ВАЖНЫЕ АНОНСЫ
ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ Забыл пароль

Страница 70 из 75«1268697071727475»
Модератор форума: Brook, Shollye 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (В процессе!)
Происхождение
Brook
Охотница
Дата: Вторник, 09.12.2014, 21:21 | Сообщение # 1
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155


Авторы:
Keayru S. Brook / Эрик Крипке и Ко / Ubisoft

Консультанты:
Всемирная паутина знаний

Фэндом:
«Supernatural» / «Assassins Creed»

Время:
9 сезон / Наши дни

Территория:
США, округ Колумбия, г. Вашингтон, и весь шар земной

Ситуация:


– Человечество…, – произнесла Она, расхаживая по темноте залы в воздушном одеянии, и в сердце её таилась обида и злое негодование, – сколько себя помнит, – обернулась к неизвестности времён, – всегда задавалось вопросами. – выдержала недовольную паузу, – Откуда они пришли? В чём… смысл их существования? – перечисляла Она словно с насмешкой, – …Кто-то был до них? Тогда куда они ушли? – передразнила едко.

– Историки. – обозначила Она с презрением, – Главные хранители знаний. Они вели свои летописи с незапамятных времён. – встала перед серой, испещрённой трещинами стеной, возведённой словно стела памяти, – Наскальные рисунки, реликвии, – оглядывала и перевела взгляд на старый пыльный стеллаж, едва виднеющийся в темноте, – свитки и книги. Ни одного ответа, только вопросы и подозрения. – отвернулась, вильнув полами одежд и пышным головным убором, что ореол описывал её лик.

– Но что, если Сила, создавшая их…, – пошла выхаживать по полу неслышно и плавно, – ни такая, как они себе её представляют? Возможно ли, что их Создатель… или Создатели… оставили им эти Знания – в них самих? Что если избранные из них хранят эти Знания?... – подняла взгляд к проступившему ночному небу с тоской и болью.

– …Но послание оставлено _было_. – изрекла с нажимом и затем гордо воспряла, – Но эти глупцы…! Они не были способны принять дары Создателей и использовать их мудро! – мотнула головой и взгляд её нечеловечески прекрасных и таких строгих глаз забегал в поисках справедливости, – Они всё только рушили и погибли сами! Обратили дары в оружие, против Силы, что создала их… Они не достойны этих Знаний и… Даров, что им были даны – они не достойны!

– Посмотрим, что изменилось за эти тысячелетия… – с вызовом обернулась Она к своей милосердной собеседнице, что с досадой наблюдала за муками своей «сестры».
 
AlterEgo
Охотница
Дата: Вторник, 08.12.2015, 16:10 | Сообщение # 1036
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 46
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

улицы города>

(ПОЛДЕНЬ)



Альтаир ибн Ла-Ахад (25 лет)

Робер де Сабле – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей) – Якоб Александр (Альтаир 92)



Через несколько домов Альтаир перемахнул на последнюю крышу через душный столб пыли, поднятый телегой, что спешно покинула свой маршрут. Орлом в белых раскидистых полах робы засел на краю крыши, обнажив клинок. И стал свидетелем, как стражи сразила стражу. И тогда всё стало ясно Ассасину. Монаха и лейтенанта Магистра везли не стражи. Тамплиеры. Или те, кто служит им.

Альтаир перемахнул ещё через две крыши, чтобы опередить телегу. Спустился на деревянные перекладины. Вскинул блеском янтарного взгляда на крышу напротив. И дал знак брату, обнажить свой клинок. Сам же обнажил свой и глянул вниз, поджидая, когда телега будет под ним.

Считая это дело пустяковым, вспомнил, как брат допустил оплошность в прошлый раз, и великодушно дал знак ладонью, уступая право атаковать передового (Дамир), что вёл телегу. Сам избрал того, что замыкал конвой.

Приглядывался к жертве (Робер) орлиными глазами, различая в бледном сумраке её как ярко-алую фигуру. Тот плотно шёл с телегой и едва не за руку держал светловолосого пленника.

В столь трогательный момент Орел вспорхнул со строительной жерди и ухнул с шорохом одежд вниз, поджав колени, чтобы плотно приземлиться на спину тамплиера и вонзить клинок.


Тёмная хищная тень ухнула по стене на тень смирную верхом, и только тусклый блеск стали отозвался в этой городской пыли солнцу, предупреждая принять новую душу...

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)"
Этот щелчок, блеск…был знаком де Сабле не понаслышке. Он отвёл голову чуть в сторону, словно приглашая клинок пронзить свою шею, да только резкий выпад рукой вверх, остановил его. Робер схватил нападавшего за руку и отвёл смерть от себя в сторону, при этом взглянув Серой сталью в Янтарь. *Какие люди!* Усмехнулся про себя Магистр тамплиеров. Он заметил, что на Дамира тоже напали, но сейчас было первостепенно отвадить от телеги ассасинов, потому де Сабле полоснул мечом воздух, заставляя белую смерть отпрыгнуть или парировать удар.

Вот же молодой мастер-ассасин удивился! Альтаир не просто промахнулся – он попался. Стражники, с которыми он обычно имел дело, были неуклюжими и невнимательными. Даже воины короля Ричарда не отличались ловкостью – были тяжёлыми и неповоротливыми, что в доспехах, что без них. А тут... Он распахнул свои горящие янтарные глаза и выдохнул у самого уха в железном шлеме:

– Оп-па... – вырвалось невольно и неуверенно у Ла-Ахада, когда его рука нырнула мимо и оказалась захвачена на уровне груди тамплиера, а сам он почти повис на его плече, едва коленями доставая до конского седла позади христианина.

Но захват был недолгим. Кажется, противник понимал, что удар может прийти в печень сзади кинжалом или ножом, и отпихнул руку. Альтаир упёрся в крепкую спину коленом, а тут перед ним сверкнул клинок. Ассасин пнул противника в спину, уворачиваясь от его меча, да потерял равновесие. Повалился с седла, но ни один. Ухватил за собой и всадника. Однако всадник на зло усидел. Ноги Ассасина сами знали своё дело. Упёрлись в стену, к которой сбился с дороги конь, в короткую перебежку нашли опору и последовал толчок. Альтаир на этот раз сбил всадника с седла.

Они рухнули на дорогу.

И тут же Альтаир ладонью с клинком ударил по разрезу шлема – клинок не попал в щель, шаркнул с искрой мимо, но зато заставил того откинуть голову. Тогда вторая рука доработала ударом в горло, чтобы дезориентировать противника.

И вот уже Альтаир, оседлав воина в сарацинских латах, прижал его голову в висок шлема к земле. Враскорячку упирался сапогами в песок, чтобы удержать того на месте своим весом. Отвёл руку с клинком, чтобы ударить в бок...

То, что нападение сбилось с замысла вызвало в "Белом Призраке" раздражение.

– *Ассасин не должен так возиться с жертвой.* – отчитал себя немо в оскал...

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)"
Только он увидел впереди клубы пыли и телегу, как его сбили с коня. Перепуганное животное припустило галопом прочь.– Аргх!!– Хрипло выдавил из себя раненый мужчина. Бороться в такой неудобной амуниции было издевательством. Скрежет металла о металл, удар в голову…де Сабле не оставалось ничего лучшего, как отклонить её и открыть под удар опять шею, только на этот раз это было вынужденно, а не запланировано. Клинок опасно приближался для финального удара. Перед глазами была его семья…Робер не умрёт, но не здесь и не сейчас. Он эфесом своего меча ударил противника по кости щиколотки, лишая опоры, потом резко поднял спину, ударяясь ею о противника, валя того на землю.

На удар в мышцу рукоятью меча Альтаир дернулся и зашипел:
– *Аайй!!* – зашипел и осел на ушибленную ногу.

И тут же по встречной получил спиной противника в грудь, а его зелезным затылкрм себе в нос. Его откинуло на локти. Он скривился и, зажав ладонью нос, отпрянул, опасаясь выпада. Закрылся рукой от волны пыли.

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)"
Быстро, насколько позволяла амуниция, Магистр вскочил на ноги и ногой пнул землю, поднимая пыль, направляя песок в глаза ассасина.
– Не дорос ещё, щенок!– Рыкнул Тамплиер.

– *Щенооок??* – напряглись брови Ассасина.

Этого оскорбления Ла-Ахад не мог стерпеть.

Он медленно поднялся на ноги, стряхнул кровь с ладони, утерся наручем и принял стойку.

Что противник ни так прост, Альтаир понял. Должно быть это опытный рыцарь. Но сейчас Альтаир не спешил атаковать его, а пошел кругом. Замедлил шаг и ринулся в бой, обманув его выпадом левого плеча, а ударив под шлем в горло правой. Тамплиер сейчас был безоружен, выронив свой меч, поэтому сейчас его можно было одолеть.

Отдав в захват правую руку, втопым спешным ударом должен был ударить уже лезвие, но и эту руку перехватили. Снова!

– *Да будь ты проооокляяяят!!* – зарычал с неимоверного напряжения Ассасин, пытаясь одолеть противника напором.

Да тамплиер в латах был выше его и брал ростом. Ассасин же попытался отработать серийными пинками левым коленом его правый бок с рычанием заведенного зверя.Все или ничего. Сплетал грубую силу, подгадывая момент для мастерства. Тот бок, кажется, доставлял противнику неудобства. Он должен был подгадать момент, когда от боли тамплиер даст слабину на эту сторону, и продавить захваченную руку с клинком тому в полоску голой кожи между нагрудником и шлемом.

Но пробиться через железный панцырь было непросто. В пылу схватки, рыча в стиснутый оскал, Альтаиру всё не удавалось вырвать из подмышки ни правую руку, ни вывернуть из цепких пальцев наруч левой с клинком.

Бил неистово коленом, прискакивая на одной ноге, да как даст лбом тому в железный лоб, рассчитывая хоть так оглушить неподдатливого противника. Себе рассек бровь, но приложился еще раз, почти прыгая на мощного латника, в надежде на шанс завалить и получить силовое преимуществов позиции сверху. Неистовым янтарем горели орлиные глаза в темноте капюшона, прожигая серебро глаз противника в темноте забрала:

– *Победа любой ценой...* – шипело все его нутро.

Ла-Ахад был бы готов подставить под ранение, лишь бы взять свое...

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)"
де Сабле подпустил ассасина к себе, изучая его тактики. Выгодно сначала дать врагу наносить тебе удары, ибо тогда он подумает, что ты не так силён или ранен. Расслабится. И не подумает пустить в ход свои козыри. Ход Белой смерти отдать в захват руку был мудрым, но мальчишка не учёл, что перед ним по меркам арабов великан – почти двухметровый рыцарь. Француз держал ассасина словно в каком-то танце, одна руку высоко наверху, вторая зажата подмышкой. *Танец смерти?* Робер засмеялся. Смех получился глухим из-за шлема, но зловещим.

Смех противника в этой схватке только злил Ассасина и требовал заткнуть его в глотку рыцаря. Альтаир не привык отступать и отпускать свою жертву. Телега уехала вперёд, но он доверил её Малику, который должен был сразить возницу или взять его в плен. Альтаир ожидал, что спасителей будет больше, чем двое. Должно подоспеть подкрепление?

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)"
- *Аргх!!!* - Мужчина поморщился, но не ослабил хватки. Он терпел боль, растекающуюся по телу от раны, куда точно бил мальчишка. Дикая птица билась в тамплиерской клетке. де Сабле терял терпение. Удары голой головёшкой по защищенной шлемом головой не имела успеха у ассасина. Тамплиер не чувствовал никаких неудобств. Злые глазки, пыхтение, стекающая по лицу струйка крови от рассеченной брови. Ассасин видимо решил вложить в последний удар всю силу и прыгнул на Робера. Тот только этого и ждал, ибо мальчишка подарил противнику самую лучшую позицию. Держа над головой его руку, освободил вторую и вертушкой отправил парня в груду ящиков.

Слишком поздно Ла-Ахад понял, что задумка пошла совсем ни так. Всё случилось наоборот! Он напрягся и стиснул пальцы, сжимая в кулаки ткань туники противника, но это не спасло его. Утащить противника за собой в падение на этот раз не удалось. Пальцы сорвались с одежд, и Ассасин грузно рухнул на груду ящиков, разбивая из в щепки. Что-то крайне неприятно впилось ему в лопатку и бёдро. Его засыпало обломками, но Альтаир успел закрыться руками, чтобы не повредить глаза.

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)"
после подлетел к нему, взял за алый кушак и закинул в бочку полную пищевых отходов: огрызки, чешуя рыбы, кишки, кожурки. Макнул так, что из бочки торчали лишь ноги ассасина.

– ЫаааАХ!! – прорычал с надрывом, хватаясь руками за что попало, за обломки ящиков, какие-то тряпки, упёрся коленом в латы нависшего над ним противника, но это не возымела успеха.

С удивительной лёгкостью его выдернули из свалки досок.

Дух захватило. Белый Призрак думал, что себя напорется на острие меча, сжался мышечным каркасом, словно панцирь мышц может остановить сталь. Он хватался руками за рыцаря, и… Ухнул во что-то мягкое, которое булькнуло под ним. Рукой он влип во что-то вязкое. Под капюшон ударило вонью сгнившей еды в тухлой воде. Брыкнул ногой, но тень над ним исчезла.

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)"
– И это великий Альтаир? Золотой орёл Масиафа? Я разочарован.

Ассасин ошалел на звук собственного титула и имени, спиной утопая в сгнивших отходах, выплюнул приступ тошноты. Этот тамплиер знал его! Как он мог? Откуда??

– Убью, шакал!! – прорычал Белый Призрак, хватаясь слизкими пальцами за края бочки из местной таверны, – Найду и… выпотрошу… как собаку!! – выплёвывал ругательства, дёргаясь ногами из бочки, чувствуя себя униженным.

С минуту Ассасин месил жижу гнили локтями и спиной, марая и пропитывая белые ткани робы в тухлятине, прежде чем нашёл опору. Подтянулся руками к краям и выгнулся дугой, выскальзывая ногами вперёд с бочки. Соскользнул следом за собственным центром тяжести.

Плюх! Шмяк!

…Копчик зашиб.

– Собака… пёс смердящий… чтоб тебя… – кряхтел глубоким бархатом в стиснутые зубы “Убийца в белом” на приступы боли по ушибам то тут, то там.

Весь мокрый и слизкий, в потемневших зелёно-жёлто-коричневыми пятнами одеждах, стал подниматься на ноги. Придерживал поясницу одной рукой. Второй держался за край бочки. Сплюнул в сторону, привычно утёрся рукавом и… одёрнулся, фыркнул и снова сплюнул.

– …Дерьмо верблюжье! – раздражённо всплеснул руками, топнул сапогом и сморкнулся в перчатку.

Как гордая птица пытался Орёл стряхнуть с оперения одежд ошмётки слизи и шкурок.

Нужно было закончить дело. Не упустить телегу. Или…, возможно, выследить её? Тут Ла-Ахад и забыл, что стал помойкой.

– *Верно. Выследить их путь до убежища и напасть там… Смекнул и дал бегу по улице, куда ушла телега.*

Однако..., ни так просто оказалось! Тамплиеры подготовились лучше, чем он предполагал. Они уходили улицами, где уличные пролёты между крышами домов были либо слишком далеки друг от друга, либо в слишком большую разницу высотой.


Это вынуждало Орла искать что-то среднее между ними, чтобы не замедлять ход перебежками по земле, но… Спускаться всё равно приходилось, чтобы перебежать то одну площадь, то другую… И вот тут начались сюрпризы…

Продолжение следует…


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/


Сообщение отредактировал AlterEgo - Вторник, 08.12.2015, 16:44
 
Shollye
Охотник
Дата: Вторник, 08.12.2015, 19:23 | Сообщение # 1037
.:Tamashi o tabe:.
Группа: Модераторы
Сообщений: 2277
Статус: Offline

Награды: 57
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим, улицы города>

(ПОЛДЕНЬ)



Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей) – Якоб Александр (Альтаир)


Цитата Lyna "Джасим (Оливер)" ()
Спугнутым мышонком он юркнул в сторону, срывая с лица грязную тряпку. Хотел было выкинуть, но заметил на пальцах черные следы, похожие на сажу. Один из них напоминал очертаниями букву латинского алфавита. Мальчик заинтересовался и развернул кусок ткани. Внутри оказалась нацарапанная углем записка. Ему понадобилось время, чтобы узнать язык франков. Должно быть, записка от отца! Наверняка! Кто еще в стане арабов мог оставить послание на французском? Некоторые слова смазались, да и язык родителя давался юному тамплиеру с трудом, так что уловил он лишь общий смысл. Он должен срочно передать остальным, что планы изменились. А как именно изменились… ну, он надеялся, что мама сможет перевести записку лучше, чем он. Маленькому шпиончику предстояла очередная пробежка…


Робер наблюдал за тем, как на лице младшего сына появлялось осознание значимости тряпки. Мужчина был благодарен… *Ты хорошо воспитала его, Райхан. Умный мыльчишка.* Похвалил свою женщину Тамплиер. Телега тронулась. Магистр следовал на коне за телегой. На телеге с пленными был один страж, который был тут не нужен, Дамир же управлял повозкой. Но пока ничего не делал де Сабле. Он лишь опустил голову и смотрел на истерзанные тела. Его сын…Сарацины поплатятся за всё это. Робер с холодной нежностью смотрел на своего Сашэ. Холод был для врага, которым Лейтенант Змея был для стражников, а нежность предназначалась сыну.

Когда же начались беспорядки на улице, оборванцы по закаулкам, крики женщин, ахи и охи впечатлительных мужчин, Магистр указал главному конвоиру на соседнюю улицу, предлагая пойти к месту казни иным путём. Оказавшись в безлюдном переулке, Робер пронзил неприятеля своим клинком, да выкинул в груду ящиков и мусора тело, всё это делалось на ходу...без остановки. Будто следую регламенту сопровождения пленных, Робер дал знак Дамиру, что нужно поторапливаться. Мужчина был и без коня высок и потому с лёгкостью мог видеть всё, что происходило в телеге. Он протянул руку к сыну и погладил по ободранной ручке англичанина. *Всё хорошо Сашэ. Я пришёл за тобой. Сын…держись. Я люблю тебя, малыш.* Родительские чувства охватили Магистра. И как не вовремя. Кто-то прервал их.




Цитата AlterEgo "Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)"
Тёмная хищная тень ухнула по стене на тень смирную верхом, и только тусклый блеск стали отозвался в этой городской пыли солнцу, предупреждая принять новую душу...

Этот щелчок, блеск…был знаком де Сабле не понаслышке. Он отвёл голову чуть в сторону, словно приглашая клинок пронзить свою шею, да только резкий выпад рукой вверх, остановил его. Робер схватил нападавшего за руку и отвёл смерть от себя в сторону, при этом взглянув Серой сталью в Янтарь. *Какие люди!* Усмехнулся про себя Магистр тамплиеров. Он заметил, что на Дамира тоже напали, но сейчас было первостепенно отвадить от телеги ассасинов, потому де Сабле полоснул мечом воздух, заставляя белую смерть отпрыгнуть или парировать удар.

Цитата AlterEgo "Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)"
- Оп-па... - вырвалось невольно у Ла-Ахада

Музыкой донеслось удивление врага до уха Магистра. Робер знал кто перед ним, но враг не знал, кто скрывается под шлемом. *Ирония да?*Но расслабляться было рано. Белая смерть была не так проста…особенно этот её представитель.

Цитата AlterEgo "Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)"
Альтаир упёрся в крепкую спину коленом, а тут перед ним сверкнул клинок. Ассасин пнул противника в спину, уворачиваясь от его меча, да потерял равновесие. Повалился с седла, но ни один. Ухватил за собой и всадника. Однако всадник назло усидел.

Бить через плечо было крайне неудобно, и удар был смазанным. Потому де Сабле и не смог сбросить с коня назойливого клопа. А вот тот ударил в спину и ударил хорошо поставленным коленом. Робер знал, что ассасинов в Масиафе тренировали отлично, да только не каждый ассасин мог сравниться с «золотыми орлятами». Эту информацию он знал от перебежчиков. А теперь испытал и на себе. Враг потерял опору, да это и не удивительно. Позиция у каждого из противодействующих сторон была не самая лучшая. Ассасин попытался стянуть с седла всадника, но не тут то было. Робер сжал бока коня крепко меж бёдер. Мужчина отвлёкся, чтобы узнать местоположение телеги, ибо во время атаки имел неосторожность упустить её из виду. *Сашэ! Змеёныш!!* Рвалось родительское сердце к своей родной душе. Магистр был обязан спасти Якоба, вернуться к Райхан и победить неверных…

Цитата AlterEgo "Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)"
Альтаир на этот раз сбил всадника с седла. Они рухнули на дорогу. И тут же Альтаир ладонью с клинком ударил по разрезу шлема - клинок не попал в щель, шаркнул с искрой мимо, но зато заставил того откинуть голову. Тогда вторая рука доработала ударом в горло, чтобы дезориентировать противника. И тогда уже Альтаир, оседлав воина в сарацинских латах, прижал его голову в висок шлема к земле. Враскорячку упирался сапогами в песок, чтобы удержать того на месте своим весом. Отвёл руку с клинком, чтобы ударить в бок...

Только он увидел впереди клубы пыли и телегу, как его сбили с коня. Перепуганное животное припустило галопом прочь.
- Аргх!!- Хрипло выдавил из себя раненый мужчина. Бороться в такой неудобной амуниции было издевательством. Скрежет металла о металл, удар в голову…де Сабле не оставалось ничего лучшего, как отклонить её и открыть под удар опять шею, только на этот раз это было вынужденно, а не запланировано. Клинок опасно приближался для финального удара. Перед глазами была его семья…Робер умрёт, но не здесь и не сейчас. Он эфесом своего меча ударил противника по кости щиколотки, лишая опоры, потом резко поднял спину, ударяясь ею о противника, валя того на землю. Быстро, насколько позволяла амуниция, Магистр вскочил на ноги и ногой пнул землю, поднимая пыль, направляя песок в глаза ассасина.
- Не дорос ещё, щенок!- Рыкнул Тамплиер.

Цитата AlterEgo "Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)"
Он медленно поднялся на ноги, стряхнул кровь с ладони, утерся наручем и принял стойку.

Робер улыбнулся под шлемом. Ему нравилось биться с достойными соперниками. Жалел, что нет рядом Змеёныша. де Сабле был наслышан о тактике и способах боя своего сына, но хотел показать, как должен сражаться Тамплиер, будущий Магистр ордена, с достойным врагом – Ассасином, лучшим среди «золотых орлят». Мужчина с интересом наблюдал, как дикая птица поднимается с земли. Грация воина, не грубая сила, а именно грация теневого убийцы…Магистру нравилось видеть ассасинов в деле. Он часто наблюдал за ними. *Изучай Врага, когда он тренируется, когда только-только ступает на путь воина. Зная как усердно тот тренировался, или как талантлив…в будущем это знание не раз спасёт жизнь.*




Дезмонд с неподдельным восхищением смотрел на своего деда глазами их злейшего врага. Юный Мастер ассасинов поражался учтивости Змея и его мудрости. А Альтаир…Майлз словно маленький мальчик смотрел на старшего брата-спортстмена. Объект-17 видел перед собой восхождение на Олимп. Перед ним был его герой.



Странное восхищение чувствовал Робер в себе. Он хмыкнул бесшумно, продолжая наблюдать. Он не двигался. Просто смотрел. Теперь зная силу Альтаира и его желание втоптать врага в какашку, де Сабле был уверен, что справится и без меча. То, как он вытер кровь, как встал в стойку… *А ты интересная канарейка, малыш.*

Цитата AlterEgo "Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)"
Альтаир не спешил атаковать его, а пошел кругом. Замедлил шаг и ринулся в бой, обманув его выпадом левого плеча, а ударив под шлем в горло правой. Тамплиер сейчас был безоружен, выронив свой меч, поэтому сейчас его можно было одолеть. Отдав в захват правую руку, вторым спешным ударом должен был ударить уже лезвие, но и эту руку перехватили. Снова!

Осторожностью запахло. Это немного разочаровало. Робер ждал пылкой драки, а тут. Француз следил за врагом, поворачиваясь слегка за ходом его движения. Замедление было как по учебнику. *Неоперившийся птенец пытается заклевать Змея? Ох, юноша, усмири гордыню и получи свой урок.* де Сабле подпустил ассасина к себе, изучая его тактики.Выгодно сначала дать врагу наносить тебе удары, ибо тогда он подумает, что ты не так силён или ранен. Расслабится. И не подумает пустить в ход свои козыри. Ход Белой смерти отдать в захват руку был мудрым, но мальчишка не учёл, что перед ним по меркам арабов великан – почти двухметровый рыцарь. Француз держал ассасина словно в каком-то танце, одна руку высоко наверху, вторая зажата подмышкой. *Танец смерти?* Робер засмеялся. Смех получился глухим из-за шлема, но зловещим.

