то ещё? Более... ну... – не мог подобрать слово более приличное чем «женственность», – ...Ну что больше подходит женщине, ...но я ничего не знаю о её вкусах... – вздохнул трудно, – М! Может сапоги? – вздернул бровь, – Не будет ли это гррубостью? – осторожничал к амазонке, – ...Как сложно-то! – поддался раздражению рыцарь.



Эшли (Лим)

– А не желали ли совместить нечто женское с опасным? – чуть подумав, лукаво предложила она, – У Госпожи длинные волосы или короткие? Уж это-то Вы знаете? – с упрёком посмотрела на него.



Якоб Александр (Альтаир)

– Длинные? – озадаченно, и опомнился, – Длинные, да. А... что? У тебя есть идея? – оживился и немного разволновался, – Прричем тут... волосы? – даже предположить огрубевший вояка не мог.



Эшли (Лим)

– Не совсем уверенна в том, что задумку можно будет воплотить, но... – лукаво посмотрела на него, – Как насчёт заколки для волос? Бывают же... Как... – она отломила маленькую, ровную веточку от куста, – Вот... Видели когда-нибудь заколки такой формы? – она показала ему веточку, – Её можно украсить различными драгоценностями или ещё чем, на этом конце. – показала на тот, что шире, – А на этот конец наматывают волосы. – показала противоположный конец, – Так вот... Как насчёт того, что бы сделать такую заколку? Но она будет не деревянная... При желании можно будет заточить и сделать для неё мини-ножны... Только совсем тонкие, лишь для того, что бы само основание не срезало волосы... Хм... – девушка задумчиво уставилась на веточку в руках.



Якоб Александр (Альтаир)

Якоб задумался, глядя на выдумщицу, пока конь жевал удела и пытался отобрать больше свободы, оттягивал повод рывками головы «отдай, ну отдай…»:
– Чтобы я без тебя делал... – осторожно и задумчиво, – ...А что ты ещё знаешь? – с напускной шутливостью пригляделся и хохотнул от удивления, расплываясь в широкой улыбке.



Эшли (Лим)

– Что я ещё знаю? – не поняла девушка, переведя взгляд на Якоба, – О чём вы? – вопросительно склонила голову и пошла за ним.



Якоб Александр (Альтаир)

Он рассмеялся:
– Неважно..., забудь. – отдал ей мешочек с монетами. Кивнул согласно, хотя немного огорчало, что на эту заколку у него уйдет, вероятно, большая часть его жалования за этот месяц и то, что он выручил за коня. Вздохнул, но согласился на это. Подошли к лавке кузнеца-ювелира, и он жестом пригласил Эшли, – Отсчитаешь, сколько нужно. – уточнил, – …Остальное веррни! – предупредил наказом, глядя в её глазёнки.



Эшли (Лим)

– Неужто Вы мне не доверяете, господин? – с упрёком посмотрела на него и, взяв мешочек, зашла в кузницу.



Якоб Александр (Альтаир)

– ...Как знать. – неуверенно и беспокойно за свои финансы, вытянул и так длинную шею, чтобы проследить, что происходящим там. Ждал её возвращения, поглядывая по сторонам. Отправив сопутствующим жестом её к кузницу у наковальни сделать заказ и объяснить, что за изделие нужно сделать.



Эшли (Лим)

– Вот же. – недовольно фыркнула девушка, подходя к кузнецу и объясняя ему свой заказ. Они друг друга поняли, так что вскоре девушка расплатилась, взяла бумагу с написанным на ней заказом и вышла из кузнецы, – Держите. – протянула ему мешочек, который стал немного легче, и расписку.

Продолжение следует...


Сообщение отредактировал Brook - Четверг, 16.07.2015, 16:50
 
Brook
Охотница
Дата: Четверг, 16.07.2015, 16:43 | Сообщение # 950
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155


Якоб Александр (Альтаир)

Конечно, Якоб не догадывался, что уйдет две трети всего золотого состояния на переплав в заколку и оплату. Шерсть дыбом встала на Английском Рыцаре, когда мешочек хиленько плюхнул ему на ладонь:
– Что?! – не поверил, отпустил поводья и полез в мешочек... Тень глубокой скорби легла на расстроенное лицо экономного рыцаря, – Я, конечно, не скуп, но... – опечалился, вздохнул, но ничего больше не стал говорить, – …Ладно. Надеюсь, оно того стоило... – с неподдельным сомнением, встряхнул сокрушенно мешочек, затягивая шнурок и прибрал в сумку на боку



Эшли (Лим)

– Видимо, Госпожа Вам уж очень понравилась. – не могла не заметить девушка, идя за ним, – Без сомнения. Украшение должно получиться чудным...



Якоб Александр (Альтаир)

– Надеюсь на это. Они же принесут это в поместье? Ты увидишь там эту Госпожу. Ты не ошибёшься. – подмигнул, – Заглянем к трравнику? – потянул коня и подозвал Эшли за собой, покашливая в кулак.



Эшли (Лим)

– …И нам ещё за продуктами нужно будет сходить, помните, Господин? – напомнила она.



Якоб Александр (Альтаир)

Вздохнул скряга:
– Помню... – смирился, – Похоже, веррнусь без штанов. – закивал согласно и рассмеялся. Проходя мимо лавки со сладостями, отдал одну монетку за кулек каких-то мягких конфеток, да протянул спутнице под конской мордой, – ...Я обещал тебя побаловать. – подмигнул ей подталкивая принять кулек.



Эшли (Лим)

– Господин, Вы сегодня и в самом деле без штанов вернётесь! – рассмеялась девушка, принимая сладости и с улыбкой посмотрев на него, чуть склонив голову, – Благодарю. – сделала полупоклон, – Что Вы хотите приобрести у травника?



Якоб Александр (Альтаир)

На вопрос про травника помрачнел, но пробубнил в ответ:
– Немного не повезло в последнем походе. – в кривой улыбке дернул уголком губ, – Иду за советом... – пожал плечом, поправляя рубашку на груди, и решил отвлечь от грустного, – О! Я слышал сегодня вечерром будут гуляния. У кого-то из местной знати торржество? Ррасщедррились... Тебя отпустят? – своеобразное приглашение пойти, но… заведомо без него.



Эшли (Лим)

– Не уверенна... Если успею доделать все дела до вечера, то, возможно, господа меня отпустят. – задумалась девушка, открывая сладости. Одну конфетку закинула себе в рот, другую протянула Якобу.



Якоб Александр (Альтаир)

Принял конфетку с её руки и зажевал за щекой:
– Чем могу помочь? – охотно предложил свою помощь, – Но учти..., – предупредил, –...кррестиком не вышиваю! – прыснул и посмеялся, только подумав, что нужно от барышень по дому.



Эшли (Лим)

И Эшли рассмеялась:
– Нет, крестиком не нужно! Возможно, дрова порубить? Только их ещё купить нужно… И одежду с сушки собрать? – вопросительно посмотрела на него.



Якоб Александр (Альтаир)

– Даже так? – с напускной серьезностью, – Даже не знаю... – и улыбка заиграла на его пушистых жиденьких усах, – Попрробуем. – дал добро и, оставив коня служанке, пошел в лавку травника.



Эшли (Лим)

Пока мужчина был у травника, девушка взяла коня за поводья и погладила его шею:
– Какой ты красивый. – подумала о том, что нужно будет угостить коня яблоком, когда купит продукты.



Якоб Александр (Альтаир)

Недолго пробыл у травника и вскоре вышел, только с флягой, которую тут же припрятала под одежды. Слова лекаря его не утешили.



Эшли (Лим)

Немного удивлённо посмотрела на Якоба:
– Вы ничего не взяли? – уточнила она, хотя понимала, что собственно, это не её дело.



Якоб Александр (Альтаир)

– Сказал, что не может помочь, – выглянул из-за конской морды, чуть оттянув поводья вниз, и пояснил мельком, – …сегодня. Нет необходимого. – досадно поджал губы и окинул взглядом улицу. Вздохнул, но не подал вида, присоединился к барышне, тоже ладонью погладив коня, – Хоррош, да? – с чувством гордости, – Прривыкать к своему коню на войне бесполезное дело... Он у меня уже 5-ый. – вздохнул, похлопал по белому пятну на лбу и вытянул поводья из рук Эшли.



Эшли (Лим)

– Надеюсь, что со временем он всё же сможет Вам помочь. – улыбнулась, не став уточнять то, зачем всё же Якоб ходит к травнику.



Якоб Александр (Альтаир)

– За прродуктами? – уточнил-позвал кивком вперёд.



Эшли (Лим)

– Да, теперь за продуктами. – подтвердила она, идя по другую сторону от коня.



Якоб Александр (Альтаир)

– Вон! Туда нам. – указал на лотки с овощами и фруктами, – Берри больше. Погррузим на коня. Поэтому не скрромничай. Всё унесём. – подмигнул ей. Была перспектива столкнуться с Господином…, но он что-нибудь придумает, чтобы этого избежать.



Эшли (Лим)

И посмотрела туда, куда указал мужчина:
– Хорошо. – кивнула ему, подходя к лавке с фруктами и овощами. Сейчас нужно было не так много продуктов, так как у её господ есть земельный участок, на котором работают слуги. И в основном оттуда они и получают продовольствие. Но сейчас нужны были кое-какие травы и овощи. Так что, набрав нужные продукты, девушка расплатилась за них, не забыв про яблоки для коня.



Якоб Александр (Альтаир)

Дежурно закивал на её пожелания, присоединился к выбору овощей и фруктов. Но быть примерным господином было Якобу скучно, поэтому три яблочка сами попросились ему в ладони, когда он проверял их на «прыгучесть», подбрасывая на ладони. Сначала одно, потом второе, и, наконец, третье, и вот уже жонглировал тремя, балансируя из стороны в сторону.

Продавец не оценил шутовства, и стал ругаться, что он должен сначала заплатить за них, а потом уже...? и показал суетливыми руками пародию на жонглирующего молодца.



Эшли (Лим)

– Ох, не гневайтесь. – улыбнулась продавцу и протянула ему монеты, – Вот и всё, мне более ничего не нужно. А Вам? – посмотрела на Якоба, достав одно яблоко из пакета и, разрезав ножечком на четыре части, стала кормить ими коня.



Якоб Александр (Альтаир)

– Неа. – мотнул головой, не отвлекаясь от яблочной карусели на руках, – А меня угостишь? – напрашивался, мельком глянув на неё и разулыбался по-мальчишичьи. Он не собирался прекращать своё хулиганство. Так и стал отходить от лавки.



Эшли (Лим)

– У Вас же есть яблоки в руках, вот и ешьте их. А эти, – показала на пару яблок в пакете, –Вашему коню, а не Вам. – сказав это, скормила вторую дольку коню.



Якоб Александр (Альтаир)

Английский Капитан ошалел от дерзости:
– Бахышня, а не много ли Вы себе позволяете...? – от неожиданности сильно закортавил, дернув бровью. Так отвлёкся от яблок, и одним его стукнуло по голове, второе он успел поймать в руку, а третье упало и отскочило от сапога, – Прроклятье! – ухнул подбирать их, пока не раскатились, выпрямился и подчеркнуто поместил на корзины, которые водрузили продавец и его помощник-сын, – …Яблока пожалела! – с осуждением мотнул головой рыцарь в рубашках. Недоумевал, – …Яблока! – напомнил, – Ладно..., я запомнил. – пригрозил, щурясь на один глаз.



Эшли (Лим)

– Вот именно! Яблоко! – рассмеялась девушка, такой реакции Якоба, – Вспомните, Господин, частенько ли Вы балуете своего коня? Он ведь, в отличие от Вас, не может в любой момент взять и съесть яблоко. …В отличие от вас. – повторила, – Так что, эти яблоки для него. – ласково погладила коня по шее и протянула очередную дольку.



Якоб Александр (Альтаир)

Поставил руки в бока, несогласно качая, и, когда дослушал до конца, глянул на своего коня:
– О тебе заботься больше, чем обо мне. Я …возмущен! – глядел в конскую молчаливую морду, – ...Что ты скажешь в своё опрравдание? – глянул в глаз животине, но конь фыркнул и опущенную голову повернул к девушке, выпрашивая еще чавкающими губами, – …Поглядите на эту скотину. – уступчиво подмахнул рукой, другую держа на боку, – Я... огоррчен. – заявил и покачал понимающе головой. Чуть наклонив её, – …И за что ты так со мной? – подыграно обиделся, но понял, что целомудренная девушка не поняла его грубого флирта.



Эшли (Лим)

– Хэй, красавец, – обратилась девушка к коню, поладив его же по гриве, – что, угостим твоего хозяина? – вопросительно посмотрела на животное, которое фыркнуло на слова девушки, – Ну-ну... Совсем он тебя не любит, да? – сочувственно погладила его по мордашке, отдав очередную дольку яблока, тут же разрезая очередное на дольки, – Но мы не просто так его угостим, а возьмём с него обещание! – лукаво глянула на мужчину, – Он почаще будет баловать тебя лакомствами, да ведь? – погладив коня, с улыбкой посмотрела на Якоба.



Якоб Александр (Альтаир)

– ...Ты бы себя послушала. – покачал головой, – Да его, возможно, уложат в следующем бою! – был весьма практичен и глядел снисходительно на добродушную простушку, да вздохнул из вредности, чтобы подразнить Эшли.



Эшли (Лим)

– Хэй! Не стоит так говорить при нём! Вы совсем не цените их, да? – с грустью посмотрела на коня, – Вам нужно беречь их... Они ведь тоже живые... – скормила очередную дольку.



Якоб Александр (Альтаир)

– А знаешь... – обратился к ней так вдруг, – Что-то ррасхотелось мне яблок. – похмурил брови, признаваясь в этом для себя «открытии» и поднял на неё хулиганский бирюзовый блеск светлых глаз.



Эшли (Лим)

– И что это Вы на меня так смотрите, Господин? – хмуро посмотрела на него.



Якоб Александр (Альтаир)

Улыбнулся её ворчанию, но потом пригрустил сам:
– Если честно… Есть такое... – кивнул честно и с тоской хлопнул коня по шее. Вздохнул, – Сложно прривыкать к кому-либо рраз за рразом. – признался, – Это тррудно. – глянул на неё, – Своего личного коня я потеррял в перрвом же бою. С тех порр они всё врремя меняются. – пригладил гриву, – Плох с меня хозяин. – не отрицал. Кашлянул в кулак, – Ладно, идём. – кивнул в сторону дороги впереди и подобрал коня под уздцы.



Эшли (Лим)

Эшли же выслушала всё молча, ничего не говоря, лишь подкармливала коня. На слова Якоба кивнула, после чего пошла с другой стороны коня от него:
– Не расскажите мне о... своей знакомой? Которой Вы собираетесь подарить украшение. – решила хоть о чём-то поговорить она.



Якоб Александр (Альтаир)

– А разве..., – глянул на неё через конскую морду, – женщин не обижает, когда с ними говоррят о дрругих? – грубоватая попытка быть деликатным, но уточнял он серьёзно.



Эшли (Лим)

– Нас будет обижать сравнение с теми женщинами. – хмыкнула она.



Якоб Александр (Альтаир)

– Она прросто помогла мне, ...когда я нуждался. И в пути терпела неудобства... – чуть смущенно улыбнулся этому воспоминанию, – Думаю..., она достойна маленького вознагрраждения. – усмехнулся.



Эшли (Лим)

С интересом послушала то, а чём говорит Якоб:
– Маленького? – удивленно посмотрела на него и рассмеялась, – Что же для Вас значит большое вознаграждение, если это маленькое? – отсмеявшись, посмотрела на него.



Якоб Александр (Альтаир)

– Оу. – понял и принял к сведенью, а замечание про маленький подарок поставил его в неловкое положение. – Я прро... – и руками показал, что штучка всего лишь такая вот, маленькая, – И к твоему сведенью, – сделал заметку, – очень доррого мне обошлась. – похлопал по сумке, но поддался грусти, – Прравда, сомневаюсь, что она оценит это... – хмыкнул в сторону, предполагая, что так и будет, – Может, я прросто откупаюсь... Не знаю. – опустил взгляд и откашлялся.



Эшли (Лим)

– Если не откажется от подарка, то значит ей понравилось. Так что... Сделайте так, чтобы она не могла его не принять. – хитро улыбнулась ему, после чего продолжила смотреть на дорогу.



Якоб Александр (Альтаир)

– На её совет озадаченно почухал себя за ухом по стриженным волосенкам:
– Если не примет…, он будет твой. Думаю, ты будешь ему рада. – глянул на неё, вздёрнув подбородок и бровь, – Иначе бы ты не придумала такую вещь. – улыбнулся с пониманием.



Эшли (Лим)

– Уж лучше пусть он достанется ей, Вам же будет приятнее. – улыбнулась ему, и кивнула на его слова. Далее шла молча.



Якоб Александр (Альтаир)

Её упрёк про что для него ценно, а что мелко, призадумался, вздохнул и:
– А ты?... Как тебе живётся? – вдруг поинтересовался серьёзно и с участием.



Эшли (Лим)

– Мне как живется? Да как обычно. – задумчиво пожала плечами.



Якоб Александр (Альтаир)

– Я о том, что... хотела бы дрругую жизнь?... – с неподдельным любопытством наблюдал за ней поверх конских ноздрей.



Эшли (Лим)

– Другую жизнь? – удивилась девушка, – Не знаю... А вдруг она была бы хуже, чем эта? Разве нам не стоит довольствоваться тем, что имеем?



Якоб Александр (Альтаир)

– Рразделяю твои мысли. – неожиданно даже для себя согласился, опасаясь сам потерять то немногое, что у него осталось, – Хотел вот ещё что спросить... – немного замялся, – Как наш Господин? – всё же спросил. Он волновался, но не мог попасться на глаза, – ...Здоров ли он? Всё ли у него хорошо?...



Эшли (Лим)

– Господин... – на этой фразе девушка заметно поникла, – Сейчас с ним всё хорошо. – с облегчением сказала она, улыбнувшись.



Якоб Александр (Альтаир)

Заметил поникший взгляд и обеспокоился. Не сразу поспешил с вопросом, сам его опасаясь:
– ...Что-то случилось? Эшли? – заглядывая ей в личико, – …Скажи мне. – настоял тревожно.



Эшли (Лим)

– Нет, не волнуйтесь. – улыбнулась ему девушка, – Сейчас всё в порядке. Господина... – замялась, но всё же сказала, – Он был ранен. Но сейчас всё хорошо. – кивнула.



Якоб Александр (Альтаир)

Они подошли к сарайчику, где торговали поленьями на дрова. Якоб привязал коня у коновязи и постягивал с себя рубахи, оставшись только в бельевой нижней сорочке да пошел к поленнице. Он подумал, что раз не может как-то помочь своему Господину, услужит хотя бы так:
– Я помню, что обещал тебе! – ей задорно через плечо. Выдернул топор, примостил полено на пень, взялся обеими руками за топор, поднял над головой и рубанул. Да к своему удивлению, топор застрял, но не расколол полено, – Уох... – сам удивился, глянул на неё, да головой мотнул, мол, «эт не повезло просто, сейчас всё будет», – ...Нужно рруку набить. – пояснил, глянув на Эшли из-под брови, да грохнул топор с поленом об пень. Полено расколось надвое, а молодой мужчина довольно поднял голову, – Вот видишь?



