ВАЖНЫЕ АНОНСЫ
ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ Забыл пароль

Страница 66 из 75«1264656667687475»
Модератор форума: Brook, Shollye 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (В процессе!)
Происхождение
Brook
Охотница
Дата: Вторник, 09.12.2014, 21:21 | Сообщение # 1
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155


Авторы:
Keayru S. Brook / Эрик Крипке и Ко / Ubisoft

Консультанты:
Всемирная паутина знаний

Фэндом:
«Supernatural» / «Assassins Creed»

Время:
9 сезон / Наши дни

Территория:
США, округ Колумбия, г. Вашингтон, и весь шар земной

Ситуация:


– Человечество…, – произнесла Она, расхаживая по темноте залы в воздушном одеянии, и в сердце её таилась обида и злое негодование, – сколько себя помнит, – обернулась к неизвестности времён, – всегда задавалось вопросами. – выдержала недовольную паузу, – Откуда они пришли? В чём… смысл их существования? – перечисляла Она словно с насмешкой, – …Кто-то был до них? Тогда куда они ушли? – передразнила едко.

– Историки. – обозначила Она с презрением, – Главные хранители знаний. Они вели свои летописи с незапамятных времён. – встала перед серой, испещрённой трещинами стеной, возведённой словно стела памяти, – Наскальные рисунки, реликвии, – оглядывала и перевела взгляд на старый пыльный стеллаж, едва виднеющийся в темноте, – свитки и книги. Ни одного ответа, только вопросы и подозрения. – отвернулась, вильнув полами одежд и пышным головным убором, что ореол описывал её лик.

– Но что, если Сила, создавшая их…, – пошла выхаживать по полу неслышно и плавно, – ни такая, как они себе её представляют? Возможно ли, что их Создатель… или Создатели… оставили им эти Знания – в них самих? Что если избранные из них хранят эти Знания?... – подняла взгляд к проступившему ночному небу с тоской и болью.

– …Но послание оставлено _было_. – изрекла с нажимом и затем гордо воспряла, – Но эти глупцы…! Они не были способны принять дары Создателей и использовать их мудро! – мотнула головой и взгляд её нечеловечески прекрасных и таких строгих глаз забегал в поисках справедливости, – Они всё только рушили и погибли сами! Обратили дары в оружие, против Силы, что создала их… Они не достойны этих Знаний и… Даров, что им были даны – они не достойны!

– Посмотрим, что изменилось за эти тысячелетия… – с вызовом обернулась Она к своей милосердной собеседнице, что с досадой наблюдала за муками своей «сестры».
 
Strangerous
Охотник
Дата: Воскресенье, 23.08.2015, 23:31 | Сообщение # 976
Принц Тьмы
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2154
Статус: Offline

Награды: 19
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
Иерусалим, Таверна>

(ВЕЧЕР - НОЧЬ)



Якоб Александр (Альтаир) - Аяла (Эггси)


Темно... И холодно... Приходится двигаться на ощупь. Испуганно метаясь из стороны в сторону, Аяла пытается найти выход, но забвение, словно мутная, вязкая жижа, держит, не дает уйти.

Этот сон такой тяжелый и страшный. Хочется проснуться, но сил не хватает. Металлический привкус во рту, головокружение и ком, подкатывающий к горлу. Все эти ощущения слились в одно - острое и удушливое отчаяние.

Цитата Brook ()
Тогда молодой Тамплиер подхватил её под локотки и повёл через порог в таверну, дальше от солнца и людских глаз.


Аяле кажется, что она куда-то идет. Но ноги ее не двигаются. Шум, голоса вокруг. Незнакомое место, незнакомые люди, где она? Как сюда попала? Что происходит? Почему так сердце болит? Почему так страшно?

Цитата Brook ()
Как только поднесли чашу с водой, Якоб сразу же выплеснул всё содержимое в лицо девушке подобно пощечине.


Вода попала в нос и в рот.
*Я тону! Тону!* - с бешенно колотящимся сердцем, отплевываясь, размахивая руками, Аяла резко распахнула глаза. Вокруг все было словно в тумане. Предметы расплывались, слишком яркий, для едва открытых глаз, свет заставлял щуриться и закрываться ладонью. Но чьи-то сильные, теплые руки поддерживали, успокаивали.

- Гарсив? - хрипло, едва слышно вопросила девушка, испуганно, растерянно моргая на человека перед своими глазами. Что-то здесь было не так: цвета, запахи, - все не знакомо, не как дома.

Цитата Brook ()
Как только девушка «взбрыкнула», Англичанин опустил её на стул, задёргивая шторку. Склонился над девушкой, заглядывая ей в лицо:
– Молодая госпожа в поррядке? – курлыкающим арабским спросил он, вглядываясь в золотисто-карие газа девушки, убрал прядку с её ресниц.


Прикосновение заставило Аялу вздрогнуть. Взгляд прояснился, она ахнула и шарахнулась в сторону, едва не перевернувшись назад вместе со стулом. Перед ней был не муж. Чужой мужчина. Молодой, незнакомый. Но что-то подсказывало девушке, что они уже встречались прежде, только вот где?

Его арабский звучал так чисто и ясно, словно незнакомец с рождения говорил на нем, но внешность его выдавала. Он точно был не из этих мест. Такой белокожий, светловолосый, с необыкновенными... бирюзовыми глазами... Эти глаза... Аяла их знала, но не могла вспомнить, где же их видела.

Сколько прошло времени? Минута? Две? Пять? Девушка молчала, ресницы ее подрагивали, она испуганно взирала на чужестранца, что поймал ее за хрупкие плечи, спасая от падения. Память восстанавливалась медленно, неохотно, подбрасывая разрозненные кусочки воспоминаний, которые не желали соединяться в целую картину.

Цитата Brook ()
– Постой… – вдруг нахмурился, наклонился ниже и принюхался, шмыгнув дважды носом, – А я тебя знаю! – вдруг подметил и закудахтал на арабском, – Ты ведь!… Та девушка из карравана! – оживился, – Да-да! Точно! Ты помогла мне тогда. – узнал Якоб её по веянию запаха цветов и этим большим глазам, а ещё элементам одежды, которые он видел под дорожной накидкой.


Поведение незнакомца показалось Аяле странным, даже неприличным. Он что, пытался понять ее запах?! Девушка снова дернулась, но хватка у чужестранца была крепкой, хоть и удивительно мягкой.
*Караван? Я? Помогла?* - часто заморгав, Аяла чуть склонила голову на бок, пытаясь сообразить, о чем же ей твердит собеседник, и тут в голове что-то щелкнуло.

Девушка вспомнила и торговый путь и незнакомца с внешностью из далеких земель, и необыкновенного цвета глаза, и свой платок... который отдала ему.

Опомнившись, девушка схватилась ладонями за свое лицо. Оно было открыто, и, хотя это допускалось среди женщин ее народа, Аяла чувствовала себя неуютно под пристальным взглядом чужого ей человека. Чего от него ждать? Опасен ли он? Зачем привел ее сюда? Чего хочет? Все эти вопросы тревожили, заставляя сердце выпрыгивать из груди.

Цитата Brook ()
Взял стул, подтянул к столу и уселся своими коленями к её коленкам, опираясь локтем на стол:
– Как твоё имя? Ты меня знаешь? – подозрительно прищурился с уточнением, а вдруг ошибается…?


Наконец, отпустив Аялу, чужестранец уселся напротив нее, не спуская с ее лица пытливого взгляда. Их колени соприкоснулись. Девушка дернулась и отстранилась, подобравшись, как загнанный зверек, готовая в любую секунду сорваться с места, если ей будет грозить опасность.

Свое имя Аяла называть не собиралась. Пускай, сидя здесь, наедине с незнакомым мужчиной, она уже и так нарушила кучу законов и правил, за что ее вполне могли высечь или закидать камнями, единственное, что оставалось у нее ценного, так это имя. Имя, которое мог знать только муж, и те, кому муж позволит знать имя жены. Поэтому первый вопрос она просто проигнорировала.

- Я не знаю, кто ты такой... - осторожно ответила девушка, облизывая пересохшие от волнения губы. - Чего ты хочешь от меня? Зачем привел сюда? - решила сразу же расставить все точки над "и". Возможно, незнакомец хотел отблагодарить Аялу за доброту, а может... хотел потребовать большего. Его мысли были ей неведомы, поэтому, девушка держалась настороженно.

К столику, отдернув шторку, что защищала от чужих глаз, подошел трактирщик. Он принес еду и вино, которые, видимо, заказал незнакомец еще до того, как Аяла пришла в сознание. Девушка, осознавая, что ее голова не покрыта платком, резко отвернулась, пряча лицо, боясь, что ее сочтут распутной. Но, трактирщик ушел так же быстро, как и появился.

А когда Аяла повернулась, чтобы удостовериться, что опасность миновала, она вдруг заметила, что чужестранец, который назвался Якобом, прикрыл ее своей широкой ладонью, чтобы трактирщик, даже стараясь не смог разглядеть ее лица.

Эта странная забота удивила девушку. Она изумленно посмотрела на своего собеседника, который уже с аппетитом разжевывал мясо и овощи, двигая в ее сторону вторую тарелку.

Переводя взгляд с еды на Якоба, Аяла чуть закусила губу, стараясь понять, как же ей относиться к этому чужеземцу. Но как не старалась девушка распознать в нем скрытые умыслы, опасности от этого мужчины она не чувствовала.

- Спасибо... - тихо проговорила Аяла, - Но... я не голодна... - отодвинула от себя тарелку. Кусок не лез ей в горло, и чем больше она вспоминала, тем явственнее к горлу подступала тошнота.

Перед глазами девушки замаячила знакомая синяя ткань. Якоб хотел вернуть ей платок, но, подарки возвращать не принято. Поэтому, Аяла положила ладонь поверх ткани, чуть сжимая его пальцы своими и отодвигая руку Якоба.
- Оставь себе, теперь он твой, я отдала его тебе в дар с чистым сердцем и добрыми помыслами, а такие подарки не возвращают... Пусть он бережет тебя в пути... - проговорила девушка, глядя на свою ладошку и замечая на ней грязно-коричневые разводы.

Сердце пропустило удар, отдергивая руку, Аяла прижала ее к груди. Воспоминания минувшего дня обрушились на нее подобно песчаной буре. Губы девушки задрожали, она опустила взгляд на колени, видя, что вся ее одежда, к счастью, скрытая широкой накидкой, была заляпана темными, отвратительными пятнами крови.

*Гарсив...* - на глазах выступили слезы. Ее муж был мертв... Она осталась одна, без дома, без семьи, без смысла жизни...

Стараясь не показывать Якобу свое горе, Аяла отвернулась, слушая рассказ о том, как она сама напала на бедного чужеземца. Но, кажется, он был достаточно наблюдательным человеком, чтобы заметить едва не пролитые слезы. Протянув ложку с едой в сторону Аялы, заставляя ее поесть, Якоб поинтересовался о том, что с ней случилось, обидел ли ее кто-то, или, может быть, избил?

В очередной раз удивляясь такой учтивости от чужого человека, Аяла печально на него взглянула, чуть всхлипывая и шмыгая носом.
- Я... потеряла свою семью... И... эта утрата... Она... невыносима... - выдохнула девушка, роняя слезы на полы накидки.

*Что же мне теперь делать?! Как мне жить дальше?!* - еле сдерживая рыдания, Аяла почувствовала теплое прикосновение к своей щеке и тут же перехватила пальцы Якоба, утирающие ее слезы.
- Не надо... - тихо прошептала она. - Достаточно того, что ты привел меня сюда и все вокруг видели это... - проговорила девушка с опаской. Теперь ее точно закидают камнями.

Взяв ложку и собираясь все же опробовать еду, чтобы не обижать Якоба, Аяла тут же выронила ее обратно в тарелку, услышав, что этот наглец представил ее всем как свою невесту. Едва лишившись законного супруга, она тут же снова стала невестой?! Нет... так не бывает.

- Моя семья тебя бы точно не приняла... - чуть улыбнулась Аяла на слова своего собеседника, но тут же поняв свою грубость, поспешно добавила, - Но, я уверена, женщина из твоих земель посчитала бы за честь стать твоей супругой...

Глядя на чужестранца перед собой, Аяла никак не могла понять, почему он, без возможности когда-либо стать своим в этих землях, ведет себя так расковано, так открыто... И что более удивительно, так искренне печется о какой-то оборванке вроде нее, а именно так себя сейчас и чувствовала Аяла. Это было странно... и удивительно. Кажется, она все-таки сделала право дело, подарив ему свой платок.

На предложение о доме, Аяла отрицательно покачала головой.
- У тебя, кажется, доброе сердце... Но... ты и так уже достаточно для меня сделал, я не могу принять большего... И не могу войти в чужой дом... во всяком случае, не сейчас... - вздохнула девушка. Законы приписывали ей хранить траур, пока она не найдет в себе силы и желания жить дальше.

Чем дольше Аяла находилась здесь, рядом с Якобом, чем больше смотрела в его бирюзовые глаза, тем более неловко себя чувствовала, удивляясь тому, как благосклонен к ней Господь, который послал ее в руки к этому странному чужеземцу, а не к какому-нибудь разбойнику, который мог бы обесчестить ее и бросить на съедение шакалам. Значит, ее жизнь все еще представляет собой какую-то ценность.

Вопрос об имени заставил девушку отвлечься от своих мыслей и от ковыряния похлебки. Якоб желал знать, как ее зовут и это заставляло Аялу нервничать. Щеки ее слегка раскраснелись, но внешне она оставалась спокойной.
- Зачем тебе мое имя? Мы вряд ли когда-нибудь встретимся снова, оно не представляет для тебя никакой ценности. Я тебе не принадлежу, и ты мне тоже, поэтому, пусть все останется как есть... - проговорила Аяла тихо, но твердо и как раз вовремя опустила взгляд, потому что из-за шторки вновь показался трактирщик, видимо желающий получить деньги за еду и вино.

Воспользовавшись этим замешательством и тем, что Якоб отвлекся, Аяла, накинув на голову накидку, нырнула под полы занавески, очень быстро пробираясь сквозь шумный зал к выходу. К счастью, никто не обратил внимание на ее побег, и, оказавшись на улице, девушка оседлала первую лошадь, что была привязана перед таверной.

На лошади были привязаны кое-какие вещи, и Аяла долго сомневалась, как же ей поступить. С одной стороны, у нее ничего с собой не было, ни для защиты, ни из одежды... Поэтому, кое-что из вещей девушка прихватила с собой, остальное же, она оставила там, на месте, где была привязана лошадь. Воровкой она не была, это были вынужденные меры.

Укрывшись пледом, потому что ночи были холодные, Аяла сунула за пояс маленький кинжал и пришпорила лошадь. Девушка направлялась к окраинам города, где было много ночлежек, и где можно было на время найти приют.

Кутаясь в плед поплотнее, Аяла почувствовала, как что-то упало ей прямо в ладонь. Разжав пальцы, девушка увидела деревянные четки, с небольшим, резным крестиком. Схватившись за свою рубашку, Аяла с ужасом осознала, что свой маленький золотой крестик на тонкой цепочке, свадебный подарок Гарсива, знак того, что она вступила с мужем в новую веру, она где-то потеряла.



Слезы покатились по ее щекам, но возвращаться было опасно, поэтому, девушка только быстрее погнала лошадь прочь от таверны, крепко сжимая в кулачке чужие четки.

Якоб
кто-нибудь еще?


 
Kapitel
Охотница
Дата: Среда, 26.08.2015, 01:21 | Сообщение # 977
Дух
Группа: Пользователи
Сообщений: 115
Статус: Offline

Награды: 5
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
За воротами порта Акра>



Якоб Александр (Альтаир) – Робер де Сабле (Дезмонд)

Мира Наир (Кьяра)

Эшли (Лим)

Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)

Адэвале (Радун)


Собрав вещи и снарядив конеей, девушка вместе с господином покинули город. Всю дорогу она держалась за Робером, накинув свою, пожалуй, слишком яркую накидку с капюшоном, на плечи. Когда солнце стало печь, девушка накинула алый капюшон на свои тёмные волосы.

Цитата Brook ()
Мимо уха тамплиера пролетела стрела и врезалась в землю.


Пролетевшая мимо стрела напугала девушку, с большим трудом она удержала себя от резких движений, дабы не напугать лошадь и не свалиться с неё.
- Господин! – испуганно, выпалила она, подъезжая к нему ближе. – С вами всё в порядке? – на этом она оглядела свою лошадь, дабы убедиться, что сумка с мазями и прочими скляночками на месте.
Убедившись, что всё с господином в порядке, она, вновь чуть отстав, поехала за ним, решив оглядеть их компанию. Многих она не знала, вернее, никого не знала, кроме господина и Якоба. Но эти двое ехали впереди, говоря о чём-то своём. Эшли не посчитала нужным лезть в их разговор, ведь если она им понадобится, они ей окликнут. Что и произошло в скором времени…

Цитата Brook ()
– Эшли, – обратился Якоб вдруг к служанке, – ты умеешь обрращаться с клинком? – задал ей прямой вопрос, – Меч? Кинжал? …Нож? – уточнял на её вопросительный взгляд, – Доррога не лёгкая…, опасная. Важно уметь постоять за себя. – не шутил молодой дворянин и перевёл взгляд на Миру, – Думаю, сестрра сможет дать тебе несколько советов? – и вопрос и предложение, – …Покажет несколько прриёмов? – намекал открыто, – Так ведь? – глянул хитрым прищуром, – Думаю, вы подрружитесь. – и улыбнулся, поддав своей лошади пятками под бока, – Пррибавим ходу. Нужно догнать Адэвале и остальных! – и тяжёлым галопом он поскакал к трём путникам (Айшэ, Акра, Адэ) впереди.


- М? – отвлекаясь от своих мыслей, девушка подняла голову повыше, дабы видеть из под капюшона Якоба. Выслушав слова молодого господина, она удивилась, но не успела и слова сказать, как Робер ответил за неё.

Цитата Shollye ()
- Если бы она не умела, то не была бы подле меня.- Не дал ответить девушке мужчина, влезая в разговор не свой. Он грозно посмотрел на Эшли, но боле ничего не сказал.

Цитата Lyna ()
- Буду рада помочь, - ответила обоим мужчинам, покорно склонив голову перед Господином, и улыбнулась девушке.

Цитата Shollye ()
- Отличная идея Якоб,- Кивнул, поддерживая идею.- Хорошо придумал. Надеюсь на твою помощь,- посмотрел теперь на Мирру, не оставляя ей выбора. Он оставил этих двоих и подъехал ближе к Эшли, чтобы попросить у неё фляжку с водой.


И слова сказать не дали, как всё решили за неё!
- Благодарю, - улыбнулась девушке, на которую повесили её обучение. «А как её зовут?» - с интересом из-под капюшона осматривая незнакомку, подумалось Эшли. У неё была необыкновенная внешность, так что служанка запомнила девушку. Кивнула господину и протянула ему фляжку. А в скором времени, из разговоров, Эшли узнала, что незнакомку зовут Мира.

Также Эшли слышала ещё множество других имён, людей, с которыми общались её господин и Якоб. Было ужасно непривычно и некомфортно среди тех, кого служанка не знает. Особенно, учитывая то, что на господина один раз за день уже попытались напасть. А ведь у него ещё не до конца зажившая рана! Вот последнее больше всего волновало Эшли. Так что, весь путь она старалась не терять Робера с поля зрения, убеждаясь в том, что с тем на внешний вид всё в порядке.

Цитата Lyna ()
На вечернем привале, раздобыв по дороге пару ножей, индианка подошла к Эшли. Вкладывать девушке в руки меч без предварительной подготовки и обучения, на которые не было времени, плохая затея. Так что решила начать с чего попроще. - Ну что, готова поупражняться? – с улыбкой обратилась к служанке Магистра и протянула ей один из ножей.


