ВАЖНЫЕ АНОНСЫ
ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ Забыл пароль

Страница 71 из 75«1269707172737475»
Модератор форума: Brook, Shollye 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (В процессе!)
Происхождение
Brook
Охотница
Дата: Вторник, 09.12.2014, 21:21 | Сообщение # 1
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155


Авторы:
Keayru S. Brook / Эрик Крипке и Ко / Ubisoft

Консультанты:
Всемирная паутина знаний

Фэндом:
«Supernatural» / «Assassins Creed»

Время:
9 сезон / Наши дни

Территория:
США, округ Колумбия, г. Вашингтон, и весь шар земной

Ситуация:


– Человечество…, – произнесла Она, расхаживая по темноте залы в воздушном одеянии, и в сердце её таилась обида и злое негодование, – сколько себя помнит, – обернулась к неизвестности времён, – всегда задавалось вопросами. – выдержала недовольную паузу, – Откуда они пришли? В чём… смысл их существования? – перечисляла Она словно с насмешкой, – …Кто-то был до них? Тогда куда они ушли? – передразнила едко.

– Историки. – обозначила Она с презрением, – Главные хранители знаний. Они вели свои летописи с незапамятных времён. – встала перед серой, испещрённой трещинами стеной, возведённой словно стела памяти, – Наскальные рисунки, реликвии, – оглядывала и перевела взгляд на старый пыльный стеллаж, едва виднеющийся в темноте, – свитки и книги. Ни одного ответа, только вопросы и подозрения. – отвернулась, вильнув полами одежд и пышным головным убором, что ореол описывал её лик.

– Но что, если Сила, создавшая их…, – пошла выхаживать по полу неслышно и плавно, – ни такая, как они себе её представляют? Возможно ли, что их Создатель… или Создатели… оставили им эти Знания – в них самих? Что если избранные из них хранят эти Знания?... – подняла взгляд к проступившему ночному небу с тоской и болью.

– …Но послание оставлено _было_. – изрекла с нажимом и затем гордо воспряла, – Но эти глупцы…! Они не были способны принять дары Создателей и использовать их мудро! – мотнула головой и взгляд её нечеловечески прекрасных и таких строгих глаз забегал в поисках справедливости, – Они всё только рушили и погибли сами! Обратили дары в оружие, против Силы, что создала их… Они не достойны этих Знаний и… Даров, что им были даны – они не достойны!

– Посмотрим, что изменилось за эти тысячелетия… – с вызовом обернулась Она к своей милосердной собеседнице, что с досадой наблюдала за муками своей «сестры».
 
Brook
Охотница
Дата: Понедельник, 11.01.2016, 20:31 | Сообщение # 1051
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, хлев>

(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра)

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)"
Упав коленями на землю, Аяла подхватила лицо рыцаря в свои ладони.
– Смотри на меня! – потребовала спускаясь пальцами ему на шею.

Подобно уличному пьянице рыцарь повёл пьяный мутный взгляд перед собой. Дурной сон был сильнее женских рук. Тяжёлая голова перекатывалась в чьих-то требовательных руках. Бровь лениво изогнулась… Почему он должен…? Всё окрашивалось вокруг в вечерние сумерки. Пронзительный звон в ушах спутался с пением птиц. Ему привиделось, будто он снова в том лесу…, и на этот раз тьма забёрет его.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)"
Действовать надо было быстро, поэтому Аяла основанием ладони ударила рыцаря меж лопаток, заставляя выплюнуть большой сгусток крови, чтобы очистить дыхательные пути.
– Дыши, слышишь, Якоб, дыши! – требовала Аяла от побледневшего мужчины. *О, Боже... Он умирает...* – пронеслось в голове у девушки, и перед глазами сразу потемнело.

Резкий удар по хребту болью выбил из глотки плевок тёмным вязким сгустком, что омерзительно потёк по подбородку. Крестоносец устал, и удушье больше не пугало его. …Или это было ни его бесстрашие?

Этот кто-то изнутри строго и упрямо расталкивал светловолосо христианина откликнуться волей на девичьи слёзы. И этот кто-то знал цену утрат…, возможностей и чего-то очень дорогого для сердца всякого воина – пары любящих женских рук, в которые можно пасть, вернувшись с поля брани.
– …Не упусти свой шанс, …Якоб. Не упусти.


Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)"
Но Аяла справилась с головокружением и свалила рыцаря в руки Миры.
– Следи, чтобы он оставался в сознании! Пусть делает маленькие, но частые вдохи. На спину не переворачивай, иначе захлебнется кровью! Я сейчас вернусь! – наказала женщине-асассину и сорвалась с места.

Рыцарь в беспамятстве рухнул в чьи-то не менее обеспокоенные руки, пуская кровянистую слюну в подставленное плечо:


Он узнал, в чьё плечо так неуклюже клюнул носом. Встречаться с Создателем в свой судный час в руках врага было горько крестоносцу…

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Я знаю, сожалениями ничего не исправить, но… – она сглотнула подкативший к горлу ком, – мне так жаль, Якоб, – рука потянулась к его ладони предложить свою поддержку, как в ту ночь в лесном домике, но замерла на полпути. Она не имела на это права.

Рыцарь тоже был преисполнен сожалением. Он ведь так наивно верил ей, доверился, дважды делил с ней один кров, одно кострище, одну лошадь… Привёл к своему Магистру и после попался сам. Горько…

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Если бы я только могла изменить свои решения… – Смотреть ему в глаза у нее не хватало ни сил, ни смелости. Женщина не отрывала взгляд от его груди, наблюдая, как та вздымается и опускается, и с ужасом ожидая момента, когда это движение прекратится.

Горько он опустил ресницы, скорбя об обманутом доверии, …вместе с ней, хрипло гоняя душные глотки воздуха по телу.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– В те дни, что я провела с тобой, ты был мне братом, и это было… по-настоящему, – пыталась подобрать слова. – Сложись все иначе, я была бы рада быть тебе сестрой. И я сожалею, что долг развел нас по разные стороны, – вздохнула тяжело.

Ему почему-то вспомнился тот день, когда он вёл их в Арку, её и двух чародеек. Это был такой простой шаловливый день. Он орал им неприличные частушки, они так бранились.
В ответ на её исповедь, Якоб тоже выдохнул, грустно и хрипло. Он был недвижим, молчалив, веки слишком тяжелы, но рыцарь все слышал и внимал её словам.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
– Я заслужила твою ненависть, но знай, что во мне не осталось ненависти к тебе. Хоть мы и не можем быть друзьями, я больше не смогу назвать тебя врагом, – закончила она и на мгновенье подняла взгляд к глазам мужчины, просто чтобы убедиться, что они по-прежнему открыты.

Милосердие и доброта другого все же нашло отклик в сердце сурового Тамплиера, и молодой рыцарь вздохнул, находя и собственную добродетель. Прикрыл веки, коснувшись своей щекой её плеча, будто в последней наивной попытке закрыть глаза на её вражью принадлежность и довериться ещё раз.

В преддверии вечного мрака и покоя ему было тревожно. Слова «беса» о том, что у него всё ещё есть «шанс»… подцепили словно на крючок, вынуждая сгнившие лёгкие тянуть из внешнего мира воздух нитку за ниткой, как сухая выжженная земля тянет воду каплю за каплей из треснувшего кувшина в своём последнем шансе выжить и жить.

Руки непризнанного, но все же друга ушли, и он слег на жесткий подстил подобно побитой собаке.


Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)"
– Пей... – скомандовала девушка, заставляя Якоба маленькими глотками осушить весь пузырек. Поглаживая рыцаря по волосам, Аяла внимательно вглядывалась в его лицо, ожидая эффекта. *Пожалуйста... пусть сработает...* – молилась девушка, роняя соленые слезы на его покрытый испариной лоб.

Вот нашёлся и для грешника Якоба свой кувшин. Да только вода горькой оказалось. Он не смог высказать своего "фээ, что за пойло?", лишь губы искривились брезгливо, и сникли светлые крылья бровей. Но воды зелья сами тонкой струйкой жизни потекли на язык и змейкой побежали в воспаленную глотку. Редки капельки просыпались на молоденькие светлые усы и бородку. Теплом колдовство наполняло его грудь, насыщало плоть, разбегалось кровью по венам.

Но неудачливый воин, должно быть проклятый самим Господом, затих. Только и слышал "кап... кап..." Это падали девичьи слёзы на его лоб, стекая на виски как собственные. И тревоги стали растворяться в каких-то тёплых потоках... Они приносили исцеляющие покой.


Юный воин и ни бодрствовал, и ни спал. Дремал он на подстилке. Чувствовал мягкие девичьи руки молодой женщины, что хоть и пробыла в браке, но не огрубела от тягот материнства и домашнего быта. Ощутил влажную прохладу на обнажившихся спине и груди под треск изодранной ткани рубахи. Простая тряпка смывала грязь и позор с его измученного тела... То смущало не женатого рыцаря, и он разлепил сонные веки в тот момент, когда тряпка пошла по груди через живот и ниже. Он вздрогнув тазом, и робкие судорожные пальцы вцепились в тонкие женские запястья. Молодой англичанин выдохнул и потупил взор. Влажная тряпка прохладного компресса сползла на подстил.

Якоб совсем не желал, чтобы она знакомилась с его увечиями, тем более столь интимными... Его мужская гордость и так была попрана дважды.

Однако прелестная сиделка смогла деликатно убедить христианина о доверии.

Хоть в том и не было ничего ...греховного, сие действо окрасиво до селе бледные щеки праведным румянцем.

Неловко прокашлялся и глянул бирюзовым блеском на девушку:

– Теперь, – улыбнулся в усы, – ...ты обязана стать мне женой... – хрипло рассмеялся в узенькие щелочки светлых ресниц и сам положил себе на лоб спавший ранее компресс.


Прятал так под тряпкой свои собственные грешные помыслы от благодетельной женщины, улыбаясь в светлые усы. Сложно было отогнать развратные желания молодому мужчине после многих месяцев целомудрия, в прочем, от которого он не мыслил отрекаться. Но молодая кровь... такая молодая. Грехи прошлого не спешили отпускать его прежнюю гулящую, но все же христианскую, совесть.