Эшли (Лим)

– Молодец! – похлопала в ладоши, – А теперь тебя ждет вон та куча, –показала на целую гору поленьев, мило улыбнувшись хозяину лавки.



Якоб Александр (Альтаир)

Выдохнул, не ожидав такого. Глянул как на предательницу! Но раз обещал… Переколол всё вместе с тремя сыновьями хозяина, ...и выдохся. В глотке пересохло, и Якоб хрипло закашлялся. Достал её платок, плюхнулся на лавку, утираясь.



Эшли (Лим)

– Благодарю за помощь. – с улыбкой подошла к нему держа в руках два кувшина, что прикупила у торговцев здесь же рядом. Один с водой, второй с молоком, и с перевешанным через правую руку полотенцем. Она учтиво промолчала о том, что обычно колкой дров занимаются слуги по очереди, и…дома, а не прям у лавки. Она не была исключением, так как у всех бывают свои дела, и они стараются помочь друг другу в случае чего, – Прошу. – кувшин с молоком поставила на скамью, а с водой чуть наклонила, намекая на то, что поможет ему умыться.



Якоб Александр (Альтаир)

Выкашлялся в платок и утёрся рукавом, тяжело и хрипло дыша. Дрожащими руками взялся за кувшин с молоком и поставил сначала на колено. Собрался и поднёс к губам, отпивая и чуть проливая на себя. Уморился рыцарь... Недопитый поставил на землю.
– Нет прроблем... – морщась под пекущими лучами солнца, отозвался на её благодарность наконец. Немного посидел, прежде чем принять её предложение. Встал и кивнул ей, подставляя ладони, чтобы она помогла с водой. Когда вода полилась, он набирал её в ладони и прыскал на себя, омывал шею и пригладил драконий гребень волос, встряхнул руками, – Я старрею... – посмеялся. Добросовестно довёл барышню с телегой до дома их общего Господина, и почти приёмного отца. Даже сейчас не стал заходить. Двор выглядел опустевшим. Было тихо. Мельком глянул на слуг, и понял, что с дровами воистину надо было помочь. Обернулся к девушке, – Думаю, на прраздник тебе прридётся идти одной... – смахнул с лица ладонью струи воды, всё ещё стекающие с приунывшего петушиного гребешка, – Пррости. – слегка всплеснул руками, закашлялся в рукав и встал с лавки, упираясь другой рукой в колено. Поплёлся до коня чуть прихрамывая, – Женщина..., чтоб я ещё раз... – отшучивался через плечо, посмеиваясь и откашливаясь, – Повеселись сегодня, хоррошо? – подмигнул ей, отвязывая коня, – Я здесь проездом, и мне нужно продолжить свой путь.



Эшли (Лим)

– Ничего страшного. – хмыкнула она, смотря на этого уставшего (?) человека Направились в сторону дома, – И Вы отдыхайте, Господин. – подняла пустые кувшины, новое пополнение на кухне, – И... Вы почаще бы занимались такой работой, авось стареть не так быстро будете. – рассмеялась девушка, всё же не удержавшись от небольшой колкости в сторону Якоба. Нагрузили приличную телегу уже наколотых дров, туда же составили корзины с фруктами, снряв с коня Якоба.



Якоб Александр (Альтаир)

Согласно кивнул ей на пожелание отдыха, уводя за собой коня. А на колкость в спину удивленно поднял брови и со скрытой грустью разулыбался барышне, развернувшись к ней, разведя руками:
– Возможно, ты пррава, Эшли! – крикнул ей ложное предположение, поддерживая шутку. Кивнул на правую бровь, да отвернулся, смеясь, но сорванным на крике горлом раскашлялся в ее услужливо подаренный платочек.

Так он и побрёл с конём в сторону ворот из города. Встретился со своими спутниками, которые дождались его, с девушками: Айшэ, которая всё сердилась на него, что он не может запомнить её имя правильно, её подруга Акра, и с ними был Адэвале.

Якоб подошёл к темнокожему Бесу (Адэвале) и склонил простецки голову, принимая его на службу:
– Рад, что ты согласился. – глянул на него мельком и взобравшись в седло, подобрал поводья и повёл свою "свиту" в ворота из города.

Великий Змей?))))
Девушки?


Ролевая [Elite Gamers Team]



Сообщение отредактировал Brook - Четверг, 16.07.2015, 16:50
 
Shollye
Охотник
Дата: Воскресенье, 19.07.2015, 18:59 | Сообщение # 951
.:Tamashi o tabe:.
Группа: Модераторы
Сообщений: 2277
Статус: Offline

Награды: 57
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
Недалеко от Акры>
(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир)

Аэше – Акра


Адэ (Радун)


Они расположились на ночлег. Раб по своему обыкновению устроился на границе тьмы и своего маленького костерка. У Адэ не было ни подстилки, ни какой-либо утвари для еды и сна, но ему-то было не привыкать. Он подозвал к себе хромую лошадь, да уложил боком на песок, хотелось узнать, можно ли как-то помочь бедолаге, но она уже бы не поправилась, потому то Адэвале и прилёг на бок кобылы. Лучше так, чем на холодном песке. Да и животному спокойнее.

Негр изредка поглядывал на своего нового господина. Борьба мальчишки с женщиной его не интересовала. Тот был ранен и не сильно-то боролся, хотя то, что молодой белый полез оголёнными пальцами в лоно костра, восхитило воина, а потом уголки губ растянулись в ухмылке. *Как глупо, мой господин. Не знаю, что там у Вас было, но ранить себя…* Адэ посидел ещё немного возле своего костерка, когда почуял странный запах. *Дурман-трава.*




Это очень не понравилось демону. Радун старался руками этого сильного, но несвободного человека отстраниться. *Вставай. Тебе нужна ясная голова, чтобы защитить их. Ради свободы можно и потерпеть.* Радун старался направить человека в нужном Ему направлении.



Чернокожий быстро затушил свой костёр, поднял кобылу и отошёл дальше, умещаясь на барханах, повинуясь своему внутреннему голосу, который его никогда не подводил.




*Молодец!* Похвалил своего нового спутника демон, посчитав, что нужно похвалить его.



Адэвале улыбнулся сам себе. Здесь, на песке, вдали от других людей ему было спокойно. Казалось, что чувствовал некое единение с природой, хотя раньше не замечал этого. *Раньше я и не был так свободен.*

Адэ проснулся очень рано. Сходил к водоёму, который пролегал недалеко. Раб умылся и утолил жажду, понял, что ни он один хочет пить и в своём шлеме, несколько раз бегая к воде, напоил всех лошадей. Мужчина очень любил животных. Они были честнее многих знакомых ему людей. Вскоре и поднялись другие люди. Адэ просто ждал распоряжений.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
– …будь добра, уступи лошадь Адэвале. Разделите с Акрой одно седло. Лошадь Миры охрамела, Адэвале, прихвати её. – распорядился просьбой главный в пути.

Адэ кивнул своему Господину и принял у женщины новую лошадь, а хромую держал рядом. Кобыла, видимо понимала, какая её ждёт участь и опустила голову. Адэвале похлопал её по шее, стараясь чуть взбодрить.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
– Выходим! – отдал привычный приказ, и они покинули своё стойбище

Непривычно громкий голос заставил раба вздрогнуть. Этот голос был сильного воина, уверенного в себе и в своём деле. Адэ в очередной раз убедился, что не зря помог этому молодому белому. Так начался их путь.



<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
Дальние пригороды порта Акра>

(ДЕНЬ к ВЕЧЕРУ)


Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
Терпкий запах осаждённой Акры… Его принёс ветер на подъездах к дальним пригородам порта. Сожжённые деревни, следы битв на песках, разрушенный лагерь сарацинов, занесённый уже песком, тела погибших и трупный смрад. Воронье кружилось над барханами зловещей воронкой… Вот она – тяжкая доля Акры

Проезжая мимо поля битвы, чернокожий раб чихнул, но не стал укрываться от трупного запаха ни рукой, ни тканями. Он был привычен к мертвым, хотя стольких убитых он раньше и не видел. *Война…*




Он чувствовал, что Великая Мать была здесь, а брат – Песок пожирал тела. Это грело демона. Пусть и для этого раба было впервые это. Радун не стал влезать в мысли мальчишки, коим он был для него, что такое будет продолжаться века.



Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
Они примкнули к отряду рыцарей, который шёл к городу, чтобы залечить раны, набраться сил и отдохнуть от битвы

Так как Адэвале ехал замыкающим, то спокойно мог видеть и слышать, что говорят воины рядом. На него конечно же косились. Слишком крупный, хорошо вооруженный, с двумя лошадьми – лакомый кусочек, чтобы утешить свои душонки.




*Не позволяй им на себя так смотреть!* Радун разжигал в сердце раба огонь свободы.



Адэ зыркнул на проезжающих воинов недобро, но даже не прикоснулся к эфесу своего меча, прибавил шагу своей кобыле и приблизился к знахаркам ближе, чтобы не отдаляться от отряда своего Господина. Они прибыли к какому-то богатому дому. По спине Адэвале побежали мурашки отвращения. Не любил он богачей. В большинстве своём они были жирными уродами, которые только и делали, что набивали свои животы и унижали рабов.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
– Адевалэ, – подъехал к темнокожему

Раб не стал близко подъезжать, потому так и не сразу среагировал на своё имя. Он покосился на молодого Господина и чуть нахмурился, ожидая новых цепей.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
немного помолчал, но всё же изрёк, – Ты волен покинуть нас, как мы уговаривались. Я довёз тебя до Акры. Но…, – сделал неудобную оговорку, – я был бы признателен, если бы ты сопроводил нас до Иерусалима. – заглянул в глаза Тёмного Беса, – Очень… признателен. …Золотом. – подкупал его в наёмника, – Если надумаешь… – огляделся, – нагони меня на рыночной площади. Или у ворот из города. – развернул коня, держа поводья одной рукой, подозвал девушек, следовать за ним, а сам же забрал у Адэвале охрамевшего коня.

Такого не ожидал Адэвале. Он слушал молодого белого и ничего не выражал лицом своим и словами. Просто кивнул. Для него это было хорошим шансом найти Господина получше, или же остаться с этим.

Раб спешился, чтобы отдать кобылу одной из девушек, проводил взглядом Хромую, да остался один. Думать долго он не стал. Всё было решено. *Этот мальчишка в первой же битве отдаст своё сердце Амт* Потому и ждал у врат Адэ своего Господина. Он увидел сначала девушек, которые сопровождали его, а потом уж к ним подъехал сам белый молодой Господин.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
Якоб подошёл к темнокожему Бесу (Адэвале) и склонил простецки голову, принимая его на службу:
– Рад, что ты согласился. – глянул на него мельком и взобравшись в седло, подобрал поводья и повёл свою "свиту" в ворота из города.

Алэвале брёл подле своего Господина, ускоряя шаг, если конь его попробует перейти на бег.- Можете звать меня просто Адэ, Господин. Адэвале – это моё полное имя.- Подумал немного и продолжил.- Если Вы возьмёте меня на долгий срок службы, то я был бы рад служить Вам, Молодой Господин.

Работодатель?


 
Shollye
Охотник
Дата: Воскресенье, 19.07.2015, 19:36 | Сообщение # 952
.:Tamashi o tabe:.
Группа: Модераторы
Сообщений: 2277
Статус: Offline

Награды: 57
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
г. Акра, резиденция Робера де Сабле>
(ДЕНЬ)



Робер де Сабле (Дезмонд) - Эшли (Лим)


Цитата Kapitel "Эшли (Лим)" ()
- Господин, я на рыночную площадь, вскоре вернусь! – оповестила она его и, развернувшись, накинула капюшон от алой накидки на голову и пошла в нужную сторону.

Робер очнулся от звонкого голоска девушки. Оказывается он успел придремать сидя. Мужчина поднялся и дошёл медленно до окна. – Возьми красных яблок для Гюнтера!- Крикнул вслед девице. де Сабле знал, как она любит животных, но всё же напомнил ей, чтобы старина Гюнтер смог полакомиться яблочками. Робер дал знак своим людям, чтобы наградили музыкантов и дали им хлеба и вина. Тамлиеру понравилась эта труппа. Мужчина отошёл обратно к кровати и прилёг. Бок давило неприятно и боль доставляла неудобства. Только он устроился в постели, как в дверь постучали и в комнату просунулась голова дворового мальчишки.

- Господин, Вам письмо. Мне сказали передать Вам его вечером, но Вы давали совсем другие распоряжения.- Мальчонка подбежал к раненому и помог ему сесть, а потом передал письмо, оставшись стоять подле своего Господина. Ребёнок с неподдельным интересом разглядывал бинтовку.

Робер раскрыл письмо и на колени ему выпали зёрнышки. *Не к добру это!* де Сабле стал читать корявый почерк, сразу поняв Кто ему пишет. Текст письма всколыхнул в душе тамплиера праведный гнев. Бумага жалобно зашуршала, когда мужчина смял её в кулаке.- Подай мне рубаху и запряги Гюнтера. Я проучу этого мальчишку!!- Робер перевёл взгляд на слугу.- Живо!
Ребёнок перепугался, кинулся к рубахе, передал мужчине и ринулся по лестнице в конюшню, зовя по пути конюха, чтобы тот собрал в путь господского коня.

Робер и знать забыл про свою рану. Он хотел лишь дать сильный подзатыльник своему Змеёнышу. *Годы без весточки и на тебе тут! Что за отписка!* де Сабле облачился в лёгкую белую рубаху, заправил её в коричневые свои штаны, подпоясался кожаным ремешком, да поспешил вниз. Люцифер остался одиноко стоять в углу комнаты.

Взобравшись на Гюнтера, всё же передал своему коню «привет-семена» от своего лейтенанта. Да призадумался, как лучше отправиться вслед за своим несмышлёнышем. Ближе было бы ехать через рынок, но быстрее через бедный район. Француз натянул поводья, да сорвался с места, спеша нагнать Змеёныша. *Я тебя проучу, англичанин!* Будучи поглощённым своими мыслями, де Сабле не замечал а собою слежки. Гюнтер уже не так хорошо бежал и преодолевал повороты, но был любимым конём Великого магистра тамплиеров. де Сабле понимал, что вскоре придётся искать себе нового жеребца, но где же найти такого, который был бы под стать Гюнтеру? И вот последний поворот. Робер выскочил на широкую улицу, которая шла как раз к воротам, ведущим из Акры. Мелькающий хохолок углядел не сразу, стар был не только конь, но и ездок.
- Попался.- де Сабле подстегнул Гюнтера и понёсся на мальчишку. Лавируя меж людьми, нагонял нерадивого.

- ЯКОООООБ!!!- Закричал угрожающе во всю глотку Робер. Он стал уменьшать шаг коня своего, хотя до Змеёныша было ещё далеко.- Что это было за бумагомарательство?- достал из кармана смятое письмо.- Перестал меня уважать, мальчишка! Что ты о себе возомнил! Наглец!- негодовал Робер, подъезжая к своему мальчишке. Когда кони поравнялись, лысый тамплиер гневно глянул в глаза Якоба.- Ну и? Что, даже не обнимешь?- Улыбнулся Робер. Долго злиться на англичанина не мог. Такие испуганные глазки, да и...долгая разлука сказывалась.

Змеёныш


 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Вторник, 21.07.2015, 11:33 | Сообщение # 953
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2846
Статус: Offline

Награды: 71
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим, окраины города, заброшенный дом>

(День)




Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения) - Назир (Джулиан) - Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)


С постоялого двора, Гарсив перебрался вместе с пленницей на окраину города в заброшенный дом, который они еще с братом нашли в детстве. Надеялся воин, что брат догадается приехать сюда.

Прислуживал им старичок, которому Гарсив платил еще и за молчание. Слуга ходил в город, узнавал новости, покупал еды, воды, и прочее по мелочи.

Гарсив хорошо обращался с женой брата, кормил её, держал в тепле, старался создать хотя бы видимость уюта в этом почти разваленном доме, даже развязывал её, но как только она начинала браниться на него, сразу же обратно рот ей завязывал.

Цитата AlterEgo Назир/Сакс ()
Выходи, подлец! Выходи! Я пришёл! – оглядывая замкнутый дворик, где-то в углу копошилось семейство диких кабанов, – Твоя женщина оставила тебя, потому что ты был плох! Но ты забрал мою женщину из злобы! Верни мне жену и забирай эту несчастную! Да хранит Аллах её дни подле тебя!


Гарсив услышал голос брата. Взял девушку под локоток, и они вышли из дома. Оставил её вместе со слугой за воротами, и вышел один навстречу с братом.

Сердце мужчины дрогнуло, когда он вновь увидел свою супругу, - Аяла… - прошептал, а затем перевел гневный взгляд на брата, - Моя женщина меня не оставляла – ты её увез, мерзавец! – выпалил обвинение, указав пальцем на брата. – Верни мою жену, и я верну тебе твою, - Гарсив свистнул, и слуга вывел из-за ворот Зульфию.

Гарсив развязал пленнице рот и руки, держа её под локоток. Когда Аяла пошла в его сторону, тогда Гарсив отпустил и Зульфию к её супругу.

Гарсив обнял Аялу, прижимая к себе, когда она снова была рядом с ним. Сердце успокоилось немного. А краем глаза следил за братом и его воссоединением с супругой.

- Любовь моя, я так скучал и переживал, - смотрел в её прекрасное личико, поглаживая по волосам, - прости меня, что тебе пришлось пережить всё это, - оставил поцелуй на ее лобике, - тебе лучше подождать меня внутри дома, не стоит тебе это видеть. Я должен разобраться с этим шакалом, - прищурился зло в сторону брата, а сам отвел супругу за ворота, пряча ее там.

Повернулся к Назиру всем корпусом, вытаскивая меч из ножен, направляясь к нему, - Бери меч в руки, брат. Ты увез мою жену из дома, украл её. Я пообещал себе, что ты ответишь за это. День расплаты настал! - сверлил его гневно взглядом.



Назир (Джулиан)
©Brook


Назир наблюдал за воссоединением сомнительной семьи с подозрением. Лгал ли брат в своих чувствах к ней, или то было бессовестное лицемерие? Ассасин видел нежность и любовь в действиях Тамплиера... Но была ли эта нежность к любимой женщине или ...к собственности? И вдруг! До Назира стало доходить! Женщина, которую он всё это время сопровождал, не была женщиной!! Это был Шайтан!! Аллах Всемогущий! Шайтан! Такой же, что сидит и в нём самом!! Ни Аяла, о которой он ничего не знал, а Шайтан сбежал, уводя жену из рук брата! Значит, его обвинения о жестокости к женщине были несправедливы! Он не мог знать, как жилось этой женщине с этим Тамплиером, и не мог судить... Назир прикусил язык за эти слова в смятении. Однако вражда их осталась. Теперь были только они один на один. И этому спору нужно было положить конец кровью, - Я принимаю твой вызов. *...брат*. - не произнёс вслух и обнажил свой меч, разминая плечо руки со скрытым клинком. Оправдываться за его жену не стал, - Я спрошу с тебя за твои грехи. - заявился Ассасин, ставя во главу угла идеологию, а не личные счёты.



Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)
© Ангел-Я


Гарсив сделал шаг к брату, идя с ним по кругу, сверля его взглядом.

*- Ты не забывай, перед тобой ассасин. Помни про скрытый клинок,* - решила предупредить Ессения горячего восточного мужчину, а то ему прям не терпелось писькой с братом померяться.

*- Не лезь в мою голову, ведьма!* - шикнул мысленно ей в ответ Гарсив, и занес руку с мечом над головой для первого удара, который направил в сторону брата. Их клинки со звоном стали скрестились. Но не было в сердце Гарсива ненависти к брату, скорее тоска, обида, быть может, что тот ушел из дома, хлопнув дверью. Сожалел Гарсив об этом. Но еще была гордость, и поэтому не мог он отступить сейчас.



Назир (Джулиан)
©Brook


Назир выступил навстречу, подставляя свою саблю. Он уже настроил своё сердце на то, что лишит этого человека из своей жизни. Шваркнул саблей, уходя под руку соперника, выпрямился за ним спина к спине и резко дёрнул назад локтем, ударяя в основание шеи. Последовал в оборот за шею и обнажил скрытый клинок, чтобы вонзить ему в шею сзади, другой рукой, что держала меч, прихватил за горло в изгиб локтя. Успеет ли сообразить противник перекинуть его? Тогда он махнёт ногой над собой, ударяя носком сапога ему куда-то в нос или зубы, когда он склонится над ним, или в грудь.



Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)
© Ангел-Я


Гарсив мотнул головой, получив удар в шею, собираясь резко развернуться, но не успел. Схватил руку брата, которой тот его душил, а навязчивый женский голос надоедливо бормотал:

* - Алё, гараж, тебя сейчас прирежут! Что за позорная смерть! Делай уже что-нибудь!!*

Гарсива это раздражало до безумия.

Удерживая руку брата, что сжимала горло, одной рукой, он ударил пяткой сапога брату в коленную чашечку, одновременно с этим локтем ударил назад в грудную клетку, и после этого перекинул противника через себя. Уворачиваясь от удара брата, Гарсив сделал кувырок по земле, выставляя меч перед собой.



Назир (Джулиан)
©Brook


Перекатившись по полу, Назир вскочил на ноги, выставляя клинок от себя рукоятью назад, будто готовился к колющему удару. Стал подступать, ощетинясь и присев к земле. Словно хищник. Подступал-подступал потихоньку, сделал резкий шаг вперёд, чтобы спугнуть и дезориентировать противника, да вторым выступом бросился к нему. Саблей блокировал его удар, отводя вооружённую руку брата в сторону. Прыгнул коленями на корпус противника, зажимая своими бёдрами его. Заваливая Тамплиера спиной в пыль, Ассасин замахнулся левой, обнажая скрытый клинок с расчётом вонзить его в незащищённую часть горла и шеи у доспех...



Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)
© Ангел-Я


Гарсив упал в пыль, выронив меч из руки. Перехватил руку брата со скрытым клинком, скашивая взгляд на острие лезвия, что было так близко. Второй рукой шарил по земле. Нащупал камень, сжал его в кулаке, ударяя брату по шлему с боку, дезориентирую временно, скидывая его с себя. Поднял с земли свой меч, поднимаясь и сам на ноги. Их клинки вновь скрестились.

Гарсив наносил тяжелые, ожесточенные удары раз за разом, тяжело дыша сквозь стиснутые зубы, наступая на врага… противника… брата….

Они стояли лицом друг к другу, держа мечи скрещенными. Гарсив смотрел в глаза Назира, а свободной рукой он вытащил кинжал из ножен, с пояса. Занес руку для удара, чтобы пробить доспехи на боку противника и вонзить острие кинжала между его ребер…



Назир (Джулиан)
©Brook


Ассасин с рычанием давил рукой с клинком на противника, заскрипел зубами. Но звонкий удар по шлему резанул по ушам звонким "дзыыын". Он поморщился и отступил, поддавшись на сброс. Едва оба оказались на ногах, как Назир стремительно пошел на противника, отражая его удар, и вскользь уходя, занес свой. Заскрежетало, зазвинело. На одном из ударов они сцепились под рукоятки. Краем глаза Назир приметил, как брат отвел свободную левую руку. Кинжал! И тогда Ассасин пошел на опережение, ослабил сопротивление. И когда с перевесом противник провалился на него, Назир, рискуя получить удар после, ударил его сверху ладонью в шею. Так клинок, наконец вошел в мягкую плоть. Брызнула кровь, а кинжал Тамплиера лишь оцарапал доспех Ассасина. Не вынимая лезвия, чтобы держать жертву на стальном жале в заложниках, Назир бросил свой меч и перехватил запястье Гарсива и вывернул кинжал из его руки. Замахнулся снизу да ударил и им в бок, засаживая рывками в плоть через доспех все глубже и глубже. Убийца смотрел брату в глаза прямо. Он не боялся меча Тамплиера, которым тот не сможет его ударить с такого близкого расстояния. Но когда ноги Гарсива подогнулись, Назир не дал ему рухнуть вот так. Подхватил рукой от кинжала под спину, выдергивая левую с клинком от его шеи, и этой же рукой подхватил его под затылок. Обхватил тело поверженного противника. Для Тамплиера все было кончено, но он имел право умереть достойно. Поддерживая тяжелое закованное тело брата под голову и спину, стал плавно опускаться с ним к земле, опускаясь на колено. Уложил брата бережно, совсем не подстать той грубости, с которой он бился с ним, - Все кончено, ...Гарсив. - впервые за долгое время изрек его имя вслух, - Ты умираешь. - глядя ему в глаза, продолжал держать его голову затылком на своей ладони, - Облегчи свою душу перед встречей с Создателем. - кивнул, приглашая к исповеди или покоянию. Но за этой стойкостью Назир понимал, что это его последняя встреча с братом..., в прошлом другом и соратником. Он не мог позволить себе той горести, с которой Зульфия пала ниц и в горьких слезах взывала к Аллаху за этих двух глупцов, молясь за братоубийцу. Но позволил своим пальцам ощутить жесткие волосы брата, чуть поглаживая умирающего по затылку как ребенка.



Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)
© Ангел-Я




Не успел… не успел воин отвести удар в шею… кровь брызнула изо рта, пачкая и лицо брата, что было так близко… ослаб… закряхтел…ноги Гарсива подкосились, а меч он выронил, и тот упал наземь в пыль.

Назир… - прошептал имя брата кровавыми губами, чувствуя, как липкая горячая жижа стекает по шее под доспехи, - …брат, - с трудом поднял руку, сжимая пальцы на плече брата, - прости меня, - просил прощение за всё. За то, что был плохим братом, что предал веру, что перешел на сторону врага, что украл его жену. Аллах покарал Гарсива за его грехи, и тот принимал это, как должное. – Брат, я скучал,… мне не хватало тебя, - признался, смотря Назиру в глаза. Когда они последний раз были вместе и просто разговаривали? Гарсив уже и не помнил. Столько лет прошло.

Аяла… - хотел увидеть свою жену в последний раз. Когда она подошла, он нашел её ручку, сжав на ней свои пальцы, - я люблю тебя, и всегда буду любить. Ты свет души моей и моя жизнь. Прости меня глупца за всё, - поднес её ручку к своим окровавленным губам, оставляя на ней поцелуй.

– Брат, позаботься о моей Аяле, - это была его последняя просьба, он чувствовал, что жизнь покидает его. Вложил ручку своей супруги в ладонь брата.



Прикрыл глаза на миг и открыл их вновь, - Эггси… - это уже была Ессения, у неё не было времени на долгие разговоры, поэтому она просто сказала, - спасибо за тот браслет. Он клёвый! – на этом глаза этого человека закрылись, а рука его безвольно упала в ту же земельную пыль, куда до этого и его меч…



Аяла/Эггси
Назир/Джулиан


 
Strangerous
Охотник
Дата: Вторник, 21.07.2015, 23:31 | Сообщение # 954
Принц Тьмы
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2154
Статус: Offline

Награды: 19
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
путь от пригородов АКРЫ до НАЗАРЕТА к ИЕРУСАЛИМУ>

 (НОЧЬ-УТРО)



Назир (Джулиан) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Гарсив ибн аль-Манджад (Ессения)


Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
Что она покидала их комнату, он догадался, но зачем? – Кого ты ограбила, женщина? – недоверчиво на хулиганку, – Надеюсь, тебе хватило навыков замести следы, прежде чем вернуться? – попрекнул с пронзительным взглядом горящих миндальных глаз.


- Я никого не грабила! – обиделся Эггси, скрещивая на груди руки и хмуря брови. Тамплиеру было обидно, что даже в девичьем теле он все равно больше напоминал карманника, чем приличного человека. *На себя бы сперва посмотрел, трансвестит несчастный!* - фыркнул в сторону араба, поднимаясь с пола и отряхивая свои штанишки. Бросил взгляд на размазанные глаза асассина и снова прыснул в кулак, но вовремя сделал вид, что закашлялся.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
– Приведи себя в порядок и ложись спать, Аяла. – велел ассасин, указывая на постель за ширмой, – Завтра утром мы продолжим путь. – слез сам с койки.


- Да-да, мамочка… - отмахнулся от назойливого надзирателя и потопал в свою часть комнаты, за ширму. Плюхнувшись на кровать, поджал под себя одну ногу. *Ну и скукота же здесь…* - выдохнул опечаленно, затем опять вспомнил виляющего всеми частями тела Назира и, не выдержав, разразился очередным приступом хохота. *Ну ладно, может, и не скукота…* - хихикал про себя Эггси, думая о том, что за этим любителем женской одежды нужен глаз да глаз. Душа требовала хлеба и зрелищ. Хоть какое-то развлечение в столь сложной и запутанной ситуации.

Откинувшись на подушки, тамплиер прикрыл глаза, думая о том, что в их тусовке были и ангелы и горгульи и еще Бог знает какая прочая сверхъестественная хрень, и надеясь, что в беде его не бросят, что они понимают во всех этих перемещениях во времени куда больше, чем он, что его найдут и обязательно вытащат из этой передряги.

*Ну не могут же они меня здесь бросить? Ведь не могут же?!* - беспокоился Эггси, уже засыпая и обнимая подушку.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
Он перевернул все в своей части комнаты, ничего из своего не нашел, и юркнул за ширму, где оказалась еще одна кровать. Тоже... "заложница" (Аяла)? Огляделся и, придерживая узел покрывала у живота, стал судорожно ее растрясывать за плечо: – ...Мисс! ...Мисс! – шикал он, – Эй! ...Леди! – когда она открыла глаза, – Где здесь можно позвонить?? – на тонком британском, – Телефон? Звонить! – из кулака расправил большой и мизинец, имитируя трубку. На женщину смотрели ни строгие миндальные глаза убийцы, а глазенки перепуганного щенка, который умолял о содействии.


Эггси сопел как убитый. Слишком много переживаний за два прошедших дня. И так сладко ему спалось, что он беспечно не чуял абсолютно ничего происходящего рядом с собой. И только чьи-то настойчивые толчки вывели его из прекрасного, глубокого забытия.

- А? Чо? Рокс… Ну отстань! – отмахивался от будящего Эггси, - Еще 5 минут, мамочка! Не пойду в школу… Мне сегодня ко второй паре! – бормотал тамплиер, сгребая под себя подушку, но кто-то не переставал настойчиво жужжать под ухом.

- Ну чего, блять?! – раздраженно вскинулся тамплиер, резко садясь на койке и с размаху огревая пришельца подушкой. Пришельцем оказался Назир. Очень странный Назир, голый Назир, Назир с щенячьими испуганными глазами.

*Что за черт?!*

- А? – не понял сперва Эггси о чем вообще ведет речь его спутник, и только через минуту до тамплиера дошло, что араб говорит по-английски! Араб! По-английски!

- Эй, друг, тебе что, солнце в бошку напекло? – нахмурился Эггси, настороженно поднимаясь с кровати и не спуская взгляд со взвинченного араба.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
– ...Аллах-Иисус-Конституция! – выплюнул он и потерял всякий интерес к девушке, вцепясь руками в раму зеркала. Снял зеркало со стены и обернулся к комнате: – Как? Как?? – начал вертеть профиль туда-сюда, по кругу, разглядывая орлиный восточный профиль.


Когда Назир схватил в руки зеркало и залепетал что-то про Конституцию, Эггси изумленно округлил глаза, узнавая собственную реакцию на чужое тело и знакомую присказку.

- Сакс… Ты что ли? – прищурился длинными девичьими ресницами на друга Эггси. С одной стороны, тамплиера накрыло волной безумной радости. Он попал в эту дурацкую ситуацию не один! С другой… Эггси все так же понятия не имел, что же им делать дальше и куда идти. Но, радость от обретения потерянного друга пересилила все остальные страхи.

- Джулиан! Дружище! – всхлипнул тамплиер, - Ты не представляешь, как я рад! Я уж думал, что застрял здесь один одинешенек! - запричитал Анвин, с разбега прыгая на руки к другу, обвивая его талию руками и ногами, а голову прижимая к своей груди.

- Черт, я правда так рад! – пускал Эггси скупую мужицкую слезу от радости, лохматя араба. – Теперь-то мы точно что-нибудь придумаем! – воодушевился тамплиер. – О, и ты, кажется, полотенце потерял… - захихикал как бы между прочим, Анвин, опуская взгляд. – Тоже рад меня видеть? – не удержался от сальной шутки.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
Глаза Сакса округлились, когда его... «узнали»? Аналитик обернулся и отшатнулся от глюка. Окинул девушку беглым взглядом. Он её не видел раньше! Точно же! А девчонка вдруг возьми и сиганула на него! Обхватила руками-ногами. Пошатнулся, отдернув руки, выронил зеркало. Скосил взгляд на девчачье ухо: – Анвин!? – обомлел, – И ты?! – прищурился, пока тот лохматил короткостриженные солдатские волосы, – ...Иисус Акбар. – выдохнул. Только хотел спросить, как ему про полотенце и с намеком! Его в жар бросило, он столкнул девчонку с себя на подушки и ...глянул внищ: – Я обрезанный! – схватился ладонями за щеки, – Ууужас какой!! – принялся лапать все остальное, что еще не разглядел, и начал подбирать спешно полотенце, да обкутал снова бедра.


- Уж лучше быть обрезанным, чем совсем без члена! – вздохнул о наболевшем Эггси, плюхаясь на подушки. – Ну хоть сиськи есть… Какое-то утешение… - решил все-таки быть оптимистом и помацал себя за грудь, в очередной раз оценивая хороший третий, а то и третий с половиной размер.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
– Какой-то тип кудахчет у меня в левом ухе... – прищурился на левый глаз, ковыряясь там мизинцем, и заметил, что и безымянного пальца нет! Выдохнул, – ...Еще и ассасин!! – держа калеченную ладонь перед лицом. Но Анвин вполне доступно объяснил, что происходит, что они как бы подселены в тела реально живших... живущих, и заброшены в это время. В прочем, упаковка, в которую затолкали его, была ни так плоха, не считая... «чумазости» и «волосатости». Все почесывалось с непривычки. …За кувшином вина они провели час, сокрушаясь над своей участью. Затем позавтракали местным домашним меню. Было решено продолжить путь туда, где Назир хотел найти убежище Анвину – в Иерусалим. К тому же, у них в планах в их времени был этот город... Может, что выяснится?


- Должно быть, это Назир… Ты… как бэ… тачку его занял, чувак… - усмехнулся на жалобы о шуме в ухе. – У меня тут тоже… Эм… всякие взбалмошные женщины по соседству, - уточнил. – Насколько я понял, в этом времени мы выступаем в роли подселенцев. Вторых пассажиров, если так понятнее. Естественно, хозяева этих тел не в восторге от такого соседства. Я бы тоже был не рад, если бы мной кто-то другой управлял, – вспомнил подставу с Шерри, когда в его голову залезла та девчонка-телепат, аж вздрогнул. - Но, я все же пытаюсь объяснить этой девице, что это временное явление, и что чем быстрее мы найдем способ вернуться в настоящее, тем быстрее я покину ее тело.

За завтраком, Эггси рассказал Джулиану о том, что смог выяснить на собственном опыте о сосуществовании с разгневанным соседом по телу, о том, что происходит, когда подселенец и хозяин конфликтуют, и как максимально эффективно использовать ресурсы временного тела. И, конечно же, тамплиер поделился с другом своими переживаниями о том, что без понятия, как же им быть дальше. Но факт того, что Джулиан тоже оказался в чужом теле наводил на мысли, что и все остальные члены экспедиции должны были оказаться в подобной ситуации. Стало быть, теперь нужно было только найтись и собраться всем вместе. Но как и где – вот это был вопрос.

Однако, у Джулиана были свои соображения о дальнейших действиях. Две головы – лучше, чем одна. Тамплиеры решили двигаться в Иерусалим, так как экспедиция изначально и планировала путь в этот город. Там могли находиться ворота в Рай, а если они сохранились в настоящем, то в прошлом - тем более.

Цитата Brook Назир/Джулиан ()
Сакс травил Анвину байки, какие помнил из истории, рассказывая про это время, да и Назир за словом в карман не лез, то поправляя факты, то дополняя рассказ.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
Первый совместный ночлег им пришлось разбить в глубинке между барханов, разжечь костер из колючек, перекати-поле и кое-каких дровишек, что взяли с собой в дорогу. – Ну ты и даешь! Анвин! – смеялся у костра Сакс, потирая переносицу, на его рассказ о том, как сам Гэри очнулся, – "Угнала, как девятку вишневую"? – процитировал из русской песни.


- И нечего тут ржать, у меня чуть инфаркт не случился! – ворчал Эггси, - Вот только представь! Просыпаешься ты такой, а над тобой чья-то бородатая морда нависает, да еще и за коленку тебя мацает, с явным намерением засадить тебе по самые помидоры! А ты мало того, что понятия не имеешь, где находишься, так еще и баба! – всплестнул руками, сокрушенно качая головой. – Это совершенно точно самое ужасное, что когда-либо со мной происходило… Даже хуже, чем когда мне пришлось голым с балкона прыгать, потому что дама, которую я ублажал, оказалась замужем… - усмехнулся. – И да, я все равно крут… Унес ноги, да еще и тебя божественно угнал! Черт, да я всегда знал, что у меня талант – тачки угонять! Даже если это не тачки, а лошади! – засмеялся.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
Стали укладываться. Ночь обещала быть холодной, и им пришлось улечься спина к спиной на общий плотный подстил и укрывшись множеством одеял. – ...Спокойной ночи. – смущенно пробубнил Сакс за плечо соночлежнику. – И прекрати ржать. ...А то нарвешься на брачную ночь. – подшутил, а на комментарий Анвина, – Иди ты... – сложа руки на груди, чтобы теплее было.


Ночи в пустыне всегда холодные, поэтому спать решили вместе. В связи с этим, в голове Анвина возник миллион и одна сальная шутка, которые тот тут же пустил в ход, поплотнее прикладываясь к другу и закидывая на него одну стройную девичью ножку.

- Ну что… может, согреешь меня, горячий арабский мужчина?! – ржал Анвин, щупая Джулиана за мускулистую грудь и каменный пресс. Ситуация была бы действительно ужасно забавной, если бы не пугала тем, что они могли навсегда застрять в этих тушках. Но об этом, Эггси предпочитал не думать.