- А если я скажу, что не готова, вы не станете меня этому обучать? – хмыкнула девушка, вставая с земли, отряхивая юбку и снимая плащ. Оставив алую ткань на месте, она прошла за Мирой.

Цитата Lyna ()
Они отошли в сторонку, Мира стала в стойку и начала объяснения, сопровождая их демонстрацией.


Эшли всё совестно повторяла, пытаясь запомнить. Но что-то ей подсказывало, что попади она в такую ситуацию, то после одной такой вот тренировки ничего толкового не выйдет. Но высказывать свои мысли вслух она не стала. Молча повторяя за девушкой.

Цитата Lyna ()
- Попробуй напасть на меня. Это проще показать, чем объяснить, - предложила воительница и, когда девушка замахнулась, перехватила обеими руками ее предплечье, выкрутила ее руку внутрь и завела под свое плечо.


- Ау-ау-ау! – выгнувшись назад, дёрнулась Эшли, лишь причинив боль себе. Все последующий указания девушки, Эшли делала с большей осторожностью и опаской, не желая вывернуть себе руку или что ещё.

(ПОЛДЕНЬ, подъездная дорога к Иерусалиму)


Цитата Lyna ()
Караван, к которому они присоединились, приближался к Иерусалиму. Город вырастал на горизонте, увеличиваясь с каждым новым шагом и открываясь путникам во всей своей красоте и величии. Священное место для обеих враждующих религий, которое должно было бы объединить их и показать, что не так много между ними различий, но вместо этого стало для них яблоком раздора. Конечный пункт путешествия маленького разношерстного отряда.


В полдень их группа присоединилась к каравану. И благо, во время пути до города не произошло ничего страшного. Как и не было других покушений на господина.

Цитата Brook ()
Когда же караван Халиды подошёл к воротам, отряд сарацин начал попутный обыск, заглядывая в телеги, паланкины, сдёргивали с мужчин платки, чтобы видеть лица. Ни одного светлолицего. Но почему-то стража не продвинулась дальше паланкина госпожи.


У ворот в город караван замедлил свой ход. Это немного удивило Эшли. Ранее ей не приходилось путешествовать, так что такая остановка до взъезда в город не могу не удивить её, поэтому она стала оглядываться и заметила людей, обыскивающих телеги и проверяя людей, будто ища кого-то.



Однако, стоило им дойти до паланкина, в котором, как поняла девушка, сидела госпожа всей этой процессии, стража, а это была судя по всему именно она, дальше не продвинулась. Выглядывая из-за людей, можно было увидеть причину, такого решения.



После такого, стража пропустила их всех в город.

Цитата Shollye ()
Их путь пролегал мимо одного дома, который служил и плахой, и последним пребыванием висельников.


Девушка ехала за господином, опустив голову вниз, дабы не видеть всего того, что творилось вокруг. Она просто не могла смотреть на… это. Выросла она не среди таких картин, поэтому весь путь смотрела вниз, благо капюшон закрывал обзор по бокам, а лошадь шла строго за конём господина.

Цитата Shollye ()
- Пока мы ехали по улицам, я отправил человека на проверку моего дома. Мы должны подождать, пока он вернётся с вестью. А пока, остановимся тут.- Он спешился во дворе постоялого двора, который был под ведомством тайных христиан. Пока привязывал Гюнтера возле поилки, к нему подошла Мирра.- Что такое, дитя?


Глубоко вздохнув, девушка подняла взгляд на господина и, убедившись в том, что они останавливаются, сама слезла с коня, с радостью потянувшись, разминая всё тело. Эшли хотела было узнать у господина, не желает ли он чего, но заметила, что он начал разговор с Мирой, поэтому, привязав своего коня недалеко от Гюнтера и сняв-таки этот несчастный капюшон, девушка забрала сумку с самым важным содержимым, по её мнению, с коня, и отправилась внутрь постояло двора, дабы попросить яблок лошадям.

Цитата Shollye ()
Уверенная рука остановила ручку девушку в воздухе и дёрнула вниз, ногой ударил по ногам предателя, заставляя пасть на колени, а руки её заломал за спину.


Заплатив за их лакомство, девушка вышла обратно и хмуро посмотрела на разворачивающуюся картину. Причину, видимо, нападения на господина, Эшли не знала, так и не стала ничего говорить, скармливая одно из яблок Гюнтеру. Она ни при каких обстоятельствах не станет сомневаться в правоте Робера, поэтому и сейчас была уверена в том, что господин прав. Безоговорочно, не сомневаясь в нём ни секунды.

Цитата Shollye ()
- Как вы там говорите? Покойся с миром?!- Издевательски произнёс француз и толкнул облитую девушку в костёр.


А вот от такого девушка ахнула и дернулась, резко опустив лицо.

/теарт одного актёра, блин..)/
хоть кто-то?


Обожаю доставлять неприятности, не запрещённые законом.

Сообщение отредактировал Kapitel - Среда, 26.08.2015, 01:22
 
Brook
Охотница
Дата: Среда, 26.08.2015, 20:59 | Сообщение # 978
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

Таверна – улицы города – поместье де Сабле>

(ВЕЧЕР К НОЧИ)




Якоб Александр (Альтаир) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси) (Дезмонд)

Джасим (Оливер)

Мира Наир (Кьяра) – Робер де Сабле – Эшли (Лим)

Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)

Адэвале (Радун)

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– Гарсив? – хрипло, едва слышно вопросила девушка, испуганно, растерянно моргая на человека перед своими глазами. Что-то здесь было не так: цвета, запахи, – все не знакомо, не как дома.

Прикосновение заставило Аялу вздрогнуть. Взгляд прояснился, она ахнула и шарахнулась в сторону, едва не перевернувшись назад вместе со стулом. Перед ней был не муж.


Простецкий на манеры рыцарь тоже отшатнулся от вскинувшейся лани. Отдёрнул руки, сжав пальцы в кулаки в знак "Видишь мои ладони? Я не касаюсь тебя". Отстранился задумчиво:

– ...Не бойся, я не обижу. – чуть наклонил голову, заглядывая в странно перепуганное лицо девушки всё тем же ровным курлыкающим говором арабов.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Его арабский звучал так чисто и ясно, словно незнакомец с рождения говорил на нем, но внешность его выдавала. Он точно был не из этих мест. Такой белокожий, светловолосый, с необыкновенными... бирюзовыми глазами... Эти глаза... Аяла их знала, но не могла вспомнить, где же их видела.

Она засмотрелась куда-то сквозь его глаза, и Якоб машинально свёл брови, покосясь на нее ответно, словно сам увидел что-то подозрительное уже в её глазах.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Сколько прошло времени? Минута? Две? Пять? Девушка молчала, ресницы ее подрагивали, она испуганно взирала на чужестранца, что поймал ее за хрупкие плечи, спасая от падения. Память восстанавливалась медленно, неохотно, подбрасывая разрозненные кусочки воспоминаний, которые не желали соединяться в целую картину.

Поводил ладонью перед её лицом, возвращая внимание своей знакомой «сюда и сейчас».

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Опомнившись, девушка схватилась ладонями за свое лицо. Оно было открыто, и, хотя это допускалось среди женщин ее народа, Аяла чувствовала себя неуютно под пристальным взглядом чужого ей человека. Чего от него ждать? Опасен ли он? Зачем привел ее сюда? Чего хочет? Все эти вопросы тревожили, заставляя сердце выпрыгивать из груди.
Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Его арабский звучал так чисто и ясно, словно незнакомец с рождения говорил на нем, но внешность его выдавала. Он точно был не из этих мест. Такой белокожий, светловолосый, с необыкновенными... бирюзовыми глазами... Эти глаза... Аяла их знала, но не могла вспомнить, где же их видела.

Удивление в её глазах насторожило Англичанина. Он не сразу понял, о чём её удивление, и стушевался сам. Что ответить? Правду? Он помедлил, но отозвался так:

– Не удивляйся. У меня был ...хорроший учитель. – почти не солгал, налёг на локоть в стол, – Нашёлся один болван. – отшутился праздно от её, кажется, подозрений. Поставил локоть на стол, – Деньги..., – провёл языком за щекой по зубам, – убеждают лучше кнута. – цокнул со знанием дела Тамплиер.

Как раз поднесли на бедном подносе печёное простое мясо, миску запеченых овощей и кувшин вина.

Якоб успел ладонью заслонить лицо девушки от трактирщика, многозначительно растянув ему улыбкой в немой знак "Это женщина моя, глаза прочь". Спроваживая любопытного:

– Аллах с тобой, дрруг мой. – и убрал руку от девушки, когда тот скрылся за шторкой.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Свое имя Аяла называть не собиралась. Пускай, сидя здесь, наедине с незнакомым мужчиной, она уже и так нарушила кучу законов и правил, за что ее вполне могли высечь или закидать камнями, единственное, что оставалось у нее ценного, так это имя. Имя, которое мог знать только муж, и те, кому муж позволит знать имя жены. Поэтому первый вопрос она просто проигнорировала.

– Я не знаю, кто ты такой... – осторожно ответила девушка, облизывая пересохшие от волнения губы. – Чего ты хочешь от меня? Зачем привел сюда? – решила сразу же расставить все точки над "и". Возможно, незнакомец хотел отблагодарить Аялу за доброту, а может... хотел потребовать большего. Его мысли были ей неведомы, поэтому, девушка держалась настороженно.

– Ни я прривёл тебя сюда. – наконец, стал ублажать её тревожное любопытство. Сунул пальцы в миску с кусками мяса на кости да принялся привычно обдирать, но не есть – складывал в миску, – Это Ты напала на меня. – в шутливое обвинение указал на неё ободранной костью и потряс, – …Напугала. – сообщил, глянув на неё, но улыбнулся, подшучивая над ней.

– Меня зовут Якоб, а ты упала в обморок. – констатировал факт, не становясь серьёзным.

Взял миску из-под живительной воды, которой минуту назад привёл в чувства безымянную девушку, допил и туда стряхнул половину содранных кусочков мяса. Туда же с другой стороны свалил и овощей:

– Ешь. – пододвинул миску к ней и подмахнул, решив, что это был голодный обморок, – Так у тебя есть имя, …Женщина? – глянул умно на голую кость и присосался обгладывать ее, решив про себя звать спутницу так или иначе, пока она не назовёт какое-то другое имя, пусть и не настоящее.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Стараясь не показывать Якобу свое горе, Аяла отвернулась, слушая рассказ о том, как она сама напала на бедного чужеземца. Но, кажется, он был достаточно наблюдательным человеком, чтобы заметить едва не пролитые слезы. Протянув ложку с едой в сторону Аялы, заставляя ее поесть, Якоб поинтересовался о том, что с ней случилось, обидел ли ее кто-то, или, может быть, избил?

В очередной раз удивляясь такой учтивости от чужого человека, Аяла печально на него взглянула, чуть всхлипывая и шмыгая носом.
– Я... потеряла свою семью... И... эта утрата... Она... невыносима... – выдохнула девушка, роняя слезы на полы накидки.

Увлечённый прежде трапезой, Якоб отозвался на женские слёзы. Краем глаза подметил, что одежды девушки перепачканы, а она всё слезки тайком подтирает. Приметил и на щеке кровавый мазок:
– ...Он обидел тебя? – спросил он вдруг и прямо, – Тот мужчина, что был с тобой. – пояснил с подозрением, перетирая на зубах осколок кости.

Это и был ему ответ. При беглой оглядке девушка выглядела избитой, хотя и синяков ...пока не проявилось. С чего ещё «не голодной» Женщине падать в обмороки. Обидев женщину однажды сам, он отозвался на это раздражением. Всколыхнулось и своё...:
– ...Или ты падаешь в обмороки, потому что «солнце напекло»? – дал шанс «увернутся», – Ешь, ...Женщина. – настоял Англичанин, подмахнув на тарелку.

Развернулся к столу, взял её ложку:
– Похоже, силы тебе ещё понадобятся? – глядел на неё внимательно, выбирая из её тарелки ложкой всякого. Подтянул к себе локоть другой руки и, опершись на него, свесив кисть со стола, – Давай, ...Женщина. Или ...я тоже останусь голодным. – терпеливо поставил ультиматум и направил ложку, держа и эту свою руку локтем в стол. Заглянул в лицо девушки, – Ты ведь ни так жестока, чтобы оставлять доброго человека голодным? М? – чуть задрал бровь, щурясь бирюзой в щёлочки светлых ресниц. И в животе его заурчило, требуя чего-то большего, чем просто кость.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Вопрос об имени заставил девушку отвлечься от своих мыслей и от ковыряния похлебки. Якоб желал знать, как ее зовут и это заставляло Аялу нервничать. Щеки ее слегка раскраснелись, но внешне она оставалась спокойной.
– Зачем тебе мое имя? Мы вряд ли когда-нибудь встретимся снова, оно не представляет для тебя никакой ценности. Я тебе не принадлежу, и ты мне тоже, поэтому, пусть все останется как есть... – проговорила Аяла тихо, но твердо и как раз вовремя опустила взгляд, потому что из-за шторки вновь показался трактирщик, видимо желающий получить деньги за еду и вино.

Она не назвала своего имени, а он не стал давить. Всё же, они друг другу чужие, да и у неё своя жизнь. По здешним нравам женская доля ещё мрачнее женщин в христианских королевствах. А его собственная судьба – слишком туманна.

– Кстати. Люди в этой таверне считают нас женихом и невестой. – поставил её перед фактом между делом, решив, что нужно предупредить, – Первое, что пришло мне в голову. – объяснился беспечно.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Взяв ложку и собираясь всё же опробовать еду, чтобы не обижать Якоба, Аяла тут же выронила ее обратно в тарелку, услышав, что этот наглец представил ее всем как свою невесту. Едва лишившись законного супруга, она тут же снова стала невестой?! Нет... так не бывает.

– Рраспутницей... тебя не сочтут. – пообещал, ожидая, когда же барышня перестанет капризничать, – Если возникнут тррудности, скажешь, что я был недостойным человеком ...и твоя семья отказала мне. – улыбнулся спокойно и заглянул в её перепуганные глаза, – Твоя честь не постррадает. – и подтолкнул ложку, напоминая про еду. – ...Хоррошо? – качнул ложкой, напоминая о её присутствии у её губ.

Собственно, голодный рыцарь думал уже "ну как хочешь", опустив глаза. Уже собрался сам облизнуть ложку и подтянуть к себе ее миску... Едой нельзя швыряться, когда она есть..., к тому же краденая, ибо денег у него – ни монеты. Но девушка отпустила гордость или что это было.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– Моя семья тебя бы точно не приняла... – чуть улыбнулась Аяла на слова своего собеседника, но тут же поняв свою грубость, поспешно добавила, – Но, я уверена, женщина из твоих земель посчитала бы за честь стать твоей супругой...

Реакция девушки на их статус была умилительна:

– Это оскоррбительно, вообще-то. – посмеиваясь, подметил он, – Но..., ты пррава. – отдав ложку в её робкие пальцы, Капитан Тамплиеров, наконец, склонился над своей тарелкой, – Ни только твоя отказала бы... – сокрушенно качая головой с улыбкой, набрал ложку овощей вперемешку с мясом.

Покашлял в перемотанный кулак и облизнул ложку. Раньше домашние бы переживали, если бы его отвергли сваты, но к сегодняшнему это было совсем ни к чему. А вот ел светлобровый Англичанин с аппетитом, даже очень.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Глядя на чужестранца перед собой, Аяла никак не могла понять, почему он, без возможности когда-либо стать своим в этих землях, ведет себя так расковано, так открыто... И что более удивительно, так искренне печется о какой-то оборванке вроде нее, а именно так себя сейчас и чувствовала Аяла. Это было странно... и удивительно. Кажется, она все-таки сделала право дело, подарив ему свой платок.

– Тебе есть куда пойти? – вдруг спросил Якоб, нажевывая. Взял кувшин, обхватив ручку пальцами, и прилично отпил. Утер пушок усов.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
На предложение о доме, Аяла отрицательно покачала головой.
– У тебя, кажется, доброе сердце... Но... ты и так уже достаточно для меня сделал, я не могу принять большего... И не могу войти в чужой дом... во всяком случае, не сейчас... – вздохнула девушка. Законы приписывали ей хранить траур, пока она не найдет в себе силы и желания жить дальше.

– Спррашиваю, потому что, – чуть наклонился к ней, нашептывая, – ...возможно, я единственный, кто может прредложить тебе убежище. – предлагал прямо. И дождался от неё честности. Вздохнул на её слезы, глянул прищуром в сторону, – *Ох, Господин бханиться, навехно, будет...* – подумал-подумал, да улыбнулся, – Ладно, Мокрроглазка, – выпрямился Якоб, чуть хлопнув ладонями по столу, готовый продолжить в путь, – ррешай. – встал и протянул ей руку, – Улицы? ...или тёплый большой дом? – развернул приглашающе ладонь.

Не вовремя пришёл трактирщик.


Якоб повёл лицом и подобрался в плечах, прикрыл лицо тряпкой, что отдала ему эта Большеглазка.

Трактирщик был подозрителен и недоверчив.

Безденежный Христианин кашлянул и как ни в чём не бывало стал шарить по себе в поисках отсутствовавшего кошелька.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
Воспользовавшись этим замешательством и тем, что Якоб отвлекся, Аяла, накинув на голову накидку, нырнула под полы занавески, очень быстро пробираясь сквозь шумный зал к выходу.

Приметил, как девушка буквально сбежала от назревающей драки:
– *Мудррое решение...* – кашлянул в кулак, поднимаясь с места, – Я... оставил его в сумке. На седле. – указал в сторону двери, провожая девушку в столб уличного света, – Схожу за ним. – кивнул, пряча бирюзовые глаза.

Но его не пустили, толкнули в плечи и сдернули с его лица сначала тряпицу, а потом и тюрбан:
– Невееееерный? – разоблачили светловолосого Англичанина.


Привычный шум от голосов праздных посетителей стих, словно волна, опавшая на скалы.

Со стульев и скамеек в углу таверны повставали стражи, чьё дежурство завершалось вечерним кувшином вина, прежде чем они вернутся к своим ворчливым женам, недовольным низким жалованием и запахом вина. Их было трое в смене в этом квартале.


На этот раз ему не извернутся. Якоб это понимал, но не хотел сражений. Однако весть о том, в городе укрылись лазутчики христиан, ветром разнесётся по святому граду, и тогда не просто будет и ему и его товарищам. Ему придётся пролить кровь всех, кто был в таверне в этот час. А было людно.

Стражи не оставили свой долг и вынули мечи, подступая к светловолосому христианину.

Якоб был безоружен. Свой меч он оставил укрытым на седле, но были в сапогах ножи, да только их ещё достать…

Кто-то сделал выпад в сторону вражеского лазутчика, но это был лишь отвлекающий манёвр. Со спины нанёс удар другой. Неверный был нужен им живым.

Тамплиер успел развернуться на лязг доспех, но удар в грудь шёл твёрдо. Он успел только защитить ещё недавнее ранение, да откинулся спиной на стол позади себя. Кувырнулся и рухнул на пол, покатясь к стене.

Страж последовал за ним, раскидывая мебель на пути. Его товарищи, что разошлись из-за его спины, замыкали круг, чтобы окружить христианина, что корчился от боли на полу.

Вздох застрял в груди Англичанина от боли в рёбрах. Поджимая локти, чтобы не тревожить сломанную прежде кость, перевернулся на спину. Откровенной была боль в выражении его лица. Склонившихся над собой стражей он едва мог различить в мутной обморочной пелене.

Пока поверженный противник пытался собраться с силами и ясной мыслью, один из стражей полез в свои штаны под щиток доспеха, чтобы выразить своё презрение к Неверному. Тёплая струя осыпала пленника тёплой россыпью брызгам.