Цитата AlterEgo "Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет)"
Ассасин же попытался отработать серийными пинками левым коленом его правый бок с рычанием заведенного зверя. Тот бок, кажется, доставлял противнику неудобства. Бил неистово коленом, прискакивая на одной ноге, да как даст лбом тому в железный лоб, рассчитывая хоть так оглушить неподатливого противника. Себе рассек бровь, но приложился еще раз, почти прыгая на мощного латника

*Аргх!!!* Мужчина поморщился, но не ослабил хватки. Он терпел боль, растекающуюся по телу от раны, куда точно бил мальчишка. Дикая птица билась в тамплиерской клетке. де Сабле терял терпение. Удары голой головёшкой по защищенной шлемом головой не имела успеха у ассасина. Тамплиер не чувствовал никаких неудобств. Злые глазки, пыхтение, стекающая по лицу струйка крови от рассеченной брови. Ассасин видимо решил вложить в последний удар всю силу и прыгнул на Робера. Тот только этого и ждал, ибо мальчишка подарил противнику самую лучшую позицию. Держа над головой его руку, освободил вторую и вертушкой отправил парня в груду ящиков, после подлетел к нему, взял за алый кушак и закинул в бочку полную пищевых отходов: огрызки, чешуя рыбы, кишки, кожурки. Макнул так, что из бочки торчали лишь ноги ассасина.

- И это великий Альтаир? Золотой орёл Масиафа? Я разочарован.

Мужчина не стал ждать, когда ассасин выберется. Он поднял меч и пошёл прочь, свистом призвал к себе коня, да отправился за телегой. Ему нужно было убедиться, что Дамир защитил пленников, что все трое уже в безопасности.


 
Mia111
Охотница
Дата: Четверг, 10.12.2015, 05:49 | Сообщение # 1038
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим, улицы города>

(ПОЛДЕНЬ)




Альтаир ибн Ла-Аха́д (25 лет) - Малик Аль-Саиф

Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей) – Якоб Александр (Альтаир)


Дамир взял управление лошадьми, когда уже несколько стражников были отправлены вперед для обследования ситуации в городе, оставляя их с Робером, пленными и еще одним стражником.

Цитата AlterEgo "Райхан" ()
Взметнувшиеся языки пламени облизнули края простыней, что вывесили сушиться, да пламя стало подползать вверх по подсохшей от жара ткани.
Поднялся визг, улица задымила от соломы и досок.


Араб время от времени поглядывал на чернеющий справа вдалеке столб дыма. Их соратники начали действовать, но все только начиналось. Дамир оглянулся назад, проверяя "пленных". Монах и Якоб... У них не было возможности оценить их состояние. Вздохнув едва слышно, тамплиер вернул свой взгляд дороге, взглянув на Робера, ожидая его сигнала.

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
Робер пронзил неприятеля своим клинком, да выкинул в груду ящиков и мусора тело, всё это делалось на ходу...без остановки. Будто следую регламенту сопровождения пленных, Робер дал знак Дамиру, что нужно поторапливаться


Коротко кивнул ему в ответ, услышав довольно характерный удар тела о земь, убыстряя бег лошадей.

Цитата Shollye "Малик Аль-Саиф" ()
Ворон раскрыл клинок, готовый забрать жизнь лже-стражника, но совершил ошибку. Опять. Его тень появилась перед телегой слишком рано. А что бросает тень на дорогу, да ещё и такую крупную? Клинок Малика прошёлся по кольчуге плеча врага по касательной, ибо страж успел отклониться в сторону. В этот момент напал Альтаир на второго стража. Малик быстро выпрямился, готовый к контратаке, да изогнулся телом, защищая живот от возможного нападения.




Дорога лентой стелилась вперед, как вдруг крупная тень легла на залитое солнцем полотно. Инстинкты сработали быстрее, чем успел араб осознать, отклоняясь рывком в сторону, натянул поводья, заставляя лошадь захрапеть от неожиданности и рвануть вперед. Удар пришелся в плечо, чувствуя давление, но не укол, Дамира повело, выставил ногу в бок, не давая им обоим скатиться на дорогу. Взгляд темных глаз вскинулся на соперника.

Удерживая одной рукой поводья, Дамир попытался ударить в солнечное сплетение, отклоняясь назад. Перехватил занесенную руку за запястье, ударяя ногой в бедрой, отпустил на миг поводья, накидывая как удавку на шею противника, нанося удар нижней частью ладони в переносицу, пытаясь одновременно и удушить его и притормозить лошадь, что неслась вперед галопом.

Цитата Shollye "Малик Аль-Саиф" ()
Малик изогнулся в пояснице, отталкиваясь пяткой от пола, да ударил коленом стража в ухо, быстро скинул с себя удавку и нанёс удар носом сапога в район почки.


Дамир зашипел от полученного удара, сгибаясь по полам, вскинул голову, прикусив губу под шлемом, сверкнув взглядом, телега подпрыгнула на кочке и его мотнуло в сторону. Дамир едва успел схватиться за сиденье, чтобы удержаться и не свалиться под колеса телеги, находя точку опоры. Соперник продолжал теснить его, оттолкнув его на мгновение, спружинил-оттолкнулся ногами, перепрыгивая на лошадь, что несла повозку. Конь взбрыкнул, но продолжил бег. Дамир вцепился в упряжь, притормаживая лошадь одной рукой, второй вытаскивая саблю из-за спины. Улучив момент, перепрыгнул на телегу, нанося удар сверху, клинки зазвенели скрестившись.

Цитата Shollye "Малик Аль-Саиф" ()
Ассасин вытащил свой меч и рубанул по одной из лямок упряжи, кособоча теперь повозку.

Цитата Shollye ()
Малик протянул ногу вперёд и сделал подсечку, роняя мужчину в латах на раненных пленных.


Лямка упряжи, перерубленная ассасином, волочилась по пыли дороги, лошадь почувствовав свободу рванулась вперед. *Шакалье отродье!* - выругался сквозь зубы Дамир. Его атаку отразили, клинки заскрипели друг об друга, полетели почти неприметные глазу искры. Отвлекшись на препятствие впереди, Дамир пропустил подсечку и рухнул, проклиная довольно тяжелые доспехи, на пленных спиной, придавив и без того из раненные тела. Взбрыкнул ногами, отбрасывая противника от себя ударом в грудь на круп лошади. Поднялся с трудом, тяжело дыша, намереваясь распороть саблей спину противнику, занесенный клинок блеснул в лучах солнца, очередное подпрыгивание телеги, заставило араба пошатнуться, вонзаясь в дерево телеги, промахнувшись.

Обрыв слева и поворот дороги стремительно приближался, Дамир нырнул вперед, намереваясь поймать упущенные поводья, саданув оппонента в висок, едва дотягиваясь пальцами до лямки, натягивая на себя, ударил ногой ассасина в бок, пытаясь сбросить его. Усилий явно не хватало, необходимо было срочно перепрыгнуть на лошадь, остановить ее иначе он и все остальные окажутся в глубоком овраге. Собравшись с силами Дамир прыгнул на спину лошади, открывая тыл врагу, цепляя узду пальцами, натягивая, вписывая бешеный галоп в поворот. Едва выдохнул как...

Цитата Shollye "Малик Аль-Саиф" ()
Ворон потянулся рукой к лямкам меж лошадьми. Стражник смог вписаться в поворот, а Малик остановил их бег. Телега встала. Ассасин тяжело дышал. Он смотрел на спину врага и вдруг сказал.
- Я не бью в спину. Повернись!- Араб знал, что его поймут на родном-то для обоих языке. Кони нетерпеливо перебирали ногами, били копытами.


Слова прозвучали гулко в замершей тишине, перебивая тяжелое дыхание, Дамир ухмыльнулся тонкими губами, поворачиваясь к противнику, сверкая взглядом:

- Ты только прыгаешь на голову, - стал вдруг серьезным, ответив ему в тон, пальцы сжались, ожидая удара, теперь им ничто не мешало, но Аллах распорядился иначе.

Цитата Shollye "Малик Аль-Саиф" ()
Малик был готов к драке, да только с крыши близь лежащего дома скатилась черепица и разбилась о землю. В тишине звон был громким. Кони встали на дыбы, Ворон не удержался и упал, быстро перекатился к стене здания, чтобы не попасть под копыта и колёса, и теперь наблюдал, как кони и телега вновь помчались по переулку.


В повисшей паузе эхом раскатился внезапный грохот, лошадь встала на дыбы, Дамир уверенно сжал ее бедрами и перенес вес тела вперед на шею, опуская лошадь на все конечности, вцепившись в поводья на мгновение, позволяя лошадям уносить его и телегу вперед по улицам городам. В лихорадке галопа он обернулся, приметив вдалеке фигуру Робера, что следовал за ними, нагоняя постепенно. Здесь начинались ловушки и им представился отличный шанс оторваться от ассасинов, осуществляя свой план. Дамир задумался на мгновение ожидать Магистра или увести тех ради кого они рисковали в безопасность. Он догадывался, что Робер вероятнее всего не одобрит его решения, но араб чуть притормозил лошадей, ожидая Магистра и поглядывая на раненных.

Робер
Ассасинчики
Якоб
Ангел
все-все-все


 
Brook
Охотница
Дата: Воскресенье, 13.12.2015, 19:18 | Сообщение # 1039
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

Тюремная Башня>

(РАССВЕТ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Кармелит (Дантей)

Аяла бинт аль–Мехдиш (Эггси)

Дамир ибн аль–Асир (Дантей) – Робер де Сабле (Дезмонд)



Не знал и не ведал светловолосый английский Капитан тамплиеров, сколько времени он так и провисел на цепях полуобнажённым, истекая потом и кровью. Рубаха была измята и замызгана пуще уличного бродяги. Подол рубахи едва прикрывал остатки мужской чести.

Долгая болезнь давно высасывала жизнь из Христианина, обтягивая всё ещё крепкие мышцы тонкой плёнкой бледной кожи. Сейчас она была изодрана поверх прежних шрамов. Синяки, ссадины и вздувшиеся волдыри сукровицы от ожогов. В изувеченных пальцах с невыносимой болью била пульсом кровь, словно желая вытолкнуть палачьи гвозди из плоти.

Болью словно коконом было окутало его тело, что раз за разом несло жестокий ответ за грехи его души. И всё же, он принимал свои решения, отдаляя себя от райский врат…


Безуспешно Араб пытался воззвать к разуму своего сожителя в этом теле:
– *Якоб. Я сожалею о твоих страданиях… Поговори со мной. Это ещё не конец. Ты веришь мне…, Якоб?* – принести извинений, выразить слова поддержки, донести, что его путь здесь не окончится, что будут ещё дни в его жизни… всё было тщетно. Юноша оставался глух, и Альтаиру не удавалось взять контроль над этим телом. Дверь к нему была заперта христианской душой.

Спёртый воздух забивал нос, медленно удушая пленника. Якоб Александр был готов принять свою участь разумом, но не сердцем. Глубоко в душе он всегда боялся смерти.
Так отчаянно её боялся…, что каждая схватка на поле боя или в переулке…, с крестьянином или латным сарацином… – неважно… Любая их них была для него словно решающая. Схватка с самой смертью. Руки в кожаных перчатках, окованных латами всегда уверенно держали меч, что проливал кровь по поводу и без… Он так верил в своё дело, и верил, что кто– то должен вымостить себе дорогу в Ад, чтобы на Земле воцарился Рай. Мужества было в неё достаточно, чтобы встать на этот путь, не едва ли его хватало, когда приходило время подумать о душе.

– *Под Твою защиту прибегаем, Святая Богородица…* – вдохнул он тяжко и душно, – *…Не презри молений наших в скорбях наших…,* – судорожный выдох, – *…но от всех опасностей избавляй нас всегда, …Дева преславная… и благословенная.* – попытался поджать плечо, но боль удержала его, – *…Владычица наша, Защитница наша…, Заступница наша…* – глянул мутно под тёмный потолок, как в безду Ада, – *…С Сыном Твоим примири нас, Сыну Твоему поручи нас, Сыну Твоему… отдай нас…* – взмолился на последок грешный Христианин, смея лелеить надежду на искупление грешного, или спасение чудное в мирском.

Англичанин знал, как черна его душа, и как будет страшен отход на суд праведный без истинного покаяния… В своём бреду он знал, что здесь, рядом с ним есть священник, который может хоть сколько– нибудь облегчить его душу. И Тамплиер открыл глаза на ворох голосов в своей голове… И один из них звучал достаточно зловеще, чтобы по обмёрзшим коленям пошла дрожь. Отчётливый сарацинский говор. Капитан Александр поднял тяжёлую голову, скрипя позвонками затекшей шеи, чтобы взглянуть в лицо своего очередного палача…

Цитата MirVokrug "Саллах ад–Дин" ()
развернулся к воину (Якоб), обвисшему на цепях с каким– то безучастным безразличием:
– Попьираете собсные заповьеди, – с высоты своего роста оградил юношу презрением, – ...Насьилуя нащих щенщин. – начал зловещее перечисление их и его в частности грехов, – …Угоньяя в рапство нащих дьетей. …Угньетайа нащих старьиков. ...И убивая нащих мущщьин. – примолк, выбирая кару крестоносцу,

Что этот варвар может знать об их заповедях? Что он может знать о самопожертвовании во имя веры? Якоб был, возможно, наивен, но предан.

Цитата MirVokrug "Саллах ад–Дин" ()
– ..Горьсть ньечьистот ваща вьера. – прошептал ему над подранным ухом,

И всей своей плотью он защищал то, что отвергали и оскверняли эти богохульники, отвергая преклонение перед миссией, перед Христом, что страдал за весь род человеческий во имя их жизни и продолжения рода человеческого… Скольким он заткнул рот собственным мечом и кинжалом за подобные речи…

Что этот варвар мог об этом знать?

Узенькие щёлочки светлых ресниц в темноте скрывали мутный бирюзовый взгляд Капитана Тамплиеров…

Цитата MirVokrug "Саллах ад–Дин" ()
– Йакоб Карайущий... – опознал его, – Змьейеныщ дье Сабле. Ты умрьешь в муках. Дольго. – проклял кровожадного Беса, наслышанный о его злодеяниях, поручал на четвертование.

Столь зловещее напутствие на плаху. И снова страх. Он догадывался, что участь его будет страшной. Но Христос терпел, и им велел. Значит, до́лжно выстоять. Ради Святой церкви, ради Своего Господина… Он не посрамит его в своей предсмертный выдох. И всё же…, всё его живое в нём стенало от боли и страха. Тот, кто говорит, что не боится смерти – лжец. Лжец другим, или самому себе.

Цитата MirVokrug "Саллах ад–Дин" ()
Отошел к своей свите:
– Уже рассвет. – обратился многозначительно к Назиру, – Город просыпается. – с явным заделом, – Вывозите пленников на рыночную площадь. – подозвал жестом двух стражей (Дамир и Робер) в помощь тем, кто уже облачил приговорённых в робы, – ...Пусть умрут с первыми лучами солнца. Усильте охрану. – с этими словами Великий судья окинул снова презренным, но каким– то глубоким взглядом троих смертников, что–то умолчал, и со своей свитой удалился, оставив только одного из телохранителей, чтобы проследил за процессей.

– *Не думал…, что так скоро…* – моргнул долго и больно христианин, захрипев от измученных сухожилий в плечах и запястьях.


– *Якоб!* – воспрял Ла–Аха́д приветствуя, наконец, отклик мальчишки, – *Возьми себя в руки! Твои дни не окончатся на этой плахе!* – делился арабский дух Ассасина своим намерением выжить, – *Она не допустит его.* – возлагал надежды на Ту, что заперта в Другой. Или… хотел верить?

– *Гореть тебе в Аду рядом со мной…, Ассасин.* – сплюнул вязкий сгусток и снова захрипел Тамплиер, более не веря своему спутнику.

Цитата MirVokrug "Саллах ад–Дин" ()
Назначенные конвоиры поволокли из пыточной залы пленников, едва влачащих ноги пленников... Внизу их ждали две телеги. Одна для девушки, которая поедет в сторону казарм, и одна, которая пойдет на рыночную площадь для казни.

Густая кровянистая слюна собралась за губой и стекла вязко по щеке и подбородку на пол, вызывая лишь отвращение окружающих стражников.

Цитата Mia111 "Дамир ибн аль–Асир (Даниэль)" ()
Шагнул вперед араб, едва прозвучали слова, намереваясь подхватить монаха, оставляя Роберу второго, но в руки кинули ему Якоба.

Цепи щёлкнули, и с резкой болью руки с судорогой упали вниз. Резкий приток крови вызвал приступ невыносимой боли в затекших сухожилиях. Христианин зашипел и упал в чьи–то руки грудой костей в комажанном мешке.

Цитата Mia111 "Дамир ибн аль–Асир (Даниэль)" ()
Растеряно смотрел он на рыцаря, не зная как поступить в этот миг. Решив не привлекать внимания, взвалил его себе на плечи, переглянувшись с Магистром, и поспешил на выход с ношей и вторым стражем. Их путь лежал в одно место и все равно он мог наблюдать за монахом.

Комната вскружилась вокруг, и Якоб потерял ощущение пространства, пока ткань рубахи и суконной туники не шаркнулись по изжённой коже, а сам переломился пополам, клюнув носом в чью–то спину. Ужасная боль в паху, заставила его сжать наугад рукав стражника, что нёс его мешком вон из тюремных чертог. Гримасса беззвучной боли искозила осунувшееся лицо с редким молодым пушном бородки и подобия усов.

Цитата Mia111 "Дамир ибн аль–Асир (Даниэль)" ()
Выйдя из сырости на воздух, Дамир вздохнул глубоко, выпуская долю волнения наружу

Свет гвоздями палача впился ему в глаза. Светлые ресницы зажмурились плотно, но едва это спасало от привыкшего к темноте. Непослушная рука с торчащими шляпками гвоздей из пальцев с трудом вытянула локоть, чтобы прикрыться от божьего света. Словно сам Господь порицал его, впитавшего в себя тьму грехов и подземелий.

Цитата Mia111 "Дамир ибн аль–Асир (Даниэль)" ()
сгрузил рыцаря на телегу, что стояла у входа, приковав цепи к небольшим петлям, как истинный конвоир, соблюдая прикрытие.

Мир снова перевернулся с ног на голову, и он ухнул спиной на едва ли смягчающею дно телеги солому. Приложился плечом весьма неудачно для ослабшего тела. Перекатился на бок, высунув колено меж решёток, да кому–то не по нраву оно пришлось и его подпихнули обратно за решётку.


В это время его и подтянули к кольцам на привязь. Судорогами тянуло струны мышц в молодом теле, вынуждая молодого рыцаря извиться подобно червю на крючке. Затем выдохнул, оставленный в покое.

Цитата Mia111 "Дамир ибн аль–Асир (Даниэль)" ()
Желал он дать ему какой–то знак, но за ними наблюдал телохранитель Повелителя, сдержался он не став рисковать, лишь задержал руку свою на запястье рыцаря на мгновение дольше, чем следовало.

Странный жест, больше похожий на обращение, привлёк рассеянное внимание рыцаря. Якоб с гримасой боли увёл свой бирюзовый взгляд под брови, надломленные в страдании.

Цитата Mia111 "Дамир ибн аль–Асир (Даниэль)" ()
Отступил на шаг, позволяя положить тело монаха на телегу,

Но взгляд усел лишь мельком скользнуть по смазанной картинке стражника по ту сторону решётки, пытаясь выцепить взгляд в прорезях забрала его шлема. Утренний свет тусклыми бликами заигрывал по чешуйкам доспел и иглами колол глаза приговорённого грешника.

Что это могло быть? Сочувствие? От врага? Или среди сарацин есть… тайные христиане? Во всяком случае, этот жест лаской лёг на христианское сердце.



<улицы города>

(к ПОЛУДНЮ)



Грубо сколоченную телегу растрясывало по ямам дорог весьма неприятно. Грубая ткань драла раны, рассыпанные по телу Христианина, словно язвы по телу чумного. В вуали страха перед мучительной болью и смертью в муках, Якоба терзало ещё одно чувство… Словно он о чём– то забыл… О чём–то очень важном, о чём не должен был. Что же это?


Но не мог вспомнить светловолосый Тамплиер. Он тяжко припал плечом и виском влажным к деревянной решётке, просаленной потом иных мучеников. Вздохнул хрипло, удушливо. Глаза его привыкали к свету дневному и он поднял ресницы, узрев перед собой… Её (Мира).

Цитата Lyna "Мира Наир" ()
С натужным скрипом колес повозка вписалась в поворот, оставляя позади двигавшуюся к рыночной площади процессию. Мира проводила тяжелым взглядом вторую клетку и поджала губы. У нее другая задача.

Болью обиды за подлый обман как ветвями терновника окутало ни только тело его, но и сердце. Гнев всколыхнулся в рыцаре:
– *Будь ты проклята…* – стиснул зубы, неожиданно вольно сам для себя.

Вид победный и строгий в Той обманщице всколыхнул негодование в Тамплиере. Уж сильно ранил его её обман. Той, что он считал старшей сестрой, которой протянул руку в свой трудный час в бреду, в той хижине. Той, с которой ночлег делил. Той, которую на веру и глупостью свою в обитель Господина своего привёл. А после познал и унижение боли во вражеской темнице.


– *Не её то воля была.* – вступался Ассасин за воительницу из Братства, – *Долг. И тебе это ведомо.* – серчал на глупость мальчишки, – *Ты помнишь взгляд тот. Не желал она тебе мучений… Твоё упрямство!*
Но не слышал молодой капитан увещеваний демона, что делил с ним его же плоть. В эту минуту, перед его глазами проехала, громыхая колёсами, вторая телега… И тогда он вспомнил о забытом.

Лицо молодой женщины в ободранных одеяниях (Аяла). Перепуганное, мазанное грязью и тёмными пятнами от запёкшейся крови… бледное лицо за решётками. Он так и не узнал её имя. Женщина арабского тамплиера, что протянула ему тот платок. Роковой ли он был для них в тот час? Она отвела беду от него тем платком, но он же тем платком навлёк беду на неё. И даже не знал её имени. И вот теперь их увозили в последний путь по разные стороны.

Едва ли он успокоил свои тревоги, что ни на плаху везёт её Мира, иуда сарацин…, как донеслось до его подранного уха, что участь её позорной будет – в услужение воинам отдана за предательство своего народа.

Одна лишь нелепая попытка дёрнутся на цепях в сторону несчастной, и на более сил не осталось. До последнего держал он напуганную газель в поле своего зрения, пока их телега не скрылась за углом…

– *…Боже, прибежище наше в бедах, – уткнулся немощный христианин в свой локоть в поисках выдержки, – *…дающий силу, когда изнемогаем мы, и утешение, когда скорбим мы…* – сдержал постыдные слёзы, отведя взгляд к небу, где должен быть покровитель Всех христиан, – * Помилуй нас, и да обретём по милосердию Твоему успокоение и избавление от тягот. Через Христа, Господа нашего.* – молил напуганный англичанин, но в эту минуту не за себя, ни за душу и плоть свою, а за чужую, – Аминь, Господин… да не оставь нас… – спрятал лицо своё в локтях, чувствуя, как снова немею кончики здоровых пальцев и как болью дёргает увечные, как снова болью сводит шею и плечи.

Такой долгой казалась эта дорога… Раскачивающаяся телега и баюкала и чинила боль рукам, ранам и ожогам под грязными одеждами. Словно пьяный, Якоб отыскал священника (Кармелит), с чьими ногами оказались спутаны его собственные в этой тесной клетке смертников:

– Святой отец…, – вдруг обратился он хрипло к священнику, с кем разделит казнь мирскую, – грешен ли я перед Господом, …если огнём и мечом …вступаюсь за веру его, не разделяя мощи и возраста врагов его? – мямлил измождённый болью и страхом грешник, блуждая лажным трусливым взглядом по решёткам, что сковали его, – …Простит ли он и примет ли, если…, – сглотнул кровяной ком, – …если в минуты отчаянья и гнева своего я усомнился в нём? – всхлипнул забытым носом и выдохнул ртом, не в силах бороться за глотки воздуха, – Приведёт ли меня …Архангел Михаил к воротам Рая и скажет ли… «Вот он! Господи…, защитник и поборник веры твоей… Прими его, сына твоего»? – лелеял как и всякий воин на смертном одре Якоб, – Или же…, – сглотнул, глянулв страшно на того, кому должны быть ведомы эти таинства, – …или же отринет руку мою и скажет… «Вот он, Господи, …грешник, недостойный перста твоего…, …душегуб, …гореть ему пламенем вечно»? …Скажите мне, святой отец. Я должен знать. – почти в детской мольбе молвил молодой рыцарь в благоговейном страхе перед Судом Божьим.





Ангел Кармелит (Дантей)

Ангел осторожно внимал звукам, что доносились со всех сторон, пеленою накрывая все вокруг. Приоткрыв глаза, зажмурил их вновь от солнечных лучей, что освещали их путь. После того подземелья и темноты все вокруг казалось новым, удивительным и каким то волшебным. *Во истину велик Господь своим Творением*. Он наслаждался каждым мигом, что даровали ему в этих землях, не думая о казни, внемля окружающей природе в красоте своей, вкушая радость последних минут, заставляя боль отступать. Слух его тронули слова рыцаря, которому хотел он помощь оказать, взглянул на него сквозь пелену из солнечных ликов приветливо:

– Сомнения твои понятны, сын мой, они делают тебе честь в вере твоей. Ты– человек и можешь сомневаться, не преступление то. Господу не нужно послушное стадо, следующее за ним. Не для того вершил Творение свое Господь, – облизал пересохшие губы, продолжая, – "Я думал, что мне должно много действовать против имени Иисуса Назорея. Это я и делал в Иерусалиме: многих святых заключал в темницы, и убивал их, и по всем синагогам я многократно мучил их и принуждал хулить Иисуса и, в чрезмерной против них ярости, преследовал даже и в чужих городах." Но, встретив Иисуса, Савл в трепете и ужасе сказал: “Господи! что повелишь мне делать?”. Так избран был Апостол Павел, – перевел дыхание, – рыцарь, я отрицать и лгать не стану твой путь извилист, но верен ты в убеждении своем и избранном пути, кровь на твоих руках бесспорно, но Милость Господа, Его прощение превыше, лишь будь открыт ты перед ним и честен, учись прощению других и он простит. Не бойся, в этот миг Суда, земные путаны дороги, уйди смиренно и без страха. Спасение, сын мой, достигается Верой и только и только Верой. Что не ведомо Господу и Архангелу Михаилу ведомо Сыну человеческому – Иисусу Христу, что ходатайствует за каждого человека, приходящего к Нему, перед Небесным Отцом. Избавь Душу свою от страха, не пятнай ее сомнениями в Отце и уйди с миром, коль Господь решил, что время пришло для сего деяния. Покаяние твое необходимо. Ты не один, сын мой, – слабо улыбнулся.