Ленивыми и плавными были его движения. Руки с гибкими длинными пальцами подобрали её руку со своей груди и поднесли к сухим губам для благодарного поцелуя. Сжал её пальцы своими, мягко, аккуратно, да тепло уложил на своей груди.

– Аяла... – шумный вдох со стоном вырвался через его приоткрытые обветренные уста, выражая облегчение и что-то приятное, – ...Напоминает молоко и мёд. – кошачьей улыбкой подметил Якоб, выглядывая носом из-под тряпки, – А что это за гадость была? – выглянул вдруг из-под компресса, – ...Омерзительная мерзость. – снова улегся под ней, мягко переминая своими пальцами на её пальчиках.

Тамплиер помолчал какое-то время, пока спадала улыбка с его уст:

– Только... не говорите Магистру... – попросил он вдруг тихо и серьёзно, – Он будет тревожиться. Отошлёт меня...

Полежал так ещё немного. Рыцарь не знал, что раны его исцеляются, ...и не божьей помощью, как он потом решит.

Но Ассасин в теле деликатно прозывал Тамплиера подняться с больничного ложа и выйти к товаращам. Он доверил Кьяре отвести дела и дать надежду подселенцам, но теперь мог и ногами Якоба выйти к ним и присутствовать на совете...

Якоб стянул со лба компресс, вздохнул, улыбнулся своей милой сиделке да сел, спуская ноги, прислонился устало к её уютному плечу:


– Будь добра... найди мне рубаху... Нужно предстать перед Магистром и остальными... – кивнул ей, подпитывая её уверенность, выпустить его на свет божий.

Поднялся на ноги и доверился девушке облачить себя в рубаху, наблюдая за ней из-под мягких ресниц своей бирюзой... Было в этом что-то уютное и чистое. Якоб не стал растрачиваться на слова и поцеловал в девичий лобик, задержавшись на нем подсушенными губами. Уставшие руки погладили по тонким плечам, не позволяя себе большего. Перед ним была не уличная девка.

– ...Идём. – пригласил с собой, предлагая локоть.

Они вышли во двор, где уже шёл совет:


Цитата Mia111 "Ангел Кармелит (Дантей)"
– …где Якоб? Отдыхает? Я не успел с ним пообщаться в пылу событий. Путешествие сюда под силу Яблоку Эдема, однако... – взглянул на Кьяру, следом обратился он к Роберу, – а вы, знаете что-то о вашем поселенце? Их связывает кровное родство с тем, кто оказался в теле Якоба. И артефакты… полагаю они оказались в этом мире вместе с нами неспроста. Подсказка-то должно быть, – задумался он, – не видел я Джулиана, Михаэля и Затану, что бедою может обернутся.

– День добрый... – кивнул, морщась под дневным светом, что резал глаза после тёмного хлева, – Связь? Какая связь? С кем? – ухватил обрывок разговора о себе и Магистре.

Аяла

Джасим?

Мира / Кармелит / Робер-Дезмонд


Ролевая [Elite Gamers Team]



Сообщение отредактировал Brook - Понедельник, 11.01.2016, 21:49
 
Strangerous
Охотник
Дата: Среда, 20.01.2016, 22:20 | Сообщение # 1052
Принц Тьмы
Группа: EliteGamer
Сообщений: 2154
Статус: Offline

Награды: 19
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, хлев>

(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра)


Якоб не приходил в сознание, но дыхание его выровнялось, пугающий хрип пропал. Он был все еще жив, и пока что этого Аяле хватало для спокойствия. Если бы зелье не подействовало, он, скорее всего, уже бы задохнулся.
*Просто нужно немного времени...* - успокаивала себя девушка, оглаживая мягкими пальчиками его колючую щеку.

Цитата Lyna "Мира" ()
- Я могу еще чем-то помочь? – спросила она и, чуть помедлив, добавила: - Он поправится?


Мира принесла все, что смогла найти в спешке, но Аяла была благодарна ей и за это. В памяти все еще стоял их с Якобом поцелуй, а в глазах таилась не высказанная обида, но девушка улыбнулась асассину и ответила на ее вопрос.
- Поправится... Ему просто нужно немного покоя... - заверила Миру, и та ушла, оставляя поверженного рыцаря наедине со вдовой.

Решив воспользоваться этой передышкой, Аяла аккуратно положила голову Якоба на импровизированную подушку из какого-то тряпья, а сама села на колени сбоку от него. Без особых усилий разорвав и так подранную рубаху, девушка кинула в чашку с теплой водой немного лечебных трав и, затем, смочила в ней чистую тряпку. Сколько раз она так сидела подле мужа? Сколько бессонных ночей провела у его постели залечивая раны, оберегая покой. Но сейчас перед ней лежит совсем не муж, но почему она чувствует себя так же?

Обтерев сперва изможденное лицо рыцаря, Аяла мягко спустилась по его шее на вздымающуюся грудь, аккуратно минуя порезы и ссадины, лишь слегка промакивая раны, чтобы дезинфицировать. По почерневшей полосе ожога, сползающей по ребрам молодого мужчины, Аяла поняла, что это сувениры на память из тюрьмы, где их держали. Глаза девушки вновь наполнились слезами, стоило ей только подумать о том, как страдал рыцарь во мраке пыточной комнаты. Но теперь все было позади. Во всяком случае на время.

Утерев упрямо щеки, Аяла продолжила омывать тело Якоба опускаясь все ниже и ниже, пока путь ее руке не перегородил пояс штанов. Девушка замешкалась, не зная, как ей поступить.
- *Я не знаю, как его пытали... Возможно ли... Самым изощренным способом? Я должна проверить...* - поджав напряженно губы, Аяла мягко коснулась пояса штанов, чтобы потянуть их вниз, но голос в голове возмущенным воплем отдавал в ушах.

- *Эй! Женщина! Ты чо творишь?! Мне вот не по приколу голых мужиков разглядывать! А ну перестань! Пусть сам о себе заботится!* - ворчал Эггси, не позволяя девушке стянуть с рыцаря штаны.
- *Он не может... Сейчас я о нем забочусь, так что оставь меня в покое... Эггси...* - огрызнулась беззлобно Аяла и, переборов упрямство Эггси, потянула вниз остатки одежды рыцаря.

Цитата Brook "Якоб" ()
он разлепил сонные веки в тот момент, когда тряпка пошла по груди через живот и ниже. Он вздрогнув тазом, и робкие судорожные пальцы вцепились в тонкие женские запястья.


Но руки ее перехватили. Вздрогнув и выронив тряпку, Аяла встретилась глазами с бирюзовым взглядом Якоба. Щеки ее вспыхнули, но она была уверенна в своей обязанности позаботиться об израненном рыцаре.
- Якоб... я... должна осмотреть тебя, твои раны... они могут загноиться и... Пожалуйста, позволь мне... - попросила мягко, ощущая как бешено колотится в груди сердце, и как пылает лицо.

Цитата Brook "Якоб" ()
Якоб совсем не желал, чтобы она знакомилась с его увечиями, тем более столь интимными... Его мужская гордость и так была попрана дважды.

Однако прелестная сиделка смогла деликатно убедить христианина о доверии.


И он доверился. Отпустив запястья девушки, Якоб улегся обратно на подстил и позволил Аяле раздеть его.

Первое за что зацепился внимательный взгляд девушки - шрамы. Много шрамов. Аяла едва не ахнула, но к собственному удивлению, ни жестом, ни взглядом не выдала своих чувств.

- *МАТЬ ТВОЯ ЖЕНЩИНА! ГОСПОДЬ ВСЕМОГУЩИЙ, СДЕЛАЙ МЕНЯ ЭТО РАЗВИДЕТЬ!!!* - возопил Эггси так, что ослепляющая боль пронзила висок. Перед глазами у Аялы поплыли разноцветные круги, но жестким усилием воли, она подавила эту вспышку эмоций от нежеланного соседа.

- *Прекрати это, Эггси! Ты, кажется, не понимаешь, что он испытал... Эти шрамы... Они старые... Но двух лет еще не прошло... Это видно по текстуре кожи... * - объясняла девушка, по инерции касаясь кончиками пальцев израненной плоти. Но, осознав свои действия тут же отдернула руку и испуганно взглянула на рыцаря, боясь, что он посчитает ее распутной, однако, Якоб только заулыбался.

Цитата Brook "Якоб" ()
– Теперь, – улыбнулся в усы, – ...ты обязана стать мне женой... – хрипло рассмеялся в узенькие щелочки светлых ресниц и сам положил себе на лоб спавший ранее компресс.


Слова рыцаря смутили Аялу. Вспыхнув щеками, она улыбнулась в ответ и отвела смущенный взгляд в сторону.
- *Вы только гляньте на него, а.... * - заворчал снова тамплиер в голове девушки. - *Ты что, уже забыла, как он с другой целовался?! Память у тебя, как у золотой рыбки... Бабы... >__>* - ругал доверчивую девчонку Эггси, но Аяла не обращала на него внимание, хотя воспоминания о поцелуе с другой заставили ее помрачнеть.

- *Такими шрамами могла наградить только женщина... Так что, кажется, он уже поплатился однажды за свою беспечность... * - ответила тамплиеру Аяла и посмотрела на умиротворенное лицо рыцаря. - *Якоб - Якоб... поэтому у тебя уже целый год никого не было? Из-за этих шрамов?* - задавала мысленно вопросы девушка, но вслух ничего не сказала. - *Может, он боится, что теперь не состоятелен, как мужчина?* - размышляла себе Аяла, обтирая аккуратно влажной тряпкой сокровенные места на теле рыцаря. В голове крутилось навязчивое воспоминание о том, чем обычно заканчивалось такое омовение с мужем.

Бросив очередной робкий взгляд на рыцаря, Аяла всего на секунду, но представила Якоба в своей постели.
- *У него наверняка было множество женщин... Нарвался просто не на ту... Интересно, какой он любовник...?* - закусив губу, девушка опустила взгляд, стараясь скрыть свои греховные помыслы.

- *Я слышу все твои мысли! Женщина, завязывай!* - сокрушался Эггси, - *Это все плохо для тебя кончится, поверь мне...*

- *Что? Он-то мои мысли не слышит. Мне просто интересно, повлияли ли эти увечия на его мужское естество или нет... Это... эм... праздный интерес!* - хихикала Аяла в своих мыслях, покрываясь стыдливым румянцем.