Известный приторный запах мочи вызвал резкий приступ тошноты, Якоб дёрнулся в попытке увернуться. Отвращением скривило бледное лицо под светлым пушком щетины. Противно изогнулись брови, дёрнулась губа. Якоб сплюнул и мотнул намокшим петушиным хохолком волос:


Буря негодования и гнева поднялась в молодой израненной груди христианина. Поджав губы, он запыхтел. В кулак сжал волю и в тот момент, когда один из стражей хотел ранить его копьём, перекатился со спины на бок. Подался назад и ухватил араба за копьё. Продолжил перекат да завалил того на пол, отбивая коленом под шлем.

Страж отпал, но на выручку ему пришли двое остальных товарищей, рассыпающихся в арабской солдатской брани.


Началась драка. Английский Капитан отобранным копьём махнул перед самым носом второго стража. Да вонзил лезвие третьему в доспех у пояса. Александру не хватило силы, чтобы пробить кованную защиту. Но противника всё же оттолкнув, выйграв время на то, чтобы развернуться к первому, снова накатить собой ему на ноги, завалить и заломить одну из ног ему в колене.

Кость хрустнула, а страж завыл. Двое других, пошатываясь и серчая, снова двинули к нему. Распинывая мебель на своём пути.

Якоб откатился в сторону, змеёй извиваясь между ножек стола и табуретов со скамьёй. Судорожно хватаясь руками за столешницу соседнего стола, поднялся. Всё то, что попадалось ему под руки, полетело одно за другим в стражей, разбиваясь о чёрные панцири доспех.

Один из стражей изловчился и между выставленных блоком рук Неверного, ударил тяжёлым кулаком тому в челюсть, отправляя англичанина на стол позади.

Якоб прокатился по столешнице, сметая собой свечи и миски с едой:


Безоружный Тамплиер не мог тягаться так просто рукопашную с кованными в доспехи воинами, что были хоть и тяжелы на манёвры, но вполне устойчивы к его выпадам. Как на зло Англичанину попадались только осколки глиняной посуды и ни одного ножа, когда вынуть свои он просто не успевал:


Билась мебель, посетители разбежались со своих мест, уворачиваясь от деревянных и глиняных осколков. Но всё решилось волей случая.

Один из двух стражей, что остались на ногах, пока их товарищ корчился от боли в вывернутом колене, ухватил копьё в две руки и хотел заколоть белого Беса...

Ухватив подоспевшего второго, чьё копьё вонзилось в стену над его плечом. Тамплиер дёрнул его за рукав к себе и подставил под наконечник копья другого стража.

И пока атакующий в замешательстве выпустил копьё из рук, пошёл в рукопашную за повершенного товарища...

...Якоб отвёл один его удар, второй, затем с вызовом задрал тому забрало шлема и бездумно врезал лоб-в-лоб. Страж пошатнулся, пошатнулся и сам Якоб, но оттолкнул оглушённого противника от себя...


Разгромленный зал таверны опустел. Посетители разбежались кто-куда по углам, хозяин таверны притих в маленькой комнатушке, служившей кухонькой с выходом на задний дворик. Тишина в зале заставила его выглянуть из страха, ушёл или нет чужак, но как раз встретился с мутной бирюзой в его глазах:


Якоб понимал, что выдал себя с потрохами этой стычкой, но ничего уже не исправить. Посетители явно разбежались и позвали стражу, которая сейчас же набежит. Но всё же, гордость и его личный бес взяли верх над ним.


– *Оставь его. Старик делал то, что был должен.* – заговорило Милосердие, скрипя зубами, желая остановить руку Тамплиера. Ассасин в теле бесноватого мальчишки сжал волю в кулак. Будь он в своей плоти, смог бы лихо взобраться по стене наверх, не проливая невиновной крови, но ни в этом больной теле, разум которого переставал подчиняться ему, затуманенный своими собственными бесами, – *Якоб. Нет. Я запрещаю!*
Но Якоб шагнул в сторону комнатушки, едва не напоровшись на копьё в стене. Тормознул. Терпеливо обогнул его и наклонился за ножом, испачканным в жире, что был скинут с одного из столов. Подобрал его и глянул в темноту подсобки, куда и сделал шаг за возмездием:


– *Ты сам виноват в своей смеррти, старрик.* – с сильным чувством гнева, Капитан карателей шагнул в темноту.

Мгновение спустя раздался крик, переходящий в затихающий хрип, затем шум упавшего тела...

Помятый Тамплиер шагнул обратно под ужас посетителей, обтирая о рукав кровь с лезвие ножа. Обвёл развороченный зал таверны и перепуганный люд, что боялся попасться под клинок Тамплиера.

Закашлялся в другой рукав, сплюнул тёмным сгустком в сторону, утрёся, да подобрав развернувшийся тюрбан с тканью для лица шатнулся на выход. Сапог что-то пнул, и Англичанин глянул вниз. Что-то блеснуло под сапогом. Он убрал его и увидел какую-то безделицу. Поднял и разглядел зажатый между пальцев крестик из золота. Даже проморгался, думая *Привиделось?*. Но это действительно был крестик, из золота:


Неужели он принадлежал христианину, который тоже был здесь? Якоб огляделся, пытаясь вспомнить, кто где сидел, но вокруг помнил только арабов и Безымянную спутницу. Он что-то примечал, кажется, шнурок на её шее, но была ли там подвеска… Прибрав вещицу в складки за поясом, шагнул к выходу, поспешая убраться.

Набитая морда побаливала, а в голове мутилось. Он вышел на яркий свет, поморщился, приглядел ведро с водой, да и окатил себя с головой, трезвея и омываясь от нечистот, которыми его и облили и обсыпали:


Оглядел улицу, утирая пушистую щетинку в поисках коня. Да вот ни задача! Удивился Тамплиер! Ни одной лошади у коновязи! Кровь схлынула с его лица.

От изумления он уронил руку от лица и вытянулся с недобрым предчувствием. Всползли светлые крылья бровей, обводя красноречивым взглядом дворик. Он бы понял, если б во дворе была привязана одна – его лошадь, но не было ни одной! Его лошадь, что оставил здесь пропала! Увёл ли кто её умышленно, как остальных? Когда Якоб подъезжал к таверне стояло у коновязи две гнедых, но видимо, всадники покинули таверну…

Английский Капитан обернулся и увидел на месте своей лошади сваленные вещи в пыль. Внутри всё ухнуло у тамплиера! Он припал коленями в землю и стал рыться в поисках самой ценной сумки, где он вёз один очень важный трофей своему господину. И слава Господу Христиан! Вещица была на месте!

Якоб выдохнул и стал спешно собирать сумки и вязанки с земли, перевязывать одной тряпицей все ручки и взваливать на плечо. В груди всё ещё так колотилось, что ему казалось, сердце сейчас выскочит.

Взвалив на себя три свои котомки, подобрал с пыли у стены и ножны со своим мечом «Михаилом» и притороченным с другой стороны ремня кинжалом. От глаз христианина не ушла пропажа чёток. Дрогнул его хмурый взгляд и ладонь зарылась в песке, откуда он взял оружие, но огрубевшие пальцы мечника так и не наткнулись ни на бусы, ни на сам крест. Найденный случайно на полу в таверне низа что не заменит ему его собственного талисмана на удачу, что был благословлён его Господом. Это очень огорчило крестоносца. Это была утрата. Впрочем, в этот миг он задался вопросом, почему вор скинул сумки, а не ускакал вместе со всем добром? Ведь явно он не осмотрел сумки и не забрал ни «сокровище», ни меч, который можно было бы переплавить. Да в конце концов охапка сухарей, что у него осталась, тоже пошла бы в прок.

Наматывая на голову тюрбан и повязывая на лицо тряпицу… Грешным делом Якоб Александр подумал на беглую Блаженную (Аяла), но отмёл эту мысль. Недолгим было это сомнение. Поправив на плече свою походную ношу, сделал несколько уверенных шагов прочь от таверны, как увидел силуэт в одеждах, в котором и узнал Безымянную! Не может быть! Она и вправду была на его лошади! Бело пятно на задней ноге выдало скакуна.

Оскорбился Тамплиер. Выдохнул.

– Стража! Стража! Вот он! Хватайте его! Христианин! – раздалось за спиной крестоносца.

Один из посетителей умудрился привести стражу с соседнего квартала и указал на Якоба. За наводчиком поспешал отряд стражей.


Закусив нервно губу, Тамплиер глянул в спину всадницы, которую как раз всё ещё задерживало что-то в пути. Тогда он с грузной ношей взобрался по тюкам к стене, зацепился за витую решётку балкона и тяжело взобрался на крышу.

Вспомнились слова Господина «Ты рыцарь! А не ассасин скакать козлом по крышам!». Усмехнулся этой иронии и грузными перебежками под тяжестью стал оббегать крюк по стенам, чтобы перехватить всадницу за углом квартала.

Обогнув беседку на крыше с оранжерей, Якоб подкрался к краю и, примеряясь, немного замешкался, да таки спрыгнул прямо на седло, ухнув тяжело за спину девушки. Лошадь дёрнулась, осев в ногах, а девушке Англичанин зажал рот рукой и:
– Хья!! – сорвал коня с места, пришпорив.

Лошадь рванула вперёд, ощутив знакомую хозяйскую управу, да не долгим делом перепрыгнула через завал одной из торговых лавок, что по каким-то причинам развалилась и перегородила обломками и раздавленными овощами проезжую улицу.

Тамплиер сердился, и оттого коня гнал по улицам через случайных прохожих, разгоняя их только хрипловатым криком.

Когда же, виляя по переулкам и узеньким уличным пролётам, он увёл лошадь в глухой закоулок и смог пустить взмылившуюся лошадь шагом, приспустил поводья.

Он был так раздражён, что даже не знал, какие слова подобрать в упрёк девушке. Отпустил повод, взял девушку под талию и без церемоний, хотя и не позволяя себе грубости, ссадил её с седла на пол.


– Так ты ответила мне на мою благосклонность, …Блаженная? – кивнул Тамплиер, указывая кивком на лошадь – на её бесстыдный поступок, оставивший его без коня в трудную минуту, – Похоже, ни так ты беспомощна, как я считал. – был грубоватый комплиемент, – Я заблуждался. – признал, не скрывал упрёка, поджимая сдержанно губы.

Хоть рыцарь и был измотан дорогой, болезнью и бестолковой схваткой в таверне, держался он по привычке статно, благородно, а сейчас ещё и строго. Уступил учениям священного писания и не стал больше браниться. Что толку с язычницы?


Терпеливо вздохнул Тамплиер, достал из-за пояса найденный кулончик и…, перекрестясь в раскаяние перед своим Господом над его головой, куда и глянул бирюзой покрасневших глаз, да на пальцах протянул девушке:

– …Этого на первое время тебе хватит. – отдал ей крестик с кристалликом и её платок, который сейчас ему заменял длинно спущенный хвост ткани от тюрбана, который он заткнул под виском, – Глупая. …Я предлагал тебе убежище и дом. – выразил глубокое разочарование.

Не дожидаясь каких-либо извинений, Капитан натянул поводья и размашисто развернул лошадь на другой путь, чтобы вернутся на шумные улицы и там слиться с толпой. Конь махнул задом, переступая звонкими копытами по мощённой камнями дороге, махнул хвостом, отодвигая девушку.

– Доброго пути. – пожелал ей с досадой и припустил лошадь тяжёлой рысью, оставляя девушку за своей спиной.

У Англичанина осталось противоречие чувство и неприятный осадок. Он даже не дал женщине возможности объясниться, ибо не счёл это теперь важным.
 
Brook
Охотница
Дата: Среда, 26.08.2015, 21:01 | Сообщение # 979
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
(городские улицы)

Тамплиер поправил ткань на лице и выехал на людную улицу.

Ему было нужно связаться с информатором. Для этого он использовал их простой и в то же время неприметный знак – красная тряпица. Она означала, что всадник является тамплиером и желает встречи. Заправил тряпицу под ремень у седла сзади, будто тряпица случайно торчит из вещмешков.

Так и пустил лошадь ровным шагом, раскачиваясь в седле и поглядывая по сторонам поверх тряпки на лице. Медлил с проездом намеренно, чтобы его успели заметить прежде, чем он покинет этот участок площади. Второй проезд может вызвать подозрения. Либо информатор сам выйдет на контакт, когда он проедет в более безлюдное место, либо даст о себе знать.

– *Только не тухлые яйца…* – просил мысленно рыцарь, готовый к разным изощрениям.

Цитата Lyna "Джасим (Оливер)" ()
Мальчонке еще не приходилось выходить на контакт самому, и он крепко призадумался. Вдруг он ошибся, и эта красная тряпочка ничего не значит? Но если это все-таки сигнал, и он его пропустит, ему влетит. Как же привлечь к себе внимание и выяснить?

Парнишка чуть отошел от друзей, подобрал камушек и запустил в незнакомца. *Недолет!* – с огорченным вздохом подумал он. С меткостью у него не очень, по крайней мере, не с такого расстояния.

Что-то шваркнуло по одеждам сзади и всадник обернулся за плечо, но решил, что ему показалось. Продолжил путь праздным путником, поглядывая безразличной бирюзой по сторонам с высоты своего седла.

Запекаясь в этих слоях ткани, Якоб вздохнул к небу. Не могло ведь быть так, что сарацины извели всех союзников Креста в Иерусалиме. Александр надеялся, что ловкости и хитрости шпионам хватило, чтобы сохранить себя в секрете и выжить. Вздохнул ещё раз, опустил взгляд, как вдруг…

Цитата Lyna "Джасим (Оливер)" ()
Мальчишки переглянулись и захихикали, подбирая камни. Когда прозвучало «три», сразу два камня угодило в цель – в плечо и в руку, и еще один в лошадиный бок. Только снаряд зачинщика просвистел над ухом мужчины мимо.

Тупая боль прострелила в плечо, заставляя мужчину повести его стороной, а затем попало и по костяшкам пальцев, благо перемотанных тряпичными наручами. Третий камень заставил лошадь оступиться и задёргать недовольно удела. Якоб, оглядываясь по сторонам в поисках хулигана, попытался успокоить животное под собой, твёрдой рукой прогладив по шее.

И вот ещё один камень… Он просвистел у виска, «укусив» его попутно за ухо, рассекая острым своим краем край его уха, едва не сорвав тряпицу.

– Тссс! – передёрнуло всадника, зажавшего кровоточащее ухо ладонью.


Отнял руку, глянул на пальцы, где тряпица и кончики были перепачканы красным и липким.

– Хулиган! Что же ты делаешь! Разве можно так? – послышался женский голос, это женщина с кувшином уличила мальчишку.

Якоб заострил взгляд и хлестнул им по толпе, обнаружив дёрнувшего с места пацана. Неужели он? Или это случайность? Всадник грозно пришпорил лошадь и рванул через ахнувшую в стороны толпу. Копытами звонко выбивал по редким камням площади, набирая ход вдогонку мальчишке.

Как бы тот не петлял, Якоб, сосредоточенно склоняясь к шее скакуна, набирал ход по мере того, как пустела улица дальше от центра города. Набрал галопа.

Свесился с седла, выставляя руку, осел ниже, да прихватил мальчишку под спину, плюхнул боком на седло. Дёрнул поводья, уводя лошадь в глухой переулок.

Держал уличного хулигана крепко под рукой. Отпустил лошадь с галопа в бег, и прошипел над ухом мальчишки:

– Почему я не должен лишить тебя руки, мелкий негодяй? – строгий и чистый арабский говор, грубо встряхнул пацана на седле, заглядывая в глаза мальчишки острой бирюзой своих капитанский глаз Якоба Бесноватого.

И только услышав нужную фразу, Якоб ослабил хватку и стянул ткань с лица:

– …И тебя брат. – отозвался на девиз Братства и выдохнул, – Неплохо, с тебя бы получился хороший лучник. -потрепав мальчишку по головёнке уже гостеприимней, похвалил за меткость, – …Знаешь моё имя? – задал контрольный вопрос, знаком ли мальчишка с приметами лейтенанта самого де Сабле.

Получив ответ, уверился окончательно:

– …Следуй за мной. Господин желает знать об обстановке в городе. Иди так, чтобы я не видел тебя. – спустил пацанёнка с седла на землю, показав на притороченный к седлу здесь же меч со знаком алого креста, – Встретимся у поместья, где живёт женщина по имени Суфь. – снова прикрыл меч сумкой, – Знаешь это место? – кивнул с вопросом.

Получив утвердительный ответ, жестом отогнал пацана прочь, сам прикрыл тряпицой лицо, захватив и подранное ухо. Поморщился и сокрушённо мотнул головой. Что за участь, всю свою жизнь и дела отмечать шрамами на теле?

– Не дал ты мне, Господи, ума и удачи… – посетовал крестоносец, покачал головой и спокойно пустил лошадь по улицам в сторону поместья.

Он знал, что за ним идёт слежка, что мальчик следует за ним, юркая то там, то здесь, потому спокойной следовал своей дорогой, позволяя мальцу держать себя в поле зрения. Но не ведал он, что следит за ним более чем одна пара глаз, и то не союзник…


Ничего не предвещало беды, но как только Якоб подъехал к стенам поместья, чёрный дым зловещей дымкой привлёк его внимание. С беспокойством он пришпорил коня и юркнул в едва открывшиеся ему на встречу ворота, лишь чуть сбавив ход. И картина, явившая себя его бирюзовым очам, повергла его в недоумение.

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
Хозяин постоялого двора и его слуги вытаскивали во двор простыни, соломенные подстилки в тканях, подушки. Видимо травили клопов огнём, Робер решил воспользоваться случаем. Он выхватил из рук слуги кувшинчик с маслом и облил ассасиншу.– Как вы там говорите? Покойся с миром?!– Издевательски произнёс француз и толкнул облитую девушку в костёр.
Цитата Kapitel "Эшли (Лим)" ()
А вот от такого девушка ахнула и дернулась, резко опустив лицо.


Зрелище, развернувшееся во дворике поместья острой болью прострелило подселённый разум. И в едином порыве недоумения, Ассасин взял над своим подопечным верх, его ногами пришпорив лошадь. Животное сорвалось с места вскачь и ураганом влетело в кострище, пока сам всадник спрыгнул с седла и сбил девушку с ног, опережая её путь навстречу языкам пламени. Они покатились по полу, сбивая язычки пламени, что успели ухватиться клещами за пропитанную одежду.

– Объяснитесь, что это значит? – зазвучал вдруг иначе голос англичанина, и взгляд его бирюзовых глаз глядел на Магистра Тамплиеров не с преданностью сына и верного слуги.

Это был сильный и независимый взгляд мужчины более старшего возраста и сильнее духом. И этот голос требовал с Магистра Тамплиеров.

Верный змеёныш обернулся Драконом, но из другого племени. И в руке его
блестело…:


Легенда Ассасинов встретился лицом к лицу с давним врагом, что и не врагом, но Главой вражьей братии.

«Я – твой враг, не желал твоей смерти…» звучали в голове Альтаира ибн Ла-Аха́да давние слова мужчины, что сейчас стоял перед ним, но прежде в его памяти – истекающий кровью на его руках в лагере Короля Ричарда много лет назад в его настоящей жизни.

Применить ли явленное его очам “Яблоко”, что так желал Робер де Сабле в своём походе на Святой Земле – было вопросом ситуации. Убить? И изменить ход целой истории и миллионов судеб, судьбы целого мира? Нет, он не должен. Не имеет право.

Частица Эдема сверкала в его руке и угрожала своим обманчиво золотым светом…

– Отступи, если дорога жизнь. – и Орёл поднял светящееся Чудо на ладони, и его кинжально-острый взгляд словно клинок глядел в серые глаза Змеи.