Прислонился виском к решётке, открывая солнцу одно своё плечо. И чья–то тяжёлая рука так знакомо опустилась ему на то плечо. Как прикосновение самого Архангела Михаила. Христианин вздрогнул и объятый тревогой метнул взгляд на тяжёлую руку в кованной перчатке (Робер)…


Благословение то было не от Ангела, а от человека, которого меньше всего Якоб надеялся увидеть…
– Сиииир… сииииир… – выдохнул молодой бирюзовоглазый тамплиер, подавшись на цепях к той решётке, – Сиииир…! Ради всего святого…! – но его негодование задохнулось, едва стоило ему увидеть это почти отцовское для него лицо…

И вдруг стражники, что вели их под конвоем обнажили мечи против своих же товарищей… так тихо и удачливо…

– …Вы не должны были, Сир. Не должны были… я ведь… – сетовал Александр, чувствуя ужасную вину перед Господином, что завлёк его в это, – Они ведь ждут этого… – долг пересилил страх, и теперь Тамплиер сетовал на подоспевшую подмогу, о которой так молил всю дорогу…, – Так не должно быть, Сир… – всхлипнул виновато пленник, – Не должен Господин рисковать жизнью за Слугу своего…

Но он не мог предположить, что именно его Господин, Магистр Ордена Тамплиеров собственной персоной облачиться во вражеские латы и придёт за ним.

Оковы спали с рук пленников. Якоб осторожно опустил руки к ногам и согнулся сам, превозмогая боль от затёкших мышц. Кровоток неохотно возвращал все его конечности к жизни. И тогда вновь заныли болью пальцы. Пальцы левой руки. Той самой, что должна была держать меч… Александр задышал шумно в зло стиснутые зубы. Подсел спиной к решётке плотнее.

И всё же, это единение с де Сабле было благословением ему, пока…

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
Этот щелчок, блеск…был знаком де Сабле не понаслышке. Он отвёл голову чуть в сторону, словно приглашая клинок пронзить свою шею, да только резкий выпад рукой вверх, остановил его. Робер схватил нападавшего за руку и отвёл смерть от себя в сторону, при этом взглянув Серой сталью в Янтарь. *Какие люди!* Усмехнулся про себя Магистр тамплиеров. Он заметил, что на Дамира тоже напали, но сейчас было первостепенно отвадить от телеги ассасинов, потому де Сабле полоснул мечом воздух, заставляя белую смерть отпрыгнуть или парировать удар.

– Сиииир! – дёрнулся Якоб с соломенной подстилки, вцепясь в прутья решётки, дёрнул, – Откройте! Слышишь! Ты! Открывай!! – гаркнул хрипло, заплёвываясь, на того, что был на месте возницы (Дамир), но…

Цитата Shollye "Малик Аль– Саиф" ()
Ворон раскрыл клинок, готовый забрать жизнь лже– стражника, но совершил ошибку. Опять. Его тень появилась перед телегой слишком рано. А что бросает тень на дорогу, да ещё и такую крупную? Клинок Малика прошёлся по кольчуге плеча врага по касательной, ибо страж успел отклониться в сторону. В этот момент напал Альтаир на второго стража. Малик быстро выпрямился, готовый к контратаке, да изогнулся телом, защищая живот от возможного нападения.



– *Их нужно вытащить!…* – наставлял Альтаир молодого Тамплиера, – *…Боюсь, они скоро перестанут служить тебе. Поторопись!* – предостерегал Ла–Ахад, чувствуя, как нарывают глубокие раны от ржавых гвоздей, застрявших в плоти и костях. – *Наберись мужества и вынь их. Ты должен.*
Безымянный и средний… Якоб выдохнул и вцепился зубами в две ржавые шляпки, тревожа воспалённую плоть и… дёрнул их, откинув затылок. Запястье дёрнулось следом. Резкой болью парализовало руку до самого локтя. Неровные прогнившие гвозди драли мясо ржавчиной, а застряв в трещинах костей, дёрнулись вместе с фалангами из суставов. Мученник заскулил и взвыл, прижимая калеченную руку к груди. Глянул мутно за решётки, где возница боролся с ассасином.

Капитан Тамплиеров раненным львом метался по клетке, сминая солому коленями в поисках выхода, чтобы вступиться за товарищей.

Вдруг промашливый удар мечом не срезал замок. Якоб ногой выбил решётку, и тут же получил обузу на грудь:

Цитата Mia111 "Дамир ибн аль–Асир (Даниэль)" ()
Дамир пропустил подсечку и рухнул, проклиная довольно тяжелые доспехи, на пленных спиной, придавив и без того из раненные тела. Взбрыкнул ногами, отбрасывая противника от себя ударом в грудь на круп лошади.

Это падение выбило сознание из тела израненного рыцаря, удушив и болью и сжавшимися больными лёгкими. Он побледнел. И только чья–то тяжёлая рука, хлещущая его по щекам, привела его в чувства…

– …Сир? – узнал он дважды своего ангела–хранителя (Робера)

Глянул и рассеянно глянул второму пособнику (Дамиру), что был арабом, и Якоб неуверенно приветствовал его жестом, но тут же осёкся, что приветствует его, крестясь, как перед чёртом. Что поделать?... Не любил он арабов, этих чертей, и едва не перекрестился перед одним из них.

Ему помогли выбраться из решётки. Он нетвёрдо встал на ноги и пошатнулся, поджав больную руку к себе как подбитый пёс. Но это не помешало ему вцепиться сыновними объятиями в де Сабле, что был выше своего приёмного сына почти на две головы.


– Я и не надеялся, …мой Господин. – выдохнул он и усмехнулся, – Непутёвый я сын… Утратил все ваши подарки… – похлопал отца по спине и отсранился.

И вдруг Адевале сделал молодому тамплиеру неожиданный подарок, проятнув всё то, что было им утрачено при пленении. И его сумку с личными вещами, где было кольцо… Якоб тут же отрыл его и надел на правую руку, не желая больше с ним расставаться. Принял и ножны с мечом “Архангел Михаил”, что так же был дарован ему Великим Магистромде Сабле. Жаль лишь коня он утратил уже давно…

– Мой друг. – всё что нашёлся с радостной вести изречь Якоб и поощрил бывшего раба похлопыванием по спине, – Я рад, что ты продолжил свой путь с нами. – чуть потрепал, бледно и болезненно улыбнувшись…

Недолгим был ритуал их воссоединения. Якоб разомкнул объятия:
– Сир…, вторая телега. – заглядывая своей безумной мутной бирюзой в серебро отцовских, – Вы кого–нибудь отправили за ней?? – спрашивал, но ожидал единственного ответа – утвердительного, – Сир…, – выдохнул будто разочарованно, выпрямляясь в спине, покрываясь холодным потом, – Её нужно перехватить! – уверенно заявил рыцарь и вытянулся в осанке, расправляя плечи, заявляя этим, что готов сражаться и рано списывать его со счетов, – Я обязан той девушке жизнью! Она Христианка и жена нашего брата. – объяснялся в глаза своему покровителю, – …Она из Ордена. Я…, я навлёк несчастье на неё… – виновато надломились его брови, – …Я не смогу спокойно жить, зная о том, что из–за меня она… – побледнел и сглотнул ком, за щеками заходили желваки, – Я больше не имею права сбегать, Сир… – каялся молоденький тамплиер.

Был на его душе давний грех, что стоит невинной девушке и чести и жизни. Обременив её ребёнком в отцовском амбаре, отказался от неё, а она на следующую ночь покончила собой, повесившись в том же месте, где его интрижка обернулась смертельным грехом… Отец отослал его из Англии на Святую Землю искупать грех. Якоб принял эту волю. Позже дал обет безбрачия и более не касался женщин, оставив себе лишь стыд рукоблудия. Но проклятье брошенной невесты преследовало его и на Святой земле. Не мало горя принесли ему женщины на этой Земле. И теперь он должен был хоть что– то сделать для одной из них… Появившись в жизни Безымянной арабки, сломил её судьбу, и был в ответ.

Продолжение следует...


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
Shollye
Охотник
Дата: Воскресенье, 13.12.2015, 21:04 | Сообщение # 1040
.:Tamashi o tabe:.
Группа: Модераторы
Сообщений: 2277
Статус: Offline

Награды: 57
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим, улицы города>

(к ПОЛУДНЮ)



Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей) – Якоб Александр (Альтаир)


Робер оставил ассасина в живых. Этому молодому отпрыску орловьего гнезда уготована великая судьба. Магистр Тамплиеров не считал, что имеет права отнимать жизнь значимого человека в судьбе мира. *Без таких врагов будет битва не честна и не интересна.* де Сабле увидел телегу далеко перед собой…В голове прозвучал голосок сына…

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
– Сиииир… сииииир… – выдохнул молодой бирюзовоглазый тамплиер, подавшись на цепях к той решётке, – Сиииир…! Ради всего святого…! – но его негодование задохнулось, едва стоило ему увидеть это почти отцовское для него лицо…

Его глаза горели слезами. Ни один родитель не может видеть влагу на лице своего чада. Мужчине тогда не предоставилась возможность протянуть руку и шершавой рукой погладить сына по щеке, успокаивая. Смог только улыбнуться. *Верь, Сашэ. Я рядом. Всё будет теперь хорошо. Сын.*

Цитата Mia111 "Дамир Ибн аль-Асир" (Даниэль) ()
В лихорадке галопа он обернулся, приметив вдалеке фигуру Робера, что следовал за ними, нагоняя постепенно. Здесь начинались ловушки и им представился отличный шанс оторваться от ассасинов, осуществляя свой план. Дамир задумался на мгновение ожидать Магистра или увести тех ради кого они рисковали в безопасность. Он догадывался, что Робер вероятнее всего не одобрит его решения, но араб чуть притормозил лошадей, ожидая Магистра и поглядывая на раненных.

Нахмурился Тамплиер. Он ударил коня по бокам, подгоняя. *Что-то случилось?* Сердце француза рвалось к англичанину. Просто быть рядом…Им это помогало. После ранений они просто сидели рядом и…кажется излечивались быстрее. Робер нагнал телегу и, не остановив толком коня, спрыгнул, чуть нахмурившись, на боль в боку.
Отец заскочил в телегу, да вновь положил руку на плечо сына
.

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
– …Сир? – узнал он дважды своего ангела–хранителя (Робера)

- Якоб,- улыбнулся де Сабле. Он снял с себя шлем и предстал перед сыном лицом своим, а не бездушной пластиной шлема.

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
Глянул и рассеянно глянул второму пособнику (Дамиру), что был арабом, и Якоб неуверенно приветствовал его жестом, но тут же осёкся, что приветствует его, крестясь, как перед чёртом. Что поделать?... Не любил он арабов, этих чертей, и едва не перекрестился перед одним из них.

Робер заметил дрожь и страх…Мужчина поднял глаза на Дамира. – Дамир, подготовь коней.- Глянул на второго пленника,- Как вы, святой отец? На коне удержитесь? Или лучше телега?- де Сабле думал как ему быть дальше. Сын спасён…теперь можно было…

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
Ему помогли выбраться из решётки. Он нетвёрдо встал на ноги и пошатнулся, поджав больную руку к себе как подбитый пёс. Но это не помешало ему вцепиться сыновними объятиями в де Сабле, что был выше своего приёмного сына почти на две головы.

Магистр помог своему лейтенанту покинуть клетку. Робер держал Якоба под талию, стараясь не причинять ему боли. В его руках было истерзанное дитя…его дитя. Тигром тамплиер охранял своего дитёныша. В душе бушевала жажда мести, но её тушила мудрость и голос разума. И вдруг его обняли. де Сабле тут же ответил, обняв Сашэ. Его мальчик снова был с ним. Ни один сарацин, ни один ассасин больше не коснётся его. Якоб Александр будет подле своего Магистра. *Якоба Карающего не будет. Будет только Змеёныш. Мы будем сильны. Вместе.*

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
– Так не должно быть, Сир… – всхлипнул виновато пленник, – Не должен Господин рисковать жизнью за Слугу своего…

- Ты говорил мне, что не должен Господин рисковать жизнью за Слугу своего…,- Француз пристально смотрел в бирюзу глаз самого любимого сына.- Ты прав. Господин ради Слуги не должен, но! Отец ради Сына обязан. Я бы не смог быть в безопасности ценой твоей жизни.- Чуть отстранился грудью и заглянул в глаза тамплиера.- Сашэ,- слетело с губ, и мужчина нежно и ласково поцеловал по-отечески сына в лоб,- с возвращением, сын.

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
– Я и не надеялся, …мой Господин. – выдохнул он и усмехнулся, – Непутёвый я сын… Утратил все ваши подарки… – похлопал отца по спине и отсранился.

Робер улыбнулся. Рядом с Якобом было так хорошо…вспоминались спокойные дни, когда они могли просто быть отцом и сыном.- Лучший подарок, который приподнёс мне Господь сегодня – твоя жизнь…Ты жив…а остальное не важно.- Но в этот момент почувствовал гнев своей царицы, вспомнил сияющие глаза их сына. *Прости меня, Райхан. Наш сын мне важен, но…нужно просто время.*

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
И вдруг Адевале сделал молодому тамплиеру неожиданный подарок, проятнув всё то, что было им утрачено при пленении. И его сумку с личными вещами, где было кольцо… Якоб тут же отрыл его и надел на правую руку, не желая больше с ним расставаться. Принял и ножны с мечом “Архангел Михаил”, что так же был дарован ему Великим Магистром де Сабле. Жаль лишь коня он утратил уже давно…

Адэвале оказался хорошим союзником. Этот великан появился ниоткуда и принёс необходимое, чтобы Змееныш почувствовал себя лучше. Мужчина улыбнулся вновь темнокожему соратнику. Думал подшутить над Адэ и попросить доставить сыну его умершую кобылу, но подумал, что не время, не место и великан просто не поймёт шутки.

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
– Сир…, вторая телега. – заглядывая своей безумной мутной бирюзой в серебро отцовских, – Вы кого–нибудь отправили за ней??

Удивление показал сыну. *Вторая телега? Но ты же тут…* Не понимал Магистр, почему Змеёныш так напуган теперь, когда всё в порядке и он в безопасности.
- Якоб, какая вторая телега??- Не понимал. Посмотрел на Дамира, может он знает, потом на Адэвале.

Цитата Brook "Якоб Александр" (Альтаир 92) ()
– Её нужно перехватить! – уверенно заявил рыцарь и вытянулся в осанке, расправляя плечи, заявляя этим, что готов сражаться и рано списывать его со счетов, – Я обязан той девушке жизнью! Она Христианка и жена нашего брата. – объяснялся в глаза своему покровителю, – …Она из Ордена. Я…, я навлёк несчастье на неё… – виновато надломились его брови, – …Я не смогу спокойно жить, зная о том, что из–за меня она… – побледнел и сглотнул ком, за щеками заходили желваки, – Я больше не имею права сбегать, Сир… – каялся молоденький тамплиер.

де Сабле хмуро посмотрел в лицо своего лейтенанта. Их ждут. Райхан и остальные ждут. Мужчина прижал пальцы к переносице и потёр её. Незапланированное спасение…




Дезмонд смотрел на того, ради кого сам Магистр рисковал своей жизнью. Эти уверенные глаза…осанка, причиняющая сейчас боль. Майлз увидел в нём себя.
- Будь для своего сына героем. Ты же его отец. Ты сможешь,- улыбнулся Объект-17. Когда-то он также смотрел на Леона. Ведь старший брат был дла него героем, а не отец.
- Ты Великий Магистр Тамплиеров, но для него ты герой, который сможет вселить в него Веру сильнее которой не может быть даже слово Господа. Будь для своего сына тем, кто может всё. Ты сможешь Робер. Ты придёмаешь как быть. Улыбнись же ему.- Дезмонд грустно вздохнул. Ему не хватало сейчас его семьи.




Робер услышал голос в себе и понял, что он прав. Мужчина убрал руку от лица и улыбнулся Якобу, положил руку на плечо его и произнёс:
- Раз для тебя это важно, сын мой, то я помогу тебе спасть ту девушку.

Якоб
Дамир


 
Brook
Охотница
Дата: Воскресенье, 13.12.2015, 22:26 | Сообщение # 1041
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

по улицам города до казарм>

(ПОЛДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир ибн аль-Асир (Дантей)

Ангел Кармелит (Дантей)

Христианский капитан Тамплиеров, Якоб Александр, не желал оставлять Магистру своего Ордена иного выбора, как отпустить своего Змеёныша на эту авантюру и подписаться на неё самому. Откажется ли де Сабле рисковать жизнями своих людей, с которыми пришёл за ним, и самим Якобом ради одной женщины, что везут сейчас в логово городской стражи?

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
де Сабле хмуро посмотрел в лицо своего лейтенанта. Их ждут. Райхан и остальные ждут. Мужчина прижал пальцы к переносице и потёр её. Незапланированное спасение…

– *…Самоубийство, скажете?* – нахмурился и выдохнул с характером Якоб, – *Вот значит как…?* – осмелел Змеёныш, сжав кулак правой неумелой руки, подняв подбородок, – *Это дело моей чести… Тогда я пойду один…* – был готов услышать категоричный отказ, развернуться и…

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
Робер услышал голос в себе и понял, что он прав. Мужчина убрал руку от лица и улыбнулся Якобу, положил руку на плечо его и произнёс:
– Раз для тебя это важно, сын мой, то я помогу тебе спасть ту девушку.

Тамплиер распустил крылья… Новый прилив сил. Важная цель впереди всегда вселяла в него уверенность и силы.

Он положил руку на плечо крёстного отца всем Тамплиерам, и лишь ему одному почти родному.


– Спасибо, Сир. – кивнул ему и боднул его лбом в мужском жесте побратимов, – Адэ! Коня! – скомандовал лейтенант Магистра.

А сам в этот миг подумал, что ну не может же и вторая его женщина оказаться скрытой угрозой? Нет. Этого уже просто не может быть.

Сильно прихрамывая, нетерпеливо выдернул поводья из рук Адевале, отнимая того коня, на котором тот прибыл. Этот воин найдёт себе другого коня – Якоб не сомневался.

Александр почти вполз в седло, весьма неуклюже, морщась и кусая губу в кровь. С нажимом, но всё же уселся. Одной рукой сжал поводья и дал по конским бокам пятками сапог, привстав на стременах, чтобы не тревожить увечье в промежности.

…Галопом помчался молодой Тамплиер по душным улицам Иерусалима. Время и боль будто остановились. Увиливая от прохожих, нырнул за угол… Высекая мерную и быструю чечётку конскими копытами, летел между зевак, забыв о боли и страхах.

Сорвал с верёвки чёрное полотно выстирано ткани и наскоку стал мотать чалму, скрывая лицо за оборотами. Светловолосому и голубоглазому англичанину нет дороги на улицах сарацинского города…




Альтаир не мог поддержать это безумие и возбранился:
– *Ты и твой Повелитель безумцы…* – усмехнулся Араб тому, как они помчались спать простую женщину, – *Это предприятие – погибель…* – расценивал это так Ассасин, но не пытался вразумить обезумевшего раненного пса, – *Останови коня. Ей не помочь. Тебе не справится одному.* – исподволь дразнил что-то в рыцаре.

– *Ты так говоришь, потому что считаешь себя лучше меня?* – прошипел в стиснутые зубы Тамплиер, – *…Ты так говоришь, потому что эта девушка Тамплиер.* – и пуще прежнего припустил коня.


Араб глухо усмехнулся. Знал бы этот юнец, как сам Альтаир Великий в своём время мчался подобно ему, чтобы спасти свою Тамплиера.
– *Безрукий глупец…* – зарычал ответно Альтаир, – *Ты и меч держать в руках не сможешь. Ты калека. Почти Евнух.* – твёрдым и острым как клинок языком ранил Ассасин Тамплиера в самое больное, и знал, для чего.

Такое оскорбление ранило молодого Тамплиера в самую суть его воинской чести.
– …Отоспимся на том свете. – он дёрнул поводья, таки сворачивая в ближайший проулок, когда ему и его спутникам пришлось разминуться с главной дороги по проулкам.

На ходу соскочил с седла, выдернул меч из ножен шагнул к фонтану с протухшей водой.

Уложил раненную ладонь на бортик, расправляя пальцы, с которых не смог вынуть орудия пыток, и один махом, высекая искры с камня, отсек испорченную плоть… Брызнула скудно кровь и на камне осталось два кусочка плоти. На их месте на руке рыцаря было теперь два сочащихся кровью обрубка на манер тому, как было у самого ассасина…


Ассасин вздрогнул, дёрнулся внутри червём и опешил, чувствуя ту же боль, не больше и не меньше. И она так была ему знакома. Он рассчитывал раззадорить юнца, вызывать гнев, негодование, азарт, что угодно, но!... парень превзошёл сам себя… Между Ассасином и Тамплиером повисла тяжёлая тишина…
– *Что ты наделал…* – выдохнул Альтаир.

– …Всего лишь пальцы. – прорычал Якоб в зубы, прикусившие ткань, заматывая обрубки полосой той ткани, что отодрал от собственной рубашки, – …Я научусь владеть правой. Ты недооцениваешь меня. – решительно заявил умирающий Христианин.


– *Успеешь ли…, глупый мальчишка…* – сетуя, покачал головой Ла–Ахад, но не смог не признать, что такой приток мужества в христианском подранке восхитил его. – *Что ж. Время у нас есть. Тогда доверься мне, и я …помогу тебе.*
Якоб скептично отнёсся к этому предложению о помощи, но в итоге… Они пришли к согласию. Тамплиер впустил идейного врага в свою голову, позволяя ему читать свои помыслы и делиться мастерством правой руки, когда то потребуется. Было решено, что им нужна практика…

И тогда Якоб вскочил в седло, разделяя с ассасином его выносливость, ибо своей ему уже не хватало. Решили сразить любого первого попавшегося стражника, орудуя лишь правой. Два чужих сознания в одном теле должны были сработать сплачённо, на одном дыхании, на одном замысле, на одном движении. Два чужих сознания – на одной волне. Словно два эха.

И Якоб пустил коня галопом, да едва не опрокинулся, когда конь вскочил на дыбы и заржал. Ему путь перегородил сам де Сабле, упустивший его из виду.

– Всё в порядке, Сир! – чуть запыхавшись, – Я не отступлюсь. – уверенно мотнул головой и вздёрнул свой мохнатый тёмный подбородок, – Даже если весь Иерусалим проклянёт нас. – рассмеялся и закружился на всполошённом коне на узком пяточке проулка, откуда он вылетел на Змей де Сабле.

Должно быть, само проведение благоговело благородному порыву молодого Капитана, ибо де Сабле приметил по пути за своим нерадивым сыном посольский кортеж. Туда они и поскакали на перерез всадникам в чёрном. Это был генеральский гонец со своей свитой. Значит, вести важные. С ними можно будет проникнуть в Казармы, куда, видимо, уже прибыла телега. Он обязательно мечом спросит с Миры ответ за её деяния во имя Братства.

Де Сабле должен был пересечь дорогу свите, отрезая ей путь от гонца, идущего первым, а Якоб – перехватить самого гонца и отобрать посыльную сумку. Дамир прикрывать со стороны.


Александр по проулкам гнался параллельно гонцу и в свой час выскочил на его пути, метнув ему в грудь кинжалом с правой руки, которой никогда не пользовался

Спешился, обыскал, срезал сумку с его пояса и…

Вдруг сумку выхватили наскаку! Капитан вскинулся и вытянулся подобно полевому суслику:

– Сир!! – в негодовании воскликнул Якоб в спину своему Магистру

Но дерзкое подначивание мужчины заставило его только гневно пыхнуть, вползти обратно в седло и помчаться за своим Господином.

Якоб совсем не желал пускать своего Господина в самое сердца врага на передовой. Это был его долг! А не де Сабле!

– Что Вы вытворяете! – поровнялся с ним конскими крупами, шли ноздря в ноздрю, – Это только моё дело! Прекратите! Отдайте мне сумку! Сейчас же! – мотнул коня боком и попытался выхватить ту под ремень, но ни тут-то было!

Змей де Сабле был также несговорчив, как и его выкормыш.

Было решено, что Робер, с менее западной внешностью, проникнет во двор полупустой в этот час казармы. Якоб проберётся по крышам, и через верёвки дозорной сигнальной вышки на соседнем здании, что сообщалась с вышкой казарменной крепости верёвками и люлькой, переберётся за стены казармы и даст прикрытие стрелами… Дамиру была дорога с другой стороны стен, позаботиться о подъёмнике ворот, которые обязательно закроются, едва будет раскрыто, что гонец – не гонец вовсе.

И конечно, бравые тамплиеры, не могли и предположить, что за высокими стенами казарм уже идёт переполох.

Цитата AlterEgo "Стражи во дворе казарм" ()
Вдруг тяжёлая решётка за тяжёлыми толстыми воротами заскрипела, заскрижетала и поднялась…

Воины, что были ближе к воротам, вздрогнули и кинулись к воротам, прижимая их ладонями. Они ничего не понимали.