Услышав ответ Сакса, Гэри разразился звонким хохотом, перекатываясь на спинку и запрокидывая голову с копной длинных волнистых волос.

- Я всегда знал, что ты хочешь меня трахнуть! Вот прям чувствовал! – не переставал хохотать Анвин, ощущая, что ему стало гораздо легче от присутствия друга под боком. Успокоившись, Эггси, повернулся на затылок араба и ласково погладил его по спине. – Я рад, что ты со мной, Джулиан… - проговорил совершенно искренне и, перевернувшись на бочок, прижался к другу спиной, подкладывая под щеку ладошки и прикрывая глаза.

- Ты ведь пошутил, правда? Ты же не собираешься давать этому мужчине овладеть моим телом?! - почти со слезами тихо вопросила Аяла, уже осознавшая, что так просто вернуть контроль над своим телом ей не удастся.
- Я что, изверг что ли? - сокрушенно вздохнул Эггси. - Нет, конечно! Это же была шутка! Кроме того, я не горю желанием ощутить, как кто-то тыкает в меня членом, это как-то по-гейски! - заворчал.
- По...-гейски? - недоуменно переспросила девушка, но тамплиер только отмахнулся.
- Я не дам тебя в обиду, поняла? Я не желаю тебе зла и не хочу, чтобы ты пострадала... Я буду стараться беречь твое тело, обещаю, оно у тебя, кстати, шикарное! - усмехнулся Анвин, делая девчонке очередной комплимент, который она не оценила.


Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
На второй день пути они примкнули к торговому каравану, что шёл в Иерусалим. Оба были «тёмной» внешности, потому никаких вопросов не вызвали. Только пришлось ссыпать последние монеты, какие были у Назира в кожаной мошне, в руки слуги хозяев каравана.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
Как ЭггсиЯла примкнула к кому-то в каравне, видимо, для беседы, не придал значения. Анвин знает, как выуживать информацию. Поэтому спокойно отвернулся, следуя впереди. Как велел Назир, спрятал калеченную принадлежностью к Братству руку.


На утро было решено присоединиться к торговому каравану, следующему по пути в Иерусалим. Так было гораздо безопаснее и надежнее. До этого, Эггси ехал с Джулианом на одной лошади и не знал никаких бед, но там, в караване, друг раздобыл для тамплиера отдельное средство передвижения.

Сказать, что Эггси был в ужасе - это ничего не сказать. Он никогда сам не ездил на лошадях. Любое другое транспортное средство - ради Бога, но только не живое существо, со своим темпераментом и характером, которым еще надо управлять. В отсутствии опытного наездника, Гэри чувствовал себя так, словно голой жопой сел на ежа.

Эггси не то чтобы сесть, даже подходить к этому животному боялся.
*Боже, вы серьёзно? А вдруг я ей не понравлюсь? А если она скинет меня на половине пути?! Вот подстава...* - паниковал тамплиер, но помощь пришла откуда точно не ждали.

- Позволь мне... - попросила робко Аяла.
- Чего?! Женщина, если ты думаешь, что я куплюсь на это, то очень ошибаешься! - нахмурился Эггси, не желая уступать место у руля.
- Обещаю, я не нарушу твоих планов, я тоже хочу чтобы ты поскорее обрёл своё истинное тело, кроме того, ты всегда можешь вернуть себе контроль надо мной, если что-то тебе придётся не по душе! - осторожно и мягко торговалась девушка.


И Эггси задумался. Его воля сильнее - это факт. Что ему терять?

- Хорошо, но помни, я за тобой слежу! - прищурился тамплиер и позволил Аяле впервые за долгое время самой руководить собственным телом. Вдохнув полной грудью, девушка улыбнулась, приятно было снова оказаться полноправной хозяйкой "своего дома".

Осторожно подойдя к лошади, Аяла положила ладонь ей на морду и ласково погладила. Затем провела пальцами по холке, на круп и уверенно взявшись за поводья взобралась в седло.

- Вот и все... Проще простого, - довольно заявила девушка. Эггси только фыркнул, но спустя некоторое время пути все же признал своё поражение.
- Ты на удивление хорошо держишься в седле...
- В детстве, отец обучал меня верховой езде. Мама, конечно, об этом не знала, не женское это дело, но... Я очень люблю лошадей и отец сделал мне подарок... - смущённо поведала девушка и Эггси улыбнулся, возможно, для неё ещё не все потеряно.


В первые в жизни Аяла путешествовала одна, на легке, не связанная никакими обетами или правилами. Могла смотреть куда хотела и слушать то что обрывками приносил ветер. И... Такая свобода ей нравилась. Стараясь не отставать от своего спутника, девушка, тем не менее активно крутила головой по сторонам, разглядывая разноцветные паланкины, и не менее разношерстную толпу караванщиков.

Все это было для неё ново и интересно. Позади раздался надрывный кашель и девушка обернулась, по доброте душевной решив, что кому-то нужна помощь или просто глоток свежей воды. Её большие золотисто карие глаза в обрамлении чёрных пушистый ресниц встретились с чужими, необыкновенного бирюзового цвета. Девушка моргнула, ощущая как подскочило в груди сердце и резко отвернулась, воспылав щеками.

- Женщина, ты чего? - забеспокоился Эггси, прекрасно чувствуя волнение своей спутницы.
- Там... Мужчина... Позади нас... - пробормотала Аяла, часто-часто дыша и боясь пошевелиться.
- И? - непонимающе мысленно развёл руками тамплиер.
- Он... Не араб... И, кажется, потерял свой платок...
- Ну повернись, дай хоть погляжу, что там за мужик... - сокрушенно попросил Эггси, думая о том, как же отвратительно быть бабой. Аяла медлила, но, волнительно облизав и поджав губы, бросила украдкой через плечо ещё один мимолетный взгляд в сторону чужеземца.
- Господи, ты, Боже мой, и вот его ты испугалась? Да у него же на лбу написано: Я лошара каких поискать! - расхохотался Эггси. - Ты что, никогла не видела мужчин с европейской внешностью? - получив отрицательный ответ, Эггси ударил себя по лбу в немом фейспалме. - Отдай этому несчастному свой платок, а то щас же засекут и огребет он по самые помидоры! - сжалился над дураком Эггси. В конце-концов он был добрым тамплиером.


Аяла сделала глубокий вдох и медленный выдох, затем ещё раз и ещё. Она медлила в нерешительности. Наконец, собравшись с силами, девушка чуть-чуть осадила лошадь, чтобы поравняться с чужеземцем. Когда их взгляды снова встретились, Аяла чуть прикусив губу, от нервов, стала развязывать темно-синий расшитый орнаментом платок на своей шее. Это была одна из немногих вещей, которые она позволила себе унести с постоялого двора, где они с Назиром остановились. Обнажая тонкую шею, девушка недолго подержала платок в руках, в последний раз вдыхая запах восточных сладостей, ее собственный запах, и прощаясь с вещью и робко, молча, протянула платок чужестранцу(Якобу).

Он медлил, должно быть, пытался угадать в чем подвох, но все же протянул за платком руку, туго обвязанную тряпичными наручами. *Воин...* - отметила про себя Аяла. На долю секунды их пальцы соприкоснулись и, ойкнув, девушка отдернула ладонь. Прижав её к груди, Аяла испуганно округлила глаза и пришпорила лошадь, чтобы поскорее нагнать Назира.

В кончики пальцев словно впилась тысяча иголок, но... От руки по телу стало расходиться удивительное тепло. Девушка с интересом оглядела свои слегка подрагивающие тонкие пальчики, затем незаметно обернулась. Незнакомец платком воспользовался, и Аяла улыбнулась, радуясь, что сделала доброе дело. Остаток пути девушка не отходила от Назира, думая о том, какого же странного цвета глаза у того чужеземца.

По приезду в Иерусалим, Джулиан и Эггси отправились в дом Назира, где их ждали весьма не утешительные вести. Оказалось, что оскорбленный супруг Аялы украл жену Назира и угрожал брату расправой, покуда тот не вернет ему якобы похищенную возлюбленную.

- Вот чокнутый гавнюк... - негодовал мысленно Эггси, это уже не лезло ни в какие ворота.
- Гарсив похитил жену брата? - Аяла тоже явно не ожидала подобного от своего золотого мужа.
- Да... и подкинул нам проблем... Некогда нам этими семейными разборками заниматься! - плевался тамплиер, понимая, что теперь без лишних приключений не обойдется.
- Ох... Что же теперь делать?! У меня плохое предчувствие насчет всего этого... - девушка была явно напугана, Эггси чувствовал это по ее учащенному сердцебиению.
- Я что-нибудь придумаю, надеюсь, обойдемся без кровопролития...


Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
Обратился к напарнику, отведя его в угол развороченной со вчерашней ночи супружьей спальни: – Слушай, Анвин. Мы подставили этих двоих своим «подселением», – начал Джулиан, – надо как-то выручать… женщину этого парня. – указал на себя, – У меня есть план. Назир знает, где может его ждать брать. Так вот. Дружище…, – немного помялся, – нам придётся тебя на заклание отдать. Но тебе придётся его немного… «потерпеть». Ты же сможешь продержаться? А я… Спрячу женщину с детьми, куда скажет Назир и приду за тобой. Хорошо? Когда же, наконец, договорились, то вышли в направлении, которое подсказывал им Назир.


Деваться Эггси было особо некуда. Пришлось согласиться на план, предложенный Джулианом. В конце-концов, это из-за Эггси Гарсив решил, что брат похитил его жену. Тамплиер чувствовал себя ответственным за всю эту ситуацию.
*Говорил мне отец, не суйся туда, где дна не видно... Еще б я его слушал...* - ругал сам себя Анвин, проходя в заброшенный дом и боязливо оглядываясь.

Цитата AlterEgo Назир/Джулиан ()
– Выходи, подлец! Выходи! Я пришёл! – оглядывая замкнутый дворик, где-то в углу копошилось семейство диких кабанов, – Твоя женщина оставила тебя, потому что ты был плох! Но ты забрал мою женщину из злобы! Верни мне жену и забирай эту несчастную! Да хранит Аллах её дни подле тебя! – дышал шумно, поддаваясь арабскому духу.


- Что-то ты больно раздухарился... - шикал на Джулиана Эггси, мрачно нахмурившись. - Давай без глупостей... Ей Богу, не нравится мне все это... - взволнованно облизывая губы, Анвин переминался с ноги на ногу, ощущая мерзкие мурашки по спине и дрожь, которая волнами накатывала по телу. Его собственное волнение смешивалось с паническим ужасом Аялы, которая уже предчувствовала предстоящую битву и боялась смотреть в глаза мужа, перед которым была до конца своей жизни виновата. Так считала она сама.

Цитата Ангел-Я ()
- Аяла… - прошептал, а затем перевел гневный взгляд на брата, - Моя женщина меня не оставляла – ты её увез, мерзавец! – выпалил обвинение, указав пальцем на брата. – Верни мою жену, и я верну тебе твою, - Гарсив свистнул, и слуга вывел из-за ворот Зульфию.

Цитата Ангел-Я ()
Гарсив обнял Аялу, прижимая к себе, когда она снова была рядом с ним. Сердце успокоилось немного. А краем глаза следил за братом и его воссоединением с супругой. - Любовь моя, я так скучал и переживал, - смотрел в её прекрасное личико, поглаживая по волосам, - прости меня, что тебе пришлось пережить всё это, - оставил поцелуй на ее лобике, - тебе лучше подождать меня внутри дома, не стоит тебе это видеть. Я должен разобраться с этим шакалом, - прищурился зло в сторону брата, а сам отвел супругу за ворота, пряча ее там.


Подступив к Гарсиву, Эггси старался унять дрожь в коленках, которая передавалась ему от Аялы. Девчонка всхлипывала где-то на задворках сознания, дико раздражая и так нервничавшего тамплиера. Пока муж обнимал и всячески лобзал жену, Эггси помалкивал, только прикусывая молчаливо губы.

- Ладно, ладно, ну не плачь! Все обойдется! Я уверен! - старался тамплиер успокоить несчастную, отходя за спину Гарсива, чтобы дать братьям выяснить отношения.
- Они поубивают друг друга! Останови их! Пожалуйста, если хоть не ради меня, то ради своего друга! - рыдала Аяла, стараясь вернуть контроль над собственным телом.
- Если я вмешаюсь, будет только хуже! Кто-нибудь из них может ранить тебя!
- А если не вмешаешься, кто-нибудь из них умрет!


Эггси в нерешительности топтался на месте, разрываясь между желанием Аялы вмешаться в битву и между собственным здравомыслием, понимая что в пылу драки, кто-нибудь из мужчин может ранить девчонку.

Цитата Ангел-Я ()
И когда с перевесом противник провалился на него, Назир, рискуя получить удар после, ударил его сверху ладонью в шею. Так клинок, наконец вошел в мягкую плоть. Брызнула кровь, а кинжал Тамплиера лишь оцарапал доспех Ассасина. Не вынимая лезвия, чтобы держать жертву на стальном жале в заложниках, Назир бросил свой меч и перехватил запястье Гарсива и вывернул кинжал из его руки. Замахнулся снизу да ударил и им в бок, засаживая рывками в плоть через доспех все глубже и глубже.


*Твою мать!* - Аяла вскрикнула, а Эггси округлил в ужасе глаза, зажимая рот ладонью. На такое завершение драки он не расчитывал. Совсем не рассчитывал.Рванув с места, Анвин упал на колени на землю, рядом с Гарсивом, прикладывая ладонь к его шее из которой хлестала кровь.

- Ты что, совсем охренел?! - рявкнул на Джулиана, отталкивая его от умирающего мужчины, хотя был практически на сто процентов уверен, что на время драки Сакс уступил свое место Назиру.

- Нет-нет-нет! Так не должно быть, не должно!!!! - трясся Эггси, стараясь покрепче зажать рану Гарсива на шее, ощущая, как по лицу льются горькие слезы Аялы.

- Мы не должны никого убивать, Джулиан!!! Мы не знаем, какие у этого могут быть последствия!!! Черт, да я же не желал этому дураку ничего плохого!!! А теперь он умирает! Из-за меня! - рыдал, горько всхлипывая тамплиер. - Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! Я не хотел этого! Видит Бог, не хотел!

Цитата Ангел-Я ()
– Аяла… - хотел увидеть свою жену в последний раз. Когда она подошла, он нашел её ручку, сжав на ней свои пальцы, - я люблю тебя, и всегда буду любить. Ты свет души моей и моя жизнь. Прости меня глупца за всё, - поднес её ручку к своим окровавленным губам, оставляя на ней поцелуй. – Брат, позаботься о моей Аяле, - это была его последняя просьба, он чувствовал, что жизнь покидает его. Вложил ручку своей супруги в ладонь брата.


- Нет! Нет! Нет! Не смей умирать! Не умирай! Пожалуйста! Чёрт бы тебя побрал! - тряс за грудки воина Анвин. - Господи... Что же я наделал?! - осев на землю, рядом с умирающим, Эггси окровавленными, дрожащими ладонями утирал слёзы, размазывая кровь по своим щекам, не в силах удержать боль и горе молодой вдовы, которое рвалось наружу хриплыми рыданиями и вскриками.

Цитата Ангел-Я ()
Прикрыл глаза на миг и открыл их вновь, - Эггси… - это уже была Ессения, у неё не было времени на долгие разговоры, поэтому она просто сказала, - спасибо за тот браслет. Он клёвый! – на этом глаза этого человека закрылись, а рука его безвольно упала в ту же земельную пыль, куда до этого и его меч…


Предсмертные слова Гарсива, стали для Эггси последней каплей. Внутри него была Ессения, а значит, вместо одной жизни, он загубил две. И оба не заслужили такой смерти.

Рыдания прекратились, уступив место болезненному, до скрежета костей, шоку. Эггси поднял остекленевший взгляд на Джулиана. А затем, загребая руками землю, отталкиваясь от неё, сорвался с места, убегая из этого проклятого дома.

Ноги не слушались, он падал, кашляя и выплевывая сгустки крови. Аяла, в своём безудержном отчаянии отторгала своего подселенца, проклиная его и обвиняя во всех своих бедах. И она была права. Все что мог сейчас сделать Эггси, это попытаться вразумить девчонку, потому что вместе с ним, она губила и себя.

- Аяла, не надо... Пожалуйста! Ты убьешь себя!
- Мне уже все равно! Ради кого мне жить?! У меня больше никого нет! Ты все у меня отнял! У меня был дом! Семья! А теперь нет ничего!
- Прости... Я... Не хотел... - это было все, что он мог сказать и от осознания этого становилось только хуже.


Эггси не знал куда он бежал и как долго, но силы покидали его. Да он больше и не хотел бороться. Слишком много плохого случилось с тех пор как он занял тело этой бедной девушки.

Улица была ему не знакома. На последних усилиях, держась за стену добрался Эггси до шумного дома, очень похожего на таверну и, натыкаясь на какого-то незнакомца плечом, рухнул прямо ему в руки, полностью уступая Аяле её тело.

Назир\Джулиан?
Незнакомец
?




Сообщение отредактировал Strangerous - Среда, 22.07.2015, 01:44
 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Среда, 22.07.2015, 14:44 | Сообщение # 955
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2846
Статус: Offline

Награды: 71
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим, дом Багира>

(Утро)

Алина (Терра) - Адила бинт аль-Хусейн (Адель) – Дамир (Даниэль) - Валенсия (Амора)




Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


На следующее утро глаза открыла Адила, поднялась с постели, заправила её. Умылась, причесала волосы. Оделась и вышла из комнаты, проходя на кухню. Ей нужно было отвлечься от роя мыслей, что заполняли её голову. И также хотелось сделать что-то приятное обитателям этого дома. Они были добры к ней, а она заставила их волноваться.



Терра
© Ангел-Я


Тут на кухню зашла Алина, точнее это была Терра в её теле, и она протянула Адиле письмо, - Ты не могла бы передать это монаху, что вчера проводил тебя. Из-за моей внешности мне опасно покидать стены дома, но если тебе трудно, то я сама.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


– Мне не трудно, но я не знаю, где искать его, - ответила Адила, - а ты его знаешь? – посмотрела в глаза Алины, но та промолчала, отведя взгляд.



Терра
© Ангел-Я


– Прости, не стоило тебя об этом просить, - хотела было уйти.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


Но Адила её остановила, - нет, постой, я отнесу, не думаю, что он покинул город. Не беспокойся, - забрала у девушки письмо, - присаживайся завтракать, - кивнула ей на стул. Когда Адила увидела Дамира, то сперва покраснела, жутко смутившись, а потом отвернулась. Её смущал вчерашний инцидент, она вообще плохо понимала, что с ними со всеми происходило последнее время, но перед глазами так и всплывало его лицо так близко с её, и так некстати вспомнился вкус его губ и их теплота. Она покраснела еще сильнее и убежала с кухни. Завтрак все равно готовить закончила.