- *Что-то ты слишком свободно помышляешь о таких вещах для праведной христианки... Разве у вас тут не запрещено думать о сексе и заниматься им только во имя детей?* - с подозрением вскинул бровь тамплиер.

- *Ты ничего не знаешь о здешних традициях... Если об этом не принято говорить, не значит, что этого не происходит... И некому меня судить за такие мысли, осуждают поступки, а я пока ничего предосудительного не делала...* - отмахнулась девушка, натягивая на Якоба штаны.

- *Да уж... только обмацала незнакомого мужика за все его причиндалы... Совсем ничего предосудительного...* - бубнил Эггси, сетуя на распутную молодежь. biggrin

Цитата Brook "Якоб" ()
Ленивыми и плавными были его движения. Руки с гибкими длинными пальцами подобрали её руку со своей груди и поднесли к сухим губам для благодарного поцелуя. Сжал её пальцы своими, мягко, аккуратно, да тепло уложил на своей груди.


Якоб взял девушку за руку, и она вздрогнула, хлопая на рыцаря длинными ресницами. Он назвал ее по имени, и его губы коснулись ее пальцев. Тепло разливалось на душе у Аялы, и она уже готова была простить все, что натворил ее рыцарь.

Цитата Brook "Якоб" ()
– А что это за гадость была? – выглянул вдруг из-под компресса, – ...Омерзительная мерзость. – снова улегся под ней, мягко переминая своими пальцами на её пальчиках.


- Это был... травяной отвар... он... способствует быстрому исцелению... - уклончиво ответила Аяла, отводя взгляд в сторону. Она никогда не умела врать, но не хотела, чтобы Якоб знал о том, какой ценой она спасла его. Этот груз ему ни к чему.

Цитата Brook "Якоб" ()
– Только... не говорите Магистру... – попросил он вдруг тихо и серьёзно


- Я даже не знаю, кто такой Магистр... - смущенно улыбнулась девушка, умиляясь на страх Якоба перед его Господином. Она, конечно, догадалась, что Магистр - это тот самый мужчина в годах, что ехал рядом с ними на лошади, но заверила рыцаря, что никому ничего не расскажет.

Цитата Brook "Якоб" ()
– Будь добра... найди мне рубаху... Нужно предстать перед Магистром и остальными... – кивнул ей, подпитывая её уверенность, выпустить его на свет божий.


- Ты уверен, что чувствуешь в себе силы, чтобы подняться на ноги? - беспокоилась Аяла, поглаживая молодого мужчину по затылку, пока он уговаривал ее найти ему рубаху. Вздохнув, девушка подчинилась. В конце-концов, зелье подействовало, а все раны были обработаны и забинтованы. Покалеченную руку Якоба пришлось обмотать бинтами в тугую перчатку, чтобы заживали пальцы в тех местах, где под ноготь вбивали гвозди. Но свою работу девушка считала выполненной. Она сделала все что могла.

Одев на Якоба рубашку, девушка робко взяла его под локоть и направилась вместе с ним во двор, где толпился народ. Святой Отец что-то рассказывал, но смысл сказанного оставался для Аялы загадкой. Однако же, лишних вопросов она не задавала, смущенно поглядывая на всех присутствующих и потихоньку отходя за спину Якоба, стараясь спрятаться.

Цитата "Кармелит"
- Эггси, - обратился он к Аяле, - надеяться смею, что извлек ты урок из произошедшего, я же молюсь, чтоб никто не расплачивался за происходившее здесь


Но монах заметил ее, однако же, назвал он другое имя. И пришелец внутри нее мгновенно отозвался.

- *Ну-ка, женщина, подвинься, дай мне с ними переговорить!* - заявил Эггси бесцеремонно отбирая у Аялы контроль над телом, да так быстро, что она и пискнуть не успела.

- Урок? Урок, значит... Послушайте, вы даже не представляете себе, что я пережил! Не знаю, кто тут из вас кто, но кажется я единственный, кто помимо времени поменял еще и пол! Я В ЖЕНСКОМ ТЕЛЕ! В ЖЕНСКОМ, МАТЬ ВАШУ, ТЕЛЕ! Вы хоть представляете, как тяжело быть женщиной в этом времени?! Слабая, эмоции не поддаются контролю, и каждый второй мужик изнасиловать пытается! - гневный взгляд Эггси пал почему-то на Якоба, и тамплиер раздраженно отдернул от него руку. - Я на такое не подписывался! Да если бы я знал, что тут у вас происходит, в жизни бы не вляпывался в это дерьмо! А я ведь еще и помогаю вам... - скандалил мальчишка, выливая на присутствующих накопившиеся гнев, негодование и страх. - И где, вообще, Джулиан, черт бы его побрал?! - обвел взглядом присутствующих. - ДЖУУУУЛИАААААН! Дружище, ты здесь?! - взывал к своему единственному верному товарищу, надеясь получить его поддержку, но друг не отозвался. Тогда Эггси внимательно взглянул на монаха.

- Раз уж вы тут всем все разжевываете, смею предположить, что это вы, мистер Легран, говорите голосом этого несчастного... Вы же понимаете, что мы должны найти моего товарища! И, надеюсь, у вас есть план, как нас всех отсюда вытащить... - хмурился на священнослужителя, уперев ручки в бока. Затем метнул взгляд на Якоба, разворачиваясь к нему всем телом.

- А ты... ты мне не нравишься больше всех! - заявил рыцарю безапелляционно, испепеляя его взглядом карих девичьих глаз. - Девчонка о тебе заботится, переживает, холит тебя и лелеет, а ты на ее глазах другую бабу целуешь! У тебя что, совсем совести нет?! - разве, что ногой не топал тамплиер, не спуская взгляд со своего опешившего собеседника.

Понимая, что Эггси сейчас выдаст Якобу все ее секреты, Аяла попыталась воспротивиться ему. *Прошу тебя, Эггси, не надо! Не говори ему... Умоляю!!!* - но молодой тамплиер был непреклонен.

- Та цена, которой она спасла твою жизнь... Сомневаюсь, что ты это заслужил... - проговорил тихо Анвин, так, чтобы никто лишний не услышал этих слов. И ноги девушки подкосились. Она так сильно пыталась воспротивиться своему вторженцу, что едва не потеряла сознание, загоняя Эггси обратно на второй план. К счастью, Якоб по инерции подхватил падающую девушку и мягко опустил на пол.

- О, Боже... - сорвался с губ Аялы рассеянный полустон, а из носа потекла тонкая струйка крови. Она моргнула, смахивая наваждение и перевела испуганный взгляд на рыцаря. - Якоб... я... - девушка не знала, что сказать, как оправдаться за такое поведение своего подселенца, поэтому, только опустила виновато взгляд в пол. - Простите... - прошептала она, желая немедленно оказаться где-нибудь в совершенно другом месте, подальше от сюда.

Якоб
Кармелит
все остальные?




Сообщение отредактировал Strangerous - Среда, 20.01.2016, 22:21
 
Mia111
Охотница
Дата: Четверг, 28.01.2016, 11:16 | Сообщение # 1053
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан и двор подле нее>

(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) - Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей) - Райхан (Ада) – Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)


Цитата SHOLLYE «Робер де Сабле (Дезмонд)
Было странно слышать в себе голос. Но этот голос уже появлялся раньше. Робер хмыкнул.- Я доверюсь Вам, Святой отец. Но,- перевёл взгляд на ассасинов,- Косой взгляд, неосторожное слово…что угодно. И я убью Вас.- На этом он вновь дёрнул за поводья и поспешил в укрытие, где их ждали.


- Да будет так, - без колебания принимал он ношу эту, - благодарю за веру, сын мой.



Ангел позволил вздоху облегчения слететь с усталых израненных губ, когда они продолжили путь все вместе. Осунулся в седле, устало прикрыв глаза на несколько мгновений, втягивая пыльный воздух через нос, будто находя в этом успокоение и гармонию какую-ту. Они петляли по дворам пока не достигли убежища, которым стал им Дом Господень. Перекрестился он, ища благословения под сенью этого Дома, благодаря за жизни, что сохранил Отец в суровых испытаниях.

Спешился осторожно, вспоминая в очередной раз о боли, что стала его постоянной спутницей, но благодаря ей он чувствовал себя живым по иронии мира сего и вопреки всему. Прошел монах под своды церкви, оглядываясь по сторонам, сожалея о запустении, что царило в этих стенах. Не таким быть должен Дом Отца, с тяжелым выдохом поднял он с земли деревянный крест, поставил на полуразрушенный алтарь и преклонил колени, позволяя этим стенам, услышать давно забытые слова, что стройно срывались с его губ:

- Gloria in excelsis Deo et in terra pax hominibus bonae voluntatis. Laudamus te, benedicimus te, adoramus te, glorifcamus te, gratias agimus tibi propter magnam gloriam tuam, Domine Deus, Rex caelestis, Deus Pater omnipotens. Domine Fili unigenite, Jesu Christe, Domine Deus, Agnus Dei, Filius Patris; qui tollis peccata mundi, miserere nobis; qui tollis peccata mundi, suscipe deprecationem nostram; qui sedes ad dexteram Patris, miserere nobis. Quoniam tu solus Sanctus, Tu solus Dominus, Tu solus Altissimus, Jesu Christe, cum Sacto Spiritu in gloria Dei Patris. Amen.

Лишь после сего позволил он себе пройти вглубь церкви, взял небольшой кусок тряпки, опустил в воду, стирая пыль и сажу с лица своего, мягко перебирая ее пальцами. Унося с собой, проследовал на улицу, прислонившись спиной к дереву, что росло на возвышении, не спокойно было ему и следовало собраться с силами. Осторожно касался лица своего и рук тряпицей, морщась от последствий ожогов, наблюдая за дорогой, что вилась перед ним внизу. Прикрыл глаза свинцовыми веками, погружаясь в странное состояние.

*Вы любили когда-нибудь? - прозвучал в его голове тоненький почти детский голосок.

*- Любил...* - услышал он собственный голос с ноткой грусти.