– Почему активирована решётка?! – глянули наверх, откуда повалились стражники.

А потом вдруг какая-то невиданная сила разбросала и их самих. Напуганные до смерти, взывая к защите и святости Аллаха, они разбежались… Засов упал с креплений и тяжёлые двери со скрипом и ворохом песка разошлись…


Робер
Дамир
Якоб
Горнизонцы
Дамы
Мужья дам?)))))


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
Lyna
Охотница
Дата: Четверг, 17.12.2015, 17:02 | Сообщение # 1042
Гений, миллиардер, плейбой, филантроп
Группа: EliteGamer
Сообщений: 1305
Статус: Offline

Награды: 17
За пару часов до предыдущего поста Джасима...

<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

бедный квартал, заброшенная церковь христиан>

(НОЧЬ)




Райхан (Ада) – Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек) – служанка Суфь


Оставив отца, Джасим подбежал к девушке, воодушевленный предстоящим знакомством с сестрой. *Папа говорил, она англичанка…* Мальчишка напрягал память, пытаясь вспомнить все, что знает из этого языка.

- Привет! – бодренько, хоть и с ужасным акцентом, начал он и вдруг замолчал, растерявшись. Как же ему завязать знакомство? *Привет, я твой сводный брат!.. Да уж…* - Ты Эшли, да? Меня зовут Джасим, - улыбнулся подросток. – Тебе помочь с окнами? – кивнул на шторы, которые развешивала девушка. С откровением на счет их родства решил не спешить, не зная, как подступиться к этой теме.

Цитата Kapitel "Эшли (Лим)"
О, привет, - улыбнулась она, дёрнув штору ещё раз и зашторив наконец-то окно. - Да, ты прав, - улыбнулась мальчишке, подобрав юбку и присев, дабы быть одного роста с Джасимом. - Приятно познакомиться, - протянула ему руку в знак приветствия. - А я тебя помню! - вспомнила, что недавно чуть не сбила этого ребёнка с ног. - О, буду благодарна, - вставая на ноги, не удержалась и взъерошила ему волосы. Поправив и отряхнув юбку, подошла к следующему окну и стала поправлять штору. - Ты ведь помог моему Господину, да? - решила завязать разговор Эшли.


- Мне тоже! – радостно отозвался парнишка, пожимая протянутую руку, но тут же смутился. *Она же девушка, а не какой-нибудь дружок с улицы!* - одернул себя и, склонив голову, легонько поцеловал ее ручку. – Рад встрече, леди, - расплылся в улыбке будущий рыцарь. На ее жест насупился недовольно, приглаживая шевелюру, но смолчал. Почему всех старших так и тянет к его волосам?! – Да, - ответил Джасим. – А как же? Он ведь и мой Господин, - вскочил на подоконник и стал расправлять штору сверху. – А ты давно с ним? Как вы встретились? – поинтересовался мальчик, выглядывая из-за занавески.

Цитата Kapitel "Эшли (Лим)"
- Будь осторожнее, - спохватилась она, подходя к мальчишке, который столь беззаботно вскочил на подоконник. - Смотри не упади, - убедившись, что Джасим ровно стоит на ногах и помощь ему не нужна, Эшли медленно, всё так же с беспокойством смотря на мальчишку, подошла к следующей занавеске. - Как давно я с господином... - задумчиво протянула девушка. - Даже не помню, - рассмеялась она, так как и в самом деле не могла вспомнить, сколько лет назад Робер её взял к себе. - Тогда, меня хотели наказать за воровство, а господин встал на мою защиту... Вот с тех пор я подле него, - улыбнулась, вспоминая то время. Она не стыдилась такого прошлого, ведь если бы не оно, то она, возможно, никогда бы не встретила всех тех, с кем знакома сейчас. - А ты как с ним познакомился? - задала ответный вопрос мальчишке.


- Я сама осторожность, - задорно подмигнул мальчишка и ловко спрыгнул с подоконника, сделав в воздухе сальто. Чуть не зацепился за штору, но приземлился удачно и театрально раскланялся несуществующим зрителям на все четыре стороны. Весело улыбнулся сестренке. Ему хотелось ее впечатлить. – Твоя жизнь, наверно, была непростой, раз приходилось воровать, - с искренним сочувствием сказал Джасим и, немного поколебавшись, не будет ли вопрос слишком личным, осторожно спросил: - Ты сирота? – среди его уличных друзей было немало таких, вынужденных воровать и попрошайничать, чтобы выжить. – А я не встречал Магистра до сегодняшнего дня. Но много слышал о нем. От мамы, - ответил подросток. Решив, что более удачного момента может и не подвернуться, он подошел ближе к девушке. – Ты умеешь хранить тайны? – спросил заговорщицким шепотом и поманил Эшли пальцем, приглашая наклониться к нему. – Господин де Сабле мой отец, - набравшись смелости, на одном дыхании выпалил он ей на ухо. – Так что получается, ты моя сводная сестра, - улыбнулся ребенок и, вмиг став серьезным, добавил: - Только об этом никому больше нельзя знать.

Цитата Kapitel "Эшли (Лим)"
- Ч-что? - удивлённо выдохнула она сквозь пальцы, которыми невольно прикрыла себе рот. - Я... не ожидала такого, - растерянно улыбнулась она. Чуть позже, думая о словах Джасима, Эшли поняла, что все же, в тот момент она была рада узнать такое. - Конечно, никому не скажу, - улыбнулась ему, выпрямляясь и погладив его по голове. Сейчас девушка видела его уже под другим "углом".


Мальчишка внимательно всматривался в лицо девушки, пытаясь понять ее реакцию. Ему очень хотелось понравиться ей, подружиться.
– Теперь, когда папа вернулся к нам, мы с тобой, наверно, будем проводить много времени вместе, - неловко начал он, так и не сумев определить отношение новообретенной сестры к его словам. – Я хочу побольше узнать о тебе, - дружелюбно улыбнулся, а потом добавил, чуть погрустнев: - И о нем… Я ведь совсем его не знаю. Какой он… ну, когда не на службе?

Цитата Strangerous "Айшэ (Элланора)"
- Что ж... Кажется, придётся ломать... - вздохнув, Элланора размяла кулачки и с размаху ударила рукой в стену.


От разговора с Эшли Джасима отвлек отдаленный грохот откуда-то снизу. Подросток встрепенулся.
– На нас напали?! – была первая мысль. Или в подвале заброшенной церквушки случился обвал? Не рухнет ли после этого все здание? – Я схожу, посмотрю, что там случилось, - сообщил сестре и пошел к потрепанной временем лестнице, ведущей вниз.

Ему было боязно, но просить Эшли идти с ним, парнишка не стал. Он все-таки мужчина! Достал на ходу свой маленький поясной нож, просто на всякий случай. С оружием в руках ему было спокойнее, оно придавало уверенности. С осторожностью разведчика на вражеской территории пробравшись через полуразрушенные помещения нижнего этажа, мальчик обнаружил девушку, имени которой не знал, хоть и видел ее в церкви, и… остатки стены.

– Что произошло? – деловито поинтересовался он. – Вы не пострадали? – оглядел незнакомку в поисках следов крови или других повреждений. – Что там? – с проснувшимся неуемным любопытством сунул нос в провал. Перелез через остатки каменной кладки. Вокруг было темно, лишь впереди тонкими полосами виднелись проблески света. *Откуда ему взяться под землей?* - заинтересовался ребенок. – Можете посветить? – обернулся на факел в руках девушки. – Меня Джасим зовут, а Вас? – спросил он с легкой приветливой улыбкой. – Нужно проверить, куда ведет этот проход, - решил малец и шагнул за пределы круга света от факела.



Цитата Kapitel "Эшли (Лим)"
- Какой ты шустрый! - выдохнула она, останавливаясь за ним и замечая девушку. - Что тут произошло? С вами все в порядке?- повторила вопросы Джасима, который уже куда-то лез своим любопытным носиком. - Не считаю это особо разумной идей, - услышав предложение братишки, тоже заглянула в провал. - Хотя и оставлять такую дыру без внимания тоже не лучшая идея, мало ли кто и с какой целью сделал её тут... - в очередной раз вздох сорвался с её губ.


Появление сестры обрадовало Джасима. Лезть одному в темную неизвестность все-таки не очень хотелось. Но нужно убедиться, что враги не проберутся по тайному проходу и не застанут их врасплох. По крайней мере, так говорил себе мальчишка, чтобы не признавать, что его просто неудержимо влечет вперед детское любопытство. Среди местной детворы ходили слухи о древних тоннелях под городом, но до сих пор никому из них не выпадал шанс эти слухи проверить.

Цитата Strangerous "Айшэ (Элланора)"
- Часть стены просела от времени и кирпич обвалился, ничего необычного... - отозвалась женщина, взглянув на мальчика. - На сколько я понимаю, это один из потайнных ходов, ведущий в центр города, чувствуешь ветер? - вопросила у своего нового знакомого. - А если принюхаешься, почувствуешь запах свежей выпечки, такую продаёт лавка в двух домах от главной площади города... Так что, этот туннель весьма полезен, но... Возможно, не безопасен. - предостерегла, освещая мальчику часть тоннеля факелом. - Моё имя тебе знать ни к чему, - улыбнулась ребёнку и отдала ему свой факел, обернулась на подошедшую девушку. - Пригляди за ним, любопытство до добра не доводит... - предостерегла и незнакомку


Мальчик послушал совета неназвавшейся девушки и принюхался. Сквозняк в коридоре действительно отдавал соблазнительным ароматом свежего хлеба. Желудок отозвался на запах тихим урчанием, но маленький искатель приключений не обратил внимания.

- Ты со мной? – с надеждой посмотрел на Эшли, когда незнакомка ушла.

Крепко сжимая факел, тамплиерчик вошел в полутемный коридор. Загадочные полосы света выхватывали из мрака островки каменных стен. Пытаясь разглядеть источник света, он поднес руку к одной из них. За спиной послышался скрежет. Мальчишка обернулся и едва успел отскочить к стене. Мимо него, со свистом рассекая воздух, пронеслось огромное лезвие.



Джасим глянул на сестру, чтобы убедиться, что та в порядке.
- Тут и правда небезопасно. Может, останешься снаружи? Я сам все проверю, - превозмогая страх остаться одному, предложил он. Будущий рыцарь не хотел, чтобы девушка пострадала из-за его любопытства.

Выглянув из-за выступа стены, парнишка задумался. Обойти одно лезвие не составит труда. Но что если за другими полосами света скрываются другие ловушки? Обойти их все не выйдет. Тогда он подобрал с пола камушек и запустил через весь коридор. Проход тут же заполнился раскачивающимися лезвиями.



- Я смогу пройти! – радостно сообщил он Эшли, понаблюдав немного за движением ловушки, и передал ей мешающий факел.

Уверенности, прозвучавшей в голосе, подросток не чувствовал. Ее окупало желание доказать и взрослым, и самому себе, что он чего-то стоит, что его возраст не делает его бесполезным. Когда одно из лезвий приблизилось к нему, Джасим вскочил на него, а когда оно пересеклось с другим – шагнул на следующее. Встал на самый край и в момент подъема спрыгнул. Сделал в воздухе сальто и удачно приземлился в другом конце коридора.



Плита под ногами хрустнула, и лезвия остановились. Теперь между ними можно было беспрепятственно пройти. Мальчишка оглянулся на сестру, сияя довольной улыбкой. *Вот так приключение!*

Вместе они двинулись дальше. Тамплиерчик шел чуть впереди, внимательно изучая стены и пол в поисках новых сюрпризов. Запах выпечки становился сильнее, а коридор оставался пустым. Ребенок уже расслабился, решив, что приключение позади, когда за очередным поворотом тоннеля им открылась новая картина. Стоило им сделать лишь шаг по выложенному цветными плитами коридору, как из стен ударили струи пламени. Джасим дернул девушку вниз и сам пригнулся, прикрывая лицо руками от жара. Спустя несколько секунд все закончилось, но только нога коснулась соседней плитки, как проход снова прочертили огненные стрелы.

Выход придумала Эшли. Пока искатели приключений прятались в безопасном конце коридора, она по очереди нажимала на плиты разного цвета. И после каждого раза проход наполнялся огнем. Только когда девушка нажала на красную – ничего не произошло. Брат с сестрой переглянулись и пошли вперед, перепрыгивая друг за другом с одной красной плитки на другую.

Они миновали уже полпути, когда мальчонка не удержал равновесие и задел ногой желтую плитку. Пол у них под ногами дрогнул, и все оставшиеся красные плиты разом перевернулись, превратившись в желтые, а проход впереди стал закрываться. Безопасного пути больше не было!

- Бежим! – крикнул парнишка, хватая сестру за руку. Они помчали вперед, не разбирая дороги, а за их спинами снова взревело пламя. Вместе они нырнули в закрывающийся проход и прокатились по холодным камням. Обычным серым камням, без всяких рисунков и ловушек. Мальчик выдохнул, откидываясь на спину.

- Проскочили! – улыбнулся он, глядя на девушку, и вдруг вскрикнул: - Ой, твои волосы!

Убедившись, что Эшли цела, мальчишка поднял факел и огляделся. Запах выпечки стал сильнее. Тамплиерчик уже мог различить в нем разные нотки пряностей. Выход близко. Но факел освещал лишь голые стены. Джасим сунул палец в рот, смочив слюной, и выставил перед собой, чтобы понять, откуда идет сквозняк. Ощутив движение воздуха, он подошел к одной из стен.

- Выход должен быть здесь, - огорченно сообщил подросток. – Неужели нам придется ждать, пока и эта стена просядет от времени? – было обидно, что приключение закончилось тупиком, и тоннель оказался бесполезным. – Или проход можно открыть? – размышлял он вслух. – Ловушки запускались нажатием на камни. Может, и здесь так же, - воодушевился ребенок и стал прыгать по прилегающим к стене плитам.

Наконец, часть казавшейся цельной стены с натужным скрипом отъехала в сторону. Парнишка изумленно глянул себе под ноги. Когда это он успел найти нужный камень и не заметить? Потом посмотрела на Эшли и понял, что это она нажала что-то в стене. Он улыбнулся и выглянул в открывшийся проход. Его загораживали мешки с мукой. Похоже, они выбрались в подвал той самой пекарни. Будущий рыцарь замешкался на мгновенье и, решившись, поднял взгляд на сестру.

- Я должен проверить, как там папа. Они уже должны были вернуться, - волновался малец. – Я сбегаю и все узнаю. А ты иди назад, в церковь. Может, они уже там, - предложил он. – Только закрой проход, чтобы его никто не увидел.

Джасим перескочил через мешки и, неприметным мышонком выскользнув из подвала, выбрался на улицу. Он быстро сообразил, где находится и побежал в сторону Тюремной башни.

милые дамы?))




Сообщение отредактировал Lyna - Четверг, 17.12.2015, 17:06
 
Brook
Охотница
Дата: Пятница, 08.01.2016, 16:35 | Сообщение # 1043
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

по улицам города до казарм>

(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир ибн аль-Асир (Дантей)

Ангел Кармелит (Дантей)



Они разделились на подъезде к крепости казармы. Это были душные улицы, пропахшие конским новозом, как подле любой воинской стоянки. Пока французский рыцарь вилял по улицам, чтобы уберечься от преследователей и спутать следы, выкормыш Магистра пробирался к дозорной вышке близ стен казарм.

Окутанный черным тюрбаном, он мчался по разбитым улицам бедных кварталов. В пыльной дымке песка, не прибитой дождем, растворялся его конный темный силуэт. И только глухая дробь конных копыт эхом отбивалась от узких стен. Темный всадник широко вильнул конским крупом, покрытым развивающимися полами плаща. Он зарулил к тупику между подножьем башни и ближайших каменных коробок домов. Здесь было глухо и нелюдимо.


Рассчетливо окинув острым бирюзовым взглядом в разрезе шарфа, он отпустил поводья и взобрался на седло. Тонкие пальцы уперлись в каменную стену. Оттолкнувшись от седла ногами, он локтями ухватился за край крыши одной из каменных коробок домов. С трудом подтянулся и влез.

Осиротевший конь отпрянул и расстерялся в замкнутом закутке. Фыркнул и сдал назад, перебирая неуверенными копытами. Ждать ли ему своего случайного всадника? И приученный конь остался блудить по узкому проулку.

Сам же всадник сильно хромал, перебирая мягкими подошвами пыльных сапог, но он слишком хорошо знал свое дело.

Прокрасться в присядку к лучнику на здании у подножья башни не было трудностью.

Прихватил за глотку, зажимая рот и техничным рывком свернул тому шею. Хруст позвонков и хрип. Решительный разлет светлых бровей не дрогнул, лишь смерил завалившийся труп взглядом с высоты своего роста. Воин безвольно и тихо ухнул на каменную крышу.

Англичанин успел легким подхватом снять с падающего тела лук и колчан. Высокомерие лейтенанта тамплиеров впиталось в его кожу с кровью поверженных врагов. Это не смыть святой водой причастия. Хладнокровие всегда выручало молодое рыцарское сердце Александра.

Закинул колчан ремнем через плечо. Уверенный сапог столкнул погибшего в тень проулка. Холодные бирюзовые глаза смерили высоту башни.

Стянул с лица на шею шарф. Он не имел такого навыка, как Ассасин, запертый в его теле:
– *И все же? Ты назовешь мне свое имя?* – обратился к демону внутри себя, что придавал хладнокровному тамплиеру сил корабкаться и направлял его внимание к нужным щелям и уступам.


– *Имя мое ни о чем тебе скажет, – был честен Легенда Ассасинов в этом времени, – но зови меня Альтаир.* – позволил Араб узнать юноше свое имя. Пройдут многие годы, прежде чем Орден Тамплиеров впишет его имя в летопись своих великих врагов.
– *Альтаир?* – повторил Якоб, корабкаясь вверх, подтягивался на руках отталкиваясь тонкими носками сапог, – ...Сильное имя.* – отвлекал себя праздной беседой лейтенанта Робера де Сабле.

Нити его мышц ныли и трещали от непривычной для себя нагрузки. Господин любил повторять, что негоже тамплиеру подобно козлу скакать по крышам, он же рыцарь! Добравшись до мостика из камня, что соединял дозорную башню со стенами крепости казарм, Якоб на ноги поднялся, вынул из колчана стрелу, вложил на лук, и отойдя на несколько шагов..., спиною пятясь, вскинул наконечник кверху, щурясь бирюзовым взглядом.


Дозорный заметил его, но сарацинская стрела просвистела мимо, в то время как тамплиерская выбила дозорного с башни прочь. Тот рухнул с башни к подножьям стен, а тамплиер второй сразил его напарника, что только выглянуть успел за парапет.


Заложив лук за плечо, Якоб взобрался в беседку башни. Сдёрнул окончательно с шеи вместе с тюрбаном.


Оценил конструкцию веревок и корзины, по которой на башню передавали стрелы. Крзину подтянул, поставил на каменый край. Смекнул. Срезал веревку, разок обмотал ее вокруг каменной балки, что поддерживала крышу, привязал веревку к еще теплому трупу.

Влез в корзину, а труп столкнул. Корзина с мгновение стояла неподвижно, но когда дернулась верёвка вслед за падающим здоровяком, корзина тоже дернулась и понеслась к лебедке на стене крепости казарм.


У Англичанина дыхание перехватило! Но ни один из них не расстерялся. Взгляд молодого Змея был устремлен, а руки Ассасина крепки. Альтаиру приходилось погрузиться в помыслы Якоба, чтобы вести его сейчас неумелые руки. Налету он стрела за стрелой отправлял в неведующие спины воинов на стенах, что были увлечены чем-то во дворе.


Это Якоб заметил еще раньше и опасался, что мужские глаза упиваются циничным надругательством над приговоренной предательницы народа. Веревка утянула корзину на стену, но... труп-грузилj в этот момент рухнул за землю, и Тамплиер возмущенно всплеснул руками.

– Пара метров всего же! Ну?! – сплюнул в сторону сердито да нырнул с корзины на веревку, которая дернулась, его раскачала, и он, чудом не поймав стрелу, спрыгнул на каменную площадку.

Перекатился к выступу, за которым укрылся. Едва не сломал лук...:
– Оой нет!... – осел досадно. Дуга все же переломилась! – Проклятье! – выругался нечистиво христианин, и тут на глаза попался лук, выпавший из рук убитого лучника. Выдохнул и благодатно глянул бирюзой своих очей к небу, – Да неужели? – что все время играло с ним злую шутку, и крайне редко награждало. Перекрестился и поцеловал распятие, что было намотано запястье.

Схватил лук, вложил в целые пальцы две стрелы и выпустил в стражников на стене по другую сторону двора.

Так Якоб отвлекал внимание на себя, а взглядом косил то слева, то права, поглядывая на арену двора, чтобы узреть, в разгар каких событий он выступил. Искал взглядом напуганную женскую фигуру новой знакомой, и рослую мужскую своего Господина. Взгляд запился за коня, что должен был быть под Магистром. Жеребец напуганно метнулся по двору боком... Якоб швырнул загоревшийся тревогой взгляд к воротам...

(казармы городской стражи, на оборонительной стене)


Тяжелая фигура (Робер) в латах вспорхнула в окружении сарацинских воинов. Эту рослую фигуру ни с кем нельзя было перепутать. Размашистые удары мечом... Они не были так шустры как сарацинские сабли, но обрушали страшные удары. Стражники сдерживали их, но отлетали на тройку, а то и пятерку шагов. Во дворе поднялась пыльная буря под лязг стали.

Двигаясь к приставной лестнице, Якоб скрывался за внутренними парапетами, двигаясь к приставной лестнице во вдор. Пока была возможность прикрывать спину Господина, мелкими перебежками Якоб двигался от каменного языка к языку. За ними он вкладывал по паре стрел в лук. Выглядывал, натягивая тетиву с далеко назад отведенным локтем, и разжимал пальцы. Боль в обрубках пальцев сводила кисть судорогой, потому он медлил больше обычного, прежде чем спустить жало с дуги лука в плоть сарацин. Опытный в массовых сражениях глаз искал любую подсказку, куда можно броситься на поиски арестантки.

Девичий вопль укусил тамплиера за ухо, дернув его взгляд вниз к стене со стороны.

Рыцарь прищурился и увидел ту, которую искал... Подобно загнанной волками овечке жалась она к стене. Похоже, стражи понимали, что происходит и вот почему они были так... взведены. Якоб не мог не заметить, что взять неожиданностью воинов казарм не удалось. Их кто-то... опередил? Добравшись до лестницы в несколько пролетов, лейтенант просто перемахнул через перила и ногами сбил самого ближнего воина с ног.


Тот рухнул на товарища и они завалились вместе. Правой неудобной себе рукой он выхватил меч, с левой заложив лук за спину. Ударом подставил меч под саблю и оттолкнул другого стража от себя и девушки (Аяла):
– Безымянная... Ты цела? – улыбнулся врагам, но в попытке стереть тень страха с лица девушки. Опустил меч, увенчанный алым крестом, острием вниз, отводя от себя удар, – Идти можешь? – выворачивал шею, закутанной в тряпки тройней пальцев (я черепашка-ниндзя!!) загонял девушку за свою спину.

Спиной он чувствовал дрожь несчастной в едва держащихся на ее плечах тряпках. И не было у него ничего, чем можно было прикрыть ее наготу... Тамплиер внутренне поджал губы. Сейчас он старался не думать о том, претерпела ли она надругательства от неотесанных солдафонов. В прочем..., не будет таких ран, которые он не сможет исцелить. Оттолкнув в грудь налетевшего стражника, он едва увернулся от двух стрел.


Подхватил хлипкую фигурку девушки за талию, что уместилась в локте, и подтолкнул к двери куда-то в помещения. Чмокнул в висок:
– Выберремся. Не плачь. – с явным говором подмигнул в ее влажные темные глазки, и подтолкнул в дверь, – Укрройся там. Я прриду за тобой. – утвердительно кивнул с болезненно изогнутой линией бровей. Он чувствовал судьбоносную ответственность за молодую женщину, что втянул в войну мужчин.

И тут на волоске от его и ее лица вбилась сарацинская сабля. А с другой стороны две стрелы. Кто-то дернул его за шиворот назад.


Английский Капитан оторвался от девушки и опрокинулся на спину. Инстинктивно дернулась рука, и клинок пронзил нападавшего в бок. Вставая с пыльной земли, Якоб поторопился за девушкой и юркнул в коридор. Скинул с подвески зажженую лампу и бросил на порог под ноги стражам. Пламя быстро занялось мусором соломы под ногами, стенами и одежкой стражей:


Уверенно рассекая по узкому рукаву коридора, он голосил:
– Безымянная! – звал, чтобы отозвалась, но вдруг в том другом конце коридора он увидел другую...

И все в нем заклокотало. Эта женщина (Мира) обвела его вокруг пальца, угрожала его Господину в его же доме, и терзала его плоть в темнице сарацин, и как женщина предала другую надругательствам... Последнего он никак не мог понять. Второй подселенец в его теле отказался поднять на нее реку, тогда Якоб перебросил меч в другую руку и совсем неблагородным жестом втащил воительнице с кулака:


– Безымянная! Мы уходим! – проголосил попутно.

Аяла? Мира?))))
Свалка во дворе?)))