Тяжелое молчание, что повисло во дворике вдруг расторг свист ножей сквозь дым над стенами:


Пелена наваждения спала с глаз Якоба, и молодой Тамплиер, самый верный и преданный прежде, растерянно моргнул, оказавшись посреди двора супротив своего Господина.

На линии ненависти между де Сабле и Мирой. Он не понимал, куда из его жизни выпало целое мгновение. Судьбоносное мгновение, в которое он бросил Змею вызов. Угрожал ему, явив Сокровище Эдема, что нашёл в одной из разорённых им Сокровищниц ассасинов.

И вот воины в чёрном, не похожие на обычных ассасинов – Белых Смертей, стали спадать со стен во двор, забрасывая двух повздоривших тамплиеров дротиками.

Во двор по земле хлынула стража, вооружённая мечами, копьями и арбалетами.

Слуги поместья – простолюдины, которые были обучены тамплиерами обращению с мечом, встретили вторгнувшихся боем:



Как то и было положено по долгу, в мгновенном порыве сыновьей любви и преданности слуги, Александр бросился к своему Господину и Отцу, закрывая его спиной и оттесняя к дверце, что вела из поместья в открытый городской сад.

Он сунул Господину Частицу Эдема:

– Вам! Я нашёл его для Вас! – воскликнул возбуждённо лейтенант и вытолкал Господина за дверь, попутно врезав ему, чтобы дезориентировать на какое-то время, – Айшэ! Акра! Уходите за Суфь в дом! Спрячьтесь на окраинах! – сунул девушкам в руки поводья своего коня и вытолкал в ту же дверцу, да следом вытолкал и Адэвале, – Позаботься о них!! Это мой последний приказ!! – да захлопнул дверцу и задвинул засов…

В голове не укладывалось, что тот мальчишка оказался предателем и навёл стражу на убежище Магистра. Выругался проклятьем на ребёнка и на свою доверчивость.

Что касалось растерянной Эшли, то Якоб схватил её за рукав, дёрнул к себе и приставил свой кинжал, в другой руке держа меч под печатью Ордена с красным крестом:
– Прочь! Или я убью вашу сучку! – зашипел англичанин, отступая с заложницей, а сам ей зашептал за ухом, – Помнишь урок, Миры? – намекнул, – Как только вырвешься…, беги в дом… Там Суфь, она выведет тебя. Она знает, где укрыться. Доверься ей.

И чуть ослабил хватку, давая девушке возможность применить приём…

Эшли? чему тебя там научили, ну-ка?)))


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
MirVokrug
Охотница
Дата: Среда, 26.08.2015, 21:07 | Сообщение # 980
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 20
Статус: Offline

Награды: 0


ЦУ (ГИФКИ смотрите в личке; если кому надо - отыгрывайте сценки в привате, а потом выкладывайте отыгрыш)

ОБЩИЙ ПЛАН ДЕЙСТВИЙ ПО ОБЪЕДИНЕНИЮ

1) Одновременно сейчас пишут Кармелит; Эшли

КАРМЕЛИТ
- проследив за Якобом до поместья, замечает беглецов и направляет их в заброшенную христианскую церковь в бедном квартале на окраине города;
- сам начинает поднимать шум совсем в другой стороне от поместья и уводит за собой часть облавы;
- ~ …попадается в тупик и его арестовывают?

ЭШЛИ - пиши, никого не жди)))
- приём от Миры;
- убегает в дом;
- бежит за девушкой Суфь (+Айшэ и Акра);
- на них нападает стража, но Странная женщина помогает им (отыграть можем отдельно, это будет мама Джасима)
- и объединяется с Джасимом, который уводит Робера и Ко улицами прочь;
- замечает, что по городу поднята тревога;

2) ЯКОБ
- бегство из поместья в город.

3) После поста Якоба пишут одновременно Аяла; Джасим

АЯЛА
- её сбивает с ног всадник, которого забивают в окружение;
- …? либо присоединяется как тамплиерша к Роберу и Ко, либо потом присоединится к кипишу, когда они начнут операцию по взятию бастилии))).

ДЖАСИМ
- замечает слежку за Якобом, не успевает предупредить
- перехватывает и уводит за собой Робера, встречая монаха (Кармелит), который вдруг говорит им бежать в заброшенную христианскую церковь в бедном квартале на окраине города.

4) После Джасима пишет Дамир

ДАМИР
- офигивает, что незнакомый ему араб (Назир) его узнает и натравливает на него стражу;
- убегает;
- сталкивается с беглецами и Робером, признаётся в том, что он тамплиер, ему сообщают место убежища;
- прикрывает боем бегство Робера и Ко;
- пребывает в заброшенную церквушку ко всем.

5) После Дамира пишут Назир/Мира; Робер/Мать Джасима

НАЗИР и Ко
- его перехватил Михаэль с сообщением о тамплиерах;
- организация нападения;
- выручка Миры и приведение её в башню;
- пытка пленных.
+
МИРА
- реагирует на происходящее;
- объединяется с Назиром (узнают друг о друге, что оба ассасины, возможно, даже знакомы!) и попадает как ассасин в темницу, её воспринимают как воина-телохранителя богатого человека;
- навещает арестантов, принимает какое-то решение.

РОБЕР
- реагирует на попутчиков…;
- пребывает в церквушку;
- разрабатывает план спасения священника и Якоба.
+
МАТЬ ДЖАСИМА
- ???
- организует девушек на отвлекающие манёвры в городе.


«Каждый человек – это мир, который с ним рождается и с ним умирает, под каждой могильной плитой лежит всемирная история.»
/Г. Гейне/


Сообщение отредактировал MirVokrug - Среда, 26.08.2015, 21:08
 
Brook
Охотница
Дата: Среда, 26.08.2015, 21:34 | Сообщение # 981
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
А! И ЕЩЁ!!! ВОТ ТЕПЕРЬ МОЖНО ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ НАШИМИ АРТЕФАКТАМИ!!!

ВСЕ ПОМНЯТ, У КОГО ЧТО, И КАК ДЕЙСТВУЕТ?))))


http://tv-supernatural.ru/forum/39-16120-905591-16-1432908437 [стр. 57, пост №852]

А то как-то забыли. Пусть ваши штуки отзовутся на свечение Яблока в руках у Якоба.


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
Mia111
Охотница
Дата: Пятница, 28.08.2015, 19:27 | Сообщение # 982
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83
«Мы не в силах загадывать о том, что ждет впереди.
Король может требовать повиновения, отец послушания, но запомни,
кто бы ни был государем, владыкой, ты один в ответе за свою душу.
И как бы ты ни играл, кто бы тобой ни играл,
твоя душа в твоих руках;
даже если над тобой стояли короли и ты исполнял их волю,
перед ликом Господним ты не сможешь сказать:
«Мне приказывали поступать так»,
или «Честь и достоинство тогда было не в моде» — это не будет оправданием.
Запомни это.»
(Балдуин IV)





<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим, улочки города>

(Дело к вечеру)



Монах Ангел Кармелит (Дантей Легран)


Ступал он мягкою походкой по городу святому, скрывая лик свой, внимая провиденью, отсчитывая время, что текло своим ходом незыблемо, как заведено, молитвам благостным посвящая время и внемля места святым, что внушали благого веянный трепет. Прошел сквозь рынок, вдыхая сотни чуждых ароматов, теряясь в толпе людской, да приметил небольшую умывальню, поспешил к ней осторожно, омовение совершить.



Провел часы свои под сенью храма Гроба Господня в молитве робкой.



Кувуклия, Пещера Гроба Господня, Ротонда, Храм Воскресения Господня, Подземная церковь святой Елены, Голгофа все видел он своими очами и слышал отзвук тех событий в стенах этих, внимал неспешно им, с великой благостью и вдохновением. Без сожаленья оставляя здесь мгновения, часы и дни…

Из Храма вышел он уже смеркалось, Ангел глубоко вдохнул приятный вечерний воздух, улыбнувшись и поспешил вперед. Приметил во дворе одном красивого коня, что буйствовал, дернулся вперед, подходя к нему:

- Ему больно! Тише… тише, - поймал его по узцы, приближаясь, поглаживая шею, как вдруг во двор влетела свора собак и лошадь со всадницей. Она смотрела на него свысока надменно, стянула платок с лица и проронила, изучая его перед собой:

- Подай воды мне, - голос ее звучал прохладно.

Ангел оглянулся в поисках воды, зачерпнул ковш и подал ей без слов, молча, разглядывая Госпожу, касаясь ее лошади, успокаивая животное и себя заодно. С кивком легким принял сухую благодарность, сделав шаг назад, глядя, как лошадь уносит наездницу, сам вышел он из двора, продолжив путь свой.



Не став тревожить никого появлением своим, устроил он ночлег на окраине града на небольшом холме вдали от людных троп. Ночь мягко укрывала своим одеялом земли, Ангел устроился на еще теплой земле, засыпая с молитвой на ночь, но странные образы теснились в его голове, от которых не мог он избавиться. Они окутывали его, словно, сладкий сон, не желая уходить. Монах приоткрыл глаза и принялся разглядывать звездное небо над головой, что служило ему крышей. В полудреме он видел среди звезд силуэты, что рассказывали свою чудесную историю, сродни сказки.




Вначале проступили кони, что ходили вокруг друга, а следом и два всадника, занятые беседой, что доносилась ветром до его слуха:
- Мы только познакомились! Я поймала его взгляд и прочла в нем что ему уготована жизнь очень долгая и интересная. Вот и все... С Вами хорошо обращаются?
- Даже лучше, чем я того заслуживаю. А с вами?
- Настолько насколько способны...
- Сожалею...
- Вы тут ни причем...
- Уверен, Вы тоже...
- Надо быть сильными и верить в добро. Не так ли...





Силуэты исчезли, погребенные под пеленой сна, но покоя не могла найти вторая душа, что стремилась к своей половинке.











Ангел Кармелит
© Mia111



Проснулся Ангел на восходе с молитвой на устах, не в силах объяснить, что видел он аль было это сном. Ответа не было в его думах, а потому продолжил путь свой, съев краюшку хлеба, запивая водицей.

Продолжил путь свой через город, замер отчего то пред каменоломнями Соломона с тоской вглядываясь внутрь, будто раздумывая о чем-то, прислушиваясь к гласу внутреннему, но путь продолжил свой. Солнце медленно клонилось к закату и решил Ангел сделать привал прежде чем продолжить путь свой. Сделал небольшой глоток воды из бурдюка, подтянув к себе небольшую суму, что сопровождала его в странствии, осторожно перебирая небольшое количество вещей, что лежало внутри, сомкнулись пальцы его на чем-то незнакомом. Ангел чуть сдвинул темные брови, доставая неведомый ему предмет и шар золотой предстал пред его очами.

Он покрутил его, не понимая и вдруг резкая боль пронзила голову его, будто стрелой. Перед глазами замелькали образы двух мужчин, что сошлись в схватке и женщин двух, что подле были, не в силах их разнять, остановить и отрезвить. Зрачки закатились с тихим всхлипом, он упал ничком на землю, выронив из ослабевших пальцев злато яблоко, пытаясь восстановить перехваченное дыхание, схватившись за грудь, будто пробуждая кого-то внутри себя от долгого сна. Мгновения часами стали, но боль ушла и сел он, прислонившись к древу в бессилие своем, сжав пальцы вновь на странном предмете, едва поднял и отпустил в суму. Потирая переносицу, силился вспомнить те лики и местность, что вокруг была.

Узнал заброшенные окраины и поспешил туда, предчувствуя беду неминуемую, слыша тихую мольбу о помощи.

Цитата Ангел-Я «Гарсив» ()
Не успел… не успел воин отвести удар в шею… кровь брызнула изо рта, пачкая и лицо брата, что было так близко… ослаб… закряхтел…ноги Гарсива подкосились, а меч он выронил, и тот упал наземь в пыль.

Цитата Ангел-Я «Ессения» ()
Эггси… - это уже была Ессения, у неё не было времени на долгие разговоры, поэтому она просто сказала, - спасибо за тот браслет. Он клёвый! – на этом глаза этого человека закрылись, а рука его безвольно упала в ту же земельную пыль, куда до этого и его меч…

Цитата Strangerous «Эггси Анвин» ()
- Нет! Нет! Нет! Не смей умирать! Не умирай! Пожалуйста! Чёрт бы тебя побрал! - тряс за грудки воина Анвин. - Господи... Что же я наделал?! - осев на землю, рядом с умирающим, Эггси окровавленными, дрожащими ладонями утирал слёзы, размазывая кровь по своим щекам, не в силах удержать боль и горе молодой вдовы, которое рвалось наружу хриплыми рыданиями и вскриками.

Цитата Strangerous «Эггси Анвин» ()
Предсмертные слова Гарсива, стали для Эггси последней каплей. Внутри него была Ессения, а значит, вместо одной жизни, он загубил две. И оба не заслужили такой смерти.


Отстрочить это было не суждено ему как он не старался, поняв, что пробил гонг и нет возврата ныне, Ангел остановился резко и внезапно, сменив направление, в голове эхом бились чужие слова:

*Произошедшего уже не изменить сейчас…*

Остановился он пред домом, не решаясь войти, но толкнул дверь, погружаясь в ослепляющий свет…

Очнулся Ангел посреди улицы рядом с повозкой и арабом, что ругался кажется. Монах огляделся, пытаясь понять где он и что произошло. Повозка перегородила половину развилки, не давая никому проехать. Взгляд его зацепился за всадника (Багир), что выругавшись, направил коня в другую сторону. Он проводил его взглядом и стало спокойнее, кивнул вознице, отступая с поклоном.

*На помощь ей* - проскользила в голове чужая мысль, но путь продолжив свой оказался он пред стенами кладбища, что раскинулось за городом, в необъяснимом желании проститься с кем-то. Того кого не знал он даже, по пути нашел он на веревках белый халат и тюрбан, чтоб незаметным быть в усыпальнице, куда вела его дорога.

Цитата AlterEgo ()
Имам (???) уже ждал их на месте. Этого священника Назир не знал прежде, но не предал значения. Это был участок, который Назир давно выкупил под своё семейство, чтобы в случае своей смерти, место уже было и для него, и для остальных, когда их время подойдёт. Они спустились в глубины усыпальницы по каменной лестнице:


Он задержался у входа, не зная точно правильно ли поступает, но его поторопили и он вошел, встав рядом с могилой в некоторой растерянности, не зная, что следует делать, но подсказал внутренний голос и нужные слова полились сами. Родственники ушли и он остался один с телом один на один с сожалением глядя на молодого мужчину, но как не хотел бы Ангел его воскресить, ему то было не под силу. Он несколько раз прикладывал руки свои, но ничего не происходило, Господь не давал ему разрешения и благодати своей. Отошел от гроба он в бессилие своем с тяжелым сердцем, но мог он сделать лишь одно теперь для этого человека, ведь видел символ своей веры на нем и несправедливым считал похоронить его по чужим законам.

Вернулся со вздохом, подходя ближе, читая Псалмы неспешным строем, как то положено было по обычаям веры его. Псалмы плавно переходили в молитву:

«Миром Господу помолимся.

О свышнем мире и о спасении душ наших Господу помолимся.

Помолимся Господу об оставлении согрешений скончавшегося, да незабвенна будет память о нем.

Помолимся Господу о упокоении, мире и доброй памяти всегда незабвенного раба Божия.

Помолимся Господу, чтобы Он простил ему всякое согрешение, намеренное и ненамеренное.

Помолимся Господу, чтобы он мог без осуждения предстать перед страшным Престолом Господа славы.

Помолимся Господу о тех, которые плачут, скорбят, ждут утешения от Христа.

Помолимся Господу, чтобы скончавшийся был избавлен от всякого мучения, скорби и душевных страданий и был вселён там, где всё исполнено света Лица Божия.

Помолимся, чтобы Господь Бог наш упокоил душу его в месте светлом, радостном, мирном, там, где праведники пребывают.

Помолимся Господу, чтобы он вступил в среду Авраама, Исаака и Иакова.

О избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды Господу помолимся.

Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатию.

Испросив милость Божию, Царство Небесное и оставление грехов тому и себе самим, поручим Христу Богу друг друга и всю нашу жизнь. Тебе, Господи»…


Вознеся все молитвы, покинул он стены усыпальницы, возвращаясь в город с тихой скорбью своей, которой вторил глас второй едва слышный и приметный. Тревожно, вглядывался он в будущее, лишь ясная мысль будто молния мелькнула в голове:

*Их следует найти…*

А дальше он не понял, что произошло, внезапно боль вскипела изнутри, будто разрывая голову на части, он жадно вдохнул открытым ртом, сгибаясь пополам, в отчаянии немом, сделал в сторону шаг в стремительной попытке найти опору, но не успел, взор потемнел его и он упал посреди дороги в пыль без чувств.


 
Mia111
Охотница
Дата: Пятница, 28.08.2015, 20:01 | Сообщение # 983
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83


монах Ангел Кармелит
© Mia111


Ангел едва заметно пошевелил рукой с тихим выдохом, медленно перекатив голову из стороны в сторону, разметав темные волосы по подушке. Грудь вздымалась, а дыхание все еще было тяжелым, легкий жар не покидал его тело, осознание возвращалось плавными волнами. Он чуть закашлялся от сухости во рту еще не до конца, придя в себя. Запахи что улавливало обоняние были незнакомы и от того было неуютно. Он распахнул глаза с трудом одновременно дернувшись вперед. Зрение будто пульсировало, расплываясь, но вдруг он явно увидел напротив ту Госпожу, которой подавал воды на днях. Пить захотелось еще сильнее, он беззвучно приоткрывал рот, пытаясь что-то сказать, и облизнул едва послушным языком собственные губы, как будто наждаком прошелся. Поморщился и посмотрел на Незнакомку выжидательно, пытаясь вновь что-то сказать.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


Она сидела рядом с ним с тех пор, как привезла его в свой дом. Время от времени меняла холодный компресс, что лежал на его лбу, чтобы сбить жар, и протирала открытые участки его кожи полотенцем смоченным в холодной воде.
Он пошевелился и она попыталась остановить его резкий подъем, - Тише, тише, не так быстро, постепенно, - положила ему под спину несколько подушек. - Как себя чувствуешь? - спросила незнакомца, - и как твое имя? - подала ему чашу с водой, чтобы он мог промочить горло, - осторожнее, небольшими глотками.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


Он жадно прильнул к пиале что подали ему, задев ее пальцы своими, но жажда была сильнее того, чтобы он заметил это. Прикрыл глаза, пытаясь унять пульсирующую жажду внутри. Допив до дна, отстранил чашу от лица, упираясь на подушку вновь, откинув прядь длинной челки кивком головы: - Примите благодарность, - чуть приподнял уголки губ, - Господь послал мне Вас, - огляделся по сторонам. Покои были роскошными и броскими для монаха-аскета, неловко стало ему, что его нога ступила под сень такого дома, - прошу простить меня за ваши хлопоты, - вздохнул с надеждой робкой, - Ангел - имя что дал Господь вместе с новой жизнью. Скрывать кто он было бесполезно, его раздели до белой длинной рубашки, что была под рясой, а значит видели и крестик православный и скапулярий, что носил он. Поднял осторожный взгляд он: - дозвольте мне узнать и ваше имя, чтоб знать кого в своих молитвах возблагодарить, - он замолчал, внимая речам ее.





Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


- Моё имя Изабелла, - представилась, - ты, вероятно, голоден, - сделала предположение, - я распоряжусь об ужине, а пока, как на счёт фруктов? - поставила перед ним чашу с ягодами и фруктами. Оторвала виноградинку и поднесла к его губам, смотря на него пристально.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


Под ее взглядом монаху не привыкшему к обществу людскому, тем более женскому неловко становилось, вызывая смятение внутри. В раздумьях о соблазнах и доброте людской терялся, боясь обидеть невежеством своим Госпожу из благородных, он принял дар ее, вкусив от плода что мог ему запретным стать. - Госпожа, не стоит хлопот и изменений в доме этом. Его покину я, что б не навлечь беду на сень его. Заверить смею вас я не преступник, моя лишь вера различает нас и жизнь, что отдал я Господу. Пришел с поклоном к местам святым и если воля Господа сложить на плаху и голову мою, то будет так. Вам лучше заявить и не рисковать покоем в этом доме, - кротко опустил взор.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


Она улыбнулась, - Тебе стоит восстановить силы, переночуешь в моем доме, отдохнешь, и если захочешь, то утром покинешь мой дом. Бог един, различно лишь имя его в верах разного народа. Я не считаю это преступлением, - смочила в тазике полотенце и подсела к Ангелу поближе, принимаясь смывать с его лица пыль дорог, - я не укушу, - улыбнулась, противная его щеки, скулы, шею.





монах Ангел Кармелит
© Mia111


Смятение усиливалось его, но голову склонил: - быть по сему, - дал свой ответ, поднимая взор свой на нее, смутившись вновь и отшатнулся от рук ее с непониманием во взгляде он вопрошал: - Госпоже не стоит пачкать руки и ... - продолжить он не смог как объяснить ей что прикосновения такие можно и изъяснить иначе, хотел он верить в доброту людскую, натянул покрывало повыше.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


Изабелла улыбнулась робости своего гостя. Смочила вновь полотенце, отжав лишнюю влагу, продолжив умывать его. Взяла в ладони одну его руку, смывая и с нее дорожную пыль. Протерла с тыльной стороны, ладонь затем, потом запястье. И так же поступила и со второй его рукой. - Отдыхайте и не забудьте об ужине, - Изабелла поднялась и вышла из покоев, что отвели гостю. Туда пришли слуги, забирая тазик с водой и использованные полотенца. А после, две служанки принесли ему в покои ужин на двух подносах. Поклонились и удалились.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


Он медленно следил за ее действиями и стремлениями, что казались ему странными, вздохнул, понимая, что уйти сейчас все равно не сможет, но тревога не покидала, а поведение ее тревожило. Он молча, стараясь не смотреть на нее кивнул: - Благодарю и хранит Господь вас за доброту. Он будто оберег произносил все это ей в след. Устало откинулся на подушки, прикрыв глаза, стараясь разобраться в произошедшем, смятение ему ответом было. Он проследил за слугами, что уносили тазик и полотенца. Взглянул на подносы что ломились едой, но остался верен своему посту, ограничившись водой прозрачной и свежим хлебом. За ним пришли, не слушая и увлекая за собой. Прошел сквозь покрывала, и оказался он в купальне небольшой. Он замер в нерешительности. Без сомнения ему стоило смыть с себя дорожную пыль, но останавливало что-то. Решив, что проявит он неуважение, снял длинную рубаху и скоро чуть не поскользнувшись присел в теплую воду, что доставала до груди. Опустился вниз в трудом, промывая волосы, как вдруг услышал он голоса чужие, вынырнул и увидел слуг и служанок. Подступила паника, затравленным зверьком мгновений пару смотрел по сторонам, ища поблизости одежду, но ничего не попадалось. Тогда он указал на ткань, что держал в руках к нему ближайший слуга, едва его закрыли от остальные, поднялся монах почти рывком вырывая ткань и оборачивая вокруг талии своей, подхватив с полу свои одежды, проследовал в комнату, что отвели ему с позволения хозяйки.



Оделся, пошатнувшись, чувствуя усталость. Прилег и сон сморил его в тот час.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


Изабелла в покои гостя вернулась ночью. Подошла к постели, на которой он спал. Сняла халат, отложив на край кровати, оставаясь в тонкой сорочке. Устроилась на кровати поближе к Ангелу. Рукой провела по его груди поверх рубахи, чуть задевая ее снизу, поднимая к верху до груди, оголяя торс и медленно водя по нему ладонью.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


Он вздрогнул от чужих прикосновений сквозь сон, но не смог сдержать мурашек, что пробирали до костей, рывком поднялся, открывая глаза. Голова отдалась головокрушением, но увидеть ее так близко... Ангел почти отпрыгнул от неожиданности и рук ее, что беззастенчиво вопреки запретам гладили его кожу: - Вы! - глаза открылись, - но почему... зачем? - обмяк он даже как-то, потеряв опору и искру надежду. Взмахнул головой, а темные волосы вновь рассыпались по плечам, - я дал обет - добавил твердо придя в себя немного, - ему не изменю, - отрезал будто, подбирая подальше от нее руки.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


- Тише, зачем так реагировать, - чуть придвинулась еще ближе, - я не кусаюсь, - коснулась пальчиками его плеча, - ты мне нравишься. Что в этом плохого? - положила ладошку на его щеку, проведя по его губам большим пальцем. - Обет? И с женщиной ты не был никогда? - улыбнулась, еще ранее догадавшись об этом. - Знаешь ли ты отчего отказываешься? - потянула за несколько завязок на своей сорочке, распахивая её в стороны, открывая взору монаха свое тело. И вовсе сняла её, оставляя лежать за спиной. - Тебе нравится? - еще придвинулась ближе.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


Он слушал ее голос, но смысл был туманен фраз ее: - Прошу прощенья, Госпожа, понять должны вы... я благодарен вам за кров и пищу, но того что вы просите дать не в состоянии. Не могу, я посвятил жизнь Господу, - выдохнул почувствовав ее прикосновение к губам и щеке, но тверд остался в решении своем, - не был и что плохого в этом? Раз воля Господа такова не в праве спорить я, осознанный то выбор был, - взглянул в ее глаза, невольно отмечая как полураспущенные кудряшки шевелятся на легком ветерком. Застыв, следил за руками ее, что разоблачали тело, забыв дышать на миг. Дар речи потеряв на несколько мгновений, невольно он залюбовался точеностью фигурки, но вдруг как будто подзатыльник получил откуда-то, Ангел встрепенулся, отводя взгляд: - оденьтесь, Госпожа, не в силах изменить вы мой выбор, - отодвинулся на край кровати.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


- Твердость духа твоя похвальна, но разве ты потеряешь веру, если разделишь ложе с женщиной? - он отодвинулся, а она придвинулась к нему. Изабелла взяла его ладонь в свою руку и положила его ладонь на свою грудь, чуть сжав его пальчики на ней своей рукой, - не страшно же.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


- Веру не потеряю, нарушу обет, что пред Господом, я не хочу этого и не стану совершать сей проступок. На земле достаточно греха и кто-то должен компенсировать его, - отвел взгляд в сторону. Она коснулась его руки и прикоснулась к своей коже, не дав ее ему отдернуть. Он старался не смотреть и не реагировать на тепло что бегало по кончикам пальчиков: - это не изменит ничего, - смотрел только ей в глаза, - не тратьте понапрасну время со мной, Госпожа. Вокруг полно мужчин, что сочтут за честь разделить ложе с Вами, но я... останусь исключением, - мне стоит уйти и не смущать боле, вводя во грех невольно.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


- Не нужно уходить. Ночь на дворе, да и куда ты пойдешь в таком виде? Дождись утра, - руку его не отпускала, а повела ею вниз, очерчивая его ладонью свою фигуру, позволяя ему ощутить бархатистость, мягкость и нежность женской кожи. Остановила на краткий миг его ладонь на своем животике, и потом скользнула вниз, останавливая его руку между своих ножек. Ладонь его сжала в кулочек, оставив лишь указательный палец, которым проникла вглубь тела своего, - не страшно же... тепло и влажно, - улыбнулась. Приблизилась к его лицу, касаясь его губ своими в поцелуе. Уложила монаха на подушки на спинку. Скользнула язычком по его уху, и далее по шее. Задрала его рубаху вверх, оставив поцелуй на его груди, и несколько поцелуев внизу живота, одной ладонью поглаживая его бедро поверх подштаников и дернув за завязки, расслабляя пояс.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


В словах ее были крупицы правды, но бросить все готов был, чтоб пройти это испытание и устоять. Вера все что было у него, о большем он и просить не смел, а что теперь? Вздохнул сам на свое бездействие в смятении своем, твердя про себя, что это испытание, проверка веры. Однако было тяжело, тело реагировало по мимо воли, в паху тянуло запретным грузом еще едва приметно. Касания пусть и по принуждению находили отклик в нем, невольно изучая едва заметно тело скроенного иначе. Он шумно втянул носом воздух в отчаянии слепом, оказавшись внутри ее плоти, зажмурился в отчаянии своем, кусая губы, не сразу ощутив прикосновения чужие, повинуясь ее воле, откидываясь на подушки, теряясь в новых ощущениях как вдруг какая то решимость явилась изнутри, разгоняя пелену соблазна. Ангел решительно перехватил ее ладони, отодвигая их от себя, оттолкнулся от подушек, меняясь с ней местами, удерживая плечи на постели: - нет! - сказал решительно, - не бывать этому! - разжал пальцы, поднимаясь с ложа, - тебе не увезти меня с пути праведного. Подобрал с пола вещи: - уйти, так нужно, - себе под нос, - мир и покой вам, Госпожа.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


- Стой! Куда же ты?! - слезла с кровати, подхватывая халат, накидывая на плечи и запахивая наспех. - Не уходи, - остановила его, - прости, - вздохнула, - твое право не быть с женщиной, просто... ты понравился мне. Я уйду. Не потревожу тебя более, но останься до утра. Твою рясу постирали и принесут утром, - прошла до кровати, забирая свою сорочку, и покинула покои гостя. А утром слуги принесли ему принадлежности для умывания, завтрак, и его выстиранную и выглаженную рясу. Изабелла тоже зашла, - доброе утро, - чуть улыбнулась. Открыла шкатулку, что стояла в этой комнате на комоде, доставая оттуда крестик монаха и скапулярий, отдавая ему. - Доброго пути, - пожелала Ангелу.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


Он слушал молча, слов не находилось боле, с тревогой и недоверием внимал ее словам. Она вышла, а он так и остался стоять посреди комнаты, все еще чувствуя дикую усталость. Тело еще не пришло в себя после странных приключений. Почувствовав вновь головокружение прошел к кровати и присел с опаской, боясь очередной уловки. Затем прилег, но со сном боролся какое-то время с тревогой прислушиваясь к шорохам ночным, но сон сморил его. Проснулся утром, прищурясь от солнца за окном. Умывшись, поспешил одеться, проверил небольшое количество вещей, что были при нем и задумался на миг, как вошла она с улыбкой легкой. События вчерашние заставив вспомнить, Ангел прокашлялся: - Светлого утра! - следил немного напряженно за ней, принял с облегчение свои вещицы: - Благодарю Вас, Госпожа, - смутился вновь, помня наветы монашеского ордена.



Госпожа Изабелла

© Ангел-Я


- И тебе, Ангел, мир и покой, - коснулась его щеки ладонью, чтобы встретиться с его взглядом.



Приблизившись к его лицу, оставила на губах его свой поцелуй. Вздохнула, отстраняясь, - это на удачу! - сделала шаг назад. Изабелла проводила его до дверей дома, и еще какое-то время смотрела Ангелу вслед, провожая его взглядом.



монах Ангел Кармелит
© Mia111


Он вздрогнул едва их губы соприкоснулись, зная что наказание последует за сим, но что-то было в ее жесте отчаянное, будто пыталась она удержать воду, что просачивалась сквозь пальцы, отстранился он, невольно губы облизав: - прошу простить меня, - вздохнул, - так должно было быть, - сказал, склоняясь за небольшой сумой своей, - мир и покой вашему дому, - склонил он голову с поклоном и вышел из под сени дома, спеша вперед, - прощаю Вам, пусть и Господь простит, - обернулся через плечо со вздохом.

Полдня он ходил по городу, будто искал кого-то, а кого и сам не знал, делая короткие привалы из-за слабости и жара, что не желал проходить.

Присел у стены в каком-то закоулке, подальше от глаз людских, сделав глоток теплой воды, как вдруг вновь подступила тошнота, а перед глазами замелькали картинки. Увидел он младого парня, что скрючившись от боли валялся на земле, над ним склонилась стража, всполохи огня и деву рядом подле статного мужчины без волос, а следом кровь, пожар, побег.

Обмяк без сил, дыша едва заметно, сжав длань на груди своей, где под одеждой был крестик скрыт со скапулярием. Он чувствовал их боль сильнее, чем свою. Едва придя в себя поднялся он, еще шатаясь и поспешил, припоминая те места, что видел он.

Цитата Brook «Якоб» ()
Обогнув беседку на крыше с оранжерей, Якоб подкрался к краю и, примеряясь, немного замешкался, да таки спрыгнул прямо на седло, ухнув тяжело за спину девушки. Лошадь дёрнулась, осев в ногах, а девушке Англичанин зажал рот рукой и:
– Хья!! – сорвал коня с места, пришпорив. Лошадь рванула вперёд, ощутив знакомую хозяйскую управу, да не долгим делом перепрыгнула через завал одной из торговых лавок, что по каким-то причинам развалилась и перегородила обломками и раздавленными овощами проезжую улицу.

К таверне подоспел как раз увидев копыта лошади, что уносило прочь двух всадников от стражи, поспешил ретироваться от стражи он подальше, внемля голосу чужому, что шептал изнутри, поспешив следом за лошадью, воскрешая в памяти картинки следующий, с облегчением узнав, что кара сия пока отсрочена, но раунд был второй не за горами. Он перешел на бег, петляя меж домами по узким улочкам града святого, спеша предупредить друзей.
Цитата Brook «Якоб (Альтаир)» ()
Частица Эдема сверкала в его руке и угрожала своим обманчиво золотым светом…
– Отступи, если дорога жизнь. – и Орёл поднял светящееся Чудо на ладони, и его кинжально-острый взгляд словно клинок глядел в серые глаза Змеи.


Внезапно свет ударил из сумы, сбивая темп, он машинально сунул руку внутрь, сжимая пальцами злато яблоко.

*Началось* - ускорил бег, продолжая сжимать остывшее яблоко в пальцах не вытаскивая, задыхаясь. Поворот, еще один, улочка, увернутся и вот он в переулке с поместьем рядом.

Цитата Brook «Якоб (Альтаир)» ()
И вот воины в чёрном, не похожие на обычных ассасинов – Белых Смертей, стали спадать со стен во двор, забрасывая двух повздоривших тамплиеров дротиками. Во двор по земле хлынула стража, вооружённая мечами, копьями и арбалетами.


Совсем рядом бой кипел, он дернулся туда, как вдруг увидел женщин (Эшли , Айшэ, Акра, мать Джасима) и мужчин (Робер с Адэвале) из видения своего.

Перед глазами поплыло и раздвоилось в миг, он видел 2 души и образа 2 что то сливались, то расплывались, голова отозвалась болью, а в голове всплыло:

*Горгульи запоминают мельчайшие детали*

Тряхнул он головой, отгоняя странную мысль, бросаясь им наперерез, потянувшись к кресту на шее, вспомнив в видение крест тамплиерский, достал крестик христианский, показывая им без слов, тяжело дыша, продолжая бежать с мужчиной рядом (Робер), сдерживая чужие имена, что рвались на язык:

- На окраине города, по улочке вниз, есть заброшенная церковь, там безопасно, я проходил недавно там. Найдете вы временное пристанище, я помогу – кивнул в сторону поместья, - встретимся в церкви, вас не должны поймать, важнее это остального, идите! – сбоку появился еще один(Дамир), Ангел зажмурился вновь, шепнув: - Даниэль, - остальные вскинулись в сторону пришельца, но тот узнав Робера, показал ему нашивку Ордена, назвал пару имен, чуть успокоив остальных, шум битвы стремительно приближался.


Остановился Ангел вдруг, ослепленный мыслью:

*Яблоко, его с собой нельзя было брать*

Ангел повинуясь гласу, сунул в руки Дамиру свою суму, - береги ее.

Вильнул в сторону, пробегая через двор где кипела схватка, подобрал с земли несколько камней, оглядываясь по сторонам, увидев как в спину молодого рыцаря (Якоб), образ которого двоился, летит нож, швырнул камень с боку, сбивая угрозу в полете в сторону, не давая вонзиться в спину, следующая пара камней ударила по стражникам, привлекая их внимание, намереваясь оттянуть часть стражи в другое место, разделить силы противника, понимая, чем может то ему грозить, но сейчас не думал он об этом.

Ангел выскочил на центральную улочку города, где всегда полно народу было, не останавливаясь, дернул ближайшую лошадь, что запряжена была в повозку в сторону, перегораживая улицу, ущипнул коня, что взвился на дыбы, отталкивая прохожих, бросился прочь вниз по улице, слыша в догонку:

- Это он! Тот самый! Ловите его! – понеслось со всех сторон, послышался тяжелый топот стражи.

Ангел оглянулся на мгновение, откидывая темные волосы с лица, видя как его догоняет стража, свернул в переулок, рассчитывая уйти по крышам. На плечом его просвистел кинжал, монах увернулся, кинжал отскочил от стены с тихим лязгом, высекая искры из камня. Наперерез ему из одной улочки выскочили еще трое, Ангел повинуясь неведомым инстинктам, развернулся, нанося резкий удар одному из них по шее ребром ладони, что оказался ближе всего к нему, отталкивая в стену. Увернулся от второго, нанося удар ногой в подъем стопы его, сжимая пальцы сильной хваткой на его запястье, выбивая саблю из ладони, удар по рукояти ногой, подкидывая вверх его, поймав в свою руку, отразил удар третьего, увернулся, оттолкнув, свернул в очередной переулок, где приметил он днем лестницу, воздав молитву, что ее не убрали. Оглянувшись, метнул саблю в ближайшего преследователя, взбираясь шустро по лестнице. Он почти успел, как лестница полетела вниз, Ангел в отчаянной попытке прыгнул вверх, пытаясь, схватится за крышу, пальцы едва коснулись ее и он рухнул вниз, подбитой птицей, сознание теряя.



Сколько пробыл он без сознания, не знал, его волокли куда-то, ругаясь на арабском меж собой, сознание плавало, тело болело, голова раскалывалась и саднила. Сил не было, казалось, его вывернет сейчас наизнанку, хотелось пить, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. На миг, с трудом открыв глаза, увидел он расплывчато картину, не в силах даже пошевелится толком, висел он плетью промеж двух конвоиров.



Его заволокли в темницу и он отключился вновь от дикой боли, что рвала изнутри.

все-все-все


 
Kapitel
Охотница
Дата: Суббота, 29.08.2015, 21:03 | Сообщение # 984
Дух
Группа: Пользователи
Сообщений: 115
Статус: Offline

Награды: 5
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО,
Постоялый двор в Иерусалиме>

(ВЕЧЕР К НОЧИ)




Якоб Александр (Альтаир) – Робер де Сабле (Дезмонд)

Мира Наир (Кьяра)

Эшли (Лим)

Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)

Адэвале (Радун)

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
Что касалось растерянной Эшли, то Якоб схватил её за рукав, дёрнул к себе и приставил свой кинжал, в другой руке держа меч под печатью Ордена с красным крестом:
– Прочь! Или я убью вашу сучку! – зашипел англичанин, отступая с заложницей, а сам ей зашептал за ухом, – Помнишь урок, Миры? – намекнул, – Как только вырвешься…, беги в дом… Там Суфь, она выведет тебя. Она знает, где укрыться. Доверься ей.
И чуть ослабил хватку, давая девушке возможность применить приём…


Всё происходило настолько быстро, что Эшли как-то пропустила тот момент, когда Якоб схватил её, приставив оружие к ней.

- Ч-что? – растерянно спросила девушка, схватив Якоба за руку, которой он её удерживал. Смысл сказанных слов с трудом дошёл до сознания Эшли, но когда это всё-таки произошло, девушка, немного нервно сглотнув, еле кивнула головой, вспоминая то, чему пыталась обучить её Мира.