Монах вздрогнул и открыл глаза в недоумении, коснулся груди, где под чужими одеждами был спрятан крестик, что стал ему даром от Изабеллы. Достав с почтением его, он в думы погрузился, бережно касаясь вещи, позволяя легкому ветерку играться с темными волосами, как услышал:



- То будущего глас, твой дар не раскрыт полностью, ты все поймешь в свое время, Ангел Кармелит и будешь следовать своей Судьбе, - легким шепотом прошелестело внутри, - знаю, устал ты, но не закончен твой путь еще, Душа твоя тебе подскажет и даст силу, воплотить твои стремления, найти свой путь и следовать по нему. Ничто не происходит просто так, монах...

- Я всегда знал, что умру молодым, - проговорил он тихо, будто сам себе, - но не ропчу на это.

Цитата Lyna «Мира Наир (Кьяра)» ()
- Святой отец, - обратилась почтительно, увидев мужчину. – Я благодарна за Вашу помощь на дороге, - чуть склонила голову. - То, что Вы говорили тогда о двух сущностях… Что еще Вам об этом известно? Вы знаете, как много их попало к нам? Знаете их имена? – засыпав монаха вопросами, умолкла, чтобы перевести дух, затем продолжила: – Нам нужно собрать всех вместе. Меня здесь слушать не станут. Вы – другое дело. Возможно, есть способ вернуть их домой.


Их разговор незримый прервали, Ангел поднял взор на деву перед ним (Мира):

- Не стоит благодарности, дитя, я рад помочь был. Знаю, Кьяра - кивнул он тихо, подтверждая.

Цитата Lyna «Мира Наир (Кьяра)»
- Хорошо, что ты с нами, Дантей, - улыбнулась она.


- Права ты в своем предположении, - улыбнулся монах Кьяре, услышав имя своего пришельца, увлекая ее за собой к остальным.



Мгновение отдыха закончилось, убрал он крестик под рубаху, поднимаясь, устремляя взор свой на дорогу вдаль, было тихо, - идем, настало время разговора трудного. Направил стопы свои внутрь церквушки, оглядывая женщин и Дамира, что сидел у стены.

- Слова мои на дороге заинтересовали многих, полагаю, я поведаю вам что известно мне, - молвил тихо, проходя вглубь, подошел к Райхан, - благодарю за ваше радушие, - всмотрелся в ее личико, - пройдите во двор, прошу вас, - направился далее, находя Робера, - благодарю, что помогли в трудный час. Прошу вас выслушать мои слова, собрать хотим всех в одном месте и попытаться разобраться в происходящем, - пригласил его.

Когда собрались все, Ангел посмотрел внимательно на каждого, позволяя пазлам совпасть, видя знакомые и незнакомые лица, давалось с трудом, но он заговорил:

- От слов своих не отрекаюсь, - шагнул к Дамиру, - вы общались с пришельцем своим, я чувствую это, дух его в тебе силен. Мир тебе, Даниэль, - положил руку ему на плечо, - думаю, ты рад воочию увидеть это время, как и Адель. Я не узнал ее в тот миг, поскольку не пробудился мой сосед тогда, но смею надеться, что она в порядке и ведаешь ты где она, как и Терра. От нее узнал об их Судьбе, - вздохнул печально.

Шагнул он в сторону, присаживаясь на корточки пред Джасимом, улыбаясь слабо, - вспомнил как был ребенком, Оливер? Ада, - кивнул ей, приветствуя. Взглянул на девушку (Эшли), - Лим, как тебе приключение? - подошел к следующей (Айшэ) - вероятно тебе не привыкать, Элланора. Благодарю за Якоба, - взглянул затем на Акру, - нашли и в этом мире вы друг друга, меж вами связь крепка, Джек, - сделал паузу, - где Якоб? Отдыхает? Я не успел с ним пообщаться в пылу событий. Путешествие сюда под силу Яблоку Эдема, однако... – взглянул на Кьяру, следом обратился он к Роберу, - а вы, знаете что-то о вашем поселенце? Их связывает кровное родство с тем, кто оказался в теле Якоба. И артефакты… полагаю они оказались в этом мире вместе с нами неспроста. Подсказка-то должно быть, - задумался он, - не видел я Джулиана, Михаэля и Затану, что бедою может обернуться.

Цитата BROOK «Райхан»
- Святой отец? - приветствовала она служителя чужой веры, полагала, что сейчас пойдет речь о том, как покинуть город. - Все они... одержимы? - большими напуганными глазами с длинными ресницами она обвела всех, пока ее взгляд не остановился на собственном сыне... - Чем мы можем помочь ...им? - ревниво поглядела на сына, а потом на священника, - Вы... тоже несете в себе... Чужака? Они могут навредит нам? Нашим... душам? - тревожилась женщина, - Что ж, тогда... тогда мы обязаны помочь им. Верно? - уверенно метнула взгляд в де Сабле. ...Чтобы они ушли? - отправила выдержанный и строгий взгляд на священника, - Святой... отец? - вдруг заметила она, - Вы сами плохо выглядите... - с досадой, - Вам... нужно отдохнуть. - скорее утверждала, нежели вопрошала, нужен ли ему отдых.


Кивнул с поклоном, подтверждая слова Райхан и сан свой. - Не со всем то одержимость бесом, - поправил он ее, - они люди, что выполняя долг пред всеми и оказались здесь. Они не выбирали этого, несу, - ответил честно, не мирясь с ложью, - дитя мое, твои тревоги разделяю, однако каждая Душа отвечает за деяния свои сама. Помочь должны мы им, восстановить баланс и равновесие. Я отдохну, когда придет и мой черед, - ответил он с улыбкой робкой, благодаря за заботу, но время не терпело. Он должен был озвучить, что думает пришелец, чтобы дать им шанс на возвращение и исход благополучный миссии.

Цитата Brook "Якоб" ()
– День добрый... – кивнул, морщась под дневным светом, что резал глаза после тёмного хлева, – Связь? Какая связь? С кем? – ухватил обрывок разговора о себе и Магистре.


- Я рад вас видеть в добром здравии, - улыбнулся подошедшим (Якоб и Аяла), - кровные узы сильны. Дезмонд имя его, - пригляделся осторожно, ища реакции в лице напротив.

- Эггси, - обратился он к Аяле в чьем теле прибывал мужчина, замер на мгновение, было неудобно продолжать, странное чувство поселилось внутри будто перебирает чужое белье, вздохнул, отчасти дело было в том, что привык хранить тайны тех, кто обращался к нему на исповеди, как то велел Отец, но здесь сейчас была причина, изменившая много. Не знал монах сколь долго сможет оставаться в сознании, и от того спешил напомнить людям к чему велось все и заново связать их как было должно, боясь оставить их в неведении.

- Надеяться смею, что извлек ты урок из произошедшего, я же молюсь, чтоб никто не расплачивался за происходившее здесь, - монах уже не разделял своих слов от слов пришельца внутри него, сохраняя призрачный баланс, замедляя неминуемое.

Цитата Strangerous «Эггси» ()
- Урок? Урок, значит... Послушайте, вы даже не представляете себе, что я пережил! Не знаю, кто тут из вас кто, но кажется я единственный, кто помимо времени поменял еще и пол! Я В ЖЕНСКОМ ТЕЛЕ! В ЖЕНСКОМ, МАТЬ ВАШУ, ТЕЛЕ! Вы хоть представляете, как тяжело быть женщиной в этом времени?! Слабая, эмоции не поддаются контролю, и каждый второй мужик изнасиловать пытается! - гневный взгляд Эггси пал почему-то на Якоба, и тамплиер раздраженно отдернул от него руку. - Я на такое не подписывался! Да если бы я знал, что тут у вас происходит, в жизни бы не вляпывался в это дерьмо! А я ведь еще и помогаю вам... - скандалил мальчишка, выливая на присутствующих накопившиеся гнев, негодование и страх. - И где, вообще, Джулиан, черт бы его побрал?! - обвел взглядом присутствующих. - ДЖУУУУЛИАААААН! Дружище, ты здесь?! - взывал к своему единственному верному товарищу, надеясь получить его поддержку, но друг не отозвался. Тогда Эггси внимательно взглянул на монаха.


Приступ истерики Эггси он слушал молча, не мешая парню высказать накопившееся, лишь странным показалось ему, что он ничего не спросил о ней, лишь о друге своем, но смолчал, не давая ответ на не озвученный вопрос. Придет время и открыться этому ларцу. Качнул головой сокрушенно, понимая как мало понял Эггси из происходящего, но не терял надежду.

Цитата Strangerous «Эггси» ()
- Раз уж вы тут всем все разжевываете, смею предположить, что это вы, мистер Легран, говорите голосом этого несчастного... Вы же понимаете, что мы должны найти моего товарища! И, надеюсь, у вас есть план, как нас всех отсюда вытащить... - хмурился на священнослужителя, уперев ручки в бока.


- Его нет среди нас, - ответил он покорно, - мне на пути он не встречался, а ты признал его? - пытливо посмотрел ему в глаза, - позволь взглянуть на оболочку в которой прибывает он, восстановившись я попробую найти, - протянул ему руку, - подумай о том человеке, - попросил, позволяя Дантею увидеть образ, - благодарю, - увидел он знакомое лицо внезапно, тот самый стражник, что брата хоронил и тот кто подверг его пыткам, судя по словам его, сказанных ему в порыве злости, - невольно улыбнулся иронии судьбы, думая что их пути еще пересекутся.

Цитата Strangerous «Аяла (Эггси)» ()
- О, Боже... - сорвался с губ Аялы рассеянный полустон, а из носа потекла тонкая струйка крови. Она моргнула, смахивая наваждение и перевела испуганный взгляд на рыцаря. - Якоб... я... - девушка не знала, что сказать, как оправдаться за такое поведение своего подселенца, поэтому, только опустила виновато взгляд в пол. - Простите... - прошептала она, желая немедленно оказаться где-нибудь в совершенно другом месте, подальше от сюда.


Борьба за тело вызвала тревогу у него, присел он с девушкой он рядом: - ты в порядке? - с тревогой вопрошал, думая чем помочь ей. Он уважал ее решение, но сожалел, что выбор был таков и таково веление Судьбы.