Ролевая [Elite Gamers Team]



Сообщение отредактировал Brook - Пятница, 08.01.2016, 16:39
 
Mia111
Охотница
Дата: Пятница, 08.01.2016, 17:32 | Сообщение # 1044
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

Казармы городской стражи>

(ДЕНЬ)

Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир ибн аль-Асир (Даниэль) - Ангел Кармелит (Дантей) - Мира Наир (Кьяра) - Аяла бинт аль - Мехдиш (Эггси) - Назир (Джулиан)

Начальник стражи Раис - Стражники






Едва Робер вскочил в телегу, Дамир хотел было прибавить ходу, возвращаясь к плану, но последовал приказ. Араб коротко кивнул, соглашаясь, что телега не нужна отныне. Остановив коней, взглянул на освобожденных, привычный жест Якоба показался смазанным, усмехнулся под шлемом. *Знакомо* - прошло с какой-то горечью, помог святому отцу приподняться и выбраться из клетки с осторожностью.






Ангел Кармелит (Дантей)


- Благодарю, сын мой, - ответил тихо Ангел, ступая на твердь земную.






Дамир ибн аль-Асир (Даниэль)


- Святой отец, та сума, что передали вы мне в целости, - снял с пояса фляжку и протянул ему, помогая сделать несколько глотков, - я поищу одежду, взглянул на жалкие лохмотья с сожалением, отходя.






Ангел Кармелит (Дантей)


Ангел с улыбкой наблюдал за воссоединением людей что родными казались со стороны, не мешая.






Дамир ибн аль-Асир (Даниэль)


Дамир вернулся вскоре, сдернув в ближайшем дворе с веревки одежды, протянул святому отцу, - возьмите, - помог ему скрыть шрамы от пыток.






Ангел Кармелит (Дантей)


- Благодарю, сын мой, - улыбнулся слабо, в глазах двоились образы. Глубоко вдохнул, прикрыв глаза на мгновение, оглядел их вновь, перечисляя в голове "Даниэль, Дезмонд, Альтаир" - чуть улыбнулся им,- "нет лучшего урока, чем оказаться во теле врага своего," - мелькнула в голове мысль Пришельца.

Отвлек его вопрос Робера:

- Волей Господа, сын мой, я благополучен, удержусь, - кивнул, не важно что это будет стоить ему боли, не хотел он тормозить их. Ангел не понимал всей тонкости происходящих событий, но захолодело у него внутри, - та женщина... - молвил тихо, но его опередили, рассказывая быстро.






Дамир ибн аль-Асир (Даниэль)


Дамир распрягая лошадей, поглядывал на Робера, Якоба и священника. Нахмурился, услышав сбивчивое объяснение о спасении женщины той, перевел несколько настороженный взгляд на Робера, ожидая вердикта магистра, и подошел ближе, ведя двух коней под уздцы. Дамир кивнул Адэвале, когда тот пришел, он хорошо помог ему той ночью. Время поджимало:
- Сир, - обратился он к Магистру, - нас ждут и если мы планируем еще освобождение, то лучше поспешить. Доложат Саллах ад–Дину и не найдем укрытия мы в этом городе.

Ему не нравилась рискованная затея с планом слепленным на ходу и кое-как. Нет ничего хуже, чем такое испытание судьбы. *Надеюсь ты понимаешь, что ставишь под удар Магистра, Змееныш.*
Дамир знал, что мог отказаться и уйти, но он дал слово и сдержит его.

- Молитесь, Святой Отец, за всех нас. Нам потребуется милость Господа в этом безумии, - взглянул на него.






Ангел Кармелит (Дантей)


Цитата SHOLLYE Робер де Сабле (Дезмонд)
- Так, Адэвале, возьми на своего коня святого отца Ангела. Будешь защищать его. Дамир,- позвал соратника и кивнул. Магистр знал. Его человек не подведёт. Этот араб был хорошим воином.


Ангел с трудом взобрался в седло позади великана. Дамир вскочил в седло, следуя за Магистром по улочкам города.






Дамир ибн аль-Асир (Даниэль)


Выслушав план, Дамир кивнул и обратился к Святому отцу:

- Вам лучше остаться в стороне, тут дело в скорости, а ваши раны замедляют вас и коня, к тому же - указал на переулок, - там таверна, где всегда много стражей. Если они услышат шум... - протянул ему нож.






Ангел Кармелит (Дантей)


- Я понял, - кивнул ему Ангел, взяв нож, сползая с лошади, отходя чуть в сторону переулка, наблюдая.






Дамир ибн аль-Асир (Даниэль)


Дамир обогнул улочку и зашел справа, доставая саблю из-за спины, несясь вперед на скорости, несколько точных ударов и от кортежа остались только трупы.





Ангел Кармелит (Дантей)


Тем временем Ангел приметил как из таверны стала выходить стража, услышав шум рванули в их сторону. Ангел оглянулся и увидел кучу бочек из-под вина, связанных горкой, перерезал веревку и толкнул их в сторону стражи, преграждая путь. Скрылся за стеной, тут его подхватили на коня, продолжая путь.






Дамир ибн аль-Асир (Даниэль)


Цитата SHOLLYE Робер де Сабле (Дезмонд)
- Остальные же…Дамир, сможешь сделать что-то с подъёмником ворот? Мы же должны будем как-то выскользнуть из казарм, полной нашими врагами.


На указания Магистра Дамир кивнул:

- Хорошо, сэр. Не волнуйтесь за подъемник.

Скрепя сердцем Дамир оставил Робера одного, чтобы тот запутавшись следы, влетел в ворота казарм, как курьер. Перевёл взгляд тёмных глаз на Адэвале, кивнув ему, показывая что есть задание. В прошлый раз они хорошо сработались вместе, теперь же им предстояло закрепить успех.

- Святой отец, вам стоит остаться у стены, - взглянул на него, не позволяя идти с ними. Дамир с Адэвале обогнули стену казарм, заходя с противоположной стороны от Якоба. Араб выглянул из-за угла дома, закинул голову наверх, оценивая высоту отвесной каменной стены. В голове зрел план:

- Адэвале, нам понадобится лук и стрелы, - обратился к помощнику. Это не не стало проблемой. Дамир быстро приблизился к стене пока стражники наверху отвлеклись на что-то другое. *Возможно Якоб начал действовать*, - подумал Дамир про себя, обернулся и подал знак Адэвале.

Первая стрела впилась между камнями, араб подмигнул, хватаясь за нее, второй рукой хватаясь за следующую, поднимаясь выше и выше по стене.



У самого парапета он замер, прислушиваясь к звукам за ней, улучив момент, высунулся через край, хватая стражника за шею и скидывая вниз тело. Перелез между зубцами, мягко ступая на стену крепости, пригнулся и махнул Адэвале, прикрывая его подъём, оглядываясь по сторонам. Отсюда их путь лежал вниз, крадучись Дамир, заглянул во двор оценивая ситуацию.

Обстановка внизу накалялась, их план практически пошел прахом, а значит оставалось действовать. Дамир поджал губы упрямо, выглянув из-за зубца стены. Крадучись с кошачьей грацией араб добрался до мотка веревки, что лежала на стене, за пару движений обвязал один из зубцов стены. Кивнул Адэвале, обхватившись за веревку рукой в перчатке, решительно прыгнул вниз, ощутив несколько волшебных мгновений полета. Кувыркнулся в воздухе и приземлился мягко на ноги, сжав рукоять кнута еще в полете. Резкий замах и послушное его воле тело кнута, обвило сразу двое стражей вокруг торса. Резкий и неожиданный рывок, отбросил их на несколько шагов назад, не давая наносить удары Магистру.

Распутав движением кисти хлыст, Дамир щелкнул по земле, поднимая вместе с этим песок, подбрасывая его вверх, стараясь засыпать глаза. Подбросил рукоять вверх, перехватывая оружие за тело, нанося сильные удары рукоятью по шлемам, стремительно приближаясь к ним, вытаскивая из-за спины саблю, перерезая их горло быстрым и отточенным жестом. Мимо свистели стрелы, но Дамир шел вперед, определив следующих противников. Одна просвистела рядом, задев его одежду и оцарапав кожу, не моргнув, он занес саблю над стражем, нанося удар ногой по колену, выбивая коленную чашечку, пронзил тело и отшвырнул его сторону к стене, обвив шею кнутом следующего противника.

Вторую руку протянул Магистру помогая ему подняться с земли, избегая имени громких обращений:

- Идти сможете? - едва отпустил руку, как его дернули с другого конца, пытаясь перебросить через себя, Дамир сгруппировался в полете, ударив ногами противниками в торс и упал на спину, но тут же вскочил, взмахнув саблей, вонзил ее в тело. Кровь брызнула в стороны, попадая и на него, брезгливо утерся, поднимая взгляд на Магистра. Резкая боль пронзила его тело, Дамир упал на одно колено, оборачиваясь назад, видя сквозь мутную пелену древко стрелы, что впилось ему чуть повыше лопатки в спину. Тряхнул головой, сбрасывая пелену невольных слез и вуаль боли, восстанавливая прерванный вдох. Каждое движение отдавалось болью, заставляя прыгать круги перед глазами, потянулся к древку, но было неудобно, оставил эту затею:

- Надо укрыться мы тут как на ладони, - прошептал, сглотнув, развернулся и бросил нож, сдернув с пояса в одного из лучников.






Ангел Кармелит (Дантей)


Скрепя сердцем Ангел, остался с другой стороны ворот, сердцем и душой он был с ними, но вот тело измученное после пыток подводило. Становилось легче после помощи ангела, но процесс не был мгновенным, а быть им обузой не хотел, веря что их план сработает. Внемая голосу внутри, Ангел прислонился спиной к стене у ворот, поглядывая внутрь, разделяя тревогу на двоих. Что-то пошло не так, до слуха его донесся шум боя.
*Да защитит, нас всех Господь Всемогучий* - шепнул он про себя и скользнул тенью во двор, где кипела битва, подавляя боль. Спрятался за бочкой с водой и осторожно выглянул из-за нее, осматриваясь. Дернулся к Дамиру и Роберу, забыв об осторожности и боли собственной, следуя отблеску чужого страдания, доверяя жизнь свою Господу. Достигнув их, подставил плечо свое Дамиру, что пытался идти нормально, не показывая боли, но сражаться в полную силу все же не мог. Едва стрелу вытащили, приложил Ангел руки свои к ране свежей, но сил его было немного, удалось лишь кровь остановить.

- Надо найти остальных, да поможет нам Всевышний! - молвил монах, поднимаясь с колен.






Начальник стражи Раис


- К стенам! Закрыть ворота! - отвлекся Раис на приказы своим людям, снаружи происходило что-то непонятное и это доставляло лишнее раздражение. Он еще не до конца пришел в себя после открывшейся мгновения назад правды и вот очередная неприятность не заставила ждать себя. Он глянул грозно на бывшего заместителя, обещая продолжение сведению их счетов, но паника среди его людей, вызванная какой-то чертовщиной и внезапно влетевший в ворота конь, привлек его внимание:

- Взять! - последовал короткий приказ, Раис не собирался рисковать и счел всадника угрозой, но приказа "Убить" не было, приметив черный плащ. Пригибаясь, схватил он у стены деревянный щит, закрываясь им от стрел, слыша как стрелы впиваются в дерево и чувствуя отдачу, Раис направился к Роберу, оставив Назира на бывших сослуживцев. Впрочем, во дворе царил такой бедлам, что он потерял его из виду.

Поравнявшись с Посыльным, нанес первым удар щитом, чуть отбрасывая его назад, открываясь и нанося удар саблей в живот, развернулся и со свистом нанес удар с другой стороны, целясь в руку, что держала меч. Прикрылся щитом от ответного удара, напрягая мышцы руки, сдерживая натиск. Сделал подсечку, атакуя по ногам, с разворота ударил щитом в плечо, нарушая центр равновесия у большой фигуры напротив. Качнул щитом в сторону, подставляя щит под стрелу. Сжал рукоять сильнее, намереваясь ударить, тут руку с саблей опутал хлыст, дернув назад чувствительно, заставляя отступить.

*Шакал!* - полуобернулся на неприятеля, дернул резко на себя, освобождая руку, как вдруг сильный удар сзади лишил его чувств на пару мгновений. Сквозь пелену, падая, он слышал голос Назира, что пытался защитить его.

* Как все запуталось. Минуту назад они жаждали убить друг друга, а теперь... Бережешь для себя* - мелькнула мысль. Он почти отключился, глядя безвольным взглядом как между ног и конских копыт, блестит в лучах солнца печать генералов.






Дамир ибн аль-Асир (Даниэль)


Цитата SHOLLYE Робер де Сабле (Дезмонд)
Они подходили к прохладному коридору, когда перед ними встали трое. Обнаженные мечи целились в головы Магистру, его тамплиеру и священнику. - Я никогда не скажу тебе, что я был не прав,- Через отрицание говорил истину арабу через плечо, готовый умереть сейчас.


- Я знаю, сэр, и верю что не гордыня это, - усмехнулся в ответ на его витиеватое изречение, поудобнее перехватил рукоять хлыста в руке, готовясь отразить атаку, взглянул на Святого отца давая ему незримую команду приготовится, но кажется им кто-то помогал в этой затее опасной.

Цитата SHOLLYE (Адэвале (Радун))
Периферийным зрением мужчина заметил чёрную тень, юркнувшую за спины их противникам. И вдруг как по щелчку двоих подкосило, а третий зашёлся кровавой пеной изо рта. Перед французом и арабом стоял Адэ. Он быстро кивнул им, да скрылся из поля зрения.


Дамир сглотнул:

- Я рад тебе, Адэвале, - успел он молвить только, как тот пропал. Поднял мутный взгляд на Магистра, когда тот усадил его, тяжело прислонившись к стене одним боком, стараясь дышать поверхностно, уменьшая боль, чтобы оставаться в сознании. Поджав губу, кивнул, понимая что будет дальше. Тело прожгло болью, араб сжал кулаки до хруста в суставах, но не издал ни единого звука, лишь захрипел от перехваченного дыхания, мотнул головой, не давая себе отключаться.

Цитата SHOLLYE Робер де Сабле (Дезмонд)
Дамир, у тебя есть то, что стоит твоей жизни? То, что ты будешь защищать до последнего вздоха? Думай сейчас об этом. Ты же сильный. И заметь, это не вопрос,- улыбнулся, успокаивая своим голосом раненого.


Слова Магистра сказанные в нужный момент помогали, он подумал о жене и сыне, что остались на этом свете:
- Есть - ответил хрипло, показывая что он не отключился, слабо улыбнулся.

Взглянул на Святого отца удивленно, чувствуя как тепло разливается внутри, а боль притупляется.
- Благодарю, - он не до конца осознал произошедшее, поскольку не мог видеть собственными глазами чудо.

Цитата SHOLLYE Робер де Сабле (Дезмонд)
- Святой отец, Вы сможете отвести Дамира к церкви? Я прочищу вам путь в казармах на воротах, а вы…скачите, что есть дух. Я за вами,- хотя был не уверен, что справится и вернётся.- Да направит вас,- посмотрел на Дамира и Ангела,- Отец понимания,- кивнул им и вылетел из укрытия, врезаясь в битву.


- Что? - вскинулся на него удивленно Дамир, услышав слова Магистра, начал подниматься чтобы его остановить, но тот уже исчез.

Взглянул на священника:

- Мы идем за ним, - поднялся с трудом, оттолкнув подставленное плечо из-за упрямства, спеша по коридорам казарм. Шагнул во двор где еще кипела битва, приготовив хлыст, препятствуя удару по Магистру, спутав руку его противнику, обернулся через плечо увидев Якоба с девушкой и Святого Отца что говорил о чем-то. Сквозь шум битвы расслышал он просьбу Якоба отвести женщину к лошадям. *Что ж расчистим вам проход*- подумал он, помогая им, он не ушел бы все равно пока все не уйдут.

Нанося очередной удар стражнику Дамир увидел как Магистр направляется к выходу, последовал за ним, вскочив на лошадь, уже почти не обращая на боль, оглядывая их маленьких отряд, пришпоривая коня, следуя по улочками города к убежищу.






Ангел Кармелит (Дантей)



Ангел поднял кроткий взор на Магистра:

- Смогу, - кивнул, но его не слушали. Вздохнул и пошел следом, чувствуя, что им необходимо покинуть эти стены. Внутри билось плохое предчувствие и недосказанность. Он что-то упускал, пред глазами мелькали какие-то картинки и два лица, которые были не знакомы монаху. Тревожное чувство не отпускало его, переплетаясь с болью, он замер на мгновение посреди двора, пытаясь понять, что удерживает его тут, но его окликнули.

Ангел обратил свой взор в ту сторону, увидев Якоба и пленницу ту, шагнул к ним, внимая словам его:

-*Эггси* - пульсировало лихорадкой в голове.

- Дитя мое! Я рад видеть, что Господь смилостивился над тобой, - глянул в сторону, увидел плащ какой-то и накинул ей на плечики, уводя за собой, - много испытаний выпало на долю твою, сейчас же дай ему помочь другим. Тем кому он клялся в верности и чести, с тебя довольно, идем, дитя, - осторожно вел ее к воротам, стараясь избегать открытых мест.

Миновав "окно" в открытый мир, приметил он коня, подводя девушку к нему, поддерживая стремена. Обернулся монах назад, вторя девушке, его удерживали эти стены, опутывая томлением каким-то. Во рту давно пересохло и саднило, сглотнул и закашлялся, тут его отстранил Якоб, запрыгивая в седло. Проводил их взглядом, пытаясь довериться вновь ощущением своим, чтобы понять, но его поторопили, Магистр и Дамир покинули эти стены.

С тяжелым вдохом Ангел взобрался на коня, следуя за остальными, оглядываясь на стены позади, стараясь отогнать странные тревоги, и потому отстал. Увидев стражу, что спешила из ворот покинутых ими, поторопил коня за остальными, как вдруг приметил впереди заминку посреди дороги.

В смятении приблизился он к Магистру и собрату своему по заключению недавнему, услышав отголоски спора:

- Постойте, - проговорил он тихо, вглядываясь в лица перед собой, внутри перевернулось все, когда сошлись как пазлы картинки в его глазах, - она одна из нас, а он... - умолк не желая касаться этой темы, лишь мельком взглянул на Аялу, - я знаю прозвучат загадочно мои слова, но все мы здесь оказались не спроста. Ведет нас Провиденье, в каждом из нас две сущности, два мира, два разума, я вижу это... и она, - указал на девушку, - одна из нас, мы должны их взять с собой. От их Миссии зависит будущее, они важны все, как пальцы одной руки, образуют кулак, способный открыть Врата в Иной мир, - оглядел их всех, - вы знаете я прав, - искал в их лицах понимания, - успеем разобраться позже, сейчас же прошу поверить мне, - оглянулся назад, видя преследователей, - дети мои, прошу вас верой христианской позвольте им укрыться с нами, чтоб не совершить непоправимую ошибку, что может стать фатальной для наших миров. Не за себя прошу, за всех и чтоб будущего свет увидеть мы могли, - он замолчал, ожидая их вердикта.

все-все-все


 
Lyna
Охотница
Дата: Воскресенье, 10.01.2016, 02:19 | Сообщение # 1045
Гений, миллиардер, плейбой, филантроп
Группа: EliteGamer
Сообщений: 1305
Статус: Offline

Награды: 17
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

Казармы городской стражи>

(ДЕНЬ)




Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир ибн аль-Асир (Даниэль) - Ангел Кармелит (Дантей) - Мира Наир (Кьяра) - Аяла бинт аль - Мехдиш (Эггси) - Назир (Джулиан)

Начальник стражи Раис - Стражники


Решетка поднята, но она была не единственной преградой. Несколько солдат бросились запирать основные ворота. Мира крепче сжала рукояти клинков и шагнула в их сторону. Чувствуя решимость ассасина сражаться до конца, Кьяра мысленно закатила глаза. *Подвинься!* - будто соглашаясь на величайшее одолжение, проворчала она. *Что?* - недоумевала индианка. *Тебе помощь нужна или нет?! Пусти меня!* - огрызнулась Тамплиер и приоткрыла свои мысли соседке, немного, только, чтобы показать, что действительно хочет помочь. *Я уже использовала эту штуковину и знаю, что делать. Мне будет проще, чем тебе,* - снисходительно пояснила она.

Размяла пальцы, повела плечами, проверяя, слушается ли чужое тело, когда воительница все же уступила. Запустила руку во внутренний карман, где все это время прятала от хозяйки тела один из своих артефактов. Тамплиер в шкуре ассасина завернулась в Плащаницу и сосредоточилась. *Должно сработать…* - *Ты не уверенна?!* - возмутилась Мира. Ей не нравилось ощущать себя беспомощной наблюдательницей. *Ну, в первый же раз получилось,* - отмахнулась венецианка.

Она подошла сзади к державшим ворота войнам. После первого же удара стало ясно, что артефакт работает – ее не видят. Тамплиеру даже не приходилось прикладывать усилия, тренированное тело женщины-война сохранило свои рефлексы, компенсируя нехватку мастерства новой владелицы. Вскоре солдаты бежали прочь, вопя о нечистой силе, пришедшей на помощь неверным. Довольная произведенным эффектом, Кьяра улыбнулась уголками губ и предложила притихшей индианке: *Продолжим?*

…*Мы уже не найдем ее в этой неразберихе. Лучше самим уносить ноги, пока можем,* - заключила Тамплиер, ставя невидимую подножку пробегающему мимо стражнику. Тот грохнулся носом в землю, и, пока он в недоумении озирался по сторонам, девушка приложила его сапогом в висок. Под защитой невидимого покрова Кьяра обошла весь двор, но спасаемую девушку так и не обнаружила.
*Нет! Я не оставлю ее здесь!* - отрезала индианка, перехватывая контроль, чтобы остановить уже двинувшуюся к воротам соседку. *Тогда разбирайся с этим сама!* - вспылила Тамплиер и отступила, возвращая тело законной хозяйке.

Просвистевшая рядом стрела дала понять, что плащаница больше не действует. Мира спрятала артефакт и скрылась от обстрела за ближайшей дверью. Возможно, сестра Назира тоже спряталась во внутренних помещениях. Или ее сюда затащили… В любом случае, нужно проверить. Ассасин обернулась к коридору и… застыла, как статуя, не веря своим глазам.

Цитата Brook;907143 "Якоб"
– Безымянная! – звал, чтобы отозвалась, но вдруг в том другом конце коридора он увидел другую...
И все в нем заклокотало. Эта женщина (Мира) обвела его вокруг пальца, угрожала его Господину в его же доме, и терзала его плоть в темнице сарацин, и как женщина предала другую надругательствам... Последнего он никак не мог понять. Второй подселенец в его теле отказался поднять на нее реку, тогда Якоб перебросил меч в другую руку и совсем неблагородным жестом втащил воительнице с кулака


- Якоб! - *Альтаир!* - хором выдохнули обе женщины. – Я… - Мира сама не знала, что хотела сказать. «Я рада, что ты жив», «Я сожалею о том, что произошло»… Но рыцарь не дал ей шанса определиться. Тяжелый удар сбил ее с ног.

Женщина приподняла голову как раз вовремя, чтобы увидеть приближающуюся к крестоносцу сзади фигуру. Но ничего не сказать, не сделать она не успела. Мужчина развернул Якоба за плечо к себе и врезал кулаком в нос. Затем выхватил меч, сразу делая первый выпад, нацеленный в грудь. При этом капюшон плаща спал с головы незнакомца, и глаза индианки округлились. *Марк!* - одними губами прошептала она. На большее не было сил. Появление мужа оглушило ее хуже удара рыцаря. Как он нашел ее?! В растерянности ассасин так и замерла на полу, не понимая, что ей теперь делать.

Цитата Strangerous "Аяла"
- Как ты? Молю тебя, прости этого невежду, он наверное подумал, что ты враг, но я ему все объяснила... Ты мне так помогла, а я даже не знаю, как тебя зовут! - причитала Аяла, осторожно касаясь лица женщины-асассина, чтобы оценить на сколько силён был удар.


Индианка с трудом оторвала взгляд от мужчин и перевела на девушку. Только сейчас она заметила рядом с собой ту, кого искала.
– Мира, - отозвалась она и добавила. – А я ведь тоже до сих пор не знаю твоего имени.

Цитата Strangerous "Аяла (Эггси)"
- Прошу вас, оста... - когда незнакомец скинул капюшон, все внутри девушки содрогнулось. Но это были не её эмоции, это был Эггси.
- Папа? - выдохнул ошарашенный тамплиер, хлопая округлёнными глазами.


Время для знакомства было не самым подходящим. Обстановка накалялась. Марк явно вознамерился довести до конца миссию, которую не смогла выполнить она. Но вмешалась Аяла. На ее восклицание Мира удивленно моргнула, а муж остановил отведенную для удара руку.

– Папа?! – переспросила она и поднялась на ноги, невольно прикидывая возраст девочки. Непонимающий взгляд Марка и сбивчивые объяснения девушки успокоили индианку, но она еще какое-то время с подозрением вглядывалась в лицо арабки, пытаясь рассмотреть в нем знакомые европейские черты. Мужчины же не унимались.

Цитата Марк


Оправившись от потрясения быстрее жены, Марк попытался мягко отстранить Аялу с дороги.
– Отойди, девочка. Этот щенок ответит за все, что причинил моей жене и моей деревне! – холодно предупредил он, выставляя меч мимо нее в сторону Якоба. Карие глаза, обычно спокойные и теплые, сейчас сверкали ненавистью.


Мира понимала, что причиной тому беспокойство о ней. А она… она сблизилась с тем, кого дома при всех обещала убить, и одинаково не хотела, чтобы любой из двух упрямцев пострадал. Теперь она чувствовала себя так, будто предала их обоих. Женщина нашла в себе силы подойти к мужу и положить руку ему на предплечье, заставляя опустить меч.