Дамир

© Mia111


Утро для Дамира началось довольно привычно за последние пару дней подле своей любимой и маленьким сыном. Рядом с ними он чувствовал себя самым счастливым, лишь тот разговор с той женщиной, что назвала себя Адель в тот вечер и рассказала так много всего что с трудом укладывалось в его голове по сей день, но чем дальше, чем четче понимал он, что правда есть в ее словах, как бы невероятно не звучало это. Дамир потянулся и поцеловал Ленси в плечико плавно приблизившись, шепнув на ушко, чуть покусывая:

- Доброе утро, Свет моей жизни! - спустился поцелуями на шейку, но тут захныкал Даниял. Нехотя, оторвался от ее кожи, поднимаясь гибко с улыбкой и беря на руки сына: - непоседа, - поцеловал в щечку, - требуешь внимания, - потрепал за пальчики, - побудьте тут, я принесу завтрак, - улыбнулся им, передавая сына маме.

Прошел на кухню: - Приветствую, - улыбнулся им, и удивленно наблюдал за странной реакцией Адилы, нахмурился немного, пытаясь вспомнить, - это становится приятной традицией, смотрите как бы дядя не собрался жениться на вас. Не беспокойтесь, он ничего не сделает супротив воли вашей, - наблюдал незаметно за ней краем глаза, с трудом припоминая события вчерашнего дня. Все было как в тумане, ставил на поднос пиалочки с едой, задумчиво. И вспомнил он внезапно странный разговор и поцелуй их. Вот только он мог поклясться, что целовал другую, и он самим не был.

*Как же это сложно...* - вздохнул, - *стоит объяснить ей произошедшее. Не просто будет, но возможно она тоже что-то подозревает.* Проводил ее взглядом недоуменным, вздохнул, посмотрел на Алину и вышел с кухни с подносом.

Вернулся в комнату и принялся подкармливать Ленси, которая кормила мальчика, теребя его за пяточку. Так и пролетело утро, с тяжелым вздохом Дамир поднялся, поправляя одежды, поцеловал Ленси и сыночка, пошел к выходу, где и столкнулся внизу с Адилой, приметил письмо у нее, - вы куда-то собираетесь? Мне нужно в город, если хотите я провожу вас. Не стоит ходить одной, и поговорим заодно, договорились?



Валенсия
© Ангел-Я


Ленси проснулась, потянулась, но еще не распахивала ресничек, а прикусив губку, наслаждалась поцелуями любимого. – Доброе утро, Любовь моя! – шепнула, повернувшись к нему, скрадывая с его губ поцелуй, что принадлежал только ей. Их уединение прервал плач их сыночка. Ленси вздохнула, переворачиваясь на другой бочок, провожая взглядом Дамира, который направился к колыбельке. Присела на кровати, принимая сына на руки, - все хотят кушать с утра, - улыбнулась Даниялу, погладив его по щечке.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


- Доброе утро! - поздоровались Адила и Алина хором, когда на кухню вошел Дамир. – Не могу сидеть сложа руки. Я люблю готовить, - ответила Адила, - Жениться? – удивилась, улыбнувшись, - у вашего дяди уже есть две жены, зачем ему третья? – не понимала, - у моего папы была одна жена, и они с мамой любили друг друга с каждым днём всё сильнее. Думаю, так и должно быть в жизни, - поделилась своими мыслями.



Дамир

© Mia111


- Это вопрос к дяде, но вряд ли он остановится на двух женах, - пожал плечами плавно Дамир.



Валенсия
© Ангел-Я


- Ты задумчив, - заметила Валенсия, - что-то случилось? – тревога коснулась её сердца. – Куда ты уходишь? – поинтересовалась, отмечая, что Дамир все также задумчив.



Дамир

© Mia111


- Ничего, многое нужно закончить перед отъездом и подготовить. До отплыва всего лишь несколько дней, мгновений что отделяют нас от новой жизни, пока же нам нужно быть осторожными. *Боюсь тамплиеры могут нас и тут достать или враги наши* - подумал про себя, но не стал тревожить Ленси своими переживаниями, - я обещал дяде помочь, подготовить корабль к плаванью довольно трудная задача, а с товарами и подавно. Необходимо многое подготовить и предусмотреть. Не волнуйся, Свет моей души! - поцеловал ее, вышел за дверь.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


Адила вышла из комнаты, решив всё же попробовать найти Ангела и отдать ему письмо, заодно и еще раз увидеть его. В коридоре она столкнулась с Дамиром, вновь смутившись, опустила взгляд:

- Я тоже хотела сходить в город, я не пропаду больше, не волнуйтесь, - подняла на него взгляд, - я бы не хотела вас обременять, у вас свои же дела в городе, - неловко ей было, - поговорим? О чем же? – очень она надеялась, что не о вчерашнем, - хорошо, я согласна, - сдалась всё же, согласившись пойти в город вместе с ним. Они покинули дом вдвоём и это жутко её смущало. – О чём вы хотели поговорить? – решилась спросить об этом, когда они отдалились от дома его дяди.



Дамир

© Mia111


- Я не могу не волноваться, мы несем за вас ответственность пока вы под сенью дома нашего, в городе же может быть опасно, - ответил Адиле.

Они вышли за ворота, Дамир был задумчив, прикидывая как лучше начать разговор, что обещал быть трудным. - Адила, вы не замечали чего то странного за последнее время? Например, провалы в памяти или трудности с воспоминаниями событий, что случились буквально на днях? Дамир толком не знал с кем он разговаривает сейчас, но поведении и слова, что произносила девушка больше похожи были на Адилу, чем на ту женщину с которой он разговаривал в ту ночь.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


Адила кивнула Дамиру, - странности преследуют меня с того самого дня, как вели меня на казнь. Последнее, что я хорошо помню, как была в тюрьме, потом меня вывели из камеры, повели по улице, а дальше провал… лишь смутные воспоминания… вроде бы и я, а вроде бы и не я. А еще сны… мне снится женщина. Она похожа на меня, но мы разные. Иногда, как будто я слышу чей-то голос, что звучит в моей голове. А порой я делаю и говорю такие вещи, о которых даже помыслить страшно. И никак не могу этому помешать, будто наблюдаешь со стороны или вообще засыпаешь, а потом смутно помнишь, что было. Ту женщину зовут Адель… - подняла на Дамира взгляд, - с вами тоже что-то подобное происходит?



Дамир

© Mia111


Дамир задумался: - Довольно странно, - потер пальцами подбородок, припоминая - со мной началось это примерно в тоже время, накануне вечером, - невольно поморщился от тех событий. Мои руки и голова делали и знали то чего я не мог даже знать. И еще обрывки чужих воспоминаний путанные и совсем не знакомые, удивительные и чужие, то о чем я и помыслить не мог. Адель да, я разговаривал с ней. Она поведала мне странную историю, что до сих пор меня смущает и тревожит мой Разум. Адель сказала, что они из будущего. Ученые-историки и они сами не знают как попали в наши тела и в прошлое вообще. И еще мне кажется что Адель и мужчина внутри меня они как то связанны. Тот поцелуй вчера...это был не я.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


- Смутно, но я припоминаю тот ваш разговор. Я плохо помню, как мы добрались из Акры в Иерусалим. Словно я уснула там, а проснулась уже здесь. И кажется мы с вами не одни такие, - подняла головку, посмотрев на Дамира, - Валенсия и Алина тоже. Смутно, но помню как с ними Адель разговаривала. Девушек, что также попали в тела Валенсии и Алины кажется зовут Амора и Терра. Валенсия что-нибудь говорила вам? - поинтересовалась. - Мужчину, что внутри вас, вроде бы зовут Даниэль. Думаю они с Адель влюблены друг в друга, быть может даже женаты, - предположила, - в воспоминаниях Адель я видела детей, - улыбнулась, а потом покраснела от смущения, - я знаю... знаю, что вчера были не вы... поняла... потом, - все равно была смущена.



Дамир

© Mia111


Дамир удивился услышав про Ленси и Алину, впрочем если про служанку он мог предположить что-то подобное, то предположение касательно Ленси его озадачило. Он чувствовал в ней какую-то чужеродность что ли, но в целом ее поведение оставалось нормальным. С другой стороны они к его сожалению проводили не так много времени вместе, как им хотелось. И сын требовал маминого внимания, а Дамиру приходилось улаживать некоторые вопросы касательно их отплыва. - Нет, она Валенсия ничего не говорила, и я не заметил, что ее поведение сильно изменилось. На второе предположение он кивнул, соглашаясь: - думаю вы правы, но в его воспоминаниях я не видел детей. Всякое случается, но я почувствовал вчера как он переживал за нее и вас. Ему было больно и страшно, он будто метался как зверь в клетке ища выход и не мог найти. Я понимаю ваши чувства, - чуть отвел взгляд в сторону, видя ее смущение, - хотел внести ясность. Я люблю Ленси и своего сына и не хотел чтобы кто-то или что-то помешало нам, а тот поцелуй... мне стыдно за него... Поймите правильно, Вы - чудесная женщина, но моя жизнь связанна с другой и мы наконец-то сможем быть вместе. Понимаю насколько это сложно и не удобно, но боюсь мы ничего поделать с этим не сможем. Думаю они не меньше нас хотят вернутся домой и чем быстрее это произойдет, тем лучше будет для всех. Адель спрашивала у меня про частицы Эдема кажется, но я никогда не слышал об этом. Возможно нам стоит попробовать дать им поговорить и придумать что-то самим...



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


- Я понимаю, - кивнула, чуть улыбнувшись, - от нас мало, что зависит. Давайте не будем вспоминать об этом и заострять внимание. Неизвестно сколько еще раз это может произойти против нашей воли, - щеки её вновь едва заметно покраснели, но она старалась больше об этом не думать. Но было неловко. - Возможно стоит,... но я не знаю как. Обычно Адель сама появляется, - пожала плечиками, - а как вы с Валенсией познакомились? Кажется, она была замужем, - вспомнила вдруг.



<ПЕЩЕРЫ. ДЕНЬ 1>
(ДЕНЬ - ВЕЧЕР - НОЧЬ)




Дамир

© Mia111


- Благодаря ее мужу и познакомились, - ответил с грустью и что-то неприятное всколыхнулось в груди, он не простил себя за тот поступок и простить наверное никогда не сможет, но не жалел об этом. Достаточно изучил того человека и понимал на что он способен и тот гордеев узел давно пора было разрубить, - я был приглашен в дом его, там впервые и увидел Валенсию, - дальше пришлось врать, вызывая у Дамира неприятные ощущения, - он попросил меня увести его супругу подальше от осажденного города, неотложные дела задержали его в городе и он не смог к нам присоединится. Мы собираемся отплыть в Европу. Если хотите можете отплыть с нами, путешествие довольно длительное и утомительное, чужая земля, но это шанс начать новую жизнь. Подумайте об этом.

Внезапно Дамир остановился, проследя взглядом за собакой, что бежала по направлению к стене, чуть нахмурясь. Перевел взгляд на ворота, а затем заозирался по окрестностям, прищурясь, будто вспоминая что-то:

- Это кажется Шхемские ворота, тогда это указал на выемку в стене:



- Должно быть каменоломни царя Соломона, взглянул на Адилу и не спеша пошел к ним, оперся рукой о верхнюю перекладину "ворот" и заглянул внутрь, - они должны переходит в пещеру Седекии.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


- Получается, что ждать его вы не будете, ведь и Даниял ваш сын, и дяде своему вы сказали, что Валенсия ваша супруга. Больше похоже, что вы сбежали, - улыбнулась ему. - Я бы с удовольствием поплыла на корабле по морю, - задумалась мечтательно, - благодарю за приглашение, - кивнула. Адила немного не понимала куда пошел Дамир. Но пошла за ним. - Что вы здесь хотите найти? - поинтересовалась. Споткнулась и налетела на его спину, - простите... - встала на ноги.




Сообщение отредактировал Ангел-Я - Среда, 22.07.2015, 15:12
 
Mia111
Охотница
Дата: Среда, 22.07.2015, 14:44 | Сообщение # 956
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83


Дамир

© Mia111


- Вы догадливы, Адила, простите, я озвучил версию, которая имеет место быть для всех остальных. Да, мы сбежали, потому что любим друг друга. Дядя тоже много не знает, впрочем ему и не следует знать, - добавил он. Дамир задумчиво разглядывал темноту внутри, а в его сознании встрепенулся Даниэль, начав отвечать за Дамира:



Даниэль Джексон

© Mia111


- Во времена Соломона из этой пещеры добывали белый известняк для строительства Храма ровно как и самого города. Названа пещера по имени Седекии, последнего иудейского царя из рода Давида. Седекия поднял восстание против Вавилона, и царь Навуходоносор осадил Иерусалим. После длительной осады Иерусалим был захвачен и разрушен, а Первый Храм сожжен. Согласно Библии, царь Седекия бежал от Навуходоносора по этой пещере до самого Иерихона, где и был схвачен. Вавилоняне убили сыновей Седекии у него на глазах, а его самого ослепили и угнали в плен. Пещеру окутывают множество легенд. Согласно одной из них, во время осады Иерусалима римлянами в пещере Цедкияху были спрятаны храмовые сокровища, которые до сих пор не найдены. Массоны проводили там ритуалы, а по одной из версий тамплиеры при сдаче Иерусалима спрятали в этих пещерах сокровища из Храма Соломона и другие ценности. Увести их не было возможности, их самих еле выпустили, но отдавать все это в руки врага они не собирались, поэтому могли пойти на этот шаг. А вдруг там спрятаны и частицы Эдема?



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


Адила с интересом слушала Дамира или это уже не он с ней разговаривал, сложно было понять, но было очень интересно, - Вы так много знаете. Вас интересно слушать. Можно даже книги не читать, - улыбнулась. – Вы же не пойдете внутрь? – ухватила Дамира за локоть, обеспокоившись, - не стоит бродить по пещерам, они обрушаются и там темно, - предостерегла его. – И даже если там что-то спрятано, сомневаюсь, что вы это найдете. И вы хоть знаете, как те самые частицы должны выглядеть? И если нас кто-то увидит из стражи, то схватят, - держала его за руку, не давая входить внутрь.



Даниэль Джексон

© Mia111


Он посмотрел на ее руку, что ухватила его: - Как раз собираюсь, - ответил ей, - пока это единственный шанс вернутся домой в свое время. Знаю, я видел их. Однако, вы правы стоит запастись необходимым, - оглянулся по сторонам, выискивая торговцев, широкими но мягкими шагами прошел немного вперед, приобрел небольшой бурдюк для воды, кремни, немного еды, - вам наверное стоит вернутся в дом, - обратился Даниэль к Адиле. Вернулся ко входу, озираясь по сторонам, потянулся чуть вперед, снимая факел со стены, щелкнул кремнями, поджигая его и сделал шаг вперед решительно.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


- О! Вы Даниэль, да? – догадалась Адила, убрав от него руку, смутившись немного. Пошла за ним, наблюдая, что он покупает, - вы так запасаетесь, будто жить там, в пещере, собрались, - очень удивилась и даже напугалась немного. Он пошел обратно к пещере, а Адила еще еды прикупила и пледы, на случай если там холодно. Побежала за ним. – Как же я вернусь без вас? Пойду с вами, а то та женщина не простит мне, если я вас брошу одного, - зашла за ним в пещеру, оглядываясь по сторонам. Посмотрела, не увидел ли их кто, а то вдруг стража набежит. Но было тихо. – А вы женаты? - полюбопытствовала, - ну, с той женщиной, - уточнила. – А мы, правда, похожи с ней? А вы также выглядите? – показала пальчиком вокруг лица, имея ввиду похож он на Дамира или нет.



Даниэль Джексон

© Mia111


Даниэль кивнул ей, подтверждая догадку, - вы правы, я доктор Джексон, историк и археолог из 21 века. Знаю что звучит странно, но такова правда. Нет, во все нет, это необходимое и потом мне бы не хотелось вас пугать, но пещеры опасны. Мы с друзьями оказались в этом времени имея на руках Артефакты, что зовутся Частицами Эдема, - вздохнул, - в том времени так было, но и в этом времени они должны быть. Иерусалим довольно долго был под властью тамплиеров и возможно они находятся в тех сокровищах, что были спрятаны ими в той пещере. Возможно, они и понятия не имели об их истинном назначении. Это предположение, точный путь артефактов неизвестен, но раз уж мы тут стоит проверить и попытаться найти путь домой. Надеюсь остальные доберутся до Иерусалима целыми и невредимыми, и когда они появятся часть версий будут уже проверенны и потом как мы найдем друг друга в этом большом городе? Артефакты связанны каким-то образом другом с другом, ровно как и с теми кто владеет ими, и возможно найди мы артефакты в этом времени, они помогут найти нам и наших друзей, - пожал плечами, - звучит путано, - я понимаю. Это догадки и предположения, - замолчал, пошевывая нижнюю губу и рассуждая про себя. Вскинул голову на ее вопрос, чуть замялся: - Нет, мы не женаты, но любим друг друга. Мы не так давно познакомились. Это странная история. Я знал с юношества всю ее семью, кроме нее самой. Ее отец был моим преподавателем и когда я закончил его мы остались друзьями. Я любил Генри как собственного отца, который погиб когда я был еще ребенком, - пошел не спеша вперед, освещая дорогу факелом, подошел к стене и поджег второй факел, передавая его Адиле, замер близко и чуть коснулся ее щеки - вы очень похожи внешне, - кивнул задумчиво, разглядывая ее черты, - поэтому я и предположил, что вы с ней возможно родственники в ту нашу первую встречу и даже назвал ее имя, - чуть улыбнулся, опустив руку, - нет, я выгляжу совсем по-другому, мне не понятен принцип, по которому мы оказались в тех или иных телах, - внезапно по стенам вокруг них пробежала какая-то дрожь, а следом грохот и земля ушла у Даниэля из под ног и он полетел вниз.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


- Археолог? А кто это? А почему тогда доктор? Вы лекарь? – интересовалась, заваливая Даниэля вопросами. – Про артефакты я смутно помню. Адель Дамиру что-то подобное объясняла, - припоминала. – Ничего не понятно, если честно, и звучит всё это невероятно, - призналась на его рассказ про артефакты и поиск людей, что застряли в чужих телах. – Простите, просто я видела в её воспоминаниях детей, поэтому подумала, что вы женаты. А почему тогда не поженились, если любите друг друга? Не успели? – предположила. – А что потом случилось с Генри? Он умер? – пыталась с ним поравняться и заглянуть в лицо. Адила остановилась, когда он коснулся её щеки, и покраснела, замерев, слегка покашиваясь на его руку. Почему-то сердце её дрогнуло в этот момент. Она смутилась этому и опустила взгляд под ноги. А тут и земля из-под ног ушла в буквальном смысле. Она успела лишь вскрикнуть от испуга, и полетела вниз. Адила не знала, сколько прошло времени, когда очнулась. Было темно и пыльно. Попробовала пошевелиться и сесть. Получилось не с первого раза. Закашляла от пыли, летающей в воздухе. В горле пересохло. – Даааааниэль… - попробовала позвать его, но голос хрипел, - Дамиииир… - закашляла снова. Попыталась подняться на ноги, но камнями завалило одну ногу, и щиколотка застряла между камней, поэтому села обратно. Она не хотела поддаваться панике, но было страшно. Едва сдерживалась, чтобы не заплакать.