- Пытались эти люди открыть Врата для душ, что получили благословение Господне и награду за прожитую жизнь земную. Тем, кто заслужил покой и благость Господа, кто следовал Его заветам, но кто-то им противостоял, я вижу нападение, затем же яркий свет и вот они в месте незнакомом. Не знаю кто в том виноват, но речь веду я не об этом.

Цитата Lyna «Мира Наир (Кьяра)»
- Предок Дезмонда предполагал, - подхватила она, когда Кармелит закончил, избегая называть имя, чтобы ненароком не выдать Магистру чего-нибудь лишнего о его судьбе, - что мы попали сюда, потому что он думал о доме, используя Яблоко Эдема. То самое, что сейчас находится у вас, - кивнула на Главу Ордена с Объектом 17 внутри. – Он считал, что если Дезмонд возьмет Яблоко в руки и подумает о нашем времени, то сможет нас вернуть.


Слушал внимательно слова Кьяры, что озвучивались чужим голосом, но не был уверен в сем.

- Не все так просто - прокомментировал он вслух ее слова, - не спроста мы оказались здесь. Пришелец мой в сомнении, он думает, что оказались в этом времени не просто так как они и этот поворот - помощь. Их путь лежал в Иерусалим, чтобы те Врата найти, однако в мире их так много изменилось, что мир сегодняшний подходит лучше для сего деяния. Подумайте, сейчас мы ближе к временам Предтечей и часть сооружений еще цела. Быть может произошедшее не воля случая, а веление нам свыше... Шанс узнать, то что не доступно в нашем времени, - хотел продолжить было как чья-та тень приземлилась рядом.

Цитата Brook «Приспешник Юноны»
Аслан ногой оттолкнул слугу Юноны - Робера, но накинул сеть на Кармелита. Достать Яблоко - вещь, куда проще чем пленить человека. Он спешно принялся наматывать на священника в сети веревку, окутывая тугими кольцами. Он полагал, что тот немощен на силу подселенной души, но следвало обездвижить на случай, если вдруг подселенец возьмет контроль над телом, тогда ему придется сражаться с многоопытным воином, пусть и способного обернуться в каменную тварь...


Монах отшатнулся на инстинктах чужого Разума, не успев ничего больше как оказался в сети, а в голове замелькали чуждые мысли:

- *Сеть? Быть стало нужен им живым... Я или он... Возможно ли поддаться, чтобы узнать о том кто стоит за сим деянием? Нет, опасно слишком, ему не хватит сил уйти, остается одно...*
Два тугих кольца веревки поверх сети, сдавили грудную клетку, напоминая о полученных ожогах, из глаз брызнули невольные слезы от боли, он задохнулся на мгновение, чувствуя облегчение и помощь от второго. Рукой коснулся он кармана, где нож лежал, что дал ему Дамир у той таверны, достал и с коротким неудобным замахом вонзил в ногу нападавшего, ибо убить не мог ни служитель сана, ни сама горгулья. Дантей клялся защищать людей и убить одного из них … Нет… не бывать этому.

Провернул запястьем, ногой отбросил от себя тело, выигрывая несколько мгновений, чувствуя как освободившееся веревка, сползает вниз. Заработал активнее руками, пытаясь скинуть сеть, оглядываясь по сторонам, взгляд его остановился на Аите с трудом сошлась картинка. *Ты! Но зачем ему?* - додумать не получилось, отходя от нападавшего, споткнулся и упал на спину с тяжелым выдохом о землю. Нащупал руками какой-то горшок, сжал судорожно в пальцах и разбил о голову подскочившего к нему вновь противника, оттолкнув в деревянную перегородку с курами, что с воплями и шумом крыльев разлетелись по сторонам. Тело противника, ломая дерево, отлетело к стене. Кармелит прикрыл глаза, восстанавливая дыхание, - одного нужно взять в плен, - выдохнул из себя с трудом, обращаясь к Роберу и остальным, указывая взглядом на Аита.


Цитата Brook «Приспешник Юноны»
Аслан задохнулся от неожиданности, когда стрельнуло в ноге болью и силой отбросило в сторону. Кинулся вперед, пока монах не освободился от сетей и получил удар в висок, тряхнул головой и отлетел в изгородь. Сплюнул с кровью на землю, ринулся вперед, встречая на своем пути Робера, нанес сильный удар по лицу, увернувшись от меча, достал из-за спины два палаша, идя вновь в атаку с разворота, один удар метил в голову, второй в корпус. Нанес несколько ударов тому, отбрасывая на землю. Оставив Магистра валяться на земле, Аслан поторопился к монаху. Мужчина схватил того за волосы, дёрнул вниз, чтобы увалить соперника лицом в землю. Второй рукой же дотянулся до верёвки. Отпустив голову Кармелита, Аслан стал вязать ему руки, чтобы священник больше не смог причинить вреда.


Зашипев от боли, Ангел упал, уткнувшись лицом в землю, поднимая облако пыли. Закашлялся, когда песок попал ему в нос и рот, чувствуя давление на руки. Приподнял голову, уперся ногами в землю, дернулся, вырывая руку из захвата, согнул и ударил нападавшего в нос локтем, откатываясь в сторону с завязанными руками, перекувыркнулся под брюхом лошади, оказываясь с другой стороны. Оглянулся по сторонам в поисках чем бы освободить руки.

Цитата Brook «Приспешник Юноны»
Аслану пришлось отклонить голову назад, ибо получил удар в лицо, но не терял из виду священника. Тот забавно пытался оградить себя от нападения и скрывался за лошадью. Аслан ударил своей тяжелой рукой по крупу и кобыла припустила прочь, открывая путь для атаки. Мужчина словно хищник шёл на Кармелита. Резкий выпад вперёд, просто чтобы шугануть, как священник ступил на край телеги, которая уткнулась задним бортом в землю.


Топот копыт вернул его внимание нападавшему, резко ступил назад, следя напряженным взглядом за противником. Уцепился за взглядом за какую-то доску в телеге, подхватил ее и выпрямившись нанес нападавшему удар по голове наотмашь, сбивая шлем, который и принял основной удар. Теперь малейшая ошибка могла дорого обойтись, пятился назад по телеге, что стояла во дворе, осторожно шаг за шагом отступая. Остановился на середине, оглянулся быстро, нащупывая ногой предстоящий перевес, повело назад, но он устоял, выпрямив тело вперед со связанными руками было неудобно, равновесие тело итак было нарушено.

Цитата Brook «Приспешник Юноны»
Противник оказался умён. Аслан понимал, что если ступит на телегу на самый край... Мужчина сделал быстрых три шага, чтобы священник не мог его сбросить. Телега качнулась и встала. Двое держали равновесие на качающейся повехности. Аслан ухмыльнулся, он тренировался на таких платформах. Мужчина оголил свои палаши и стал рассекать воздух лезвиями, норовя задеть противника.


Ситуация усложнилась, Дантею балансировать было не сложно, а вот неподготовленному ослабленному человеческому телу было не просто. Ангел пытался уклоняться от его палашей, приседая или подпрыгивая, просчитав следующий удар, монах подставил под удар связанные руки, резко дернув когда один из палашей разрубил веревку и спрыгнул в сторону, позволяя телеге потерять равновесие и выбить почву из под ног у нападавшего.

Цитата SHOLLYE «Робер де Сабле (Дезмонд)
Тамплиер с холодом в глазах наблюдал за мучениями, вынул своё оружие и отрубил бедолаге голову.- Упокой Господь эту заблудшую душу.- Рыцарь встал на ноги, да перекрестился.- Святой отец, не могли бы Вы оттащить тело и голову за церковь. Не хочу, чтобы женщины и ребёнок видел это.


- Аминь! – прошептал, вытирая рукавом губы, - кивнул, провожая его взглядом. Нашел в телеге кусок какой серой грубой ткани, с болью глядя на тело перед ним, с усилиями перекатил его на тряпицу, на грудь бережно положил голову и медленно поволок по земле подальше от церкви. Каждый шаг давался с трудом. Найдя небольшое углубление, устроил там тело как в колыбели и сверху принялся осторожно укладывать камни.



Поднял голову к небу, шепча молитву за упокой души, и пусть не его рука нанесла удар смертельный, но на сердце было тяжко. Прикрыл глаза устало, чувствуя, как пульсируют виски, вздохнул тяжело, оставаясь подле могилы, давая себе передохнуть. Сил возвращаться обратно не было, ровно как и сражаться.

*Ты не сможешь помочь, если не отдохнешь сейчас немного. Прошу подумай о себе,* - уговаривал он тихо сокрушенного монаха.

все-все-все


 
Brook
Охотница
Дата: Суббота, 20.02.2016, 07:26 | Сообщение # 1054
Assassin vs Tamplier
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 8765
Статус: Offline

Награды: 155
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, на заднем дворе>

(ДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) - Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей) - Райхан (Ада) – Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)

Якоб краешком взгляда приметил ту суровую женщину (Райхан), что прежде влепила ему такую… неожиданно тяжёлую для женщины пощёчину. Свёл взгляд на неё и де Сабле. Теперь она стояла подле него, его Господина, на правах… его женщины? Он ничего ещё о ней не знал, но не имел другого пути, как принять её, раз она плечом к плечу с Магистром и взгляд её страшнее, чем у простой сварливой управляющей поместья:
– …Матушка? – приветствовал её учтивым поклоном и замысловатой улыбкой, скрывающей за собой очень много, – *А Вы время дарром не теряли…, Сирр…* – подумал молодой рыцарь, глядя на истоптанный песок, что разделял его и Змея с этой… …Коброй.

Да, именно «Коброй» бы назвал её Магистр. Их змеиное логово росло. Но Змеи не везде символизировал нечто порочное или гнилое. Якоб Александр читал в библиотенке Великого Магистра, что это так же символ мудрости, знаний, изворотливости ума… Того, чем должен обладать искусный и истинный правитель. Молодой тамплиер улыбнулся этой мысли и поднял гордо голову. Он отправил женщине перед ним свой прямой бирюзово-ясный взгляд, что венчал мягкую, но замысловатую улыбку. Лейтенант Магистра смотрел на Райхан как если бы они были равными. И для него так оно и было. Но это не был тот вызов, который возвещал о начале личной войны. Это был взгляд, который нёс женщине важное послание:

– *Я прринимаю тебя, Женщина де Сабле. Хватит ли тебе уверренности в себе прринять и меня?*. – и почти смущённо отвёл взгляд в сторону, прикрываясь солнечными бликами.