– Не надо, Марк. Пусть идет, - тихо просила она. На рыцаря ассасин даже не смотрела. – За эту девушку просил Назир. А Якоб здесь с той же целью, что и я, - пыталась объяснить.

Цитата Марк


– Якоб? – с укором прозвучало в ответ, и Мире захотелось прикусить язык. – Во что ты ввязалась, Мира? – строго спросил муж, не отрывая взгляд от отступающего к выходу тамплиера.


– Я все объясню. Позже, - отмахнулась она, не представляя, как станет объяснять ему все, что с ней произошло за эти дни. – А сейчас я должна убедиться, что Аяла благополучно покинет эти стены, -решительно заявила индианка. – Дождись меня на нашем месте, - улыбнулась возлюбленному, не смея просить его о помощи, и направилась к двери на улицу, за которой скрылись беглецы. Марк не ответил, но спустя пару шагов она услышала за спиной его шаги. Его рука легла ей на спину в молчаливом жесте поддержке, и вместе, обнажив клинки, они вышли во двор.

На улице продолжалось сражение. Ассасины тут же увязли в схватке со стражами, и Мира потеряла из виду крестоносца и девушку. Вместо них ей на глаза попался Назир. Воительница оттолкнула ногой с дороги очередного противника и стала пробиваться к товарищу, намереваясь увеличить свой маленький отряд и выбираться вместе.

Цитата Марк


Марк остановил ее, дернув за руку, и указал на вылетающих в ворота тамплиеров.
– Девушка в безопасности. Нам тоже пора! – сквозь лязг стали крикнул он.


– Еще не в безопасности, - возразила женщина, глядя как солдаты выводят лошадей из конюшен. Пара всадников промчалась мимо них и исчезла за воротами. Ассасины переглянулись и бросились к конюшням. Мира полоснула по ноге успевшего вставить только одну ногу в стремя стражника, оттолкнула его и сама забралась на коня. Бросила мимолетный взгляд на мужа, чтобы убедиться, что он тоже в седле, и пустила скакуна в галоп.

Они нагнали пустившихся первыми в погоню стражей на площади перед казармами. Индианка метнула катар в спину первого. Тот вскрикнул и обмяк, заваливаясь на бок со спины животного. Второго Марк снял метательным ножом. Они чуть замедлили бег, чтобы подобрать оружие и снова пустились вскачь за мелькнувшими впереди хвостами тамплиерских лошадей. Двое убитых воинов не будут единственными, кто пойдет по следу беглецов. Она не может отступить сейчас и скрыться вместе с мужем. Мира убеждала себя, что ею движет желание исполнить не высказанное вслух обещание Назиру, защитить Аялу. И совершенно тут ни при чем голубоглазый тамплиер и ее чувство вины к нему!

Через несколько улиц супруги догнали небольшой отряд, чем нисколько не обрадовали служителей креста. Индианка глянула с мольбой на мужа, чтобы не встревал. Не время для разборок.

– Мне это нравится не больше вашего, но сейчас у нас одна цель. И один враг, - обратилась к тамплиерам.

Цитата Mia111;907144 "Кармелит"
- Постойте, - проговорил он тихо, вглядываясь в лица перед собой, внутри перевернулось все, когда сошлись как пазлы картинки в его глазах, - она одна из нас, а он... - умолк не желая касаться этой темы, лишь мельком взглянул на Аялу, - я знаю прозвучат загадочно мои слова, но все мы здесь оказались не спроста. Ведет нас Провиденье, в каждом из нас две сущности, два мира, два разума, я вижу это... и она, - указал на девушку, - одна из нас, мы должны их взять с собой. От их Миссии зависит будущее, они важны все, как пальцы одной руки, образуют кулак, способный открыть Врата в Иной мир, - оглядел их всех, - вы знаете я прав, - искал в их лицах понимания, - успеем разобраться позже, сейчас же прошу поверить мне, - оглянулся назад, видя преследователей, - дети мои, прошу вас верой христианской позвольте им укрыться с нами, чтоб не совершить непоправимую ошибку, что может стать фатальной для наших миров. Не за себя прошу, за всех и чтоб будущего свет увидеть мы могли, - он замолчал, ожидая их вердикта.


На слова неожиданно вступившегося монаха женщина удивленно вскинула брови. *Одна из нас?* - заинтересовались обе связанные души разом. *Так мы с Альтаиром не одни застряли в прошлом?* Две женщины общим пристальным взглядом обвели присутствующих. Ассасин поймала вопросительный взгляд мужа и слабо покачала головой, «не сейчас».

– Он прав. Мы сможем решить свои… разногласия позже, когда нам в спины не будет дышать стража. Они не станут разбирать, кто есть кто, - заключила она, нервно оглядываясь в ожидании погони.

Всю дорогу Мира ощущала на себе тяжелый взгляд мужа. Она знала все, что он хочет сказать. И, конечно, он будет прав. Им бы стоило быть на стороне стражи, а не тамплиеров. Но теперь, когда она узнала о других пришельцах из будущего, для нее все стало только сложнее. *Он решит, что я сошла с ума, если расскажу,* - вздохнула женщина. *Конечно, решит!* - хмыкнула Кьяра. - *Так что лучше убеди его вернуться домой, пока ему не взбрело в голову прикончить кого-нибудь из моих «друзей».* - *Я и сама начинаю сомневаться в своем рассудке, раз слушаю тебя,* - проворчала индианка, неохотно признавая правоту соседки.

Ассаины держались обособленно от основного отряда. Подъехав к старой христианской церкви, Мира спешилась и взяла под уздцы обоих лошадей.
– Нужно позаботиться о животных. Они могут понадобиться в любой момент, если придется уходить, - выпалила она, прежде чем Марк успел открыть рот, и пошла искать подходящее место, чтобы устроить коней на отдых. Храбрая воительница позорно бежала от разговора, надеясь только, что муж не станет ничего предпринимать самостоятельно, не зная ее замыслов. А ей нужно сначала самой разобраться в происходящем.

Индианка увидела мальчонку, тащившего воду к пристройке, где уже расположились чьи-то лошади, и направилась туда. Она не сразу заметила лежавшего на соломе человека, а заметив, собиралась уйти. *Подожди. Дай нам поговорить,* - остановила ее Кьяра. Она впервые оказалась рядом с Альтаиром после того, как их «носители» узнали правду, и не могла просто так оставить его. Состояние тамплиера казалось ей весьма плачевным, а это заставляло беспокоиться и за ее ассасина. *Даже если я соглашусь, не думаю, что Я… - женщина запнулась, вспомнив его злые слова, - лейтенант тоже будет непротив.* - *У вас все-таки есть нечто общее. Вы оба хотите избавиться от нас. А для этого вам придется нам помочь,* - ответила венецианка. Мира вздохнула и уступила. *Теперь мы квиты,* - предупредила она, решив, что этой услугой отплатит пришелице за ее помощь в казармах.

Кьяра опустилась на колени рядом с мужчиной, провела рукой по щеке, поворачивая его лицо к себе.
– Альтаир? – заглянула в глаза, будто пытаясь разглядеть за бирюзой родной янтарный блеск. *Ну же, мальчик, не мешай взрослым!* - нетерпеливо подумала она, но вслух сказала мягче: - Нам нужно понять, как вернуться домой. Только так ты сможешь освободиться от своего «беса», - *прежде чем это тело откажется служить кому-либо из вас,* - закончила про себя.

На самом деле, такая возможность сильно беспокоила девушку. Она опустила взгляд на перемотанную тряпкой руку и заметила отсутствие двух пальцев. Запертые в одном теле ассасин и тамплиер одновременно содрогнулись. Если ее Орел делит все ощущения с мальчишкой, пусть почувствует что-то, кроме его боли. Кьяра обхватила ладонями его лицо и впилась в чужие губы чужими же губами со всем пылом, накопившимся за время разлуки, вынужденной и добровольной.


Цитата Brook "Альтаир"
– Рад говорить с тобой лично, …Кьяра. – грудно захрипел молодой голос с выдержкой многолетнего сознания и мудрости.


Услышав ответ, девушка улыбнулась и с облегчением прижалась лбом к его лбу. На миг прикрыла глаза, гладя пальцами щеку в непривычно пушистой щетине, чувствуя, как его пальцы тонут в ее волосах. Хоть на один короткий миг пыталась забыть, что это не ее волосы, не ее пальцы касаются не его кожи… Наслаждаясь этой странной близостью через других людей, она почти забыла, зачем пришла. Мира не мешала. Стерпела даже поцелуй, хотя смуглые щеки индианки непроизвольно залил яркий румянец.

Цитата Brook "Альтаир"
- …Я допустил ошибку. – сообщил и признал ответственность, но не торопясь пояснился, чтобы не было неоднозначно, - …Применил Яблоко, когда мои мысли были разрознены и сметены. – как будто извинялся перед ней, пропуская между одиноких пальцев прядку её волос, в которой запуталась его ладонь. Он делал это с уважением к ним обеим, сожалея, что владелец тела не сможет также, точнее сказать не успеет… дать себе шанс и открыть своего сердца той юной деве, хоть и была она уже венчана с мужчиной, - …Я думал о доме. О том времени, когда мой путь только взял своё начало. И увлёк вас за собой… - погладил по щеке с мягкостью прежних янтарных глаз но сейчас усталостью бирзовых, подёрнутых пеленой, - Возможно, обрёк всех на гибель… - глядел в её изумрудные глаза с сожалением


Его слова заставили Тамплиера опомниться.
- Разве Яблоко имеет такую силу? – была скептична к его желанию взять на себя вину за это нежданное путешествие. – Может, мы должны были оказаться здесь, - предположила она, почти веря собственным словам. Она не верила в Предопределение. Но Предтечи, в отличии от судьбы, были вполне реальны, и возможности их простирались далеко…


Цитата Brook "Альтаир"
- О своём выборе я не жалею, Кьяра. – чуть улыбнулся уголочком губ, на которых не было шрама, глядел в её глаза, чужого цвета, чужих ресниц, но их выражение…, - Дезмонд мой наследник, и у него более никого. Моя жизнь ничего не значит в сравнении с его жизнью и целым Братством. Его душа изранена, а сердце разбито. Трижды меняй мою судьбу, и трижды я бы выбрал быть подле этого юнца. – усмехнулся, - Не проклинай меня за это… - переместил ладонь её на затылок и сухими потрескавшимися губами поцеловал в лоб


- Об этом мы поговорим дома, - с напускной суровостью пообещала Кьяра, но уголки губ дрогнули в улыбке, выдавая несерьезность этой маленькой угрозы. А в глазах вместо гнева плескался страх. Страх, что они… или один из них… могут не вернуться.

Цитата Brook "Альтаир"
- Я снова оставляю тебя… - прислонил её к своей впалой молодой груди англичанина. Смолк на время. И чувствуя, как силы покидают и его вслед за хозяином тела, - Узнай…, узнай имена, кто с нами перенёсся в это время. – давал свой наказ, - У де Сабле “Яблоко”, что Якоб нашёл в одном из древних хранилищ… Это то самое “Яблоко”. Моё. Если Дезмонд с нами, пусть… пусть теперь он «подумает». О своём доме. Пусть ОН вернёт вас домой… - передавал предполагаемый метод переноса обратно


Она прижалась к его груди и обняла так крепко, будто намеревалась этим удержать рядом навеки. Инструкции араба не на шутку перепугали девушку. Вся его речь звучала так, словно этот разговор будет для них последним.

- Не смей прощаться! – вскинулась она. – Твоя жизнь имеет значение для меня! – прошептала севшим голосом, отметая его глупое предположение, что есть что-то важнее. Не для нее.


Цитата Strangerous "Аяла"
Чашка и хлеб выскользнули из ее пальцев и со звоном разбитого стекла разлетелись по земле.


От звона битой посуды Тамплиер вздрогнула. Оглянулась на вошедшую девушку, а когда снова посмотрела на мужчину, его взгляд стал чужим. Рыцарь зашелся в приступе страшного кашля. Кьяра испуганно отшатнулась, не зная, что делать. *Нет! Не сейчас!* В сознании болезненно пульсировала единственная мысль – сейчас от жизни мальчишки зависит жизнь ее ассасина.

- Альтаир! – без надежды достучаться позвала она. Но, может, вместе у этих двоих хватит сил продержаться.


Цитата Strangerous "Аяла"
- Следи, чтобы он оставался в сознании! Пусть делает маленькие, но частые вдохи. На спину не переворачивай, иначе захлебнется кровью! Я сейчас вернусь! - наказала женщине-асассину и сорвалась с места.


Аяла, напротив, не растерялась. Ее решительные действия выдернули венецианку из оцепенения. Она приняла из рук девушки безвольное тело крестоносца, отчаянно гоня прочь панические мысли. Аяла поможет ему! У нее должно получиться! Кьяра сгребла солому в кучу, сняла плащ, свернула и положила сверху, затем устроила тамплиера полусидя на импровизированной подстилке. Как не дать ему отключиться? Не хлестать же по щекам умирающего!

- Тут кое-кто хочет с тобой поговорить, - сообщила она после короткой заминки.
По изумрудным глазам словно пробежала тень, и их выражение неуловимо изменилась, когда хозяйка вернула себе тело.

Мира и не надеялась на его прощение. Даже не была уверенна, что ее слова достигнут затуманенного болью сознания. Но она просто должна была это сказать.

- Я знаю, сожалениями ничего не исправить, но… - она сглотнула подкативший к горлу ком, - мне так жаль, Якоб, - рука потянулась к его ладони предложить свою поддержку, как в ту ночь в лесном домике, но замерла на полпути. Она не имела на это права. – Если бы я только могла изменить свои решения… - Смотреть ему в глаза у нее не хватало ни сил, ни смелости. Женщина не отрывала взгляд от его груди, наблюдая, как та вздымается и опускается, и с ужасом ожидая момента, когда это движение прекратится. – В те дни, что я провела с тобой, ты был мне братом, и это было… по-настоящему, - пыталась подобрать слова. – Сложись все иначе, я была бы рада быть тебе сестрой. И я сожалею, что долг развел нас по разные стороны, - вздохнула тяжело. - Я заслужила твою ненависть, но знай, что во мне не осталось ненависти к тебе. Хоть мы и не можем быть друзьями, я больше не смогу назвать тебя врагом, - закончила она и на мгновенье подняла взгляд к глазам мужчины, просто чтобы убедиться, что они по-прежнему открыты.

Цитата Strangerous "Аяла"
- Принеси мне бинты, чашку с теплой водой, иглу и нитки, а еще настойки из трав, какие найдешь... Пожалуйста, быстрее... - обратилась Аяла к Мире, отсылая ее собрать небольшую аптечку, чтобы можно было подлатать рыцаря.


Наконец, девушка вернулась. Две женщины в одном теле смотрели на нее с надеждой, как на последнюю соломинку для утопающего. На ее указания Мира только кивнула и поспешила в церковь. По пути поймала мальчишку и попросила собрать травы, растущие у забора. Их Кьяра приметила еще въезжая во двор. Малец отнесся к незнакомке с подозрением, но стоило лишь сказать, что это для сэра Александра, и его как ветром сдуло. Собрав все, что смогла найти полезного, индианка вернулась в хлев и передала добычу Аяле.

- Я могу еще чем-то помочь? – спросила она и, чуть помедлив, добавила: - Он поправится?

Затем ассасин отправилась искать священника. Он, кажется, единственный хоть что-то понимал в происходящем. *У тебя есть соображения, кто еще из вашего времени мог оказаться в нашем?* - *Не знаю, - мысленно поморщилась Кьяра. – А вот он, похоже, знает. Его и спросим.* Мира кивнула. Она и не заметила, когда это они с пришелицей стали действовать заодно…

- Святой отец, - обратилась почтительно, увидев мужчину. – Я благодарна за Вашу помощь на дороге, - чуть склонила голову. - То, что Вы говорили тогда о двух сущностях… Что еще Вам об этом известно? Вы знаете, как много их попало к нам? Знаете их имена? – засыпав монаха вопросами, умолкла, чтобы перевести дух, затем продолжила: – Нам нужно собрать всех вместе. Меня здесь слушать не станут. Вы – другое дело. Возможно, есть способ вернуть их домой.

Кармелит?
народец?




Сообщение отредактировал Lyna - Воскресенье, 10.01.2016, 02:29
 
Brook
Охотница
Дата: Воскресенье, 10.01.2016, 14:33 | Сообщение # 1046
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

жилые помещения казарм>

(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Мира Наир (Кьяра) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир ибн аль-Асир (Дантей) – Ангел Кармелит (Дантей)

Лейтенант тамплиеров был настроен решительно и категорично к женщине ассасинов. Хотел подхватить Безымянную под локоть и скорее увести, как та вольно-невольно ускользнула из-под руки:
– Безымянная! – потребовал Якоб не глупить, – Не время для хрис... – но вдруг развернулся властью чужой руки, и глухой удар в лицо, выбил его из равновесия, он отшатнулся, закрывая разбитое лицо истрепанным рукавом.

Цитата Lyna "Марк" ()
Женщина приподняла голову как раз вовремя, чтобы увидеть приближающуюся к крестоносцу сзади фигуру. Но ничего не сказать, не сделать она не успела. Мужчина развернул Якоба за плечо к себе и врезал кулаком в нос. Затем выхватил меч, сразу делая первый выпад, нацеленный в грудь. При этом капюшон плаща спал с головы незнакомца, и глаза индианки округлились. *Марк!* - одними губами прошептала она. На большее не было сил. Появление мужа оглушило ее хуже удара рыцаря. Как он нашел ее?! В растерянности ассасин так и замерла на полу, не понимая, что ей теперь делать.

Блеск вражеской стали быстро вернул его в строй. Светлые крылья английских бровей сошлись на переносице, и крестоносец шатко выступил в ответ, на риск пропуская меч ассасина у самого своего бока, чтобы ухватить за запястье и... Глухим и злым ударом лба встретил тамплиер в лицо ассасина, дернув к себе за запястье. Другой рукой выхватил у него же метательный нож, но тут преграда!

Цитата Strngerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)"
- Как ты? Молю тебя, прости этого невежду, он наверное подумал, что ты враг, но я ему все объяснила... Ты мне так помогла, а я даже не знаю, как тебя зовут! - причитала Аяла, осторожно касаясь лица женщины-асассина, чтобы оценить на сколько силён был удар. Но звук скрещенных мечей позади заставил девушку резко обернуться, а вздох асассинши дал понять, что она знает напавшего на Якоба воина в капюшоне. *О, Боже... Нет... Это все сплошное недоразумение!* - мысленно схватилась за голову Аяла, она уже сделала шаг к мужчинам, чтобы попытаться вразумить обоих, ведь незнакомец скорее всего вступился за её спасительницу, которую Якоб по глупости ударил.

Хрупкая женская фигура втиснулась между ними с таким выкриком, что подранный крестоносец решил, что ослышался, ...если бы не последовавший женский лепет. Хребет из светлых волос зашевелился на христианине…

Цитата Strngerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)"
- Прошу вас, оста... - когда незнакомец скинул капюшон, все внутри девушки содрогнулось. Но это были не её эмоции, это был Эггси.
- Папа? - выдохнул ошарашенный тамплиер, хлопая округлёнными глазами. Мужчины, явно озадаченные таким заявлением даже остановили свою драку. А девушка, прижимая к груди ручки шагнула к незнакомцу, протянула руку к его лицу, но тут же осеклась.

– *Папа?? Какой ещё папа??* – сморщился растрёпанный рыцарь, мотнув головой, считая, что ему померещилось, и вскинул на мужчину перед собой, но отцовского отклика в нём не увидел.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Папа?! – переспросила она и поднялась на ноги, невольно прикидывая возраст девочки. Непонимающий взгляд Марка и сбивчивые объяснения девушки успокоили индианку, но она еще какое-то время с подозрением вглядывалась в лицо арабки, пытаясь рассмотреть в нем знакомые европейские черты. Мужчины же не унимались.

Что несет Беспамятная? Какой отец? Глупее отвлекающего..., даже маневром не назвать, он еще не встречал! Выступил на шаг, тяжелой лапой пытаясь оттолкнуть девицу, пока ассасин не принес ее в жертву. И был неприятно удивлен ее упорством:

– Беспамятная! Враги они нам! Коварные и хладнокровные! – выступил грудью лейтенант тамплиеров с обвинением на кончике разбитого носа, держал наизготове отнятый нож, – Белые черти! – зашипел израненный тамплиер, не признавая сомнительных заслуг, ведь ассасин Мира явила свое редкое мастерство во лжи и хладнокровии, хотя ему ли судить о хладнокровии.

Цитата Strngerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)"
- Прошу меня простить... Вы... Просто напомнили мне моего отца... Вы очень похожи... - пробубнила девушка, стыдливо пряча глаза. Разобравшись с этим недоразумением, незнакомец хотел возобновить драку с Якобом, заявляя что-то о том, что англичанин ударил его жену, но Аяла раскинула в сторону руки, осознанно загораживая рыцаря.
- Не надо, умоляю... Он сделал это по глупости... Ваша жена очень мне помогла, он об этом не знал... А если хотите забрать его жизнь, то сперва отнимите мою... Но тогда старания вашей жены пропадут зря... Этот человек... Он... Мне дорог! - проговорила серьёзно Аяла, рукой пресекая все попытки Якоба вылезти вперёд неё.

Однако произнесенные в наивном пылу слова бросили рыцаря в краску. Он поперхнулся злыми словами в сторону лживой спасительницы, но это не изменило его мнения.

Цитата Lyna "Марк" ()
Оправившись от потрясения быстрее жены, Марк попытался мягко отстранить Аялу с дороги.
– Отойди, девочка. Этот щенок ответит за все, что причинил моей жене и моей деревне! – холодно предупредил он, выставляя меч мимо нее в сторону Якоба. Карие глаза, обычно спокойные и теплые, сейчас сверкали ненавистью.

– Выбирай выражения, разбойник! – вскинулся английский крестоносец и сплюнул в сторону, выражая презрение. За ними было достаточно титулов, опыта и побед, чтобы не терпеть таких оскорблений от оборванцев вроде этих Белых Чертей, гореть им на кострах святой инквизиции! Упрямо вытер грязной бинтовкой кровь с губ и тяжелую лапу ухнул на плечо Безымянной. Рыцарь вздернул подбородок, – Я готов сразиться прямо здесь и сейчас! – швырнул мужчине вызов, – ...И ты и твоя жена умрете здесь от меча под алым крестом. – грозил с одышкой Якоб Карающий в глаза ассасина, – Сгиньте с моей дороги. – ухватил свой маленький ценный трофей за плечи рукой, как Змей маленького Мышонка, и стал шатко тесниться к выходу из коридора на улицу.

Переступал обтертыми сапогами по скрипучему полу. Ни единого блеска доверия, сомнения и уж тем более благодарности в его строгих бирюзовых глазах, подернутых мутной пеленой. Даже если бы Якоб увидел своими собственными глазами..., он не смог бы найти в себе ни того, ни другого к ассасину с изумрудными глазами и уж подавно к ее мужчине. Кто из них был опаснее другого – нельзя выбирать. Опасны оба. Упрямство заглушало здравый смысл, как же они будут выбираться со двора в город. Силы оставляли его и воздух подобно металлической пыли застревал в глотке, напуская на глаза красной пелены.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Женщина нашла в себе силы подойти к мужу и положить руку ему на предплечье, заставляя опустить меч.

– Не надо, Марк. Пусть идет, - тихо просила она. На рыцаря ассасин даже не смотрела. – За эту девушку просил Назир. А Якоб здесь с той же целью, что и я, - пыталась объяснить.

– *Это еще что?* – метнул следом в Миру холодным бирюзовым взглядом. Она думает, он стерпит это одолжение, – Я уйду сам, по собственной воле, и ваше позволение мне не нужно. – выплюнул на нее, – Даже по вашим трупам. С радостью. – зацедил и был готов использовать ее опаску за своего мужчину.

Цитата Lyna "Марк" ()
– Якоб? – с укором прозвучало в ответ, и Мире захотелось прикусить язык. – Во что ты ввязалась, Мира? – строго спросил муж, не отрывая взгляд от отступающего к выходу тамплиера.

Поволок Безымянную девушку за собой, но задержался и холодно обранил Мире в ответ на ее укорительное обращение:
– Забудь это имя. – хрипло и зло, – Не смей его произносить. Никогда более. – зацедил, отнимая у нее это право, развернулся, подобрал свой обраненный меч и утащил Безымянную наверх, почти держа под мышку свободной от ножа руки. Прижимал в себе плотнее, будто желал скрыть в складках своего изодранного трепья.

Дневной свет хлестнул по глазам. Якоб сгреб девушку, закашливаясь в кулак:
– Господин! – крикнул своему Магистру через лязг клинков. Тот сражался с каким-то воином, облаченным иначе (Раис?), – Господин! Уходим! Оставьте! – махал ему жестом в сторону ворот, да закашлялся снова. С хрипом отвоевав глоток воздуха он подтолкнул девушку в руки монаха, – Кармелит! Выведи ее за ворота! Там есть конь! Гнедой с... подсветленной гривой. – неопределенно так показал и отпрянул от них, плоскостью меча отталкивая двух одновременно воинов. Спихнул их и юркнул под их мечами к своему Господину. Не было времени бороть противников. Он напал сзади ударом тяжелым медалевидным набалдажником рукояти в область шеи, у края доспех. Тот пал, и Якоб намеревался потратить секунду и добить того своим мечом, подняв меч с двух рук, острием вниз. Но теперь уже его самого сбили с ног...