Даниэль Джексон

© Mia111


Даниэль задумался на миг, ругая себя, отвлекшись на поход в пещеру, он засыпал девушку неизвестными ей словами. - Археолог - это ученый, что изучает быт и культуру древних цивилизаций по сохранившимся вещам, чертежам, свитках, посуде и тому подобному. В нашу задачу входит поиск различных документов, предметов обихода или более ценных вещей с целью изучения устоев того или иного народа, цивилизации, который существовали когда-то. Доктор в нашем времени это не всегда лекарь, а тот кто ей и имеет научное звание. Его дают после многих лет учебы и самосовершенствования, труда и написания нескольких научных работ после годов исследований. Да, не успели, мы познакомились пару недель назад и вихрь событий закрутил нас. Надеюсь, она примет мое предложение, когда... если - поправился, - мы вернемся. Нет, Генри жив, но нам не удается видеться так часто как хотелось бы. Мы оба занятые люди и живем на разных континентах. Я приезжаю, когда удается выкроить время, но Адель чаще всего не бывало дома в такие мгновения. Даниэль медленно приходил в себя, приподнялся на руках и тряхнул головой, поднялась пыль и он закашлялся, отфыркиваясь от пыли, факел рядом тлел рядом, отбрасывая слабый свет. Осторожно поднялся сжав факел в руке, голова чуть кружилась, а тело болело слегка. Даниэль потянулся, проверяя мышцы и кости. Боль была вполне терпимой. Крикнул негромко, боясь обвала:

-Адила! Адель! - осторожно пошел вперед, до его слуха донесся слабы крик и он застыл на миг, прислушиваясь и определяя направление, а затем побежал вперед мягким шагом. Наконец, увидел женщину, подбежал к ней, склоняясь с облегчением:

- Адила, как вы? - повел факелом, осматривая завал и принимаясь руками разгребать камни что завалили ее ножку. Чуть приобнял видя что она готова заплакать, - не волнуйтесь, я рядом, - отбросил последний камень и принялся ощупывать тонкими пальцами ее щиколотку, посматривая на ее личико, - так больно? - чуть надавил.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


- В вашем времени всё так странно и непонятно, - улыбнулась Адила, - но наверное это интересно, - добавила, предположив. - Я уверена, что примет, даже не сомневайтесь! Надеюсь вы вернетесь, - кивнула.

Адила обрадовалась, увидев Дамира/Даниэля. В глазах слезы блестели, - Я... я в порядке... кажется, - сложно было определить, так как болело всё после падения. - А вы как? - спросила, наблюдая за его действиями. - С вами мне спокойнее, - улыбнулась, чуть прижавшись к нему. Немного поморщилась, когда он надавил на её щиколотку, - немного больно, но терпимо. Я попробую подняться. Поможете? - протянула к нему ручки. Опираясь на его руки, поднялась на ноги. Нога немного ныла, но идти Адила могла. Этой ноге вообще досталось. Вчера на этой ноге разодрала коленку, пока ее вытаскивали на поверхность после прыжка. Сейчас пострадала щиколотка. - Я потеряла факел, простите, - виновато опустила голову. Зато нашла пледы и еду. - Я готова идти дальше, - пошла осторожно, чуть прихрамывая.



Даниэль Джексон

© Mia111


- В нашем времени все сложнее, мы многому научились и возможностей больше, неизменным осталось лишь одно - главное желание понять и узнать. Я не буду рисовать вам сказку и говорить что там все прекрасно и все счастливы. Нет, это не так. Я, как специалист по прошлому, могу сравнить и поверьте за 9 веков люди не слишком изменились. Да, изменился уровень комфорта жизни у большинства, но войны как шли так и идут. Люди по прежнему причиняют друг другу боль. Мы пытаемся бороться с этим, но все не просто. Нельзя просто запретить желать чего-то и задумываться о последствиях своих деяний, - было грустно признавать это.
Даниэль улыбнулся на ее предположение о согласии Адель: - Вам виднее. Мы оба прошли длинный путь, знаю, что вероятно мы торопим события, но трудно понять влюбленных. - Терпимо, - ободряюще улыбнулся, - привык уже, - протянул ей руки, помогая подняться с тревогой, глядя на нее, - обойдемся одним факелом, а дальше видно будет. Видимо, мы попали в нижний коридор, Даниэль поводил факелом по сторонам, освещая грот в котором они находились и увидел в дальнем конце темную дыру провала, - кажется нам туда, - развернулся к ней невольно, улыбнувшись ее встрепанному виду, - вы вся в песке, - принялся отряхивать ее одежды. Предложил свою руку, забрав ее ношу себе и они пошли вперед.



Адила бинт аль-Хусейн
© Ангел-Я


- Видимо в вашем времени вы вправе сами выбирать на ком жениться или за кого выходить замуж. У нас чаще всего согласия не спрашивается. Главы семейств договариваются между собой. Девушку могут выдать замуж еще совсем юной. Меня это обошло к счастью,… или же нет,… не знаю, - пожала плечиками.

- Привыкли? То есть вам не привыкать в пещерах проваливаться? – посмотрела на него, будучи слегка шокированной, - вы сумасшедший! – признала, но улыбнулась, - не обижайтесь, - коснулась его плеча, чуть погладив ободряюще. Адила смущенно улыбалась, пока Даниэль отряхивал её одежду от песка, - вы не лучше выглядите, - сказала, подавив смешинку. Принялась отряхивать его в ответ. – Впрочем, у меня ощущение, что в этой пещере мы еще не раз испачкаемся. Давайте я хотя бы факел понесу? Я смогу! – забрала у него факел, а то он и так слишком много нес, еще и её за руку вёл. Они продвигались не спеша по пещере, двигаясь к провалу, как вдруг Адилу привлек странный рисунок на стене. Она остановилась и обернулась к стене, приближая факел. – Интересный рисунок. У меня такое чувство, что где-то я такой уже видела,… или не я… - обернулась к Даниэлю с вопросом в глазах.



Даниэль Джексон

© Mia111


- Да, вправе, это пожалуй одно из достижений современной цивилизации 21 века. А вы бы как хотели? И почему Ваши родители не сделали как все? - взглянул на нее с интересом. Кивнул подтверждая ее догадку - пещеры вещь опасная и порой непредсказуемая, но что же сделаешь если зачастую в них и скрывают все самое интересное. Например, недавно мы с Адель провалились под Александрийский маяк, точнее то что от него осталось. Вы правы, - рассмеялся, - чтобы быть археологом приходится быть немного сумасшедшим, я не обижаюсь, ведь правда на вашей стороне, - задумался, отводя взгляд в сторону, думая об остальных участниках их экспедиции. "Надеюсь Вы целы и невредимы..." Так и отдал ей факел за этими ностальгическими мыслями.

Они прошли вперед, Даниэль пристально смотрел за ней, пытаясь понять насколько она повредила ногу и раздумывая о том, чтобы вернутся. Свет факела высветил знакомый до боли символ и Даниэль кивнул - этот символ нашла Адель в одной из пещер. Мы пытались понять что он значит, но безрезультатно. Ни в одном из языков с которыми я имел дело не встречал ничего подобного. Мы сделали предположение, что возможно это указатель какой-то или название, - пожал плечами, вздохнув, опять приходилось врать, и Совесть так просто не отпускала.

Они прошли в проем и Даниэль заозирался по сторонам, прищурясь привычно из-за очков, которых уже не было и до его слуха донеслось тихое журчание. То вода тонкими струйками стекала по каменным стенам, - кажется это источник слезы царя Цидкиягу. Давайте отдохнем немного, наберемся сил и воды, а затем двинемся дальше.





Адила бинт аль-Хусейн (Адель)
© Ангел-Я


- Ну, я бы хотела выйти замуж по любви, как мои родители, - улыбнулась, - поэтому они меня не принуждали к браку, - пояснила. – Александрийский маяк? Тот, что в Египте был? Я читала о нём. Ну, и что вы нашли там? Сокровища? – было жуть, как любопытно.

– Развалины крепости Аламут… там я нашла этот символ, - сказала вдруг уже Адель, и повернулась к Даниэлю, - в этом времени Аламут еще стоит. Как бы хотелось увидеть его! Столько всего можно узнать не по свиткам, плошкам и костям, а вживую потрогать, увидеть, испытать. Ох… - вздохнула. – Даниэль, - провела пальчиками по его щеке, - несмотря на то, что ты в другом теле, я всё равно вижу тебя. Очки не потерял? – подшутила над ним, и обняла потом, - понесло же тебя в каменоломни царя Соломона. Пошли, - взяла его за руку. Они сделали привал, - надеюсь, нас не смоет каким-нибудь Святым потоком, как в пирамиде Хеопса было, - улыбнулась. Присела у воды. Где-то сверху сюда, в пещеру, проникал лучик света. Адель решила осмотреть ногу, которая слегка напухла. Вымыла рану, чтобы не получить заражения крови, и перемотала куском ткани, - не всё так плохо, как могло быть, - заключила, - ты не ранен? – спросила у Даниэля.



Даниэль Джексон

© Mia111


Даниэль кивнул, соглашаясь с ней: - Вполне законное желание, да, он самый, почти, - рассмеялся, - одну из частиц Эдема, но мы не знаем, с каких пор она там находится, - пожал плечами.

Он вздрогнул, услышав в голосе Адилы нотки и интонации Адель, обнял ее: - Я знаю, но вряд ли получится. Там сейчас штаб ассасинов и сильно сомневаюсь что рады будут они незваным гостям. Как бы мне не хотелось сделать тоже самое, но лучше не ворошить осиное гнездо. Это время слишком не спокойно, - качнул головой, - и каждый наш шаг может многое изменить... А мне каково? Ты очень похожа на саму себя и от этого и легче и тяжелее одновременно, - улыбнулся ей, - рефлексы, - потер пальцы, - не знаю, возможно это все бред чистой воды, но... - так и не договорил. Пока Адель занималась ногой, Даниэль внимательно осмотрел пещеру, прикидывая где они могут находится, - по большинству данных пещера идет под Старым городом мусульманским кварталом, - проронил себе под нос и пошел обратно к Адель. Споткнулся на неровном полу, поскользнулся, забавно раскинув руки в разные стороны и упал на спину, ударившись затылком, чувствуя как намокают волосы сзади, он замер отчего-то боясь пошевелится, рисуя в голове один ужас за другим.



Адила бинт аль-Хусейн (Адель)
© Ангел-Я


- Но так трудно ничего не делать, когда есть такая возможность столько всего узнать, - вздохнула. – Нам стоит осмотреть здесь всё и найти выход. Даниэль! – воскликнула Адель, испугавшись за него, когда он упал. Дошла до него, присев на корточки рядом. – Лежи, не шевелись. Я посмотрю, - ощупала землю рядом с его головой, осмотрела пальцы. Крови, кажется, не было. Осторожно на бок его повернула. Посветила факелом, ощупала его затылок. – Крови нет. Чалма спасла твою голову. Можешь подниматься, - вынесла вердикт, помогая Даниэлю подняться не спеша на ноги. – Голова не болит? Не кружиться? Темных пятен нет перед глазами? – обеспокоенно смотрела на доктора. – Тут вода, скользко. Стоит ходить осторожней.

Дальше пришлось идти по воде, она струилась и по стенам и по полу. – Тут какие-то надписи. Стертые, - посветила факелом.



- Стены очень мягкие, - поковыряла пальцем, - скребок бы сюда, - куски стены так и отваливались под руками. Решила другим концом факела расковырять дыру. – Ничего же не будет? – с вопросом посмотрела на Даниэля, не замечая, как вода начала в туннеле подниматься. Стало сыро и холодно. Адель опустила голову вниз, потом посмотрела на доктора Джексона, - ты случайно, когда падал, головой никакую кнопку не нажал? – они были в коридоре, который стремительно заполнялся водой. – Есть варианты, что делать? Из любой безвыходной ситуации должен быть выход, - успокаивала обоих, - стена! – вспомнила о стене, которую пару минут назад усердно ковыряла, - жаль, что надписи не прочесть, но материал стены мягкий, возможно за ней есть проход или что-то еще. Это теория, но выбора нет. Помоги мне, - начала уже руками куски от стены отламывать. Внезапно большой кусок стены провалился вглубь какой-то пещерки-зала, и докторов смыло туда потоком воды. Адель, приходя в себя, нащупала руками кого-то или что-то. Здесь было темно, поэтому сложно было сказать что это, но на ощупь было похоже на чей-то… скелет…


 
Ангел-Я
Охотница
Дата: Среда, 22.07.2015, 14:44 | Сообщение # 957
Ангел
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2846
Статус: Offline

Награды: 71


Даниэль Джексон

© Mia111


Он с опаской ожидал ее вердикта, выдохнул облегченно:

- Спасибо Дамиру, что одел ее, - выдохнул тяжело, морщась, - болит немного, сел осторожно, замирая от новых вспышек в голове, поднялся с помощью Адель. Голова кружилась, но на сотрясение было не слишком похоже, Даниэль сделал небольшой глоток и умылся, приходя в себя.

Они пошли дальше, доктора слегка покачивало, но идти надо было. Отблески факела разлетались по темным пещерам, озаряя их неярким светом, выдавая призрачные тени и шевеления воздуха, вспоминая все возможное об этих местах:

- «Видя неминуемую гибель свою, кинулся Цидкиягу к подземному ходу, который шел от дома царского до степей Иерихонских. Направил Господь оленя по линии подземного хода; погнались за ним вавилоняне и настигли его у выхода из подземелья в тот момент, когда выходили оттуда Цидкиягу с сыновьями, и вавилоняне тут же схватили их». Потому небольшой источник в дальнем углу пещеры называется «Слезы Цидкиягу» – слезы старого царя, видевшего, как убивают его сыновей. Раши (Шломо бен Ицхак – Рабейну Шломо Ицхаки, 1040-1105, великий комментатор Священного Писания, живший во Франции) комментирует этот текст и уточняет, что «сия пещера вела от дома Цидкиягу до Иерихонских степей. Когда царь сбежал через пещеру, Господь подготовил по этому случаю оленя и повел его по крыше пещеры, и халдеи преследовали оленя, и когда прибыли к выходу пещеры, то увидели самого Цидкиягу и захватили его». Пещера имеет вход в пещеру спрятанный среди зелени. Возможно также, что эта пещера – одна из “Царских пещер”, упоминаемых Иосифом Флавием: «Третья стена начиналась опять у Гиппиковой башни, откуда она тянулась на север от башни Псефены, отсюда, простираясь против гробницы Елены шла через царские пещеры и загибала у угловой башни так называемого Гнафейского памятника, после этого она примыкала к древней стене и оканчивалась в Кидронской долине» (Иосиф Флавий, Иудейская война, 5, 4, 2.).

Из мыслей этих его вывел голос Адель, что указывала на какие-то стертые символы. Даниэль заинтересованно подошел ближе, склонив голову на бок мягко перебирал пальцами по шершавой стене:

- Прочитать не удастся, - вздохнул с сожалением, голова вновь закружилась и он облокотился о стену, чтобы не упасть: - кто его знает, - с опаской оглядывался по сторонам, - Адель, - позвал почему-то тихо, - у нас проблема, кажется, нет - ответил машинально, указывая пальцем на прибывающую воду, - боюсь бежать бесполезно, - посмотрел на стену и принялся вместе с коллегой отламывать куски от стены, налег плечом, но поддавалось с трудом, руки безвольно опустились вдоль тела, нащупав кнут, что висел на боку:
- Постой! Отойди! - снял с бедра оружие и щелкнул разок для пробы. Ощущение было странным, доктор не умел с ними обращаться, но будто руки и голова сами знали что нужно делать.

Резкий удар и кнут оставил длинную глубокую борозду внутри стены с характерным вибрирующим звуком резануло по ушам, но Даниэль не остановился пытаясь наносить удары по одному и тому же месту, делаю стену более рыхлой. Остановился, убрав кнут, и подошел ближе вновь наваливаясь плечом и телом вместе с Адель. Вперемешку с водой они рухнули вперед, снося стену пещеры или вероятнее всего временной перегородки, созданной людьми. Даниэль полетел рыбкой вперед, падая в воду, делая невольный вдох при ударе, заглотив вместе с этим и воду. Закашлялся, отплевываясь и утирая лицо руками, щуря глаза в темноте. Невольно перебирая пальцами в поисках Любимой. Наконец, смог заговорить шепотом, перебиваясь кашлем, спросил:

- Адель?! Ты как? - шаря беспомощно руками в поисках факела, чтобы его зажечь, второй рукой искал кремни. Доктор осторожно пошевелил ручкой и почувствовал что-то прохладное, гладкое, тонкое. В голове было пусто и потому решил поближе поднести к глазам. Видно было плохо, Даниэль провел рукой повыше, нащупав какие-то овальные предметы. Не понимая, доктор поднял руку повыше, щелкнув кремнями, высекая искру и увидел свои пальцы во рту скелета. Вскочил, отползая в сторону, спиной вперед, потерял равновесие и перековыркнулся через голову, падая вниз с какого-то склона, сверху его чем то засыпало пока он пытался затормозить ногами, что-то пнул по пути, подбрасывая вверх неизвестный объект, ударился о стену пещеры и провалился в какой-то песок или что что-то сыпучее. С трудом поднял голову, освободил руку и из чьего-то захвата и щелкнул кремнями, упираясь лицом в грудную клетку скелета, чьи руки находились поверх его плечей. Даниэль морщась осторожно начал выбираться из под него, будто боясь его потревожить. Выдохнул, поднявшись на ноги и тут скелет осел и поехал вниз с грохотом. Нащупав что-то похожее на факел, Даниэль резко дернул его, поднимая вверх, ближе к себе и тут на него что-то посыпалось сверху, побряцкивая будто костями. Даниэль от неожиданности подскочил как ужаленный и быстро заработав ногами, цепляясь пятой точкой за все подряд, отскочил к чему-то твердому, упираясь в это спиной. Справа что-то повисло на его руке, но видно не было. Дрожащими руками от непонимания и какой-то волны возбуждения неожиданности происходящего, он нащупал кремни и щелкнул ими. Пальцы не слушались, путаясь и отказывались держать камни. Первая попытка не увенчалась успехом. Даниэль глубоко вдохнул, прикусил губу и щелкнул второй раз. Маленькая искра осветила грот, в котором они находились.



Даниэль повернул голову и почти столкнулся нос к носу со скелетом.



Он почти крикнул, но воздуха в легких не оказалось, послышался лишь сдавленный хрип. Доктор дернулся в противоположную сторону, послышался какой-то скрип, а затем грохот вперемешку со съезжающими костями, что бацали и грохали друг об друга, тревожа друг друга подобно эффекту домино, производя шум, что раскатывался во все стороны. Наконец, какофония прекратилась, а доктор тяжело дышал все еще приходя в себя. Щелкнул кремнями и нашел рядом на стене новый факел, осторожно пошел к нему перешагивая через странные очертания скелетов. Поджег факел, ища Адель:

- Это мы удачно зашли... Ты как? - посмотрел на нее с тревогой.



Адила бинт аль-Хусейн (Адель)
© Ангел-Я


Адель услышала голос Даниэля и облегченно выдохнула, что с ним всё в порядке, - я в порядке. Обнимаюсь, вот, с представителем средневековья, - предположила, что это всё же скелет, но на ощупь он был очень странный. Надеялась лишь на то, что он не облеплен какими-нибудь ужасными жучками.