Он перевёл взгляд на своего Господина, усталым котом улыбнулся ему и кивнул, в знак и благодарности, и успокоения, что всё в порядке. То, что Господин поступился собственными правилами, которыми стращал своих командиров и подчинённых, что в случае беды каждый сам за себя, не тяни за собой Орден... Противоречивые чувства испытывал Лейтенант Магистра. И чувство безграничной благодарности и чужой вины. Ни это он должен нести своему приёмному Отцу и Господину.




Райхан

Женщина трижды переменилась в лице и впилась в него пронзительным расчётливым взглядом тёмных глаз. Она тоже умела читать между строк, между слов и промеж глаз. Прищурилась на мальчишку, но закусила губу, не уверенная в своём отношении к нему. Что это за игру он затеял? Змея подколодная...


Цитата Mia111 "Ангел Кармелит (Дантей)" ()
Направил стопы свои внутрь церквушки, оглядывая женщин и Дамира, что сидел у стены.
– Слова мои на дороге заинтересовали многих, полагаю, я поведаю вам что известно мне, – молвил тихо, проходя вглубь, подошел к Райхан, – благодарю за ваше радушие, – всмотрелся в ее личико, – пройдите в помещение с алтарем, прошу вас, – направился далее, находя Робера, – благодарю, что помогли в трудный час. Прошу вас выслушать мои слова, собрать хотим всех в одном месте и попытаться разобраться в происходящем, – пригласил его в общий зал.

Когда собрались все, Ангел посмотрел внимательно на каждого, позволяя пазлам совпасть, видя знакомые и незнакомые лица, давалось с трудом, но он заговорил:

– От слов своих не отрекаюсь, – шагнул к Дамиру, – вы общались с пришельцем своим, я чувствую это, дух его в тебе силен. Мир тебе, Даниэль, – положил руку ему на плечо, – думаю ты рад воочию увидеть это время, как и Адель. Я не узнал ее тогда, поскольку не пробудился мой сосед тогда, но смею надеться, что она в порядке и ведаешь ты где она, как и Терра. От нее узнал об их Судьбе, – вздохнул печально. Шагнул он в сторону, присаживаясь на корточки пред Джасимом, улыбаясь слабо, – вспомнил как был ребенком, Оливер? Ада, – кивнул ей, приветствуя. Взглянул на девушку (Эшли), – Лим, как тебе приключение?, – подошел к следующей (Айшэ) – вероятно тебе не привыкать, Элланора. Благодарю за Якоба, – взглянул затем на Акру, – нашли и в этом мире вы друг друга, меж вами связь крепка, Джек, – сделал паузу, – где Якоб? Отдыхает? Я не успел с ним пообщаться в пылу событий. Путешествие сюда под силу Яблоку Эдема, однако... – взглянул на Кьяру, следом обратился он к Роберу, – а вы, знаете что-то о вашем поселенце? Их связывает кровное родство с тем, кто оказался в теле Якоба. И артефакты… полагаю они оказались в этом мире вместе с нами неспроста. Подсказка-то должно быть, – задумался он, – не видел я Джулиана, Михаэля и Затану, что бедою может обернутся.

Вышедший к ним монах Кармелит заговорил странные, но уже известные ему вещи. Это всё ещё пугало рыцаря. С одной стороны, присутствие подселенца развеивало прежде его одиночество, пусть и дьявольская эта иллюзия. Сейчас Якоба расстраивало, что он не принадлежит себе всецело, и в последних обстоятельствах и вовсе зависим от него.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– Урок? Урок, значит... Послушайте, вы даже не представляете себе, что я пережил! Не знаю, кто тут из вас кто, но кажется я единственный, кто помимо времени поменял еще и пол! Я В ЖЕНСКОМ ТЕЛЕ! В ЖЕНСКОМ, МАТЬ ВАШУ, ТЕЛЕ! Вы хоть представляете, как тяжело быть женщиной в этом времени?! Слабая, эмоции не поддаются контролю, и каждый второй мужик изнасиловать пытается!


Женщина, которая вошла так внезапно в его жизнь и провела с ним последний час у его постели… Английский Лейтенант растерянно моргнул на это… на эти… Даже не знал, как это для себя определить. Будто совсем другой человек перед ним. Такой грубыйи невоспитанный. Прежняя трогательность арабской госпожи развеялась, будто никогда и не существовала. Перед ним была обычная бродяжка. Даже нет, не обычная… Светловолосый христианин диковато смотрел, отстранившись, на эту оборвашку с грязным языком.

Так вот каков её подселенец? Бедная девочка… Рыцарь покрепче, но мягко сжал её руку, надеясь, что она, там глубоко внутри, ощутит его поддержку…

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
гневный взгляд Эггси пал почему-то на Якоба, и тамплиер раздраженно отдернул от него руку. – Я на такое не подписывался! Да если бы я знал, что тут у вас происходит, в жизни бы не вляпывался в это дерьмо! А я ведь еще и помогаю вам... – скандалил мальчишка, выливая на присутствующих накопившиеся гнев, негодование и страх.

…Но взбалмошный бес в теле юной подруги взбунтовался и одёрнул руку. Якоб убрал свою, подозрительно косясь на это совершенно незнакомое ему человеческое существо… Но с другой стороны, Якоб принял, что и самим подселенцам тяжело.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– И где, вообще, Джулиан, черт бы его побрал?! – обвел взглядом присутствующих. – ДЖУУУУЛИАААААН! Дружище, ты здесь?! – взывал к своему единственному верному товарищу, надеясь получить его поддержку, но друг не отозвался. Тогда Эггси внимательно взглянул на монаха.

Женщина мужским ором заорала странное имя. Мурашки побежали под рубахой. Она звала другого мужчину, и Лейтенант невольно окинул настороженным взглядом присутствующих в поисках, отзовётся ли кто.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– Раз уж вы тут всем все разжевываете, смею предположить, что это вы, мистер Легран, говорите голосом этого несчастного... Вы же понимаете, что мы должны найти моего товарища! И, надеюсь, у вас есть план, как нас всех отсюда вытащить... – хмурился на священнослужителя, уперев ручки в бока.

Странное неприятное чувство зашевелилось внутри тамплиера. Если этот Джулиан отзовётся… Якоб встретился с неожиданным чувством, что не готов отпустить и передать её под опеку кого-то другого.

Цитата Strangerous ()
Затем метнул взгляд на Якоба, разворачиваясь к нему всем телом.
– А ты... ты мне не нравишься больше всех! – заявил рыцарю безапелляционно, испепеляя его взглядом карих девичьих глаз.

Бесёнок пылил и распылялся, и Якоб глупо уставился на это пыхтящее чудо, чуть отстраняясь. Вот ему должно было сейчас достаться от невоспитанного демона внутри прекрасной девы.
– И не должен. – повёл бровями и парировал предупредительно Якоб этим знакомым глазам с чужим выражением.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– Девчонка о тебе заботится, переживает, холит тебя и лелеет, а ты на ее глазах другую бабу целуешь! У тебя что, совсем совести нет?! – разве, что ногой не топал тамплиер, не спуская взгляд со своего опешившего собеседника.

– И это ни твоё дело… – с нажимом отодвигал рыцарь чужака.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– Та цена, которой она спасла твою жизнь... Сомневаюсь, что ты это заслужил... – проговорил тихо Анвин, так, чтобы никто лишний не услышал этих слов.

А вот эта грубо брошенная фраза зацепила Лейтенанта. Он нахмурился и всё ещё больная бирюза сщурилась. О чём он говорит? Какая цена? Она… кому-то отдалась за чудодейственное средство? Тогда это был её выбор, и Якоб примет и его, и ее с этим выбором… Хотя и не просил о таких жертвах. Теперь эта мысль острым червячком засверлила где-то под ложечкой.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
И ноги девушки подкосились. Она так сильно пыталась воспротивиться своему вторженцу, что едва не потеряла сознание, загоняя Эггси обратно на второй план. К счастью, Якоб по инерции подхватил падающую девушку и мягко опустил на пол.

Рефлексы рыцаря сработали, и он поймал девушку на руки, приседая к пыльной земле двора.

Цитата Strangerous "Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)" ()
– О, Боже... – сорвался с губ Аялы рассеянный полустон, а из носа потекла тонкая струйка крови. Она моргнула, смахивая наваждение и перевела испуганный взгляд на рыцаря. – Якоб... я... – девушка не знала, что сказать, как оправдаться за такое поведение своего подселенца, поэтому, только опустила виновато взгляд в пол. – Простите... – прошептала она, желая немедленно оказаться где-нибудь в совершенно другом месте, подальше от сюда.

– Ничего не говорри. – не теряя своего французского ложного акцента, остановил её рыцарь, – Не нужно сейчас опрравданий. – покачал головой, «прощая» ей эту странную сцену… сейчас. – мы поговоррим об этом позже… Хоррошо? – успокаивал её тихим и ровным голосом.

Демон…, или кто бы они не были, пленители их тел…, наговорил так много… Так много этих слов попали в цель. Как точные удары кулака, ни в бровь, а в глаз. Но он не стал об этом спрашивать сейчас и здесь. Сделал вид, что упустил его упрёки её устами. Не время сейчас…

Придерживая девушку под локоть, едва стоя на ногах сам, помог встать на ноги Аяле, прижимая искалеченную руку к груди, чтобы девушка держалась за его локоть:

– Иди в дом. – кивнул, отпуская Аялу, и тяжёлая бинтованная лапа легла на её угловатое плечо, – Мужчинам нужно обсудить дела. – улыбнулся и кивнул, выпрямляя спину, чтобы отправить в дом со двора.