Назир (Джулиан)

– Довольно! – вступился Назир за своего бывшего начальника и друга, – Вы получили, зачем пришли! Уходите! – ограждал блеском сабли и себя и сарацина. Он приметил Миру с Марком и приветствовал их – в прощальном жесте свободного кулака к сердцу. Так он благодарил их за помощь в личном и столь опасном деле, – Ну же! – рыком подогнал Змея де Сабле с его цепным псом прочь к воротам. Приметил, что Магистр обранил футляр со свитком под печатью сарацинских генералов... Нахмурился, но смолчал, желая что обраненная вещь осталась в пыли...


Сбитый с толку лейтенант Александр, весь взмыленный, со смазанными следами грязи по щекам и лбу, подхватил своего Магистра (Робер) и поспешил с ним к воротам:

– Сир! Я обязан Вам честью! – прохрипел с волнением, – И... отчитаете меня после! – усмехнулся и поймал его коня под уздцы, – Садитесь!! Я за Вами! Мой за воротами!! Видите остальных к Убежищу! *Где бы оно ни было...* – отгаркался верный слуга Магистра, прикрывая отступление их безумного наспех собранного отряда.

Вложил меч и выхватил лук, растрачивая последние стрелы. И последнему стражу в той цепочке, вломил локтем в грудь, на голову накинул лук и дернул вниз. Жесткое колено разбило тому нос, роняя на колени. Пыльный сапог в плечо толкнул стражника под ноги неуклюжих товарищей.

Якоб выскочил из ворот и грубо вскочил в седло позади Аялы. Он грубо потеснил девушку к передней луке седла, причинив боль и себе. Не время было для учтивости. На помощь к атакованным казармам по улицам сбегалась стража.

Тамплиер с глухим стоном осел девушке на плечо подбородком, обхватив калеченной рукой ее под груди. Темная поволока застелила ему глаза, и он опасался в этот миг пасть в беспамятстве с седла. Свинцовый горячий воздух отказывался идти в его ноздри. Он захрипел, но поддал под конские бока, трогая скакуна с места. Плотнее подобрал поводья. Они помчались за Великим Магистром, но сам он едва разбирал дороги. Осознание, что миссия его выполнена, он... сдал. С хрипом за ее ухом, придавил девушку своим весом. От скачки остатки воздуза выбивало из его груди вместе с кровянистой пеной. На скаку не откашляться... Он должен был работать тазом и бедрами, чтобы не слететь с седла с отбитой задницей. Да и девушку нужно было держать в такт. Переложил в ее руки поводья, оставляя правление ей. Сам вцепился тройней калеченной руки в конскую гриву, а второй держался за ее стан. Все, что Якоб сейчас был должен, это удержаться на коне. Шумные хриплые выдохи влажно обжигали девушке щеку и ухо металлическим привкусом.

В этом приступе он лишь краем мутного взгляда приметил, как Магистр осадил коня и преградил дорогу тем двум ассасинам, отрезая им путь за ними... Возник спор, когда по их пятам следует облава... Но для Якоба это была возможность перевести дух, пачкая ее плечо кровянистой слюной.

Всецело лейтенант разделял слова своего Магистра о недопустимости ассасинам присоединиться к их отряду.

– *Как лисам доверить стражу курятника.* – сравнил абсурдно, но очень точно, – *Магистру бы понравилось это сравнение...* – подметил и похвалил себя. Но далее...

Цитата Mia111 "Ангел Кармелит (Дантей)" ()
Увидев стражу, что спешила из ворот покинутых ими, поторопил коня за остальными, как вдруг приметил впереди заминку посреди дороги. В смятении приблизился он к Магистру и собрату своему по заключению недавнему, услышав отголоски спора: - Постойте, - проговорил он тихо, вглядываясь в лица перед собой, внутри перевернулось все, когда сошлись как пазлы картинки в его глазах, - она одна из нас, а он... - умолк не желая касаться этой темы, лишь мельком взглянул на Аялу, - я знаю прозвучат странно мои слова, но все мы здесь оказались не спроста. Ведет нас Провиденье, в каждом из нас две сущности, два мира, два разума, я вижу это... и она, - указал на девушку, - одна из нас, мы должны их взять с собой. От их Миссии зависит будущее, они важны все, как пальцы одной руки, образуют кулак, способный открыть Врата в Иной мир, - оглядел их всех, - вы знаете я прав, - искал в их лицах понимания, - успеем разобраться позже, сейчас же прошу поверить мне, - оглянулся назад, видя преследователей, - дети мои, прошу вас верой христианской позвольте им укрыться с нами, чтоб не совершить непоправимую ошибку, что может стать фатальной для наших миров. Не за себя прошу, за всех и чтоб будущего свет увидеть мы могли, - он замолчал, ожидая их вердикта.

Только слова Священника вдохнули в светловолосого Англичанина интерес. Держась грязными цепкими пальцами за хрупкие ободранные плечи Безымянной, вывернул он шею, чтобы взглянуть. Взглянуть на Них..., кто еще страдает от бесовского соседства:

– *Священник знает...?* – обеспокоился христианский лейтенант, невольно прижимаясь к пассажирке. Это внушало надежду избавиться..., но к священнику насторожился Тамплиер. Его пугала эта бесовщина...


– *...Так не одни мы с Кьярой совершили это путешествие?* – вдохновился Ла-Ахад, – *А кто ещё? Спроси же!* – поспешил разговорить христианского жреца устами своего тамплиера.
– ...Позже. – увернулся Якоб от его просьб и со спины, обняв свою пассажирку плотнее, мягко перебрал своими пальцами на ее и повел поводья, направляя коня в дорогу.

Он затаил обиду, не по-христиански, и не желал содействовать тем, кого нарек своими личными врагами. В том числе и своего беса. Не взирал капитан карателей на ту связь, что их держала вместе, и что держала крестоносный клинок один на двоих:

– Не хочу... – скривился, не желая тратить время и остатки сил на бесовских чужаков.

Мягче приобнял свою Безымянную под грудью и поравнялся конскими крупами с Магистром. Откашлялся, глянул искоса на французского Господина (Робер) и вздохнул хрипло, глядя на дорогу:

– Браниться будете, да? – щурясь на слепящее солнце. С проказничьей улыбкой покосился на своего Магистра, слегла вздернув подбородок, что знает, понимает, но не страшится. Его решение не было ошибкой. Конечно, что еще мог сказать Отец креста за безрассудный риск за женщину, что никому и ничего не значила в их отряде, – *Сказать, "Спасал невесту"?* – хмыкнул смутьян и закашлялся этой забавной и невозможной мысли.


(район трущоб, заброшенная церковь христиан)


Змеиный кортеж, виляющий безумными крюками, наконец, проехал по разбитым трущобам города к старой обтертой церквушке. Их встречали... Встречали как родных.

Молодой тамплиер в потрепанных одеждах уставился на многих незнакомых... Женщин? Удивил Якоба такой гарем, он разулыбался мартовским котом и глянул на своего Магистра и отца:

– Вот как? – ущипнул француза взглядом (Робер), улыбнулся, – Слабость к женщинам у нас на двоих одна? – хрипло посмеялся над де Сабое, что окружился женкими руками, подогнал боками коня, проезжая к дому.

Сполз с седла и протянул руки к девушке (Аяла), подобрал под тонкие бока и снял с трудом с седла:

– Стоишь? – спросил тепло, заглядывая в перепачканное личико молодой женщины. Улыбнулся ей.

Припрятал выбившиеся прядки темных девичьих волос за тонкие ушки. Все закончилось. Наклонил ее голову к себе, целуя братскими губами в перепачканный и сажей и пылью лоб. Притиснул расстроенную христианскую арабку к хриплой груди, распахнутой в разрезе. К концу дня послал он к черту этикет. Обнял рукой под плечи как ребенка,

– Натерпелись сегодня, да? – улыбнулся, потирая между лопаток тяжелой лапой мечника.

Зашагал с ней в братскую обнимку, слегка раскачивая своенравной головой к вышедшей навстречу женщине. Она была в зреломвозрасте, с сильным темным взглядом и строгим разлетом бровей. Что-то в ней было от де Сабле. Якоб решил, что она здесь за управляющую (Райхан):

– Займитесь молодой госпожой, – представил девушку женщине, уставшей бинтованной рукой прогладил по полуобнаженной спине. – помогите с ванной..., дайте одежду..., накормите... – гостеприимно и тепло улыбнулся под светлым пушком молодых усов, он устал, был перепачкан груди, но не терял добродушия. Да вдруг женщина с серьезным ответственным лицом хозяйки шагнула к нему ...и раздалась звонкая тяжелая пощечина. Молодой рослый воин пошатнулся с исками из бирюзовых мутных глаз...

Райхан


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
AlterEgo
Охотница
Дата: Воскресенье, 10.01.2016, 14:41 | Сообщение # 1047
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 46
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан>

(ДЕНЬ)



Райхан – Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Робер де Сабле (Дезмонд)

Мира Наир (Кьяра) – Дамир ибн аль-Асир (Дантей) – Ангел Кармелит (Дантей)

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
Зашагал с ней в братскую обнимку, слегка раскачивая своенравной головой к вышедшей навстречу женщине. Она была в зреломвозрасте, с сильным темным взглядом и строгим разлетом бровей. Что-то в ней было от де Сабле. Якоб решил, что она здесь за управляющую (Райхан):

– Займитесь молодой госпожой, – представил девушку женщине, уставшей бинтованной рукой прогладил по полуобнаженной спине. – помогите с ванной..., дайте одежду..., накормите... – гостеприимно и тепло улыбнулся под светлым пушком молодых усов, он устал, был перепачкан груди, но не терял добродушия. Да вдруг женщина с серьезным ответственным лицом хозяйки шагнула к нему ...и раздалась звонкая тяжелая пощечина. Молодой рослый воин пошатнулся с исками из бирюзовых мутных глаз...

– Шакалье отродье... – тихо зашипела некоронованная арабская царица де Сабле и смерила мальчишку, первого наследника своего господина, тяжелым проклинающим взглядом, – Что возомнил ты о себе? Что твоя жизнь стоит жизни Магистра? – шипела пантера, но это было все, что она сказала.

Она испытывала глубокое презрение к "пасынку", что украл жизнь и судьбу ее сына, из-за него Джасим останется просто вторым. И это грызло женщину, знающую цену кровного наследия и статуса. Перевела взгляд на девушку уже мягкий:

– Идем милая... – подхватила ее под локоток и ревниво повела ее в дверь в холл церквушки, чтобы провести к комнатушке, что определили как кухню.

Желая смерти светловолосому рыцарю, обернулась она через плечо и передала девушку Айшэ:

– У нас гостья... Будьте гостеприимны..., приведите в порядок. – и матерински улыбнулась молодым девушкам как дочерям, обеих погладив по плечам, как если бы они, правда, были милы сердцу.

Милосердие и благосклонность некоронованной царицы было крайне избирательно, но честно также как и ее ненависть к врагам. Светловолосого она прокляла, осведомлённая, что этот гаденыш нитолько втянул ее мужчину в беду, но и невинную девушку.

Сверкнув еще раз в спину провинившегося пасынка, она подалась в злых слезах к своему Магистру (Робер) и супругу перед небом, а не законами людей:

– ...Мой Господин!! Никогда! Никогда боле не рискуйте так бесполезно своей жизнью! – стукнула злыми кулаками по очередно по его плечами, и прильнула, обнимая, оглаживая его гадкую голову и шеи руками, стертыми тяжелой домашней работой, да в бесстыдстве зрелой женщины принялась уцеловывать мужчину всей ее жизни...

Робер
Якоб


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/


Сообщение отредактировал AlterEgo - Воскресенье, 10.01.2016, 14:43
 
Brook
Охотница
Дата: Воскресенье, 10.01.2016, 15:51 | Сообщение # 1048
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан>

(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Райхан – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Робер де Сабле (Дезмонд)

Мира Наир (Кьяра) – Дамир ибн аль-Асир (Дантей) – Ангел Кармелит (Дантей)

Оплеуха пришлась тяжело и так непресказумо! Вымотанный тяготами службы и бед рыцарь пошатнулся. Щека под слоями пыли, крови, грязи вспыхнула. Он удержал равновесие и повернул голову к свирепой Госпоже. Понял, что ошибся со статусом женщины... Не управляющей она была, а кем-то большим... Парень рассеянно скосился на взрослую женщину, как и должен, нелюбимый пасынок на осерчавшую мачеху. Ее обвинения придавили тамплиера. Он смолчал, кротко кивнул в расстерянном приветствии каясь в вине. Не ожидал Якоб такой встречи... Но был рад, что Безымянную она приняла... Та обернулась, и Якоб улыбнулся ей, кивнув, и поднял руку в знак:

– *Все в порядке, иди.* – и поддержал, отвесив ей учтивым поклоном, – *Не бойся.* Они скрылись, а он развернулся к коням, откашливаясь в перемотанный кулак. Нужно было прибрать коней с солнца, сделал мах колена да вдруг запнулся неуклюже за что-то долговязый парень, успев выставить руки и ухватиться за... (Джасим?).

– О, это ты? – признал мальчонку и тяжелой уставшей лапой потрепал ребенка по спутанным лохматочкам, – Не занят? – улыбнулся старшим братом, потрепав по плечу, – Поможешь расседлать? Их нужно увести с солнца и дать отдохнуть. Они нам еще сослужат службу... – подхватил своего и господского, уводя под крышу какой-то пристройки.

Тамплиер так устал... Ноги в мягких потрепанных сапогах еле волочились, чувствуя конец. Подвел коня к стене с крюком. Кажется, здесь был хлев для скота. Притормозил, сложив руки на седле. Пытался перевести дух, закашлялся.

– ...Умеешь обращаться с лошадьми? – спросил вдруг рыцарь, обернувшись к маленькому помощнику, оттолкнулся от седла и подошел к мальчику за спину, – ...Это подпруга. Она держит седло. Затягивают ремни туго, чтобы не свалится с седла, потому... – протянул руки по обе стороны от мальчишечьих плеч, ухватился за края ремня по обе стороны от застежки, поднапрягся, поджал губы и надул щеки, вытягивая ремень из пряжки.

Помог мальчику расстегнуть ремень. Язычок выскочил и ремень расстегнулся. Стянул седло и повесил на переклаину. Снял тряпки, что подкладывали между седлом и конским хребтом:

– Это нужно будет выстирать... – протянул мальцу, – Это не приказ... – качнул головой, выражая, что мальчик злесь не обслуга, но помощник. – Дальше сам справишься? – похлопал по плечику и отошел, закашливаясь сильнее обычного.

Меха легких умирали. Кругом шла голова. Ему было нужно убежище. И рыцарь отошел в укромный угол на солому. Сполз по стене и выдохнул. Наблюдал, как кряхтел пацаненок:

– Джасим, ...верно? – вдруг обратился к управившемуся с конскими упряжами, – Подойди. – подозвал и стянул с пояса ремень с ножнами. Протянул ребенку, – Хорош, да? – позволил ему и коснуться его, и выдвинуть из ножен. – "Архангел Михаил". – представил имя своего клинка с гордостью, – Когда-нибудь у тебя будет такой же. – приободрил юного оруженосца де Сабле, не зная, что он сын его, брат, – *Может, этот же самый...* – усмехнулся, – Могу попросить тебя начистить его? – отдавал на обеих ладонях, – Но будь осторожен. Острый. – передал и откинулся на стену, – Ступай. – небрежно отпустил его, желая остаться один.

Он шел в Иерусалим, чтобы причиститься святой земле, этот хлеб тоже сойдет... Бог вездесущ, он под любым камнем. Выдохнул шумно, положа ладонь на хрипящую грудь. Силы оставляло его, ...и он был непротив. Обмяк, поджав колено к себе, и прикрыл глаза.


Наконец-то тишина.

Английский рыцарь задремал на гнилой соломе, держа руку на хриплой груди. Не услышал ни шагов, ни шороха сухой соломы под ногами. Да и кто мог угрожать ему здесь?

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Кьяра опустилась на колени рядом с мужчиной, провела рукой по щеке, поворачивая его лицо к себе.
– Альтаир? – заглянула в глаза, будто пытаясь разглядеть за бирюзой родной янтарный блеск. *Ну же, мальчик, не мешай взрослым!* – нетерпеливо подумала она, но вслух сказала мягче: – Нам нужно понять, как вернуться домой. Только так ты сможешь освободиться от своего «беса», – *прежде чем это тело откажется служить кому-либо из вас,* – закончила про себя.

Щекотные прикосновения к лицу, подзаросшему молодой щетиной. Якоб разлепил мутные бирюзовые глаза и узенькими щелочками сощурился на визитера. Не узнавал, ни её ни голос. И чужое произнесённое имя медленно утопило рыцаря в сон. На имя то откликнулся другой, и встретил реальность в поцелуе…



Светлые ресницы англичанина смахнули прежнее сознание на самое дно, и губы молодого воина ответили женщине взросло, властно, сдвигая поцелуй женщины, указывая ей её место, и занимая законное своё место мужчины. Теперь Араб управлял в её несдержанном и требовательном поцелуе. Вкус медным и солёным был у этого поцелуя. Твёрдая калеченная рука коснулась указательным и большим пальцем её скулы и ушла на местечко за ухом, пытаясь в свободных прядях её волос.
– Рад говорить с тобой лично, …Кьяра. – грудно захрипел молодой голос с выдержкой многолетнего сознания и мудрости. Он узнал и признал говорящую.


Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Услышав ответ, девушка улыбнулась и с облегчением прижалась лбом к его лбу. На миг прикрыла глаза, гладя пальцами щеку в непривычно пушистой щетине, чувствуя, как его пальцы тонут в ее волосах. Хоть на один короткий миг пыталась забыть, что это не ее волосы, не ее пальцы касаются не его кожи… Наслаждаясь этой странной близостью через других людей, она почти забыла, зачем пришла. Мира не мешала. Стерпела даже поцелуй, хотя смуглые щеки индианки непроизвольно залил яркий румянец.

– Да, я слышал речь того священника. – подтвердил он с характерным для себя кивком, тяжёлым и целиком наполненным смыслом, в отличие от кроткости юнца, беспечного к манерам, в чьём теле он был заперт, – Мы здесь ни одни. – и подтвердил, что теперь знает о других, но скорее хотел вдохновить деву Креста, что путь её здесь не будет одиноким …без него. С горечью подумал, что так же напутствовал был и своего наследника Дезмонда, когда его время без Анкха истекло бы, – …Я допустил ошибку. – сообщил и признал ответственность, но не торопясь пояснился, чтобы не было неоднозначно, – …Применил Яблоко, когда мои мысли были разрознены и сметены. – как будто извинялся перед ней, пропуская между одиноких пальцев прядку её волос, в которой запуталась его ладонь. Он делал это с уважением к ним обеим, сожалея, что владелец тела не сможет также, точнее сказать не успеет… дать себе шанс и открыть своего сердца той юной деве, хоть и была она уже венчана с мужчиной, – …Я думал о доме. О том времени, когда мой путь только взял своё начало. И увлёк вас за собой… – погладил по щеке с мягкостью прежних янтарных глаз но сейчас усталостью бирзовых, подёрнутых пеленой, – Возможно, обрёк всех на гибель… – глядел в её изумрудные глаза с сожалением.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Его слова заставили Тамплиера опомниться.
– Разве Яблоко имеет такую силу? – была скептична к его желанию взять на себя вину за это нежданное путешествие. – Может, мы должны были оказаться здесь, – предположила она, почти веря собственным словам. Она не верила в Предопределение. Но Предтечи, в отличии от судьбы, были вполне реальны, и возможности их простирались далеко…

– Даже за всю свою долгую жизнь, я не смог познать всех его секретов. – мягко пояснил Легенда Ассасинов и смолк.

Нельзя было говорить большего Мире , что присутствовала здесь, хоть она и рядовой ассасин. Не стоит терзать ее сердце этим знанием, что перед ней будущий Великий Глава Братства Ассасинов. Знакома ли она с ним в это время, Альтаир не знал, хотя догадывался, что имя Ла-Ахада догремело и до её ушей. Альтаир не мог так рисковать, чтобы она встретилась с ним-молодым и выдала эту тайну.

Альтаир улыбнулся своим воспоминаниям, ведь сейчас, в эту минуту, он, точнее его молодость, носится по крышам, уворачиваясь от смертоносных ловушек, расставленных беглецами, вместе с Маликом. Их преследование закончиться неудачей, но это хорошо прищимет его гордость перед
Аль-Саифом.

– О своём выборе я не жалею, Кьяра. – чуть улыбнулся уголочком губ, на которых не было шрама, глядел в её глаза, чужого цвета, чужих ресниц, но их выражение…, – Дезмонд мой наследник, и у него более никого. Моя жизнь ничего не значит в сравнении с его жизнью и целым Братством. Его душа изранена, а сердце разбито. Трижды меняй мою судьбу, и трижды я бы выбрал быть подле этого юнца. – усмехнулся, – Не проклинай меня за это… – переместил ладонь её на затылок и сухими потрескавшимися губами поцеловал в лоб.


Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Об этом мы поговорим дома, – с напускной суровостью пообещала Кьяра, но уголки губ дрогнули в улыбке, выдавая несерьезность этой маленькой угрозы. А в глазах вместо гнева плескался страх. Страх, что они… или один из них… могут не вернуться.

– Я снова оставляю тебя… – прислонил её к своей впалой молодой груди англичанина. Смолк на время. И чувствуя, как силы покидают и его вслед за хозяином тела, – Узнай…, узнай имена, кто с нами перенёсся в это время. – давал свой наказ, – У де Сабле “Яблоко”, что Якоб нашёл в одном из древних хранилищ… Это то самое “Яблоко”. Моё. Если Дезмонд с нами, пусть… пусть теперь он «подумает». О своём доме. Пусть ОН вернёт вас домой… – передавал предполагаемый метод переноса обратно, и ослабла рука английского Араба.
Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Она прижалась к его груди и обняла так крепко, будто намеревалась этим удержать рядом навеки. Инструкции араба не на шутку перепугали девушку. Вся его речь звучала так, словно этот разговор будет для них последним.

– Не смей прощаться! – вскинулась она. – Твоя жизнь имеет значение для меня! – прошептала севшим голосом, отметая его глупое предположение, что есть что-то важнее. Не для нее.

– И если Дантей здесь, передай ему… – и вдруг что-то брякнуло со звоном.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)"
Чашка и хлеб выскользнули из ее пальцев и со звоном разбитого стекла разлетелись по земле.
Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
От звона битой посуды Тамплиер вздрогнула. Оглянулась на вошедшую девушку, а когда снова посмотрела на мужчину, его взгляд стал чужим. Рыцарь зашелся в приступе страшного кашля. Кьяра испуганно отшатнулась, не зная, что делать. *Нет! Не сейчас!* В сознании болезненно пульсировала единственная мысль – сейчас от жизни мальчишки зависит жизнь ее ассасина.


Альтаир отдёрнул руку Якоба от индианки и соскользнул сознанием с помоста, пав туда же на дно их общего сосуда, куда был свержен и сам англичанин.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Альтаир! – без надежды достучаться позвала она. Но, может, вместе у этих двоих хватит сил продержаться.

Взгляд бирюзовых глаз смахнули ресницы, и вместо мудрого смирения в них взвился огонь испуга и негодования.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– Прошу прощения... Я, кажется, не вовремя... – бормотала девушка, стараясь не смотреть на тех, кому помешала.

Парень упёрся в девушку-ассасина (Мира) рукой, которой только что Араб ласкал её, и метнув взгляд в сторону шума в дверях. В груди всклокотало и забурлило. Он закашлялся, пытаясь прикрыться рукой, разбрызгивая кровь. Ни вдохнуть, ни двинуться. Второй рукой он прижался к своей груди, но непрошенный спазм больше не отпускал его, намереваясь на этот раз задушить тамплиерского грешника.

Аяла

Джасим

Мира / Кармелит / Робер-Дезмонд


Ролевая [Elite Gamers Team]



Сообщение отредактировал Brook - Понедельник, 11.01.2016, 16:48
 
Strangerous
Охотник
Дата: Воскресенье, 10.01.2016, 21:03 | Сообщение # 1049
Принц Тьмы
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2154
Статус: Offline

Награды: 19
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан>

(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Райхан – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Робер де Сабле (Дезмонд)

Мира Наир (Кьяра) – Дамир ибн аль-Асир (Дантей) – Ангел Кармелит (Дантей)


Аяла тяжело дышала. Не имея при себе ничего из оружия, кроме ножа, подаренного женщиной-асассином, девушка пользовалась теми приемами, которые мог предложить ей Эггси, и которые она могла воспроизвести. Прижавшись спиной к стене, Аяла использовала ее как основу, для своих ударов.

Отталкиваясь, девушка, подобно обезьянке, перескакивала от одного стража, к другому, сражаясь с ними в рукопашную, чудом избегая их мечей.

*Держись, только держись... Не сдавайся...* - стучал голос Эггси в голове девушки, и она держалась за его силу воли, как за спасательный круг, потому что сил практически не осталось. Перед глазами двоилось, ребра саднило, а рану щипало, но знакомый до боли голос заставил сердце Аялы остановиться.

Цитата Brook "Якоб" ()
– Безымянная... Ты цела? – улыбнулся врагам, но в попытке стереть тень страха с лица девушки. Опустил меч, увенчанный алым крестом, острием вниз, отводя от себя удар, – Идти можешь? – выворачивал шею, закутанной в тряпки тройней пальцев загонял девушку за свою спину.