– А ты как? – но судя по шуму и шороху, Даниэль встретил что-то похожее. Пещера озарилась тусклым светом от факела и тогда Адель смогла разглядеть того, с кем же она обнималась. Шарахнулась сперва в сторону, увидев скелет, обвешенный драгоценными камнями. – Кто это с ним так? Не слышала о подобных ритуалах, обвешивать скелеты драгоценностями, - поднялась на ноги, осматриваясь. – Ну и видок у тебя, - улыбнулась, увидев Даниэля, - нашел подружку? – подшучивала над ним и скелетом, с котором он был в обнимку. – Напоминает тайную сокровищницу, - сделала предположение. Подошла к Даниэлю, - думаю это то место, которое мы предположительно искали, - взяла у него факел и прошлась с ним от одной стены до другой, зажигая имеющиеся на стенах факелы. Пещера-зал тускло, но осветилась. Присела рядом с одним из скелетов, разглядывая его, - зачем скелет обвешивать золотом, украшать драгоценными камнями? Кажется, что-то подобное было в Риме, но там священники обвесили драгоценностями якобы мучеников, найденных в Римских катакомбах. А здесь-то зачем, - было не совсем понятно, но поднявшись, пошла дальше осматривать пещеру-сокровищницу.



Даниэль Джексон

© Mia111


Ответить он ей не успел в виду своих злоключений, что не ждали, но выдохнуть облегченно успел:

- Мда... - на этом словарный запас доктора внезапно кончился, обозревая пространство пещеры, заваленное странными скелетами, - эмм, - в голове царил сумбур, - да уж, старше себя веков там на... - склонился к ней, - на 10, не говори никому - засмеют, - улыбнулся и вновь попытался поправить несуществующие очки, пребывая не в своей тарелке, - похоже, - кивнул, - может это попытка показать богатство церкви и показать плюсы "истинной" веры, - пожал плечами, оглядываясь по сторонам, - тем самым склонить мусульман на свою сторону. Или же их везли куда-то, а тут была временная остановка, а потом не смогли их вывести и спрятали до лучших времен, - предположил, присев у одного из скелетов, разглядывая работу, поднялся, проходя чуть вперед, обернулся на голос Адель, продолжая идти спиной, споткнулся о бочку и запутавшись ногами в ней.

Она не устояла и треснула ударившись о стену, усеивая пространство вокруг золотыми монетами. Даниэль осторожно присел рядом, подбирая монету, рассматривая ее с интересом, - кажется Византия, а это - покрутил в руках, - золотые пенни англо-саксонского королевства, - поднес ближе к глазам- 9 век, но я не специалист.



Даниэль увидел еще множество таких бочек, но открывать их не стал, после всех этих злоключений хотелось пить, доктор снял с пояса бурдюк и сделал несколько глотков, - думаю нам стоит тут остаться на ночь, а потом искать выход, пещера большая и нужно как-то потом замуровать вход в эту комнату. Нельзя менять прошлое... - вздохнул тяжело, идя навстречу Адель, - хочешь пить? - протянул ей бурдюк. Мокрая одежда противно липла к телу, Даниэль отошел чуть в сторону и стянул легкие сапоги, выливая из них воду, - надо согреться, а то простудимся, - разобрал один факел, делая из него костер, снял рубашку и вместе с платьем Адель, укутав ее в одеяло, повесил их недалеко от костра, чтобы сохли.




Сообщение отредактировал Ангел-Я - Среда, 22.07.2015, 14:52
 
Mia111
Охотница
Дата: Среда, 22.07.2015, 14:45 | Сообщение # 958
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83


Адила бинт аль-Хусейн (Адель)
© Ангел-Я


- Не скажу, - обещала, улыбнувшись. - Судя по всему, их давно здесь спрятали, как и все остальное. Но заметь, здесь не все скелеты такие, вот, - указала пальцем на стену, - этих просто замуровали, как и этого, - подошла к одному из скелетов, которого вымыло из стены вместе с потоком воды:



- Рабы или наемные рабочие, от которых избавились, когда они выполнили свою работу, - было грустно, но такова была действительность. Адель обернулась на звон, - а вот и деньги, - подошла поближе, присаживаясь рядом с Даниэлем, - про них забыли? Или не успели вывезти, - взяла одну монетку в руки, рассматривая, - если мы вернемся в свое время, нам стоит вернуться сюда и всё здесь изучить со специальным оборудованием, - сделала предложение. – Согласна, переночуем здесь. Стоит разжечь костер и просушить вещи, а то становится прохладно, да и сыро здесь, - поднялась на ноги, принимая бурдюк из рук Даниэля, - спасибо, - сделала несколько глотков воды. Пока Даниэль разбирался с костром, Адель расшнуровала платье, снимая его через ноги, оставаясь в длинной до пола белой сорочке, которую надевали под платье в качестве нижнего белья. Хотя сорочка все равно была сырой и прилипала к телу, очерчивая фигуру, а светлая ткань еще и просвечивала. Адель подошла к Даниэлю, вручая ему свое платье, и прижалась к нему, пока он укутывал её в одеяло. Провела пальчиком по мужской обнаженной груди, прикусив свою губку, - так соблазнительно, - прошептала Даниэлю на ушко, заигрывая с ним.



Даниэль Джексон

© Mia111


- Согласен, интересно, они будут же этом самом месте или их перепрячут, - пожал плечами, - стоит проверить тем не менее. Доктор повернулся, закончив возится с костром и застыл, увидев Адель в теле похожем, но все же другом. Моргнул и отвел взгляд. Было неловко и как то неуютно, а каково потом будет Адиле, если она вспомнит... Даниэль чуть прикусил внутреннюю сторону щеки, пытаясь отвлечься. Это было сродни пытки, большинство чувств говорили ему что перед ним Адель, даже глаза, а головой он понимал, что она в теле другой женщины и у того мужчины в теле которого он сейчас есть жена по сути и ребенок. Вздохнул и чуть отстранился от нее, заглядывая в глаза и отчаянно пытаясь не смотреть на почти обнаженное тело, едва прикрытое прозрачной тканью. Ее прикосновение обожгло и он тихо проронил:

- Адель... пожалуйста... - замолчал, сам до конца не понимая что хотел сказать, не хотел ее обидеть... - нам нельзя... - укутал ее в одеяло, растирая сквозь него ее кожу. Так было безопаснее. Достал немного еды, что купили они наверху и протянул ей кусок хлеба и немного вяленого мяса. Поднялся и разобрал ту разбитую бочку из которой рассыпались монеты, как не хотел Даниэль делать этого, но выбора у них не было.

Внезапно на него из темноты что-то вылетело, хлопая крыльями. Доктор зажмурился и проводил взглядом черное существо: - кажется это летучие мыши, - заглянул под потолок за небольшой выступ, стягивая кнут с пояса.



Короткий резкий щелчок и множество хлопающих крыльев кругом, Даниэль едва успел спрятаться и упасть на землю, уворачиваясь от острых коготков. С трудом поднялся и пошел вперед, ткнул хлыстом в оставшуюся тушку, затем поднял ее за задние лапки и вернулся с ней к костру. Опалил шкурку, а затем коротким ножом, снял ее, отсек голову и крылья, вырезал внутренности, завернул в шкуру и унес подальше, а немного мяса одел на небольшую кость и медленно поджаривал его на костре: - никогда не ел летучую мышь.



Адила бинт аль-Хусейн (Адель)
© Ангел-Я


Адель вздохнула, - знаю… знаю, что нельзя. Это тяжело. Ты вроде бы и рядом и в тоже время далеко. Прости. Я постараюсь больше так не делать, - но ничего не обещала. Приняла из его рук хлеб и мясо, присаживаясь рядом с костерком, - ужин под землей в компании трупов, - улыбнулась, хмыкнув. Накинула одеяло на голову, защищая лицо от летучих мышей, что роем начали кружить вокруг, - если здесь есть мыши, значит и выход есть, ведь они откуда-то же залетают сюда, - поделилась мыслью с Даниэлем. – Зато ел ящериц, - улыбнулась, - и часто ты потрошишь летучих созданий? – поинтересовалась, наблюдая, как мастерски он это делает. – Мне кажется по вкусу, как обычная крыса, но попробуем, - присела поближе, положив голову Даниэлю на плечо. – Кире бы здесь понравилось, - вспомнила о дочери, - столько скелетов, а у меня даже фотоаппарата нет, чтобы показать ей снимки. Ей всего 14, а она уже вовсю грезит теми, кто жил за многие тысячи лет до нас, но её поведение оставляет желать лучшего. Как бы из универа с первого курса не выгнали, - улыбнулась. Наблюдала за танцем огня в костре, и глаза Адель потихоньку смыкались.


Даниэль Джексон

© Mia111


- Знаю, моя милая Адель, - вздохнул, - я сам хочу прикоснуться к тебе, но на наших плечах сейчас груз ответственности и за их жизни тоже. Постарайся, - приобнял ее за плечики, - романтика 12 века, - улыбнулся, пожав плечами. Кивнул ей, подтверждая ее догадку про мышей, - нет, не доводилось как-то, читал что их едят в Китае, Индии и Гвинее. Первый раз - признался честно, - по идее должно цыпленка напоминать, протянул ей кусочек, когда тот готов был.

Даниэль чуть прищурился, глядя на нее, улыбнулся, - и в кого она такая? - рассмеялся, - даже не знаю, но кого-то мне сильно напоминает. Думаю не выгонят, если ей будет интересно, наверное ей не хватает отца, - приобнял ее за плечики, пробуя мясо летучий мыши на вкус, - мда... отдаленно напоминает цыпленка, - прокомментировал.



Адила бинт аль-Хусейн (Адель)
© Ангел-Я


- Романтика этого вечера зашкаливает, - согласилась с улыбкой, взяв кусочек летучей мыши в руки и попробовав, - жестковато и не хватает соли и специй. Может, её стоило потушить, - сделала предположение. Адель легонько толкнула локотком Даниэля в плечо, - я не была хулиганкой в школе, а была порядочной и скромной, я же из ботаников, зубрил и так далее, - махнула рукой, - моя дочь преуспела в этом плане, она ботаник и у неё полно друзей, которые порой меня настораживают, - поделилась. – Им всем не хватает отца, как впрочем, и матери, - призналась, - я непутевая, и знаю это, но ничего не могу поделать с этим, - повинилась, - однажды я остепенюсь, буду сидеть дома, но в одиночестве, потому что дети уже вырастут и разлетятся по разным континентам. Ну ладно, буду внуков растить, как Хелен с Генри, - рассмеялась.



Даниэль Джексон

© Mia111


- Возможно, мой кулинар, - улыбнулся Даниэль, - но не в чем, в нашем распоряжении не столь много возможностей. Ладно, ладно, мой ботаник, - улыбнулся ей, - наверное у нее это от отца. Пугают? Чем же? - полюбопытствовал, - все не так уж плохо, почему сразу внуков, может еще и деток, - рассмеялся.



Адила бинт аль-Хусейн (Адель)
© Ангел-Я


- Ну, можно было бы взять чей-нибудь шлем, налить в него воды и потушить, но специй и соли все равно нет, - ответила Адель. – Ну, некоторые её друзья ходят с татуировками по всему телу и ведут аморальный образ жизни, поэтому и пугают меня, - пояснила. – Может, и деток, - согласилась Адель, не отрицая такой возможности.

Ночью было холодно, поэтому девушка завозилась и плотнее прижалась к источнику тепла, которым был мужчина, в чьих объятиях она спала. Согрелась и уснула до утра.



Даниэль Джексон

© Mia111


Адель задремала, а доктор укутал ее одеялом, подбросил в огонь еще дров и сам не заметил как уснул рядом с Адель, укутавшись в одеяло.

Продолжение следует…


 
Brook
Охотница
Дата: Пятница, 24.07.2015, 18:52 | Сообщение # 959
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
За воротами из порта Акра>

(ВЕЧЕР)




Якоб Александр (Альтаир)

Айше (Элланора) – Акра (Джек)

Адэвале (Радун)

Робер де Сабле (Дезмонд)

Цитата Shollye "Адэвале (Радун)" ()
Адэвале брёл подле своего Господина, ускоряя шаг, если конь его попробует перейти на бег.- Можете звать меня просто Адэ, Господин. Адэвале – это моё полное имя.- Подумал немного и продолжил.- Если Вы возьмёте меня на долгий срок службы, то я был бы рад служить Вам, Молодой Господин.

Со своими спутниками Якоб Александр уже пересек порог ворот. Чтобы не поднимать столбы песка среди пеших путников, держали коней шагом.


Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
– ЯКОООООБ!!!– Закричал угрожающе во всю глотку Робер.

Гневный раскатистый окрик в спину заставил Англичанина вздрогнуть. Он дёрнулся на седле и обернулся на выезд из города. Нога упустила стремя, и он провалился едва не соскользнув с седла. Судорожно руки вцепились в седло и Капитан повис:
– Господи Бог Мой Иисус Христос… – округлившимися бирюзовыми глазищами уставился, как сам Глава Ордена нёсся на него неотвратимой бедой.

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
Он стал уменьшать шаг коня своего, хотя до Змеёныша было ещё далеко.– Что это было за бумагомарательство?– достал из кармана смятое письмо.– Перестал меня уважать, мальчишка! Что ты о себе возомнил! Наглец!– негодовал Робер, подъезжая к своему мальчишке.

Шерсть лейтенанта самого де Сабле встала дыбом. Сглотнул ком в горле и стал подтягиваться обратно задом на седло, морщаясь:
– …Сирр? – лживо удивлённые брови Англичанина выползли на лоб, прорезанный жалобными морщинками, – Я не стал трревожить Вас… – нелепое оправдание, подбирая поводья и ощущая давление Господина с каждым метром приближения.

Чёртов мальчишка-слуга отдал письмо раньше и вытащил французского Господина из постели! Какой пассаж… Якоб закатил глаза, прикрыв на мгновение ресницы. Вздохнув с сожалением на гневный и прямой взгляд Магистра:
– Я не думал оскоррблять Вас, Сирр…, – объяснялся в серые глаза француза, состроил светлые брови в надежде на понимание, и был искренним.

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
Когда кони поравнялись, лысый тамплиер гневно глянул в глаза Якоба.– Ну и? Что, даже не обнимешь?– Улыбнулся Робер.

Холодок пробежал по спине светловолосого Англичанина, когда прозвучало шутливое "обнимешь". Напряжение спало словно плащ с плеч лейтенанта:
– Сирр… – ответил смущённой улыбкой и протянул руки к человеку, который заменил ему отца.

Гибко развернул спину и обнял мужчину в лёгкой льняной рубахе не первой свежести от продолжительной лихорадки. Сначала осторожно, не зная о состоянии и ранениях:
– Два года, …Сирр. – отсчитал рыцарь разлуку Господина и Слуги, – …Вот и свиделись. – отстранился, чтобы обменяться привычной оглядкой друг друга.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Тчч. – ухнул тамплиер, да чуть ослабил хватку сына, – Мой бок… – пояснил мужчина и покосился на ранение. После поднял взгляд и по-отечески улыбнулся своему блудному сыну:
– Два года без вестей и я получаю это.– вновь посмотрел на мальчишку с лёгким укором в серебристых глазах.



Якоб Александр (Альтаир)

На выдох своего Господина Якоб отдёрнул руки от его боков, не касаясь больше, – …Прростите, Сирр. – хмыкнул добро лейтенант, чуть похлопал братски по плечу как отныне равного, – Я был занят. – кивнул, каясь, – Битвы и молитвы. Битвы и молитвы… – повторил рутинно, опершись руками на седло и глянув усталым прищуром на небо. Нелегко ему было эти два года нести свою миссию. Усталость, ярость и много крови, …чужой и своей. Роспись шрамов по его телу закрепляли его подвиги, и только одна метка была о его позоре.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Де Сабле оглядел спутников своего сына, да ничего не сказал. Мальчишка уже не ребёнок может и сам решить кому доверять, а кому нет, но громила не вселял уверенности в своей надёжности.
– Я велел слугам нести мне письма сразу же… Не гневайся на мальчишку.– защитил ребёнка в своём поместье.



Якоб Александр (Альтаир)

Вздохнул, отпустил гнев на ослушавшегося указа слугу. Это было очень похоже на Магистра, быть в курсе всего и сразу. Ничего не изменилось, и Якоб был рад этому постоянству своего Господина. Где бы они не были, он всегда возвращался к Магистру, как домой. Его дом стал там, где был его Господин.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Робер заглянул в глаза рыцарю, словно пытался прочитать в них всю историю разлуки:
– Ты хорошо справлялся, мой мальчик. Я наслышан о твоих победах. – Гюнтер переступил с ноги на ногу и боднул коня Якоба, – Тише Гюнтер… не узнаёшь ли Ро…– де Сабле нахмурился, – А где Роберта? – змеиные глаза уставились в лицо Англичанина,



Якоб Александр (Альтаир)

Попутная перебранка скакунов таки привлекла внимание всадников, и вопрос Француза застал Англичанина врасплох, поставив в неловкое положение, – …Да блохи съели. – праздно обронил, подматывая повод на кулак. Глянул из-под брови прищуром и прыснул с усмешкой:
– Пала в бою, …Сирр. – досадно доложился дарителю, но умолчал, что в первом же бою, как только вышел с вверенным ему отрядом, – …Как и остальные. Да хррани Господь их души. – перекрестился, но уже серьёзно. Мрачная тень промелькнула на его лице, ведь помянул он не столько своих коней, сколько подчинённых, что пали прежде и в той деревеньке… Молодой Капитан не имел желания докладываться и объясняться об этом сейчас, хотя, возможно, сир уже знает.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Где твоё кольцо? – Робер напоминал Якобу о кольце тамплиера, которое было у высокопоставленных братьев. Он уже догадывался, где всё названное, но хотел услышать это из уст своего Змеёныша, – Хоть один мой подарок сохранил? – расстроено прозвучало.



Якоб Александр (Альтаир)

Что же касалось кольца и прозвучавшего упрека за беспечность, Якоб вздохнул, глядя куда-то в сторону с чувством отрока, которого заотчитывали. Склонил голову и с одолжением отвернул края мягкой поклажи, что прикрывала рукоять меча: на рукояти были намотаны и чётки и цепь с кольцом:
– Боюсь потеррять. – глянул с хитростью на де Сабле и прикрыл рукоять с алым крестом на монетном наболдажнике.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Ох, Сашэ. – да покачал головой, но снова обнял своего приёмного мальчишку.



Якоб Александр (Альтаир)

Да принял повторное объятие от приемного отца, уже приобнимая под лопатки, чтобы не тревожить бока.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Они отъехали чуть в сторону, чтобы не мешать людям:
– Когда вернёшься в дом? Или старик тебе уже помеха?



Якоб Александр (Альтаир)

– Что Вы, Сирр! Конечно, нет! – поспешно вскинулся и возразил, оскорбившись Тамплиер на шутку своего "старика", хотя для своих лет француз выглядел молодо, – …Я не знаю, сколько этот поход займет врремени. – неопределенно увернулся рыцарь от ответа на сроки.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Ты уже стал моим лейтенантом, дальше… братья могут избрать тебя следующим Магистром. Не зря же я тебя тренировал. Ты нужен братству. Помни это. Ты – будущее Тамплиеров. Мой мальчик, – положил руку на хохолок и чуть потрепал, – у тебя есть приёмный отец, который тебя ждёт.