Она устала, выглядела бледно, да и поднята была тема об их общем непростом положении и стратегии. Женским ушам это ни к чему. Говорить они могли о разном, и обсуждать разные ходы и перспективы. И то, о чём могли рассуждали воины, могло напугать её и лишить хлипких, но всё же надежд на избавление от чужого присутствия. Его приобретённая спутница…, или… кто она ему? Сам не знал рыцарь, спутавшись в собственных чувствах и помыслах. Они стояли сейчас плечом к плечу, как де Сабле Райхан, но в отличие от избранницы Магистра, Якоб чувствовал Аяле хрупкость, трогательность… Не была она создана для сражений и мужских дел. Не жалал рыцарь осквернять её уши жестокими речами, глаза кровью, а руки пылью. Как не завернёшь огранённый алмаз в грубое сукно, так и эту женщину, не окутаешь тяготами войн и вражды. Странная мысль посетила его. Женщина под его теперь опекой виделась ему на шёлковых простынях и в лоне дивного ухоженного сада, но ни среди пыли и песка в крови.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)"
– Предок Дезмонда предполагал, – подхватила она, когда Кармелит закончил, избегая называть имя, чтобы ненароком не выдать Магистру чего-нибудь лишнего о его судьбе, – что мы попали сюда, потому что он думал о доме, используя Яблоко Эдема. То самое, что сейчас находится у вас, – кивнула на Главу Ордена с Объектом 17 внутри. – Он считал, что если Дезмонд возьмет Яблоко в руки и подумает о нашем времени, то сможет нас вернуть.

Женщина Ассасин, с кем у Якоба сложилась очень непростая история, передала слова его Беса. Как это было «послушно»… Якоб учтиво наклонил голову в её сторону с осторожным взглядом:

– Тогда так и поступим. – кивнул, подтвержадя своё одобрение этой затеи, ведь чувствовал уверенность своего Беса, – Ни к чему более тянуть. – наконец, поднял на неё взгляд. Он был несколько отстранён…., или быть может, осторожен. Якоб чувствовал всё ещё связь с ней, и это тяготило его. И ни в обидах было дело…, эта связь была чужой, и эта связь вязала его с врагом…, хотя как и она призналась, ему тоже сложно будет звать её врагом своим. Пережито вместе слишком много, и христианин не мог не брать в расчёт то, что женщина покаялась…

– Я прринесу артефакт. – кивнул, намереваясь попутно увести Аялу со двора в дом, как воины в тёмном напали, оседлав двор так стремительно и пыльно.

Якоб схватился по привычке за левый бок, где дОлжно висеть ножнам с “Архангелом Михаилом”, но сейчас он был безоружен и вспомнил, как в преддверии смертной агонии передал меч мальчику (Джасиму).

– …Прроклятье. – выдохнул рыцарь в стиснутые зубы и, схмурясь с недобрым оскалом, сплюнул в сторону.

Грубо отступил к проходу в помещения церкви, чтобы с места схватки оттеснить туда Аялу, как делал это уже во дворе казарм. Да ни тут то было. Один из нападавших, всем видом выдающий себя за главного в этой шайке (Аита), устремился прямо на него, выставляя кулак с рукоятью меча вперёд.


Ролевая [Elite Gamers Team]

 
MirVokrug
Охотница
Дата: Суббота, 20.02.2016, 08:21 | Сообщение # 1055
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 20
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, с крыш на задний двор>

(ДЕНЬ)

Робер де Сабле (Дезмонд) – Райхан (Ада)

Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) – Марк – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей)

Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)




Аита


…Сбив безоружного христианина (Якоба) и его женщину (Аялу), Аита безшумной тенью над ними нырнул через порог в затхлые помещения заброшенной церкви. Лишь мельком оглянулся на светловолосого воина и девушку с ним. Прошёл в пыльный холл церкви...

Не будь они венчаны крестом услужения его возлюбленной Юноны, он пронзил бы обоих одним ударом. Он отдал приказ своим людям сохранить жизнь Магистру, чьё время ещё не пришло…, но остальные… Конечно, они были слугами Юноны, её Крест, её вера, её цели, её воины…, но сейчас они несли страшную угрозу. Союз душ в их телах был недопустим. Ассасин рука об руку с Тамплиером в единой цели из будущего – убить его Любовь вместо того, чтобы дать ей возможность всё исправить своими собственными силами…

С этими мыслями Аита Бессмертный сорвал дрянной полог из просаленного грязного полотна бродяг, влетел в комнатушку. Де Сабле не успел её обжить, но Аита чувствовал вибрации “Частицы” кожей сквозь слои тёмных одежд.




Аслан

Кармелит – Робер

Рыцарь Юноны наблюдал за сбором во дворе заброшенной церкви из тени колокольни. Аита должен был доставить возлюбленной и горгулью и Частицу. Они странно сработали, отправив с десяток человек из будущего в прошлое. Юнона желала вернуться в то время, в тот 21 век, ибо в этом должен был быть подвох от Минервы, что все играла со временем, и Аита должен был уберечь ее от козней Минервы, что завела их путь сюда. Но почему сюда? Храм Соломона здесь еще худо-бедно цел. Минерва много своего времени проводила там... Что она там делала? Во всяком случае, ни Аита, ни Юнона не желали этого выяснять, ибо это означало столкнуться с этой тайной и пострадать. Этого он допустить не мог, потому вынул меч и взглянул на товарищей, что следовали здесь за ним. Магистр Ордена находился здесь, но пострадать он не должен был. Дав знак остальным, Аита отошел, но вместо него на пол спрыгнул с крыши Аслан.

Аслан ногой оттолкнул слугу Юноны – Робера, но накинул сеть на Кармелита. Достать Яблоко – вещь, куда проще чем пленить человека. Он спешно принялся наматывать на священника в сети веревку, окутывая тугими кольцами. Он полагал, что тот немощен на силу подселенной души, но следвало обездвижить на случай, если вдруг подселенец возьмет контроль над телом, тогда ему придется сражаться с многоопытным воином, пусть и способного обернуться в каменную тварь...



Аита

Аита возник перед Магистром с наследником Ассасинов внутри и ударил с силой в грудь, точно в то ранение, что заставляло его грудь страдать.
– Проваливай, слуга Юноны. – озвучил он, возвышаясь над сверженным рыцарем, – Живи! Ты еще сыграешь свою роль. Избегай сражения с Золотым Орлом. Его клинок отнимет твою жизнь подле твоего Короля. – выдал тайну времени, нарушая закон судьбы, предупредив мужчину о его возможной гибели в бою. Сам же прошмыгнул в комнатушку, откуда выходил Робер со своей женщиной и принялся рыться в вещах и хламе в поисках Частицы...

РОБЕР
КАРМЕЛИТ

– за Аслана отпишите друг дугу, по 2 поста достаточно, не возитесь долго))




Фьюгос

Дамир

Фьюгос с удавкой из цепи с прицепленными лезвиями ножей на концах спрыгнул коленями на плечи молодого араба (Дамир) и уперся коленом тому между лопаток. Одну свою руку с концом цепи оттянул себе за плечо, а второй сжал треугольнок лезвие, чтобы ударить острием в основание шеи. Один точный и чилтный удар клика между позвонками отнимет жизнь у молодого воина... Его стратегией было обезоружить противника и прервать его жизнь в последнее доказательство своего превосходства над ним.



Мардо

Мира

Мардо подлетел сзади к рослому мужчине (Марк) ударом рукояти тому в затылок, чтобы одновременно отвести лезвие шеста и снести женщине (Мире) подле него голову, а затем в том же круговом амахе в завершение пригвоздить и мужчину к земле. Мардо не любил долгой возни с противниками и шел одним замахом в несколько шагов, размахивая и раскручивая свой шест с лезвием на конце, словно косить пшеницу в поле.

ДАМИР
МИРА

– отбивайтесь от своих противников, но друг для друга отпишите их действия своими глазами, в 2 поста достаточно))




Аита


– Вот оно… – выдохнул с решимостью и шагнул к сумке, что лежала на покосившемся столе. – Мх… что-то здесь ни так… – нахмурился он, сжимая главное “Яблоко” пальцами у своего лица.


Артефакт признал его, но что-то ещё отзывалось ему. Что-то, что он оставил за спиной на улице. Это сбило его с толку, ибо источников было несколько и они притупляли ясность его ума. Как будто ему отзывались другие артефакты. Но что это могло быть? Не подселённые же души? Он так до конца и не мог понять, кто из них кто, и кто из них должен пасть первым…

Он обернулся, и встретил взгляд серых и словно сталь блестящих серебряных глаз Магистра своей Юноны:

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)"
– Мама не учила не рыться в чужих вещах?– Робер стоял в дверном проёме, загораживая путь к отступлению.– Сам сдашься или тебе помочь?– Сталь глаз врезалась в лицо Аиты.

Чёрные как два опала глаз Аиты поверх тряпицы, что скрывала его лицо, дали искру на зрачках, тяжёлые крылья бровей просели/

Резким выбросом рука ударила мужчину в подлтаной сорочке золотым светом, источаемым истинно его оружием, его кнутом для этого стада:


– Попридержи язык…, Слуга Креста. – строгим и словно бесконечно глубоким голосом былого “Бога” заговорил молодой воин.

Он сжимал на Частице нужные сектора, и свет бил вперёд, слепящей и совершенно абсолютно осязаемой силой давил рыцаря из комнаты на улицу. Поступь супруга Юноны была твёрдой и подавляющей, как многие сотни сотен тысяч лет назад. Аита буквально вытолкнул мужчину на улицу, там вынуждая тело из смертной плоти и крови пасть на колено:

– Преклони колено, раб… – сурово и тихо приказствовал древний Предтеч, – Вы всего лишь псы… – обвёл невыносимо тяжёлым взглядом присутствующих, среди которых были тамплиеры, он обращался к ним, – Вы забили о своей цели? – обвинил их как у в самом страшном грехе, – Забыли кому должны служить? И ныне подняли руку на свою Госпожу? – уничтожающе вёл взглядом, слепя всех золотым светом, лишая воли и мужчин и женщин, – На кону жизнь целой Цивилизации, которая не принадлежит ни одному из вас. Она принадлежит Ей. И Её рука дарует вам спасение. – нёс он волю Юноны, – Это будет просто, и цена не так уж велика. – не отпускал.