- *Это... Он...* - девушка вскинулась, и на глазах ее выступили слезы, когда она узнала воина, что пробивался к ней сквозь толпу стражников.

*Явился-не запылился... Гребаный принц... Если бы не он, ты бы вообще не попала в эту передрягу!* - возмутился Эггси, но девушка его даже не слушала.

- Якоб... - выдохнула дрожащими губами Аяла, прижимаясь к спине рыцаря щекой и обвивая его торс руками. - Ты живой... - шептала девушка, а по щекам ее катились слезы. Она уже и не надеялась увидеть его снова, и словно камень упал с ее души от осознания, что рыцарь избежал казни, что он живой, и что стоит сейчас прямо перед ней.



Цитата Brook "Якоб" ()
Подхватил хлипкую фигурку девушки за талию, что уместилась в локте, и подтолкнул к двери куда-то в помещения. Чмокнул в висок:
– Выберремся. Не плачь. – с явным говором подмигнул в ее влажные темные глазки, и подтолкнул в дверь, – Укрройся там. Я прриду за тобой. – утвердительно кивнул с болезненно изогнутой линией бровей.


Но огонь сражения еще не утих, и Аяла послушно юркнула за дверь, с надеждой глядя на своего спасителя. Сердце ее замирало каждый раз, когда Якоб отбивал очередную атаку. Она бежала рядом с ним по коридору, уворачиваясь от вражеских клинков и стрел. В конце коридора Аяла увидела женщину-асассина (Мира), что тоже доблестно отбивалась от атак, но неожиданно для девушки, Якоб ударил асассиншу, от чего Аяла крайне удивленно уставилась на своего рыцаря.

Цитата Brook "Якоб" ()
Уверенно рассекая по узкому рукаву коридора, он голосил:
– Безымянная! – звал, чтобы отозвалась, но вдруг в том другом конце коридора он увидел другую...
И все в нем заклокотало. Эта женщина (Мира) обвела его вокруг пальца, угрожала его Господину в его же доме, и терзала его плоть в темнице сарацин, и как женщина предала другую надругательствам... Последнего он никак не мог понять. Второй подселенец в его теле отказался поднять на нее реку, тогда Якоб перебросил меч в другую руку и совсем неблагородным жестом втащил воительнице с кулака


- Я-Якоб... - осуждающе проговорила Аяла, чуть схмурив брови. - Зачем ты это сделал?! Она помогала мне все это время... Без нее меня бы уже отдали в казармы... - возмутилась девушка, притормаживая около женщины-асассина, чтобы убедиться, что она в порядке.

- Как ты? Молю тебя, прости этого невежду, он наверное подумал, что ты враг, но я ему все объяснила... Ты мне так помогла, а я даже не знаю, как тебя зовут! - причитала Аяла, осторожно касаясь лица женщины-асассина, чтобы оценить на сколько силён был удар.

Цитата Lyna "Мира" ()
Индианка с трудом оторвала взгляд от мужчин и перевела на девушку. Только сейчас она заметила рядом с собой ту, кого искала.
– Мира, - отозвалась она и добавила. – А я ведь тоже до сих пор не знаю твоего имени.


Цитата Lyna "Мира" ()
Мужчина развернул Якоба за плечо к себе и врезал кулаком в нос. Затем выхватил меч, сразу делая первый выпад, нацеленный в грудь. При этом капюшон плаща спал с головы незнакомца, и глаза индианки округлились. *Марк!* - одними губами прошептала она.


Но звук скрещенных мечей позади заставил девушку резко обернуться, а вздох асассинши дал понять, что она знает напавшего на Якоба воина в капюшоне. *О, Боже... Нет... Это все сплошное недоразумение!* - мысленно схватилась за голову Аяла, она уже сделала шаг к мужчинам, чтобы попытаться вразумить обоих, ведь незнакомец скорее всего вступился за её спасительницу, которую Якоб по глупости ударил.
- Прошу вас, оста... - когда незнакомец скинул капюшон, все внутри девушки содрогнулось. Но это были не её эмоции, это был Эггси.

- Папа? - выдохнул ошарашенный тамплиер, хлопая округлёнными глазами. Мужчины, явно озадаченные таким заявлением даже остановили свою драку.

Цитата Brook "Якоб" ()
Хрупкая женская фигура втиснулась между ними с таким выкриком, что подранный крестоносец решил, что ослышался, ...если бы не последовавший женский лепет. Хребет из светлых волос зашевелился на христианине…


А девушка, прижимая к груди ручки шагнула к незнакомцу, протянула руку к его лицу, но тут же осеклась.
*Нет, это не может быть он, Эггси очнись, твой отец умер... Ты в прошлом, в теле арабской девчонки, и этот мужчина... Это не он... Не твой отец... Но... Он так похож... Генри...* - рассудок возобладал, и Аяла отступила от ошарашенного незнакомца, но встала между мужчинами, спинкой загородив Якоба.

- Прошу меня простить... Вы... Просто напомнили мне моего отца... Вы очень похожи... - пробубнила девушка, стыдливо пряча глаза. Разобравшись с этим недоразумением, незнакомец хотел возобновить драку с Якобом, заявляя что-то о том, что англичанин ударил его жену, но Аяла раскинула в сторону руки, осознанно загораживая рыцаря.

Цитата Lyna "Марк" ()
Оправившись от потрясения быстрее жены, Марк попытался мягко отстранить Аялу с дороги.
– Отойди, девочка. Этот щенок ответит за все, что причинил моей жене и моей деревне! – холодно предупредил он, выставляя меч мимо нее в сторону Якоба. Карие глаза, обычно спокойные и теплые, сейчас сверкали ненавистью.


Цитата Brook "Якоб" ()
– Беспамятная! Враги они нам! Коварные и хладнокровные! – выступил грудью лейтенант тамплиеров с обвинением на кончике разбитого носа, держал наизготове отнятый нож, – Белые черти!


- Не надо, умоляю... Он сделал это по глупости... Ваша жена очень мне помогла, он об этом не знал... А если хотите забрать его жизнь, то сперва отнимите мою... Но тогда старания вашей жены пропадут зря... Этот человек... Он... Мне дорог! - проговорила серьёзно Аяла, рукой пресекая все попытки Якоба вылезти вперёд неё. Она не хотела, чтобы эти двое сражались и потому бросила молящий взгляд на женщину-асассина, надеясь найти у неё поддержки, чтобы остановить это бессмысленное сражение. Ведь только она была в силах воздействовать на своего мужа.

Цитата Brook "Якоб" ()
– Я готов сразиться прямо здесь и сейчас! – швырнул мужчине вызов, – ...И ты и твоя жена умрете здесь от меча под алым крестом. – грозил с одышкой Якоб Карающий в глаза ассасина, – Сгиньте с моей дороги. – ухватил свой маленький ценный трофей за плечи рукой, как Змей маленького Мышонка, и стал шатко тесниться к выходу из коридора на улицу.


Сердце Аялы обливалось кровью. Едва она успела шепнуть женщине-асассину свое имя и узнать, как зовут ее, как судьба поставила ее перед новым выбором. Якоб был непреклонен, воспринимал Миру и ее мужа как врагов. Девушка пыталась вразумить рыцаря, шептала: "Ну что ты, Якоб... Перестань, она на нашей стороне..." - но разве вразумишь мужчину в пылу сражения? С отчаянием и сожалением смотрела Аяла на женщину-асассина и на ее мужа.

*Мне так жаль... Прости...* - просила прощение взглядом и сожалела, что ничем не может отплатить Мире за ее помощь. Прижавшись к Якобу, хватаясь за его плечи, Аяла последовала за ним во двор.

Цитата Brook "Якоб" ()
– Господин! – крикнул своему Магистру через лязг клинков. Тот сражался с каким-то воином, облаченным иначе (Раис?), – Господин! Уходим! Оставьте! – махал ему жестом в сторону ворот, да закашлялся снова. С хрипом отвоевав глоток воздуха он подтолкнул девушку в руки монаха, – Кармелит! Выведи ее за ворота! Там есть конь! Гнедой с... подсветленной гривой. – неопределенно так показал и отпрянул от них


Вокруг кипела схватка, на окрик рыцаря девушка обратила свой взгляд на другого воина, которого Якоб называл "Господином". *Они все здесь... из-за меня?* - сердце девушки бешенно колотилось. Столько людей пришло выручать ее из беды, а она даже их не знала и не могла понять мотивов. Неужели настолько велика, человеческая доброта, что незнакомые люди кинулись спасать ее, готовые пожертвовать своими жизнями? По щекам девушки покатились слезы.
И она не знала, что давит на нее сильнее, осознание того, что ей никогда не оплатить этот долг или то, что кто-то из этих добрых людей, возможно, уже погиб по ее вине.

Слезы застилали глаза, но Якоб передал ее в чьи-то чужие теплые руки. Подняв голову, Аяла увидела перед собой измученное лицо монаха.


Цитата Mia111 "Кармелит" ()
- Дитя мое! Я рад видеть, что Господь смилостивился над тобой, - глянул в сторону, увидел плащ какой-то и накинул ей на плечики, уводя за собой, - много испытаний выпало на долю твою, сейчас же дай ему помочь другим. Тем кому он клялся в верности и чести, с тебя довольно, идем, дитя, - осторожно вел ее к воротам, стараясь избегать открытых мест.


- Святой отец! Вы живы! Я так рада! - всхлипнула девушка, хватаясь за руки священника. - Спасибо... - прошептала, принимая плащ и укрывая свои плечи. Послушно следовала за монахом прочь из стен этого ужасного места, но мыслями была все еще там, с Якобом. Взобравшись на лошадь, Аяла беспокойно оглянулась, надеясь увидеть своего рыцаря среди покидающих казармы. И он появился.

Цитата Brook "Якоб" ()
Якоб выскочил из ворот и грубо вскочил в седло позади Аялы. Он грубо потеснил девушку к передней луке седла, причинив боль и себе. Не время было для учтивости. На помощь к атакованным казармам по улицам сбегалась стража.


Вскочив на коня позади нее, Якоб ударил животное пятками в бок, и лошадь сорвалась с места. Аяле пришлось вцепиться в конскую гриву, чтобы не вывалиться из седла, но рыцарь удержал ее.

Цитата Brook "Якоб" ()
С хрипом за ее ухом, придавил девушку своим весом. От скачки остатки воздуза выбивало из его груди вместе с кровянистой пеной. На скаку не откашляться... Он должен был работать тазом и бедрами, чтобы не слететь с седла с отбитой задницей. Да и девушку нужно было держать в такт. Переложил в ее руки поводья, оставляя правление ей. Сам вцепился тройней калеченной руки в конскую гриву, а второй держался за ее стан. Все, что Якоб сейчас был должен, это удержаться на коне. Шумные хриплые выдохи влажно обжигали девушке щеку и ухо металлическим привкусом.


Он тяжело и хрипло дышал, Аяла понимала, что он должно быть сильно изранен и этот побег дается ему с трудом. Поэтому она с готовностью перехватила поводья, направляя лошадь.
- Держись, Якоб... - шептала девушка, она надеялась, что у его маленького отряда есть убежище, где лекарь или даже она сама смогут подлатать рыцаря.

Цитата Lyna "Мира" ()
Через несколько улиц супруги догнали небольшой отряд, чем нисколько не обрадовали служителей креста.

Цитата Lyna "Мира" ()
– Он прав. Мы сможем решить свои… разногласия позже, когда нам в спины не будет дышать стража. Они не станут разбирать, кто есть кто, - заключила она, нервно оглядываясь в ожидании погони.


Оглянувшись, Аяла заметила, что следом за ними ехала Мира с мужем, но кто-то перегородил им дорогу. Там же девушка увидела монаха, он что-то говорил. Пришлось повернуть лошадь и подъехать ближе. До девушки донеслись обрывки разговора. *Так значит... Ты не один здесь, Эггси...* - проговорила мысленно своему "бесу" и почувствовала его облегчение.

Если здесь застряли все, значит у кого-то точно должен быть план, как вернуться в свое время. Спор был на время решен. И Мира отправилась за ними, от чего Аяла облегченно вздохнула. В конце-концов, эта женщина оказала ей большую услугу, а могла бы просто оставить напроизвол судьбы.

Цитата Brook "Якоб" ()
Мягче приобнял свою Безымянную под грудью и поравнялся конскими крупами с Магистром. Откашлялся, глянул искоса на французского Господина (Робер) и вздохнул хрипло, глядя на дорогу:
– Браниться будете, да?


Они снова двинулись в путь. Прижавшись спиной к груди своего рыцаря, Аяла чувствовала его беспокойство, негодование... И она его понимала, они все слишком много пережили. Их лошадь поравнялась с лошадью Господина, которому, очевидно служил Якоб. Девушка лишь мельком взглянула на статного мужчину в годах (Робер), да стыдливо потупила взор, ощущая на себе вину, за то, что им с Якобом пришлось рисковать жизнью.

Цитата Brook "Якоб" ()
Сполз с седла и протянул руки к девушке (Аяла), подобрал под тонкие бока и снял с трудом с седла:
– Натерпелись сегодня, да? – улыбнулся, потирая между лопаток тяжелой лапой мечника.
Зашагал с ней в братскую обнимку, слегка раскачивая своенравной головой к вышедшей навстречу женщине. Она была в зреломвозрасте, с сильным темным взглядом и строгим разлетом бровей. Что-то в ней было от де Сабле. Якоб решил, что она здесь за управляющую (Райхан):
– Займитесь молодой госпожой, – представил девушку женщине, уставшей бинтованной рукой прогладил по полуобнаженной спине. – помогите с ванной..., дайте одежду..., накормите... – гостеприимно и тепло улыбнулся


Наконец, их лошади подъехали к убежищу. Аяла спешилась, опираясь на руки Якоба и с бесконечной благодарностью взглянула в его бирюзовые глаза. Щеки ее порозовели слегка, но она была рада оказаться в объятьях чужеземного рыцаря, что спас ей жизнь. Прижавшись к его груди, Аяла обняла Якоба, прикрыла глаза и шумно выдохнула, отгоняя ужасные воспоминания сегодняшнего дня.

- Спасибо... - проговорила девушка, прислушиваясь к стуку его сердца. - И я не безымянная... - шепнула тихо, улыбаясь, но рыцарь не услышал, поэтому, девушка подняла свои карие глаза и внимательно глядя на него проговорила: - Меня зовут Аяла...

Их встретила женщина (Райхан). От нее веяло силой, гордостью и статью. А от ее красоты у Аялы перехватило дыхание. Девушке стало стыдно, что она предстала перед этой госпожой в таком неприглядном виде.

Цитата Brook "Якоб" ()
..и раздалась звонкая тяжелая пощечина. Молодой рослый воин пошатнулся с исками из бирюзовых мутных глаз...


Девушка потупила взор, но неожиданная оплеуха, которой наградила женщина рыцаря, заставила Аялу вздрогнуть и ошарашенно захлопать глазами. Ничего не понимая, девушка проследовала за госпожой, опасливо оглядываясь на Якоба, но, кажется, все было в порядке. *Могу поспорить, он это заслужил...* - ворчал на задворках сознания Эггси, и Аяла даже готова была с ним согласиться. В конце-концов, она даже не знала, кем приходится эта женщина рыцарю.

Цитата AlterEgo "Райхан" ()
– Идем милая... – подхватила ее под локоток и ревниво повела ее в дверь в холл церквушки, чтобы провести к комнатушке, что определили как кухню.
Желая смерти светловолосому рыцарю, обернулась она через плечо и передала девушку Айшэ:
– У нас гостья... Будьте гостеприимны..., приведите в порядок. – и матерински улыбнулась молодым девушкам как дочерям, обеих погладив по плечам, как если бы они, правда, были милы сердцу.


Другая незнакомка переняла ее в свои руки, и Аяле показалось, что эта женщина знакома ей.
- Мы... встречались прежде? - робко спросила девушка у той, что назвалась Айшэ. Но незнакомка только загадочно улыбнулась.

Цитата "Айшэ"

- Возможно... Пойдем, я приведу тебя в порядок.




Сообщение отредактировал Strangerous - Воскресенье, 10.01.2016, 21:07
 
Strangerous
Охотник
Дата: Воскресенье, 10.01.2016, 21:08 | Сообщение # 1050
Принц Тьмы
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2154
Статус: Offline

Награды: 19
Аяла сидела смирно, положив руки себе на колени. Она была чисто вымыта и одета в длинное красное платье с узорами, которое доставало ей прямо до пяток. Девушка разглядывала свои ладони в мелких ссадинах, пока Айшэ расчесывала ее волосы.

Цитата "Айшэ"

- Как ты себя чувствуешь? - вопросила женщина и Аяла вздрогнула.


- Спасибо, уже лучше... - ответила негромко девушка, она чувствовала себя крайне неуютно наедине с этой загадочной незнакомкой, лицо которой уже видела прежде. Ей казалось, что женщина видит ее на сквозь.

Цитата "Айшэ"

- Тот рыцарь... Что привез тебя сюда... Ты за него переживаешь? - продолжала разговор Айшэ, мягко проводя щеткой по длинным волосам.


- Да... - неохотно ответила Аяла, ощущая, что ее испытывают. - Он... был сильно ранен... Надеюсь, кто-нибудь уже обработал его раны...

Цитата "Айшэ"

Айшэ улыбнулась своим мыслям, перебирая прядь волос своей подопечной.
- Ты такая наивная... Как дитя... - проговорила женщина. - Уверена, что хорошо его знаешь?


Аяла нахмурилась и встала с табурета, забирая у Айшэ свои волосы.
- Пойду проведаю его... - сообщила она о своих намерениях и уверенной поступью отправилась искать Якоба. По пути Аяла немного задержалась, чтобы налить в чашу молока и взять кусок хлеба, переживая, что рыцарь голоден и от того очень слаб. Выяснив у других постояльцев церкви куда мог направиться ее спаситель, девушка направилась в хлев, который прилегал к церкви. От чего-то она очень нервничала, а сердце ее беспокойно колотилось в груди. И причиной тому были слова незнакомой женщины или собственное предчувствие, этого девушка не могла сказать наверняка. Опустив глаза в землю, Аяла прошла в пристройку.

- Якоб, я решила, что ты голоден и принесла тебе... - обратив свой взгляд на рыцаря, девушка с удивлением обнаружила, что он здесь не один. - ...молока...

Цитата Lyna "Мира/Кьяра" ()
Кьяра обхватила ладонями его лицо и впилась в чужие губы чужими же губами со всем пылом, накопившимся за время разлуки, вынужденной и добровольной.


Аяле показалось, что сердце ее на какое-то время остановилось. Она даже перестала дышать, только ошарашенно наблюдала, как ее рыцарь целуется и шепчется с Мирой. С той самой женщиной, к которой так враждебно был настроен еще несколько часов назад. И было в его голосе, в движениях его ладони, что зарывалась в ее волосы, столько невысказанных чувств, что руки Аялы дрогнули. Чашка и хлеб выскользнули из ее пальцев и со звоном разбитого стекла разлетелись по земле. В груди что-то оборвалось, и девушка еле нашла в себе силы сдвинуться с места. Смахнув с ресниц подступившие слезы, Аяла быстро опустила взгляд и присела к полу, начиная хаотично собирать осколки.

- Прошу прощения... Я, кажется, не вовремя... - бормотала девушка, стараясь не смотреть на тех, кому помешала. В голове ее крутилась сотня мыслей, она не понимала, как же так вышло, что Якоб с такой страстью целовал замужнюю женщину, к которой выражал такую ненависть... Или это был обман? Но почему?

Аяле хотелось уйти... Как можно скорее, бежать отсюда куда глаза глядят. Но более всего ее тревожило то, что она испытывает такую боль и чувствует себя обманутой мужчиной, с которым ее не связывали никакие обещания. Она не была ему женой... или любовницей, и не имела права ощущать такую обиду от того, что Якоб предпочел другую. Поэтому не могла смотреть ему в глаза, поэтому должна была уйти. И ей почти это удалось.

Цитата Brook "Якоб" ()
Он закашлялся, пытаясь прикрыться рукой, разбрызгивая кровь. Ни вдохнуть, ни двинуться. Второй рукой он прижался к своей груди, но непрошенный спазм больше не отпускал его, намереваясь на этот раз задушить тамплиерского грешника.


Надрывный кашель в спину, заставил девушку обернуться.
- Якоб? - вопросила непонимающе Аяла, но кровь, которой он захлебывался и которую выплевывал на землю, заставила девушку забыть все, о чем она думала секунду назад. Упав коленями на землю, Аяла подхватила лицо рыцаря в свои ладони.

- Смотри на меня! - потребовала спускаясь пальцами ему на шею. Внутри все булькало и вибрировало. Якоб пытался вдохнуть, но не мог. - Он задыхается... - проговорила девушка Мире, которая явно пребывала в растерянности. Действовать надо было быстро, поэтому Аяла основанием ладони ударила рыцаря меж лопаток, заставляя выплюнуть большой сгусток крови, чтобы очистить дыхательные пути.
- Дыши, слышишь, Якоб, дыши! - требовала Аяла от побледневшего мужчины. *О, Боже... Он умирает...* - пронеслось в голове у девушки, и перед глазами сразу потемнело.

Но Аяла справилась с головокружением и свалила рыцаря в руки Миры.
- Следи, чтобы он оставался в сознании! Пусть делает маленькие, но частые вдохи. На спину не переворачивай, иначе захлебнется кровью! Я сейчас вернусь! - наказала женщине-асассину и сорвалась с места. Аяла хоть и обладала некоторыми лекарскими знаниями, прекрасно понимала, что не может помочь Якобу своими силами. Она догадывалась о его болезни. Еще тогда, в их первую встречу, на пути к Иерусалиму, она увидела как рыцарь сплевывает кровь в платок, но до последнего гнала от себя эти мысли. Никто не мог ему помочь... Кроме одного человека.
- Я знаю, кто ты такая! - заявила Аяла, ворвавшись в комнату к Айшэ. - Я видела тебя прежде, и знаю, что ты умеешь колдовать! Прошу тебя... - начала девушка, но женщина бесцеремонно прервала ее.

Цитата "Айшэ"

- Я не могу помочь твоему рыцарю... Он уже мертвец... - безразлично проговорила ведьма, перебирая травы в руках.


- Он еще жив! - со слезами на глазах воскликнула Аяла, но Айшэ даже не взглянула на нее.

Цитата "Айшэ"

- Это не на долго...


- Пожалуйста, я тебя умоляю, помоги ему... Я все что угодно для тебя сделаю... - провсхлипывала девушка, оседая на пол у ног ведьмы.

Цитата "Айшэ"
Взяв девочку за подбородок Айшэ внимательно посмотрела ей в глаза.
- Из-за него тебя схватили, пытали и чуть не отдали на поругание тысячи мужчин. Ты видела как он целует другую и все еще хочешь его спасти? - вопросила ведьма. - Девочка, он сделает тебе огромное одолжение своей смертью...


- Он спас мне жизнь... Все что натворил - исправил... И у меня нет права указывать ему с какой женщиной делить постель, я не жена ему... - проговорила Аяла, не отводя взгляд от зеленых глаз ведьмы. - Он спас меня... - повторила, - А я хочу спасти его...

Цитата "Айшэ"

- Стало быть... Тебя не переубедить... Что ж... Возможно, есть одно средство... Но, готова ли ты пожертвовать временем, что отведено тебе на этом свете, чтобы продлить его года? - спросила ведьма строго, доставая из под полов накидки ритуальный нож.


- Готова... - уверенно кивнула Аяла, утирая влажные от слез щеки.
Ведьма взяла девушку за руку и одним ловким движением надрезала ее ладонь, заставляя сжать кулак и подставляя пузырек с фиолетовой водой, которая потеряла свой цвет, как только первая капля крови коснулась зелья.

Цитата "Айшэ"

- Ровно треть своей жизнь отдаешь ему, надеюсь, он будет тебе за это благодарен... - проговорила Айшэ, взбалтывая пузырек и вкладывая его в перевязанную ладонь девушки. - Пусть выпьет все до дна.


Сжимая крепко зелье в своей руке и прижав кулачок к груди, Аяла бесконечно благодарно взглянула на ведьму.
- Спасибо... - прошептала она дрожащими губами и побежала обратно в хлев.
К счастью для Аялы Якоб все еще был жив, когда она вернулась. Хриплое, тяжелое, со свистом дыхание вырывалось сквозь его приоткрытые посиневшие губы. Перехватив его из рук Миры, Аяла уложила рыцаря головой к себе на колени и поднесла зелье к его губам.

- Принеси мне бинты, чашку с теплой водой, иглу и нитки, а еще настойки из трав, какие найдешь... Пожалуйста, быстрее... - обратилась Аяла к Мире, отсылая ее собрать небольшую аптечку, чтобы можно было подлатать рыцаря.
- Пей... - скомандовала девушка, заставляя Якоба маленькими глотками осушить весь пузырек. Поглаживая рыцаря по волосам, Аяла внимательно вглядывалась в его лицо, ожидая эффекта. *Пожалуйста... пусть сработает...* - молилась девушка, роняя соленые слезы на его покрытый испариной лоб.

Якоб
все остальные?


 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (В процессе!)
Страница 70 из 75«1268697071727475»
Поиск:

AllStarz Top Sites OZON.ru

ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ

Supernatural является собственностью The WB Network / The CW Network
Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и регламентируются Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также международными правовыми конвенциями. Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны приобрести лицензионный продукт . Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все материалы представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законодательство РФ, что может повлечь за собой уголовную и гражданскую ответственность.

Все материалы, расположенные на сайте запрещено использовать без разрешения администрации сайта. Помощь сайту.
ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