Якоб Александр (Альтаир)

– А Вы всё также мажете из лука как пррежде? – косым высокомерным прищуром подразнил умелый лучник своего Учителя в других науках, – Я желал…, – с открытым признанием, – чтобы Вы мной горрдились. – подразнил своего благодетеля о делах.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– И…научись уже писать в седле, а то я еле разобрал твои каракульки. А теперь, поворачивай и в дом. – последняя фраза прозвучала приказом.



Якоб Александр (Альтаир)

На замечание о почерке:
– В этом…, – опустил взгляд на де Сабле, – Вам всегда не было рравных. – покачал головой, смеясь, и тем самым оставляя попытки преуспеть в этом бесполезном для воина деле, – Мой удел – меч. – сложа гордо руки на груди, вздернул подбородком в светлом пушке. С чуть виноватым видом выслушал надежды своего отца, наставника и Магистра. Тяжкий груз ощутил Якоб. Молодой Капитан отвык за 2 года к личным приказам, и потом первым его ответом было раздражение и бунт. Он натянул повод, не давая коню тронуться с места. Это была демонстрация протеста и неподчинения. Тамплиер понимал свою ответственность и обязанности перед Орденом, но перед лицом скорой встречи с их Господом у него несколько …поменялись приоритеты.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Де Сабле не стал дожидаться ответа "да, сир", и поехал обратно. Гюнтер заржал недовольно, но всё же пошёл вперёд. Робер натянул поводья, но тут прихватило бок и француз отклонился в сторону.

Мимо уха тамплиера пролетела стрела и врезалась в землю.



Якоб Александр (Альтаир)

Но вместо того, чтобы заметить отсутствие лейтенанта, шарахнулся от стрелы. Душа Якоба ухнула в пятки!
– Сирр! – пришпорил грубо коня и подсек своего Господина, крупом своего скакуна, закрывая собой от стороны стен, с которой пришла стрела. Вскинул голову и прищуром стал шарить по парапетам. Никого!



Робер де Сабле (Дезмонд)

Мужчина посмотрел на стрелу внимательно:
– Всё никак не успокоятся. Уже второй раз за неделю. – пробурчал Магистр тамплиеров, недовольно потирая бок.



Якоб Александр (Альтаир)

Прыснул:
– Ничего не изменилось, Сирр! – нервный смешок. Выдрал у Господина поводья, поморщась на знакомую боль в суставах.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Не большая, по сравнению с его собственной рукой, коснулась оголённой кожи. Что-то ущипнуло… Веки медленно закрылись и вновь открылись. Робер встряхнул головой. Это было странное чувство. Он поднял к лицу свою руку. Рука как рука. Де Сабле глубоко вздохнул, решив, что просто устал, что рана даёт о себе знать. Француз прикрыл глаза и тихо произнёс:
– Ничего не изменилось да. Но что поделать. На то Воля Господа. Я омыт кровью и несу мечом своим смерть. Для Него – я воин. Для врагов – демон. Запомни, у каждой монеты две стороны…



Якоб Александр (Альтаир)

Адэ! – обратился к своему спутнику, – Езжайте! Я догоню Вас! – и пришпорил своего коня, дергая Гюнтера за собой. Как-то отвык Якоб бережливости к скакунам, потому и к этому был бесцеремонен, впрочем, как и к самому седоку, оттокнув его руки от поводий в попытке вернуть контроль над жеребцом, – Стража!! – крикнул Якоб привратникам, – В городе ассасин! На Господина де Сабле покушение! Поднимите патрули по тревоге! – разбрасывал приказы на скаку лейтенант Магистра, игнорируя негодования самого Магистра. Он рассчитывал затолкать его под замок, пока ассасина не убьют или не выкурят из города.

Приближаясь обратно в воротам Акры, сбавил ход. Два всадника поравнялись.

Якоб не сидел в седле смирно. Он крайне подозрительно поглядывал по сторонам, оборачивался, раскачиваясь в седле, чтобы вертеться:
– Ваша участь незавидна, Сирр. – глянул на титулованного рыцаря серьёзно, – Так всегда было и будет. – и опустил задумчиво с сожалением взгляд. Ведь однажды, француза могут достать…



Робер де Сабле (Дезмонд)

Робер удивлённо смотрел на Якоба. Тот не позволял вести коня и был груб со старым животным. Де Сабле положил ладонь на руку, которой англичанин держал поводья его:
– Ослабь. Гюнтеру неудобно. – мужчина улыбнулся.



Якоб Александр (Альтаир)

– М? – глуповато глянул, обратясь к Господину, не сразу поняв, о чём ему замечание. Глянул на поводья, но не разжал пальцы, а упрямо оттянул в сторону, не отдавая. Он уже и забыл, каково это возиться с конем, как с дорогим племенным. На комплимент о своём взрослении чуть смутился и кротко кивнул, соглашаясь с фактом и принимая комплимент. Хотя сам Александр едва ли бы назвал это взрослением, скорее закалка. Заматерел, но ума едва ли прибавилось.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Значит Роберта пала…– задумчиво повторил, наблюдая, есть ли на крышах слежка, да думая подарить сыну нового скакуна, ибо то, что у него сейчас…, было не так сильно и выносливо.



Якоб Александр (Альтаир)

– Этот конь пятый за этот месяц. – потрепал коня меж ушей, взъерошив ему холку, – Нет смысла привязываться. – улыбнулся под спутанным пушком щетины. – Это мешает главному делу. Если нужно рисковать, то к чему беречь коня?



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Ты вырос, мой мальчик… Возмужал. – Робер оглядел своего сына.



Якоб Александр (Альтаир)

Опустил взгляд под светлые ресницы:
– Сирр, – начал лейтенант Магистра, – срреди брратьев много не менее достойных… – глянул на него, пытаясь укрыть печальное послание посланием ложной застенчивости того, кто искал славные речи других о себе и своих подвигах, – Возможно, есть и лучшие… – понял взгляд, но резко приказной тон смутил рыцаря.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Не говори глупости, сын! – недовольно шикнул Робер. – Я знаю всех своих братьев, их достижения. Я обучал тебя лично, делился знаниями и умениями так как знал, что ты будешь мне наилучшей заменой, когда меня убьют. Я тебе не родной отец, но наследство тебя уже ждёт. – Робер выдрал из руки Змеёныша поводья и уже поехал сам, – Не думал я, что моё мнение для тебя ничего не значит. – де Сабле был оскорблён таким отношением к себе. Не ожидал "старик" такого от сына. Гюнтер почувствовал хозяйскую руку и пошёл ровнее, выносливее.



Якоб Александр (Альтаир)

Ложная скромность оскорбила Магистра и его старания. Пристыженный Якоб примолк и отдернул пальцы, когда ремень дернули из его рук. Господин вспылил и выращил свое недовольство, а лейтенант вскинулся:
– Это ни так! Я такого не говоррил! – нахмурился Тамплиер, трепетно относящийся к доверию и принятию себя этим высокопоставленным удивительным человеком, – Прросто… немного не везёт последнее врремя… – помрачнел сам, – Боюсь, – вздохнул, – Господь отверрнулся от меня. – оглянулся щурясь бирюзой в ресницах, защищая взгляд от солнца.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Но Робер остановил его и дождался Якоба:
– Не могу злиться на тебя долго. Слишком долго не видел тебя.



Якоб Александр (Альтаир)

Украткой поглядывал на отходчивого Господина, скрывая свою умиленную улыбку. Магистр всегда баловал его поблажками – чуть более чем остальных. И на оказанную милость, похлопал мужчину по спине легонько в знак принятия этого милосердия и прощения. Кивнул с улыбкой, как голову роняя.

Продолжение следует...
 
Shollye
Охотник
Дата: Пятница, 24.07.2015, 18:52 | Сообщение # 960
.:Tamashi o tabe:.
Группа: Модераторы
Сообщений: 2277
Статус: Offline

Награды: 57




Робер де Сабле (Дезмонд)

Мужчины прибыли обратно в поместье, в котором уже слуги знали о покушении. Француз слез с коня с помощью Змеёныша и конюха.



Якоб Александр (Альтаир)

Во дворе поместья Якоб соскочил со своего седла на землю двора, чтобы принять с седла Гюнтера своего Отца-Благодетеля. Не отрывал взгляда, засматриваясь в его лицо, чтобы уловить, где Господин не честен, и как боль с усталостью отразится на его лице. Держал под локоть, чтобы утолкать мужчину в спальню и уволить на постельный режим, да первый рыцарь Ордена не растерял прыти.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Говоришь поход долгий и он в Иерусалим? Я с тобой. Очень давно я не был там. Да и Гюнтеру нужно размять.

Мужчина взял мальчишку за руку и повёл в дом:





Якоб Александр (Альтаир)

Он перехватил его запястье и потащил за собой:
– Исключено, Сирр! – возразил Якоб, вытянувшись в лице, – Сирр!! – тянул руку, – Этот путь опасен, и не для Вас! – осекся тут же, мотнув головой, – Это моё личное паломничество! Вам нельзя подверргать себя опасности из-за… – запнулся, едва снова не оскорбив гордость Наставника и его вложения в себя, – Это еррунда, мой Сирр…, пррошу, останьтесь дома… Набиррайтесь сил. Пррошу Вас. – упрашивал с неподдельным беспокойством, – Лишь я один буду Вашим щитом, так нельзя… – вглядываясь в лицо Магистра, – Вам положена свита в дюжину ррыцаррей, никак не меньше… – настаивая, сомневался в своих силах в эти дни, – Я должен ехать…, Сирр… – отпрашивался молодой рыцарь, – Я обещал тем дамам защиту. – но его плюхнули за стол, а тот вертелся за ним на стуле.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Плохо выглядишь. Давно ел? – отцом заволновался француз. – подайте сэру Александру вина и мясо с картошкой! – отдавал приказы кухарке. Робер словно и забыл о нападении, словно его и не было.



Якоб Александр (Альтаир)

Отчаялся, глядя на этого старого упрямца, покинуть его здесь, в тепле, заботе и безопасности. Но ни стал лгать на вопрос своего Господина. Лишь выдержал паузу и:
– Я болен, мой Сирр. – прямым взглядом снизу вверх в глаза французу, – И боюсь, вскоррости буду вынужден оставить службу… – намекнул, но не высказал прямо своих опасений.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Якоб, почему ты так странно говоришь? – подметил про раскатистую "рр" сына, что звучала снова и снова.



Якоб Александр (Альтаир)

– А это…, – на вопрос про странный говор, смутился, – прррикусил. – ответил кратко, не думая раскрывать позорных деталей, но хлесткий взгляд Господина, и он выдавил, неуверенно почесывая в петушином гребешке на затылке, – С кинжала в общем… – покривился, ведь его ни раз предупреждали не дурачиться, покосился прищуром, – …Было …вино. – пауза да и вскинул взгляд, наблюдая за реакцией приёмного отца. И не выдержал этого назидательного взгляда Змея де Сабле и, фыркнув, сдался, – Да! Я немного …перебхал! Да!… – вскинулся до того, как его стали бранить за ребячество, – Да! Я был …не остохожен! Знаю, это было глупо! – закатил глаза и насупился.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Робер слушал своего сынка с хмурым взглядом, да сцепив руки на груди. Мрачнел всё больше, а когда Якоб насупился, де Сабле жестом выгнал всех из кухни и подошёл к своему мальчику, да поцеловал в маковку:
– Мой Сашэ.– погладил по голове, да улыбнулся, и пододвинув ногой табурет, сел рядом, чуть покряхтев.



Якоб Александр (Альтаир)

Якоб ожидал бури, глядя на то как мрачнеет французский Господин. Выгон прислуги накалял обстановку. Незадачливый рыцарь думал, что сейчас услышит гневную тираду о том, как разочаровал своего Наставника, сколько сил было потрачено, и так далее… Но вместо этого Якоб получил отеческий поцелуй в макушку. Удивленно поднял брови:
– Сир? – удивился искренне.



Робер де Сабле (Дезмонд)

– Мальчик мой, ну и что? Ты никогда не отличался… эм… – задумался конкретно.



Якоб Александр (Альтаир)

Глянул на подсаживающегося рядом мужчину и хмыкнул на его деликатный отзыв:
–…умом, да? – смешок, вскинув пушистый подбородок. Покачал умиленно головой, посмеиваясь. Но потом свесил голову, сгорбив тяжело спину.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Да потрепал по плечику, закончив:
– …редко задумывался о завтрашнем дне. Француз налил в два стакана молока и пригубил своё, – Не смейся. Обещал Эшли не пить сегодня. – мужчина помнил о том, что парень его говорил о болезни, – Если всё так серьёзно, то отец должен быть рядом со своим сыном. Позволь мне поехать с тобой. – положил свою ладонь на руку Якоба на столе. – Я тебе не помешаю. Мне не нужна свита. Я возьму одного слугу с собой…, ты …и тот твой слуга… тот африканец. – де Сабле пододвинул тарелку ближе к мальчику, – Если ты не хочешь меня видишь в пути рядом с собой, то позволь я провожу тебя до ворот. Дай только мне время снарядиться. – улыбнулся снова.– Вино то было хоть хорошим? В тот раз. – усмехнулся над своим сыном.



Якоб Александр (Альтаир)

Мурашки побежали по телу, когда Якоб ощутил ладонь приемного отца на своей. Такая родная и семейная. Молодой Христианин поддерживался надеждами и верой, потому вскинул улыбкой, искоса глянув на мужчину из-под вздёрнутой брови. Сжал уютно его руку. Англичанин не решался сказать вслух, что ему ужасно страшно, и он был бы рад, если бы Отец, Друг, Наставник и Магистр был подле него. Но просить об этом не решался. Господин был сам ранен и нуждался в уходе… Как он мог просить?! Он должен был уложить Магистра на ложе, собрать слуг, стражу… Организовать усиленный присмотр за Магистром Ордена… и уехать:
– Сирр, – обратился взволнованно и с трепетом, – для меня будет честью…, если Вы… – не договорил, но поднял на него взгляд, который говорил за него. Повисла вязкая красноречивая пауза между отцом и сыном. Они поняли друг друга. По столу к нему шаркнула тарелка с едой, и Якоб подобрал руки на стол. Сначала неохотно развернулся к столу, ел без аппетита, но потом аппетит проснулся сам и молодой мужчина уже наворачивал с аппетитом, зубами отрывая куски от хлеба. Иногда покашливал, но запивался молоком.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Робер сжал ладонь на плече Якоба в ответ. Говорить ничего не нужно было. Француз был рад, что мальчишка не стал упрямиться и сознался. Его бирюзовые глаза сказали не сказанное. Мужчина наблюдал, как сын с удовольствием наворачивает ложкой.



Якоб Александр (Альтаир)

В какой-то момент опомнился и с полным ртом, пододвинул тарелку и к французу. Кивнул в знак приглашения:
– *Ешьте, Сирр. Доррога долгая.* – сглатывая плотный ком еды в горле.



Робер де Сабле (Дезмонд)

На предложение присоединиться…:
– Кушай, мой мальчик. Ты оставил самое вкусное. – да отодвинул тарелку обратно к Якобу, а сам жевал хлеб с молоком. Обедать так в тишине и вместе было приятно. Робер скучал по своему Сашэ. Этот мальчишка ворвался в его жизнь семь лет назад… Де Сабле вместе с ним стоял в колодках под дождём, простыл и пропустил важные битвы, но приёмный сын был подле и не давал скучать.



Якоб Александр (Альтаир)

Александру было неловко есть такие яства одному, когда сам Господин, хозяин дома, довольствовался только молоком и хлебом:
– Вы поститесь, Сир? – глянул на него с улыбкой и прищуром, подтрунивая над Магистром. Взял кубок с подлитым молоком и поднял в манер кубка вина для тоста, протягиваясь к сотрапезнику. Кивнул, приглашая в молчаливый знак воссоединения, пусть и недолгое или …последнее.

Два кубка шаркнулись и мужчины отпили каждый из своего, после утерли рукавами молочные усы, поставив кубки на стол внисон. Старая забавная привычка. Ничего особенного для окружающих, она много значила для Господина и его Слуги. Ритуал единства дела, духа, веры и убеждений. Змей де Сабле и его выкормыш Александр.



Робер де Сабле (Дезмонд)

Робер не хотел отпускать его в свободное плавание, но против Короля Ричарда не пойдёшь. Де Сабле подлил в кубок Якоба молока и откусил кусочек хлеба. Он протянул руку и убрал с щеки парня кусочек картошки:
– Не торопись. Я сейчас. – француз поднялся из-за стола да поднялся к себе в комнату.



Якоб Александр (Альтаир)

Якоба, будучи дворянином, многие за глаза из зависти и неприязни прозывали прихвостнем, верным псом, собачонкой, мальчиком на побегушках и прочим нелицеприятным, но Якоб принимал, не отрицал и не возражал завистливым сплетням. Однако каждая его драка с недоброжелателями и забияками были посвящены чести де Сабле. Александр мог снести любую насмешку, казаться неуклюжим простаком, но поносить честь своего Господина безнаказанно не позволял никому. Закончив с трапезой, Якоб утерся и вышел во двор, где уже и дожидался де Сабле.

Пока было время подошёл к Гюнтеру. Оглядел коня с чувством ностальгии, ведь прежде это он заботился о хозяйском коне, будучи на правах оруженосца подле Магистра. Во двор вошел подмастерий из той лавки ювелира со свертком. Заколка! Якоб лично принял его и огляделся. А где же его сестра? Где Мира? Она уже доложилась Господину и продолжила свой путь? Молодой Тамплиер пригрустил, что не смог отблагодарить старшую по рангу за нелёгкую службу Магистру от его же имени. Но заколка-кинжал была сделана, и в его руках. Он прибрал её себе. Обернулся, встречая собранного Господина и Эшли. Что сестрёнка Эшли тоже разделит с ними этот путь – грела Англичанину душу, но тревога за их безопасность… Молодой Капитан поклялся себе, что позаботится о них. Как в прежние времена.


Слуги быстро собрали провизию и необходимое для раненых. Роберу обработали вновь рану и помогли облачиться в доспехи. С собой Робер взял Эшли. Девушка была на вид хрупкой, но могла постоять за себя, да и… ей он доверял больше других слуг. В конюшне нагрузили поровну кобылу Эшли и Робера. Хоть Гюнтеру это и не очень нравилось. Рыцари и служанка сели верхом и поскакали к воротам Акры.

Они накинули плащи и капюшоны. Капитан Якоб намотал чалму на голову. Так молодой Тамплиер повёл своё ценное пополнение за собой через город, следуя за ними позади, чтобы обзор позади мог вовремя уловить угрозу.

Вплоть до ворот и пригорода молодой рыцарь переживал и нервничал, преследуют ли их…


Мира?
Путники впереди?


 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (В процессе!)
Страница 64 из 75«1262636465667475»
Поиск:

AllStarz Top Sites OZON.ru

ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ

Supernatural является собственностью The WB Network / The CW Network
Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и регламентируются Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также международными правовыми конвенциями. Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны приобрести лицензионный продукт . Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все материалы представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законодательство РФ, что может повлечь за собой уголовную и гражданскую ответственность.

Все материалы, расположенные на сайте запрещено использовать без разрешения администрации сайта. Помощь сайту.
ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