Прикрыв глаза, девушка «видела», что некогда показывала ей девушка, и повторила… «перехватив обеими руками предплечье, выкрутила руку внутрь, заведя под своё плечо. После перегибая руку нападающего против естественного сгиба, другой рукой согнула его кисть внутрь и отбираешь оружие», чувствуя себя при этом ну уж очень нелепо! Ведь силы в её действиях почти не было, и если бы не Якоб, который не пытался особо сопротивляться, то она вряд ли смогла бы провернуть нечто подобное.

- Надеюсь… У тебя всё будет в порядке, - напоследок тихо прошептала она мужчине и рванула в дом, захлопывая и затворяя за собой дверь.

Восстанавливать дыхание и успокаиваться времени не было, поэтому, не задерживаясь у двери, Эшли побежала внутрь дома, натыкаясь там на девушку (Суфь), видимо служанку, которая тоже явно куда-то собиралась, впопыхах схватив сумку и убегая. С ней также были ещё двое (Айшэ и Акра), а вот этих двоих Эшли помнила, вернее, видела, они тоже были в той процессии, с которой девушка и Робер прибыли в Иерусалим. Особо рассуждать времени не было, поэтому Эшли решила, что разумнее и безопаснее всего будет присоединиться к ним? Она лишь напоследок обернулась к закрытой двери, в надежде, что и с Господином, и Якобом всё будет в порядке. Хотя, о чем она? Они, наверняка, и не из таких ситуаций выбирались.

Выбираться из поместья все они стали через задний дворик, и некоторое время им никто не препятствовал, то есть, они ни на кого не натыкались, однако, всё не могло быть так хорошо всегда. Уже выйдя из дома, им перегородила дорогу стража, которая и попыталась их поймать:


Цитата Brook "Райхан"

Действовать нужно было быстро и стремительно, но женщина не могла вступить с пятью внушительными воинами в открытый бой. Она была всего лишь женщина, вооружённая кинжалом, не воин. Женщина, мать, тамплиер..., но не воин, больше не воин.
Цитата Brook "Стража"

Группа из 5 воинов приближалась к перепуганным женщинам, наставив на них клинки. Шли стремительно, не опасаясь от женщин сколько-нибудь серьёзного отпора. Вопли, да ногти и пинки?

Всё происходящее не могло порадовать Эшли, девушка с опаской оглядывалась, понимая, что ждать помощи не откуда и это пугало. Сжав ремень сумки, она делала неуверенные шаги назад, но и отступать было некуда. За спиной дом, возвращаться в который нельзя было. «Сумка…» - распахнув глаза, она удивлённо уставилась на приближающихся солдат, вспоминая, что в недрах её сумки должен лежать кинжал, который она всегда носила с собой.

Цитата Brook "Райхан"

Тогда Райхан вышла из своего убежища - узенькой лазейки между двух домов. Пнула и сбила ногой подпорку. От стены откатилась телега. Она врезаясь в противоположную стену и преградила рассерженным солдатам путь.

Появление незнакомки, которая встала между ними и стражей, были внезапным. Но и особо радоваться её появлению не стоило, вдруг она тут тоже для того, то бы поймать их? Поэтому незнакома удосужилась лишь подозрительным взглядом Эшли, которая подтянула сумку поближе и всё же нашла в её недрах кинжал, который и вытащила из неё.

Цитата Brook "Райхан"

- Бегите! Бегите, не медля!! - крикнула она девчушке с кинжалом.

Это подействовало на девушку отрезвляюще, также дав ей надежду на то, что незнакомка всё же не будет их ловить. Телега, перегородившая путь страже дала им немного времени. Однако, совсем немного…

Цитата Brook "Ловкий Страж"

Самый ловкий из воинов, еще не ожиревший у домашнего очага и на харчах таверн, преодолел тяжесть своих доспех и перемахнул через телегу, которую товарищи пытались откатить и дать дорогу всадникам, которые столпились за ними с гневным воплем.

Не успели они уйти далеко, как один из стражников стал нагонять их. Как-то совсем не вовремя девушка удивилась такой выносливости стражника, который в этих тяжеленых доспехах умудрялся догонять их.

Цитата Brook "Ловкий Страж"

Юноша ухватил за ткань накидки одну из беглянок (Эшли). Дёрнул к себе в руки и влепил пощёчину, бранясь арабскими проклятьями на голову предательницы. Он спутал её с землячкой из-за внешности.

А вот это возмутило девушку! Давно на неё никто не поднимал руку, из-за чего Эшли на мгновение растерялась, приложив свободную от оружия руку к щеке, по которой её ударили, чувствуя, как кровь приливает к щеке. Но опомнившись, девушка не особо грациозно взмахнула кинжалом, но Эшли была всего лишь служанкой, а против неё был опытный воин, который отойдя на пол шага назад уже выходил из зоны досягаемости кинжала, однако… Внезапно в руке у девушки что-то щёлкнуло и на её глазах кинжал вытянулся, став по форме напоминать меч. Стражник тоже не ожидал подобного, поэтому не смог увернуться и оружие полоснуло его по руке. Эшли шокировано посмотрела на оружие в своих руках, которое стало мечом. Стражник же смотрел то на меч, то на неё!

Всё произошедшее не заняло и минуты, опомнившись, Эшли развернулась и побежала дальше за тремя своими союзниками, как хотелось ей думать.

Это вновь дало им время, и в этот раз у них получилось оторваться от стражи. По крайней мере Эшли хотелось в это верить. Встряхнув меч пару раз, в нём вновь что-то щёлкнуло и лезвие «втянулось». У неё в руках вновь был кинжал. Решив подумать об этом позже, она закинула его обратно в сумку. Они бежали по улицам Иерусалима за женщиной (Райхан) и, выбегая на очередную, Эшли чуть было не сбила с ног мальчишку (Джасима).

- Простите, - сорвалось с её губ, она посмотрела на мальчишку. – Господин! – радостно воскликнула девушка и облегчённо вздохнув, подбежала к Роберу, видя, что внешне с мужчиной всё в порядке, вроде как.

Но времени на радостное воссоединение не было. В городе была поднята тревога.



Эм...?


Обожаю доставлять неприятности, не запрещённые законом.

Сообщение отредактировал Kapitel - Суббота, 29.08.2015, 21:04
 
Lyna
Охотница
Дата: Воскресенье, 30.08.2015, 05:08 | Сообщение # 985
Гений, миллиардер, плейбой, филантроп
Группа: EliteGamer
Сообщений: 1305
Статус: Offline

Награды: 17
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

Улицы города – поместье де Сабле>

(ВЕЧЕР К НОЧИ)




Якоб Александр (Альтаир) – Робер де Сабле (Дезмонд)

Мира Наир (Кьяра)

Эшли (Лим)

Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)

Адэвале (Радун)

Джасим (Оливер)


Цитата Brook ()
– Хулиган! Что же ты делаешь! Разве можно так? – послышался женский голос, это женщина с кувшином уличила мальчишку.


Маленький пакостник дернулся, привычно готовый сорваться с места, глянул на женщину, оценивая, стоит ли ждать от нее неприятностей. *Опять я крайний! А я даже не попал! Почти…* Перевел взгляд на всадника и, убедившись, что тот его заметил, нырнул в переулок.

Джасим бежал со всех ног, стараясь не попасть под копыта нагоняющей лошади, но и потеряться не пытался. Временами, когда после особенно удачного маневра цокот за спиной стихал, он оборачивался, проверяя, не слишком ли сильно отстал преследователь. Мальчишка уводил его дальше от людных улиц, где можно было бы говорить, не оглядываясь на прохожих. Только вот не рассчитал, что в отсутствие этих самых прохожих ничто уже не помешает лошади его догнать.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
Свесился с седла, выставляя руку, осел ниже, да прихватил мальчишку под спину, плюхнул боком на седло. Дёрнул поводья, уводя лошадь в глухой переулок.


- Ээй! Пусти меня! Пусти! – завопил он с перепугу, молотя кулачками по обхватившей его руке. В сжатые пальцы неожиданно кольнуло. Импульс пробежался по напряженным мышцам и потерялся где-то в области шеи, заставив парнишку мотнуть головой. Он отдернул руки, резко замолчав.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
– Почему я не должен лишить тебя руки, мелкий негодяй? – строгий и чистый арабский говор, грубо встряхнул пацана на седле, заглядывая в глаза мальчишки острой бирюзой своих капитанский глаз Якоба Бесноватого.


Джасим затравленно посмотрел на говорившего без акцента незнакомца. Точно ли он не ошибся с сигналом? Размышлять об этом поздно. Если не рискнет, ему достанется однозначно, а так есть шанс…

- Пусть тебя… Вас… ведет Отец Понимания, - запинаясь от волнения, пробубнил он.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
– …И тебя брат. – отозвался на девиз Братства и выдохнул, – Неплохо, с тебя бы получился хороший лучник. -потрепав мальчишку по головёнке уже гостеприимней, похвалил за меткость, – …Знаешь моё имя? – задал контрольный вопрос, знаком ли мальчишка с приметами лейтенанта самого де Сабле.


Мальчик чуть успокоился и вытянул вжатую в плечи в ожидании взбучки голову. Улыбнулся на похвалу старшего, довольный, что тот не сердится, но ладонь со своей шевелюры стряхнул, дернув головой. *Я не ребенок!* - чуть не выпалил он, возмущенный таким жестом, но вовремя одумался.

Внимательно всмотрелся в лицо мужчины и робким кивком ответил на его вопрос. Перевел взгляд на раненное его камнем ухо. *Все-таки попал… Ой-йой… хоть бы мама не узнала, что я кидался камнями в приемника Магистра… Зато, получается, я не проиграл! Ха!*

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
– …Следуй за мной. Господин желает знать об обстановке в городе. Иди так, чтобы я не видел тебя. – спустил пацанёнка с седла на землю, показав на притороченный к седлу здесь же меч со знаком алого креста, – Встретимся у поместья, где живёт женщина по имени Суфь. – снова прикрыл меч сумкой, – Знаешь это место? – кивнул с вопросом.


- Г-господин? – ахнул малец. *Я увижу Великого Магистра?! Ой-йоой…* - Да, сир… сэр Якоб… да, знаю, - снова разволновался он. – Доберусь туда. Меня никто не заметит, - решительно заверил старшего тамплиера, отступая от его лошади.

Джасим пропустил лейтенанта вперед, подождал, пока толпа разделит их, и припустил вдогонку, сохраняя безопасное расстояние. Он шнырял среди прохожих, стараясь не привлекать внимания. Да и кто вообще станет обращать внимание на очередного уличного мальчишку, бегущего по своим, мальчишечьим, делам? Разве что потянутся руками к кошелькам, проверяя, не исчезли ли те в подворотне вместе с пацаненком. Но, к облегчению добрых жителей Иерусалима, чужие кошельки его сейчас не интересовали.

Маленький тамплиерчик крутил головой по сторонам, пытаясь сохранять бдительность и не упустить из виду рыцаря, но то и дело отвлекался на собственное волнение. *Что я должен делать-то, когда мы доберемся? Что говорить? Мамочки, там же сам Магистр! А если я сделаю что-нибудь не так? Мне никогда не стать настоящим рыцарем… Ох, лучше бы сэр Якоб встретил маму… Она бы точно знала, что делать!* Уцепившись за последнюю мысль, Джасим остановился на перекрестке улиц. Посмотрел в след удаляющемуся всаднику и перевел взгляд на другую дорогу, уходящую в сторону. *Тут же недалеко… Я только на минуточку, туда и назад,* - мысленно отпрашивался у старшего тамплиера.

Мальчик хорошо знал дорогу к поместью и был уверен, что сможет догнать лейтенанта уже через пару улиц. Так что он на предельной скорости бросился к рынку, чуть не сбивая с ног встречных горожан. Знакомый прилавок заметил издалека.

- Мама! Мам! – перескочил через прилавок, споткнулся и шлепнулся в пыль к ногам женщины. – Тут… тут… сэр Александр… и сам… - задыхаясь после пробежки, начал он, в возбуждении не замечая, что говорит слишком громко. Спохватился, огляделся по сторонам и, виновато посмотрев на мать, продолжил шепотом: - Сам господин де Сабле! Они хотят, чтоб я им доложил обстановку в городе. А я… я же облажаюсь! – от переизбытка эмоций выпалил словечко, подхваченное от местных воришек. – Я же еще никогда… Маа… может, лучше ты? – чуть не со слезами на глазах жалобно протянул начинающий шпиончик.

Цитата Brook "Райхан"


- Джасим! - всплеснула с осуждением руками, - Что за шум?? - одернула за локоть и поставила того на тощие мальчишичьи ножки, сама припав на колени к земле. Огрубевшие от хозяйских дел руки женщины тяжело отряхивали одежды, что еще день назад с таким усердием выстирывали. Шикнула, чтобы не шумел, - А теперь рассказывай. Что за сэр? Какой Александр? - а руки тем временем пошли дальше, утирая перепачканные щеки фартучком, пропитавшимся запахом здобы.


- Ма, ну ты что! – закатил глаза он. – Совсем телевизор не смотришь новостями не интересуешься? Сэр Якоб Александр, лейтенант Магистра! Он убил столько врагов Ордена! – восторженным шепотом объяснял мальчонка. – Когда я стану рыцарем, буду как он! – гордо добавил и вдруг умолк. Его захлестнуло необъяснимое отвращение к собственным словам. *Тоже будешь убивать невинных женщин и детей?* - вгрызся каверзным вопросом червячок сомнения. Парнишка насупился. *Всё не так! Все, кто помогает подлым ассасинам, - враги!* - твердо возразил он, отметая все сомнения, и те послушно отступили, спрятались в глубинах сознания, но не ушли.

- Ма, ну прекрати, - опомнился подросток, уворачиваясь от заботливых рук женщины. – Люди же смотрят! Я же не маленький! – отступил от матери, вытер ладони о штаны и потер лицо. – Умоюсь по дороге, - недовольно буркнул он, добавив про себя: *Если будет время…*

Цитата Brook "Райхан"


- Джасим..., - с волнением воспряла она, но одернула на плохое слово, - Сколько я тебе говорила, не говори этих слов? Ты не оборванец! - строго, ведь не могла позволить ему предстать перед отцом и Магистром таким, - Послушай меня, Джасим. - заговорила она важно, - Я верю в тебя. Ты справишься. Я знаю это. - не сомневалась в силе французской крови в его отпрыске, которого пыталась воспитывать под стать отцу, но улицы часто брали верх..., - Это Твой Долг, Джасим. - выпрямила спину и подняла благородный от собственного происхождения подбородок, - Впомни все, чему тебя учили. - намекала и на иноземный язык франков, основные фразы..., и прочие навыки шпиона и информатора, - Расскажи все, что знаешь. - погладила его пухленькие щечки, - Будь отважным, Джасим. Ступай! - и толкнула его от прилавка на улицы.


- Больше не буду, - в который раз пообещал мальчишка, похлопав себя по губам, и невинно улыбнулся, но когда заговорили о деле, посерьезнел. – Хорошо, мама, - выслушав наставления, кивнул он. – Я буду отважным! И докажу, что могу стать рыцарем! – заявил воодушевленно и побежал обратно.

Джасим догнал Якоба позже, чем рассчитывал, у самого поместья. Его внимание привлекло движение на крыше. Казалось, просто тень промелькнула, но вот эта тень мелькнула снова, подбираясь по той же улице вслед за лейтенантом к поместью. Юный тамплиер хорошо знал, кто передвигается по крышам! *Ой-йой-йооой!!!* Мальчик кинулся к воротам, за которыми уже скрылся рыцарь, но увидел карабкающихся по стенам людей и остановился. В то же время сзади послышался топот. Он обернулся и увидел отряд стражников, спешащих в его сторону.

- Мамочкии, - придушенно пискнул он. *Я должен быть отважным!* - напомнил себе и, свернув с пути городской стражи, побежал вдоль стены. *Здесь должен быть другой вход!* За углом увидел двух мужчин, в одном из которых не мог не узнать своего Магистра. Он был точно таким, как о нем рассказывали! Мальчишка одернул себя – восхищаться некогда!

- Сир! – окликнул он, сбавляя темп, но в попытке затормозить вляпался в спрятавшуюся от солнечного света в тени лужу, поскользнулся, проехался немного подошвами по грязи, но на ногах устоял, упершись рукой в стену. Выдохнул и вскинул голову на Предводителя Тамплиеров. – Туда нельзя, там стража, - махнул рукой в сторону улицы, с которой пришел. – Туда! – оглядевшись, указал на один из переулков. – Я служу Ордену и Вам! Доверьтесь мне, сир, я не подведу! – скороговоркой протараторил он, на более детальные объяснения времени не было.

Цитата Kapitel "Эшли (Лим)" ()
- Простите, - сорвалось с её губ, она посмотрела на мальчишку. – Господин! – радостно воскликнула девушка и облегчённо вздохнув, подбежала к Роберу, видя, что внешне с мужчиной всё в порядке, вроде как.


- Ой! – вскрикнул от неожиданности парнишка и отскочил от девушки, хватаясь за рукоять маленького поясного ножа, припрятанного под рубашкой, но увидел мать и успокоился. Только вот откуда она здесь взялась?! – Мам?! Ты же говорила, я справлюсь, а сама пошла за мной?! – обиженно предъявил родительнице.

Цитата Mia111 "Ангел Кармелит (Дантей Легран)" ()
- На окраине города, по улочке вниз, есть заброшенная церковь, там безопасно, я проходил недавно там. Найдете вы временное пристанище, я помогу – кивнул в сторону поместья, - встретимся в церкви, вас не должны поймать, важнее это остального, идите! – сбоку появился еще один(Дамир), Ангел зажмурился вновь, шепнув: - Даниэль, - остальные вскинулись в сторону пришельца, но тот узнав Робера, показал ему нашивку Ордена, назвал пару имен, чуть успокоив остальных, шум битвы стремительно приближался.


- Я знаю, где это. Я здесь все-все знаю! Проведу такими местами, куда стража и не заглядывает! – переводил взгляд с матери на Магистра и, дождавшись подтверждения, повел своих спутников закоулками к церкви.

взрослые?




Сообщение отредактировал Lyna - Воскресенье, 30.08.2015, 13:52
 
AlterEgo
Охотница
Дата: Понедельник, 31.08.2015, 22:49 | Сообщение # 986
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 46
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

улицы города у поместья де Сабле>

(ВЕЧЕР К НОЧИ)



Белый Призрак

Городская стража

Тамплиеры и их прихвостни



…День клонился к закату. Пыльные городские улицы погружались в вечернее уныние. Закрывались торговые лавки. Люд шёл с дневных дел к домашним очагам, семьям, тревожному сну, ибо никто не знал, что им сулил день завтрашний, когда «христианский Король и его армия Неверных» чинили зло на этой Земле и приближались.

(на обзорной вышке)


Он наблюдал за поднятой суматохой на городских улицах свысока. Свысока своего величия и обзорной башни, на которой затаился.

Белый Призрак с громким именем Альтаир ибн Ла-Ахад, Орёл, сын Бесконечности. Он был везде и нигде одновременно. Сегодня, в свои 25 лет Он стал лучшим в своём поколении и, как считал, во всём гарнизоне Масиафа. Ни единой тени сомнений не было в его стальном горячем сердце. Как и в клинке его не было и жалости. Лишь холодный расчёт, не знающий жалости. Отец бы гордился им.


Ассасины знали, что однажды враг найдёт лазейки пробраться в Священный как для христиан, так и для сарацин Град. И это случилось. Он ждал этого, хотя и не надеялся.

Его клинок давно не испивал крови врагов и тех, кто считал себя хозяином этого мира и терзал простой народ своими прихотями. Тамплиеры… И вот час настал. Он прежде не видел Робера де Сабле, Магистра Тамплиеров – злейшего врага человечества, но был наслышан о нём и его прихвостнях. Подарком судьбы было увидеть Змея, воплощения греха, на улицах Иерусалима именно в этот день. Распознал Альтаир и его выкормыша, Беса из христианской Преисподней. Оба они были достойны смерти. Ни в правилах ассасинов заставлять жертву страдать, но ряди этих двух Ла-Ахад нарушил бы этот принцип. Как и множество других, если оно нужно делу.

Городская стража, точнее Назир, их брат, ассасин тайно среди сарацин, получили весточку от их информатора, но, как и следовало ожидать, эти неумехи упускали де Сабле. Назиру одному не справиться…


Малик и Кадар перекрыли тот район, куда уходил Змей, а в своём районе Альтаир наблюдал за травлей Бесноватого по городским улицам. Он разрывался между выбором оставить свой пост и взять голову де Сабле собственноручно. Он должен был. Только Он. Но и второй имел свою цену. Сколько деревень был сожжено им, сколько людей погибло в муках, сколько детей осталось сиротами…

Кончик скрытого клинка поблёскивал под манжетом, пока Убийца настигал свою жертву, загнанную в угол. Он нёс ему (Якобу) смерть…, пока братья настигали его Хозяина (Робер) и его свиту (Дамир, Эшли, Айшэ и Акра, Адэвале).

Так же от внимания Альтаира не ушли и подельники, которых Он уже примечал, как было велено примечать "подозрительных" приезжих. Стража по наводке уже вышла к их домам, где они остановились. (Джасим, Кармелит, Дамир, Райхан)…

ЦУ: Стража и Ассасины бросились с обысками и арестами в дома:
Дом Джасима и Райхан
Дом Багира
(палундра девочки и мальчик?))))


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/
 
Brook
Охотница
Дата: Понедельник, 31.08.2015, 22:55 | Сообщение # 987
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

поместье де Сабле, двор – городские улицы от поместья – площадь у рынка>

(ВЕЧЕР К НОЧИ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года)

Кармелит (Дантей)

Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)


Городская стража

Белый Призрак

Ворота на задний двор, что вели в городской открытый сад, теперь были заперты на засов. Страже придётся пройти через него, чтобы преследовать Господина де Сабле и их спутников.

Цитата Kapitel "Эшли (Лим)" ()
Прикрыв глаза, девушка «видела», что некогда показывала ей девушка, и повторила… «перехватив обеими руками предплечье, выкрутила руку внутрь, заведя под своё плечо. После перегибая руку нападающего против естественного сгиба, другой рукой согнула его кисть внутрь и отбираешь оружие», чувствуя себя при этом ну уж очень нелепо! Ведь силы в её действиях почти не было, и если бы не Якоб, который не пытался особо сопротивляться, то она вряд ли смогла бы провернуть нечто подобное.

– *Уууф…!* – пропыхтел «застигнутый врасплох» Якоб, выпуская из рук сначала кинжал, который упал в песок им под ноги, – *…Не плохая попытка. Нужно быть жёсче, Эшли. …Жёстче.* – не удержался от мысленного замечания, но должное отдал Мире, что была тут неподалёку в полной… растерянности?

Цитата Kapitel "Эшли (Лим)" ()

– Надеюсь… У тебя всё будет в порядке, – напоследок тихо прошептала она мужчине и рванула в дом, захлопывая и затворяя за собой дверь.

– …Чёртова потаскуха! – гаркнул ей в след английский Капитан, изображая выкрученное с болью запястье, что зажал у живота на спектакль стражникам с крыш, что разбегались на позиции с луками.




Английский Капитан Тамплиеров развернулся в сторону двора. Скинул тюрбан на землю, перешагнул и вынул меч, венчанный крестом его Ордена. Шагнул от ворот по коридору во двор, куда набивалась городская стража сарацин.


Странное чувство одолевало Альтаира. Словно однажды Он уже проживал нечто подобное. Это было так странно. Он и прежде верил своей интуиции и инстинктам, но в этот раз всё было как-то иначе. Он словно знал, что нужно делать, словно все его решения не были спонтанными. Возможно ли то, что Он так хорошо освоился в чужом сосуде? Его глаза видели наперёд ещё до того, как события получали ход…
– *Верь мне, мальчик.* – шепнула Интуиция.

Главной и единственной задачей Якоба было задержать их. Дать время французскому Господину уйти.

Тамплиер с досадой и разочарованием глянул мельком на Миру, которую собой прикрыл какой-то воин, который, кажется, и привёл сюда воинов:




Назир (Джулиан) – Мира Наир (Кьяра)

Он видел, что происходило во дворе, слышал, как к девушке, не схожей с Неверными, обратились «ассасин», и мельком приметил, что у девушки, действительно отсутствует безымянный палец на левой руке. К загнанной во всей этой кутерьме в укрытие, он шёл острожной поступью, снимая перчатку, показывая своё «братское увечье»:
– …Укройся, сестра! Неверные ответят за зло, что причинили тебе! – поклялся горячо араб, приветствуя её жестом ассасинов, – Братья уже вышли на их след! Альтаир, Малик и Кадар не дадут им уйти! Уходим отсюда! – и потащил её за собой со двора в хвост страже, что кинулась на улицы в погоню, загонять Неверных в ловушки в перекрытых улицах.


Джулиан – он же бес, что делил с ассасином его тело, умолял Назира не вступать в сражение:
– Умоляю! Ты убьёшь нас обоих! Верь братьям! Пусть они исполнят свой долг! А ты.. ты… Займись этой несчастной! Кажется, она ранена! – уговаривал наспех перепуганный Тамплиер в теле Ассасина. Одна только весть, что это сам де Сабле! Тот самый! Заставил мозг работать стихийно и срочно. Он не знал, какой сейчас год, не знал, их ли вина, что на де Сабле здесь, в Иерусалиме под прикрытием, облава, или это… часть истории… Но инстинкт Тамплиера взял своё – защищать начальство не смотря ни на что!


Там, под одной из стен был пролом и лаз – не большой и не дальний, всего квартал, но достаточный, чтобы враг утратил след. Выход на поверхность был в старом курятнике, о котором хозяин и не знал.


Сложно стращать человека, которому нечего терять. И подобно такому человеку Александр бросился в бой с лязгом стали христианского меча о сталь сарацинских сабель в оборону коридорчика к воротам за спиной христианина.


Счёт шёл на секунды, и Якоб считал. На счёт 20-го вдоха де Сабле должен был уже спуститься в потайной проход под землёй, который воины-тамплиеры поместья рыли по ночам много лет назад. И тогда сам Якоб отступил, уходя от коридорчика в сторону парадных врат.

Часть стражи хлынула на открытую дорогу к задним воротам в сад. Остальные продолжили теснить тамплиера в кольцо на площади между домов. Возможность публичной казни Неверного, самой страшной гончьей собаки королевского лейтенанта. Это подняло бы боевой дух у солдат и дало бы возмездия жителям. И потому этот христианин имел большую цену живым. Толпа должна слышать его вопль.

Но Тамплиер так просто не давался Язычникам. Дал волю всем своим демонам, отсекая атаки стражей вместе с конечностями и головами. Словно был одарён бессмертием, не думал о собственной защите, и это уже страшило его врагов.

Но не всё было так, как им казалось. Светловолосый шайтан изнывал от боли и удушья, и лишь это придавало ему злой ярости.


Не смотря на противоречия в вере, в убеждениях, Ла-Ахад чувствовал общую жилу с христианским мальчишкой. Они оба в бою ставили на кон всё, что у них было, от мирского до собственной жизни. Альтаира не смущало, что он руками англичанина отнимал жизнь соотечественников, но стоял вопрос самообороны. Он вёл мальчишку в Иерусалим неспроста и собирался завершить свой путь в сакральном пункте своего назначения в этом путешествии:
– *Не бойся.* – заговорила Смелость, – *Умирать не страшно. Страшно умирать в позоре.* – завершила Гордость…



После непродолжительной схватки, он пал наземь под подсечкой их капитана, успев только вонзить свой крестовый меч в землю. Дёрнулся на бок и ответно подсёк капитана сарацин. Подмял его верхом и, направив клинок врага, вдавил в его же грудь. Твёрдо, уверенно и беспощадно. Он отнял ещё одну жизнь противника, и это вдохновляло его.

Чья это была рука: Александра или Ла-Ахада – ни один из них не смог бы сказать, их боевой тандем вошёл в резонанс.

Воспользовавшись тем, что бой завёл его к маленькой боковой дверке, Якоб сдёрнул засов и вбился в неё плечом. Дверь поддалась не сразу. С той стороны она была завалена тюками с соломой и прочим хозяйстенным мусором, чтобы скрыть этот ход. Но всё же на третий раз она поддалась, когда мешки посыпались под напором:


Тамплиер вывалился на улицу за поместье с мечом в руке, прижимая его к себе. Лёгкие отказывались служить ему, душили, заставляли хрипеть и ртом хватать душный пыльный воздух. Словно рыба, выброшенная на берег… В горле сохло и драло, причиняя боль глотками.

Цитата Mia111 "Кармелит (Дантей)" ()
Вильнул в сторону, пробегая через двор где кипела схватка, подобрал с земли несколько камней, оглядываясь по сторонам, увидев как в спину молодого рыцаря (Якоб), образ которого двоился, летит нож, швырнул камень с боку, сбивая угрозу в полете в сторону, не давая вонзиться в спину…

Странный глухой лязг заставил Якоба дёрнуться и обернуться. Он отчётливо спиной ощутил, как что-то чиркнуло. Словно сталь о камень. Взъерошенный Тамплиер швырнул хищным взглядом вперёд и влево. В поле зрения попался какой-то мужчина с охапкой камней в руках. Капитан карательного отряда вытянулся бледно и сердито в лице, решив, что этот горожанин посмел поднять на него руку…! Уже взвёл локоть с мечом, чтобы выступить в ту сторону и уйти тем коридором улиц, но к своему удивлению…

Цитата Mia111 "Кармелит (Дантей)" ()
…следующая пара камней ударила по стражникам, привлекая их внимание, намереваясь оттянуть часть стражи в другое место, разделить силы противника, понимая, чем может то ему грозить, но сейчас не думал он об этом.

Велико было удивление Якоба. Мужчина помогал ему! Брал часть стражи на себя как пособник. Якоб кротко и немного растерянно кивнул тому в знак признания.

Рядовые воины бросились за простолюдином (Кармелит), ибо это была лёгкая добыча и возможность получить премиальные, повышение или хотя бы похвалу начальства.

Пока незнакомый мужчина (Кармелит) дал бегу в ту сторону проулков, Якоб бросился в противоположный, чтобы не давать страже возможности замкнуть погоню.

Все россказни и байки о тамплиерском карателе подтвердились в одночасье. Но шайтан неверных должен был быть пойман.

В три потока хлынули отряды по улицам. Лучники на крышах направляли их ход. И всё же стражи города сомкнули окружение на открытом пяточке:



Но светловолосый Бес не дрогнул и шагнул на подставленные пики. Только запах крови на дрогнувших клинках и наконечниках под его носом остановил его. В носу неприятно защипало. Он сплюнул кровью на эти клинки, выражая своё презрение и бесстрашия.

Краем глаза Якоб заметил знакомый силуэт в толпе (Аяла?), разбежавшейся с улиц к стенам домов, хоронясь от клинков сражающихся.

Пошёл ропот и стенания:

– Неверный! Это неверный!
– Христианин?!
– Не может быть! Они среди нас!
– Да храни Аллах наши дни!


Никто так и не смог зацепить христианина в бою. Высекались искры с клинками, брызгами летела кровь сарацин, но ни Англичанина. Лучники не могли в этой канители спустить тетива, рискуя поразить своих, но сейчас… Пешая стража чуть подалась назад, и лучники, наконец, смогли исполнить свой долг. Две стрелы поразили цель:


Холодная сталь наконечников ужалили Капитана Тамплиеров в правое плечо и левое бедро, сразив светловолосого на песок.

Англичанин зашипел, гневно обламывая тяжелые оперения на длинных плотных древках. Его глаза налились яростью.




Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)

Всё это время Он не упускал жертву из виду. Наблюдал. Оценивал. Просчитывал. И скорее выражал своё пренебрежение городской страже, давая им на откуп выставить себя беспомощными. На их фоне Орёл будет на высоте.

Когда Неверный поднял меч и пошёл на стражей, отводя клинком своего меча их копья и мечи, Орёл покинул своё укрытие и спрыгнул на раскалённый песок, двигаясь к цели…


Что Змеёныш де Сабле не здоров, Ассасин заметил в первые же минуты его сражения, которые довелось наблюдать. Как и то, что противник орудует левой рукой. Редкий и сомнительный «талант». И потому уже отмечал для себя слабые места светловолосого Тамплиера.




Якоб Александр (Альтаир, 92 года)

Якоб не выражал страха на своё окружение, что тесным кольцом стягивалось вокруг него. Он ещё был полон сил и дури сражаться и в кровь и вплоть.

Вопль с крыши:
– …де Сабле ушёл! Взять этого живым!


Удалось. Капитан выдохнул с удовлетворением, что смог спасти Господина, но вдруг шуршание тканей на ветру за спиной и глухой удар в спину. Сгусток крови выбило из глотки христианина.

Якоб пошатнулся. Поднявшийся звон в ушах оглушил Тамплиера. Мир перед глазами заволокло красной пеленой. Он оступился и, обернувшись, встретился лицом к лицу с Убийцей в белых одеждах.


И недоумение заполнило всё его существо, когда тамплиерова бирюза очей встретилась с янтарным блеском холодный глаз Хашашина:

– Ты…? – только и выдохнул сражённый Тамплиер, – *Всё-таки… достал…* – теряя свет в бирюзовых очах, чувства и разум.


Недоумением был оглушён и подселённый Дух в теле англичанина. Теперь всё встало на свои места!
– *Не может быть! Не верю!!… – глядел Он ускользающей ясностью очей христианина, но в этой мути Он отчётливо сумел взглянуть в собственные янтарные глаза, поблёскивающие холодным блеском из темноты капюшона. Вот почему Он знал всё наперёд!

– «…Теперь он ваш. Примените силу, и узнаете, где логово неверных». – вспомнил собственные слова.


Альтаир, 92 года – заключённый в теле молоденького тамплиера, проиграл бой самому себе, Альтаиру 25 лет, и вспомнил эту сцену многолетней давности. Он вспомнил…, как именно выследил лейтенанта де Сабле и успел вобрать скрытый клинок и ударить тяжёлым кулаком со всего маху в спину, сотрясая больные лёгкие в раненной груди тамплиера!… А теперь выходило, что он сам привёл этого парня в этот город и на эту площадь, чтобы молодой и необузданный Ассасин Альтаир сразил его!... Теперь же их обоих ждало подземелье и страшные пытки…
Пал в пыль, окружённый лесом вражеских клинков:


Так и завершился давний спор Лейтенанта тамплиеров с янтарноглазым Белым Призраком. Это противостояние длилось уже более 5 лет, как только Якоб попал в ближний круг к де Сабле ещё с Акры. И его поражение было неоспоримым.




Альтаир ибн Ла-Ахад (25 лет)

– …Теперь он ваш. – зазвучал бархат арабского голоса, преисполненный высокомерия и преимущества, – Примените силу, и узнаете, где логово неверных. – бросил указание стражам и удалился.

На этом его стихийно возникшая миссия закончилась.

Он и два брата Аль-Саифа прибыли сюда на обучение – простые задания от рафика из иерусалимского Бюро.

следующие по списку

Ролевая [Elite Gamers Team]

 
AlterEgo
Охотница
Дата: Понедельник, 31.08.2015, 23:08 | Сообщение # 988
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 46
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

Иерусалимское Бюро ассасинов>

(ВЕЧЕР К НОЧИ)



Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)

Рафик бюро – Малик Аль-Саиф ст. – Кадар Аль-Саиф мл.

Ассасины не имели дел с сарацинами, но…, когда дело коснулось их общего врага, Альтаир вмешался и рассчитывал, что Малик и Кадар тоже не упустят своего. Но, кажется, ошибся. Они упустили де Сабле. С одной стороны это огорчило Ла-Ахада – они упустили важного врага, но с другой… Он сможет ткнуть этим Малику его место в «списке умелых» в этом месяце. И сможет заявить, что сам выследит де Сабле, который никуда не денется из города.

Цитата Kapitel "Тревога" ()
Но времени на радостное воссоединение не было. В городе была поднята тревога.

Ворота из города уже заперли и глашатаи ввели комендантский час. Теперь начнутся обыски, аресты, пытки…




Взобравшись по стене на крыши, Ассасин выбрался под вечереющее небо и несколькими кварталами добрался до Бюро ассасинов.

Его приветствовал младший Аль-Саиф, Кадар, и без тени скромности Ла-Аха́д отозвался:

– …Ни удача, Кадар. Мастерство… Наблюдай и учись, – перевёл недвусмысленный адресный взгляд на старшего Аль-Саифа. – …Малик.

– Лейтенант де Сабле (Якоб), его шпион и шлюха (Кармелит, Аяла?) взяты в плен. – сталью в голосе констатировал мастер Альтаир перед неудачливыми братьями и рафиком.

– Я отправлюсь в Башню Справедливости (крепость-тюрьма со сленга ассасинов, гифки у Миры в сл. посту). Хочу выведать у них всё, что они знают. Некоторым удалось бежать. – глянул на Малика, – …В том числе и де Сабле… – не упустил факта, которым снова ткнул Аль-Саифа старшего.

– Нужно найти всех. До единого. – не скрывал своих намерений, – Наша сестра (Мира) едва не погибла в огне их "очищающего костра". Эти чудовища должны умереть в муках. – выразил своё везкое мнение Убийца.

Малик/Кадар?


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/
 
Lyna
Охотница
Дата: Среда, 02.09.2015, 21:35 | Сообщение # 989
Гений, миллиардер, плейбой, филантроп
Группа: EliteGamer
Сообщений: 1305
Статус: Offline

Награды: 17
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

Поместье де Сабле>

(ВЕЧЕР К НОЧИ)




Якоб Александр (Альтаир) – Робер де Сабле (Дезмонд)

Мира Наир (Кьяра)

Эшли (Лим)

Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)

Адэвале (Радун)




Цитата Shollye ()
Уверенная рука остановила ручку девушку в воздухе и дёрнула вниз, ногой ударил по ногам предателя, заставляя пасть на колени, а руки её заломал за спину.- Девочка моя, ты не на того напала. Но я засчитываю попытку. Ещё никто так не действовал…Подобраться к Змее и прикинуться её выродком. Умно, ассасин. Но твоя попытка завершилась крахом.- Перед ними появился Адэ с верёвкой в руках. Гигант завязал девушке руки за спиной в толстый и запутанный узел, да грубо поднял с колен на ноги.


Ее глаза распахнулись от удивления. Мира рухнула коленями в пыль, не понимая, что пошло не так. Она рассчитывала застать де Сабле врасплох, но… он был готов. Он знал! Чем она выдала себя? Впрочем, теперь это не важно. Провал… Все было зря!

Женщина дернула рукой, пытаясь развернуть ее и зацепить скрытым клинком пленителя, но ее держали крепко. Она была готова к тому, что может не вернуться из этой миссии, которую сама же на себя взвалила. Только мысль о том, что Глава Тамплиеров снова уйдет живым, беспокоила ее больше, чем собственная участь. Проиграть, оказавшись в шаге от победы, было невыносимо.

Цитата Shollye ()
Он выхватил из рук слуги кувшинчик с маслом и облил ассасиншу.- Как вы там говорите? Покойся с миром?!- Издевательски произнёс француз и толкнул облитую девушку в костёр.


Мира отшатнулась, чувствуя, как масло противной скользкой струйкой стекает за шиворот, пропитывает одежду. Перевела взгляд на огонь, с ужасом понимая, что именно с ней хотят сделать. *Нет, нет, нет!*
- Только не так! Только не снова! – зашептали чужие слова ее губы. Она брыкалась и упиралась ногами, но те переставали слушаться, колени подогнулись. Чужая паника затопила ее с головой, лишая воли, смывая все границы между двумя сознаниями, делившими одно тело. Она зажмурилась, падая в объятия жара, слишком хорошо знакомые, чувствуя, как ее старый убийца снова тянет к ней свои раскаленные пальцы.


Цитата Brook ()
Животное сорвалось с места вскачь и ураганом влетело в кострище, пока сам всадник спрыгнул с седла и сбил девушку с ног, опережая её путь навстречу языкам пламени. Они покатились по полу, сбивая язычки пламени, что успели ухватиться клещами за пропитанную одежду.


…Но вместо горячего прикосновения пламени ощутила удар об землю. Женщина открыла глаза. *Якоб?* - непонимающе уставилась в лицо мужчины. *Нет, не он.* Она знала это, видела в его глазах.

Она судорожно всхлипнула, глядя на еще дымящиеся подпалины на своей одежде, и безвольно уронила голову на землю.
Обе вынужденные соседки были выбиты из колеи, только разными причинами. В один, объединивший обеих, миг ужаса все старательно выстроенные между ними барьеры рухнули, и Другая открылась хозяйке тела полностью.

*Воспоминания из прошлой жизни?! Как я могла быть так глупа! Боги…* Все ее мысли, решения за последнее время… было ли хоть что-то из этого ее собственным? *Ты обманула меня! Заставила довериться тебе!* - Мира кипела от негодования, пораженная тем, как легко пошла на поводу у тамплиера. *Ты сама себя обманула. Я всего лишь не стала тебя поправлять,* - пришел ответ. Индианка скрипнула зубами, но не нашла, что возразить.

Цитата Brook ()
Верный змеёныш обернулся Драконом, но из другого племени. И в руке его блестело…


Что-то во внутреннем кармане откликнулось на свет Яблока легким покалыванием сквозь ткань. *Артефакт! Как ты могла не сказать о нем?!* - *А почему я должна была говорить?* - невозмутимо отозвалась Кьяра. *Я могла бы воспользоваться им и выполнить задание, на которое ты же меня толкнула!* Мира поняла, каким будет ответ раньше, чем закончила фразу, увидела в чужих воспоминаниях. *Ну, мы же с тобой не хотим менять историю, правда? Забрать жизнь Магистра – не твоя судьба.* Ассасин задохнулась от осознания одного простого факта. *Ты знала! Знала, что я не справлюсь, и все равно вынудила меня пойти за де Сабле! Ты использовала меня!* Ответа не было. Вместо этого Мира почувствовала, как к ней возвращается контроль над собственным телом.

Она обнаружила себя лежащей посреди двора, а вокруг полным ходом шло сражение. Для начала нужно освободиться, а потом разбираться, что к чему. Клинком не воспользоваться, но веревку можно перепалить. *Нет! Не так! Нет!* Панический страх снова ударил по ее чувствам. *Хватит лезть ко мне в голову!* - *Я и так в твоей голове! И ни одна из нас ничего не может с этим поделать!* - *Хорошо, и что я, по-твоему, должна делать?* - *Мертвого стражника видишь? Это риторический вопрос, раз вижу я. У него должно быть оружие. Почему я должна думать за двоих?!*

Мира тихо зарычала, но к совету прислушалась. Подобралась к мертвецу, повернувшись спиной, наощупь вытащила его кинжал и перерезала веревку. Затем обвела взглядом двор, пытаясь понять, что происходит, и выцепить в этой кутерьме своих бывших спутников.

Цитата Brook ()
– …Укройся, сестра! Неверные ответят за зло, что причинили тебе! – поклялся горячо араб, приветствуя её жестом ассасинов, – Братья уже вышли на их след! Альтаир, Малик и Кадар не дадут им уйти! Уходим отсюда! – и потащил её за собой со двора в хвост страже, что кинулась на улицы в погоню, загонять Неверных в ловушки в перекрытых улицах.


- Рада видеть тебя, Назир, - улыбнулась, увидев знакомое лицо, и выдохнула с облегчением, отвечая тем же привычным жестом. – Де Сабле сбежал? – еще раз глянула вокруг, но ни следа Змея видно не было. – Я пыталась достать его… - с досадой поджала губы. – Но другие люди, которые были с тамплиерами, не сделали ничего дурного, - пыталась вступиться за знахарок, невольно ввязавшихся в чужую войну. Да и Эшли с Адэвале не были врагами Братства, хоть и оказались на стороне врага.

Индианка последовала за братом-ассасином по улицам города, удивляясь размаху устроенной им облавы. Мрачную крепость, стоявшую в отдалении ото всех прочих строений, она узнала сразу. Мира знала, что там располагается тюрьма, но бывать внутри ей еще не доводилось. Да и не получилось бы, если бы Назир на правах стражника не провел ее с собой.



- Кого-то удалось захватить? – тихо поинтересовалась она, изучая внутренние помещения, через которые они проходили. Один из залов был отведен под тренировочную площадку. Женщина замедлила шаг, наблюдая за учебными битвами стражников. Она вовремя остановилась – чьи-то дротики просвистели перед ее лицом и вонзились в стену.



- Неплохая у вас тут подготовка, - отметила она. Рядом с ее ногой послышалось шипение, и ассасин рефлекторно отступила назад. – Она так всех гостей встречает? – кивнула на выползшую змею, обходя ее стороной.



У народа Кералы змеи считались священными животными, хранителями кланов, но это не значит, что с ними не нужно соблюдать осторожность.

Продолжение следует...




Сообщение отредактировал Lyna - Среда, 02.09.2015, 22:34
 
Mia111
Охотница
Дата: Суббота, 05.09.2015, 04:59 | Сообщение # 990
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83
— Что для тебя Иерусалим?
- Ничего… и весь МИР!
(Салах ад-Дин)





<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим, улочки города>

(Дело к вечеру)



Дамир (Даниэль Джексон)


День провел он дома подле сына и Ленси, вспоминая каково когда семья рядом, разговор с Ясмин все же чуть тревожил его, но верил он, что не расскажет дяде о нем.Под вечер решил он выйти в город, перебрал вещи, что привез с собой из Акры, обнаружив странную позолоченную маску, которая вдруг засветилась в его руках. Дамир поморщился взволнованный странным поведением странных не понятно откуда взявшихся вещей, сунул ее в одежды что были на нем, и отправился разведать обстановку, и убедиться стоило, что поход в пещеры не привлек внимания.

- Прости, покину Вас я не надолго, проверить стоит мне готовность к отплытию, - поцеловал он Ленси, - я скоро, - не стал он волновать ее, - вернуться обещаю поскорее, - коснулся щечки, - не грусти, - проверил хлыст, что починили днем к радости его. Испробовав, остался он доволен, сейчас провел он по нему как по - родному, выходя из комнаты.

Пружинистой походкой вышел из комнаты, покинув дом дяди. В городе царило странное оживление, не характерное для этого времени суток совсем и это настораживало. Он не спеша шел по улицам, прислушиваясь к разговорам, увидел повозку, что перегородила центральную улочку, разбросав товар, вокруг валялись какие то обломки. Увидел стражу, что бежала по улицам, отошел в сторону, чуть нахмурясь. Что-то произошло в городе и это могло угрожать его родным. Он развернулся к дому, рванувшись предупредить, как вдруг…

Цитата Brook; "Назир"

Виляя по улицам со строгим криком "Ха! Дорогу!" ассасин в латах разгонял редеющий под сумерки люд. Ему пришлось придержать коня, когда проезжал мимо безобразно развернутой и опрокинутой телеги, он приметил дворянина, маневрируя между стеной, бортом телеги и отвалившимся колесом на пути. Припозднившийся муж не вызвал у него подозрений, мало ли какие дела задержали его, но это если бы тот не обернулся...
- Шайтанов потрах! - выругался грязно высокопоставленный страж, дернул поводья, - Предатель! Взять его!! - и направил саблей отряд за собой в сторону своей цели.
Отряд пеших стражей потоком обогнул круп начальничьего коня.
- Упустите - ответите головой!! - грозил Назир.
Он был возмущен до глубины души!
Судья из Акры! Имел дерзости и бестыдства явиться в Иерусалим! Под самый нос сарацин! Шакала нужно было изловить любой ценой! С тем, что де Сабле тоже здесь, говорило опытному ассасину, что врагом замышляется что-то важное!
Стража с лязгом лат и топотом десятка сапог посыпались по улице следом за опальным господином.




Дамир


Он обернулся на окрик одного из стражей, которого не знал, указав на него страже. Неожиданностью стало это для него, стрелой метнулся он в ближайший переулок, завернув в следующий, размотал кнут, коротким взмахом цепляясь за трубу на крыше дома, взбежал по стене ногами, держась за кнут, перекувыркнулся, оказываясь на крыше, дернул на себя за тело кнута, перехватывая рукоять что подлетела кверху, почти выскользнув из рук стражи, что едва дотянулась до нее. Посмотрел по сторонам, понимая окончательно, что дело плохо и побежал по крышам, отрываясь от хвоста, перепрыгивая к дому дяди, зорко смотря по сторонам. Спрыгнул во дворе, сделав двойное сальто в воздухе, мягко приземляясь на землю прямо перед Багиром, дыша чуть тяжело после бега:

- В городе что-то происходит, их надо спрятать, чтобы не было беды, - кивнул с сторону комнат гостей, - сейчас совсем не время, чтобы в твоем доме нашли европейцев, - быть может склад им подойдет, туда вряд ли кто сунется. Позаботься о них, мне же стоит разобраться и постараться время потянуть. Прости меня, - добавил, взмывая вновь на крышу, времени не было большее.



Багир
© Mia111


Встревоженный племянник, что появился как черт из табакерки его встревожил не на шутку, коротко кивнул, теперь он защищал своих. Не мог он допустит подобного, тут нужен покровитель, к которому не сунуться так просто в дом.

- Да оберегай Аллах нас, - вздохнул, кликнув слугу, достал чернилы и перо, черканув пару строк с просьбой о помощи, отправив слугу в богатый и знатный дом вперед. Распустил всех слуг по домам, запряг кибитку, подгоняя ее к заднему выходу, что служил обычно для выгрузки товара и прошел в дом. Постучал в комнаты Ленси, Ясмин, Адилы, Алины, Джека:

- В городе тревога, вам следует уйти отсюда, я обо всем договорился, вам дадут кров над головой. Дамир пошел на разведку, но времени нет на объяснения, доверьтесь мне и Всевышнему. Берите лишь необходимое, жду внизу, - вернулся через миг с охапкой мужских одежд, - Ясмин, Джек, переоденьтесь в платье мужское, послужите охраной.

Спустился вниз, седлая коней, кивнул вернувшемуся слуге, разворачивая записку, и улыбнулся, увидев согласие на просьбу свою. Наполняя для вида кибитку товаром, услышав голоса, что спешили к нему, Багир подкатил кибитку вплотную под козырек на доме, чтобы женщины могли не видимые ни кому, забраться внутрь, прошел чуть в коридор, перехватывая Ясмин:

- Береги себя! Мы свидимся еще коль на то воля Аллаха будет, - склонился к ее устам, оставляя страстный поцелуй.

Всадники оседлали лошадей, Багир распахнул им ворота, вознося Аллаху молитву, жалея, что сопроводить, не сможет их. Прошел на женскую половину дома, уводя жен и детей на террасу, не показывая своего волнения и переживаний, угощая их сладостями и чаем.

Уже почти стемнело как в ворота дома его постучали, Багир удивленно посмотрел на врата:

- Я открою, у слуг выходной, - прошел к воротам и открыл их, увидел стражу пред собой, - Ас-саля́му алейкум ва-рахмату-Лла́х, - поздоровался, - что привело в мой дом, достопочтимых стражей?

Цитата Brook; "Стража"

- Недавний гость в вашем доме имеет имя Дамир Ибн аль-Асир? - предъявил суровый капитан, неаккуратно поросший густой бородой и неопрятными усами, - Этот человек должен быть арестован! Он преклонил колено врагу! - с торжественным обвинением, - Мы должны обыскать Ваш дом! Уступите дорогу! Или мы войдем сами! - неотягощенный манерами солдафон был готов отпихнуть хозяина дома и вторгнуться без гостеприимного позволения.




Багир
© Mia111


-Да, были гости, но уехали сегодня днем в порт, чтобы продолжить путешествие свое – ответствовал спокойно, обыщите, коль есть необходимость, - покорно отступил, пропуская их в дом, вернулся к женам и детям в сопровождении одного стражника, - моя семья, - кивнул головой, давая разрешение открыть им лица, да бы стража убедилась в их происхождении.



Цитата Brook; "Стража"

Стража оскалилась, услышав подтверждение, но это не развязало им рук. Хозяин дома признал, подтвердил и дал дорогу во двор. Это осадило солдат. Открытые двери не давали шансов продемонстрировать реальную силу и власть стражи перед горожанами. Капитан глянул на уверенного господина, сбавил пылу, не сумев запугать его, да дал знак подчиненным рассыпаться по поместью. Они долго вытряхивали шкафы, раскидывали подушки, пачкали пыльными сапогами ковры и мраморные? полы, но ничего не нашли. А то значило, что они потеряли время и потерпели неудачу. Выругавшись манерно, капитан дал знак покинуть поместье и они высыпали со двора обратно на темные улицы, перехватывая факелы у смотровых.




Багир
© Mia111


Он проводил их и закрыл ворота, масштабную уборку в доме оставили на завтра. Багир проводил жен на их половину, приведя в порядок необходимое на ночь, они расположились рядом дружной семьей, но уснуть Багир долго не мог, погруженный в свои мысли касательно Дамира, Ясмин и последних событий, отдавая в руки Аллаха надежду, что с ними все хорошо.



Дамир


Легкой тенью бежал он по крышам городским, перепрыгивая с крыши на крыши, подбираясь все ближе к месту происшествия, судя по количеству стянутой туда стражи. Прижался к крыше, чтобы его незаметно было, оценивая взглядом произошедшее, запоминая диспозиции, и с удивлением приметил он вдалеке знакомое лицо.

*Робер Де Сабле! Быть не может!* - совсем не ожидал он такого вот визита, - *да кто ж додумался!* - вздохнул тяжело на мгновение допустив мысль вернутся к остальным, но совесть заговорила в нем. Он все же тамплиер и приносил обет, пускай потом и уедет, но бросит так Магистра Ордена не в силах был и счел бы сам деяние позором для себя.

*Последний раз* - прикрыв глаза на миг, подумал так, доставая пару метательных ножей и точными бросками в шею, снял двоих, поднялся и побежал, огибая скопление стражи по крышам в ту сторону, где приметил Де Сабле. Спрыгнул с крыши, продолжая свой путь, петляя по улочкам, вспоминая как в детстве бегал по ним. Вывернув из одного из них наткнулся на двух стражей, что прочесывали окрестность. Сдернув с пояса хлыст, араб нанес резкие хлесткие удары одному по руке, выбивая саблю, а второму, что бросился на него сразу по шее, рассекая кожу и перебивая сонную артерию. Брызнула кровь, тамплиер поморщился, пнув его от себя ногой на второго, выхватив нож у поверженного с пояса и ударом прикончил второго, что толком не успел прийти в себя. Развернулся, двинувшись дальше. Наконец, Дамир увидел Магистра и его свиту, а рядом вроде бы монах, что увлеченно что-то говорил Роберу. Араб метнулся к ним, ибо времени было мало, стража преследовала их по пятам.

- Сеньор, стража близко, надо уходить, - впопыхах искал нашивку, - я – тамплиер, сэр, свой, - протянул ему символ Ордена, - проездом в городе, увидел, что стража поднята по тревоге и решил узнать, что происходить. Я видел Вас издалека в доме Ги де Лузиньяна, служил в Ордене Судьей города Акры, Дамир мое имя. Увидеть Вас честь для меня, но сейчас надо уходить. Знаю церковь о которой говорит монах, там редко кто бывает.

Цитата Mia111 "Ангел Кармелит" ()
Ангел повинуясь гласу, сунул в руки Дамиру свою суму, - береги ее.


Принял суму из его рук, не задавая вопросов, не было времени на это, закинул себе на плечо, продолжив:

- Сейчас укрытия лучше не найти, ступайте, я задержу их, - повел головой в сторону, слыша уже лязг доспехов, - идите, встретимся в условленном месте.


Развернулся лицом к страже, перебирая кнут в руке, прищурив глаза, будто тигр следил за жертвами, двигался плавно почти танцуя, выжидая, оказавшись сразу один на один с пятью противниками. Хлыст нагрелся в руке, Дамир оттолкнулся от земли, делая сальто в воздухе, подбирая конец хлыста и рывком выстреливая им, нанося удар первому по рукам, рассекая кожу, ногами приземляясь на плечи стражника, отталкиваясь, спрыгнул вниз, нанося ногой удар сзади под колено, заставляя упасть, развернулся корпусом, ломая шею с хрустом, отбрасывая в сторону. Едва успел заметит в сгущающихся сумерках копье, что летело в него, увернулся, выхватил из земли, разворачиваясь и сбивая с ног ближайшего стража, замахнулся, отправляя копье обратно, попадая между доспехами в плечо. Увернулся от удара стража, захватывая его шею в удавку кнута, нанося рукоятью сильный удар по шлему, оглушая, толкнул прочь от себя на остальных, срывая нож с его пояса, нанося очередной смертельный удар. Вытерся рукавом, глядя на оставшихся стражников, замахнулся кнутом, выбивая сабли из руки одного, перехватил на лету и проскользнул на шее между доспехами, отпуская тело в свободное падение. Ступил к последнему, перехватывая его удар, выворачивая ему, руку, переходя в удушающий прием, ломая шею. Оглянувшись, поспешил удалится прочь незаметной тенью, что скользила в темноте, по пути подслушал разговор двух стражей с крыши одного дома.

Они разговаривали тихим шепотом, но ветер донес обрывки и Дамир понял, что Якоба и еще кого-то схватили, возможно того монаха, что помог тамплиерам. Новость была плохой и совсем не радовала.

Внезапно в его голове всплыло странное имя, которым его назвал тот человек с крестом.*Даниэль… Тогда выходит он один из пришельцев, но как…* - не понимал Дамир, совпадение было слишком очевидным, чтобы быть случайностью.

Опасаясь слежки он шел осторожно, присматриваясь и прислушиваясь к малейшему шороху, делая довольно большие круги, чтобы не привести за собой хвоста к месту встречи. Перед церковью был довольно большой пустырь и Дамир спрыгнув с последней крыши, замер на несколько минут, проверяя в последний раз и преодолев расстояние, влез через одно из окон церкви, осторожно ступая.

- Сэр, - обратился он к Де Сабле, - уделите мне пару минут? - посмотрел на него выжидательно, дождавшись согласия, отвел чуть в сторону, заговорив приятный шепотом, - у меня плохие новости, сэр, Якоба поймали, я подслушал обрывок разговора стражников... в городе комендантский час, усилены посты и паника. - замолчал, давая Роберу осмыслить полученные сведения.

Робер
Аяла
Назир
Мирра
Райхан


 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (В процессе!)
Страница 66 из 75«1264656667687475»
Поиск:

AllStarz Top Sites OZON.ru

ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ

Supernatural является собственностью The WB Network / The CW Network
Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и регламентируются Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также международными правовыми конвенциями. Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны приобрести лицензионный продукт . Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все материалы представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законодательство РФ, что может повлечь за собой уголовную и гражданскую ответственность.

Все материалы, расположенные на сайте запрещено использовать без разрешения администрации сайта. Помощь сайту.
ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