Аита вынуждал их покориться в безволии (Аяла, Дамир, Джасим, Райхан – как простые люди, Кармелит – как носитель горгульи, уязвимой к Частицам власти Предтечей), и покориться в муках и боли тех, кто имел неприятный иммунитет и не давал ему сломить разум этих троих (Робер, Якоб, Мира – как с подселенцами с иммунитетом к Частицам, все трое имеют концентрированную ДНК Предтеч и их орлиное зрение). Ему удавалось только сломить их тела, пока подселенцы не пробились сквозь разум своих носителей:


– …Всего лишь свобода, с которой многие из вас не знают, что делать. Свобода в обмен за жизнь. Этого мало?? …Раз за разом вы ищите себе пастухов и лидеров, кто будет решать за вас, кто будет нести ответственность за вас, …кто поведёт вас. Так пусть это же будет Та, кому принадлежат ваши жалкие жизни с начала вашего существования. Она… дала Вам жизнь в своей лаборатории, …и Она вправе распоряжаться ей. Вы всего лишь стадо, лабораторный эксперимент… Она всё расставит по своим местам.

Острыми как лезвия лучами свет от артефакта с разным успехом прорывался в умы обеих душ, что делили одно тело. Аита желал прознать о слабости каждого, мучительно, словно щипцами вынимал из сознания каждого присутствующего его потаённые надежды, желания, страхи, чтобы … «обещать» им это. Бестактный и такой сокрушительный гипноз…

И прежде чем Аита сконцентрировался, чтобы после произнесённой проведи оглушить присутствующих и ввести в нужный ему транс, он вдруг оглох и пошатнулся. Удар пришёлся со спины. Неприятный удар по затылку с треском. Доска переломилась, и разлетелись щепки. Он упал на одно колено, но не отпустил Яблока, что сверкнуло, и свет ослаб, лишь заманчиво переигрывая светом как ночник…

АЛИЯКОБ
РОБЕЗМОНД

остальные


«Каждый человек – это мир, который с ним рождается и с ним умирает, под каждой могильной плитой лежит всемирная история.»
/Г. Гейне/


Сообщение отредактировал MirVokrug - Суббота, 20.02.2016, 09:21
 
Lyna
Охотница
Дата: Пятница, 26.02.2016, 19:19 | Сообщение # 1056
Гений, миллиардер, плейбой, филантроп
Группа: EliteGamer
Сообщений: 1305
Статус: Offline

Награды: 17
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, на заднем дворе>

(ДЕНЬ)




Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) - Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей) - Райхан (Ада) – Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)


Цитата Mia111 ()
- Не стоит благодарности, дитя, я рад помочь был. Знаю, Кьяра - кивнул он тихо, подтверждая.


Услышав свое имя из уст монаха, Кьяра приободрилась. У нее уже была догадка на счет пришельца в этом теле. Все остальные выглядели не менее удивленными, чем она сама, узнав о других пришельцах. Только этот человек, как обычно, знал что делать и пытался всех объединить. *Кажется, эти две души отлично спелись.*
- Хорошо, что ты с нами, Дантей, - улыбнулась она.


Цитата Mia111 ()
- От слов своих не отрекаюсь, - шагнул к Дамиру, - вы общались с пришельцем своим, я чувствую это, дух его в тебе силен. Мир тебе, Даниэль, - положил руку ему на плечо, - думаю, ты рад воочию увидеть это время, как и Адель. Я не узнал ее в тот миг, поскольку не пробудился мой сосед тогда, но смею надеться, что она в порядке и ведаешь ты где она, как и Терра. От нее узнал об их Судьбе, - вздохнул печально.

Шагнул он в сторону, присаживаясь на корточки пред Джасимом, улыбаясь слабо, - вспомнил как был ребенком, Оливер? Ада, - кивнул ей, приветствуя. Взглянул на девушку (Эшли), - Лим, как тебе приключение? - подошел к следующей (Айшэ) - вероятно тебе не привыкать, Элланора. Благодарю за Якоба, - взглянул затем на Акру, - нашли и в этом мире вы друг друга, меж вами связь крепка, Джек, - сделал паузу, - где Якоб? Отдыхает? Я не успел с ним пообщаться в пылу событий. Путешествие сюда под силу Яблоку Эдема, однако... – взглянул на Кьяру, следом обратился он к Роберу, - а вы, знаете что-то о вашем поселенце? Их связывает кровное родство с тем, кто оказался в теле Якоба. И артефакты… полагаю они оказались в этом мире вместе с нами неспроста. Подсказка-то должно быть, - задумался он, - не видел я Джулиана, Михаэля и Затану, что бедою может обернуться.


Когда все собрались, ассасин и тамплиер с общим интересом следили за реакцией присутствующих на речь священника, сопоставляя имена и лица. *Значит, Альтаир не ошибся – Дезмонд тоже здесь,* - венецианка окинула изучающим взглядом де Сабле. - *Наследник ассасинов в теле Магистра тамплиеров. Забавно.*

- Предок Дезмонда предполагал, - подхватила она, когда Кармелит закончил, избегая называть имя, чтобы ненароком не выдать Магистру чего-нибудь лишнего о его судьбе, - что мы попали сюда, потому что он думал о доме, используя Яблоко Эдема. То самое, что сейчас находится у вас, - кивнула на Главу Ордена с Объектом 17 внутри. – Он считал, что если Дезмонд возьмет Яблоко в руки и подумает о нашем времени, то сможет нас вернуть.

Цитата MirVokrug ()
Мардо подлетел сзади к рослому мужчине (Марк) ударом рукояти тому в затылок, чтобы одновременно отвести лезвие шеста и снести женщине (Мире) подле него голову, а затем в том же круговом амахе в завершение пригвоздить и мужчину к земле. Мардо не любил долгой возни с противниками и шел одним замахом в несколько шагов, размахивая и раскручивая свой шест с лезвием на конце, словно косить пшеницу в поле.


Впрочем, проверить теорию им не удалось. Женщина скорее услышала, чем увидела, как рядом с ней со вздохом падает на землю Марк. Она едва успела пригнуться, сбивая подсечкой нападающего. Ассасин и тамплиер снова поменялись местами инстинктивно, не задумываясь. Мира пнула упавшего врага под ребра, оттолкнув от мужа, пока тот приходил в себя и поднимался. Достала меч и замахнулась, целя вертикальным ударом в сердце.

Цитата Mia111
Краем глаза зацепил Миру с его противником, ей удалось отразить атаку, но воин поднялся, подставив под ее удар шест, извернувшись змеей, проскользнул ей под руку, заходя сзади, шест и меч высекли искры и разошлись. Нападавший нанес резкий удар коленом по ее пояснице, заставляя опустится на колени, отводя оружие чуть в сторону, перехватывая поближе к лезвию, чтобы перерезать ей горло.


Ее клинок выбил щепки из шеста, но не достиг врага. Мира развернула меч в ладони и ударила назад, посылая лезвие вслед проскользнувшему ей за спину войну. Новый удар лишил ее равновесия, заставляя упасть на колени. Женщина выронила меч, но успела выпустить скрытый клинок и принять на него очередную атаку. Несколько мгновений она отчаянно боролась, удерживая клинок противника в каких-то миллиметрах от своего горла, затем давление исчезло. Подхватив свой меч, индианка развернулась и увидела Марка. Его яростные атаки вынуждали врага отступать, переходя в оборону.

Получив передышку, Мира обвела взглядом двор. Все неизвестные воины получили отпор, но не спешили сдаваться. Она увидела, как Дамир свалил своего противника подсечкой, но тот, падая, потянул цепь, за которую ухватился тамплиер, увлекая его за собой. Упором стопы в живот перекинул араба через себя и захлестнул цепь вокруг его шеи.

Индианка хотела помочь, но услышала голос мужа и вернула свое внимание к собственному противнику. Тот ударом шеста выбил меч из руки упавшего на одно колено Марка. С кинжала нападавшего капала кровь, а на бедре мужа расплывалось красное пятно. Ассасин швырнула катар, сбив с траектории занесенное лезвие неприятеля, но не успевала приблизиться к нему, чтобы остановить следующий удар.

Положение неожиданно спасла Аяла, свалив вражеского воина на землю. Это дало Марку возможность воткнуть тому в шею метательный нож. Мира даже рот открыла, глядя на девушку. Она не ожидала такого от бывшей пленницы. Впрочем, это скорее всего заслуга подселенца, но тем не менее.

– Спасибо, - поблагодарила она их обоих, невольно проникаясь уважением к тамплиеру из будущего. *Я тоже так умею,* - обидчиво фыркнула Кьяра. *Да? Тогда почему я дерусь за нас обеих?* - усмехнулась про себя индианка. Она удержала за плечи порывающегося встать Марка и сама опустилась на колени рядом с ним, чтобы осмотреть рану.

Цитата MirVokrug ()
Острыми как лезвия лучами свет от артефакта с разным успехом прорывался в умы обеих душ, что делили одно тело. Аита желал прознать о слабости каждого, мучительно, словно щипцами вынимал из сознания каждого присутствующего его потаённые надежды, желания, страхи, чтобы … «обещать» им это. Бестактный и такой сокрушительный гипноз…


Свет оглушил ее, заполняя все пространство вокруг и внутри нее. Свет проникал в самые дальние уголки ее мыслей, принося с собой властный, требующий подчинения, голос. Кьяра не сталкивалась раньше с таким воздействием Яблока, только слышала о нем. Она поняла только, что, в отличии от ассасина, может сопротивляться и попыталась оттеснить ее сознание, оградить от дурманящей силы. Ей самой стоило огромных усилий сохранять свое «я» под накатывающими волнами света. Насколько проще было бы сдаться, покориться воле Высшего существа… *Высшего существа? Ха! Как же!* - злобно огрызнулась собственным мыслям и заодно всем Предтечам, возомнившим себя властелинами судеб.

АЛИЯКОБ)))
РОБЕЗМОНД)))

остальные


 
Shollye
Охотник
Дата: Суббота, 27.02.2016, 21:10 | Сообщение # 1057
.:Tamashi o tabe:.
Группа: Модераторы
Сообщений: 2277
Статус: Offline

Награды: 57
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

по улицам города до казарм>

(ПОЛДЕНЬ)



Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Робер де Сабле (Дезмонд) – Дамир ибн аль-Асир (Дантей)

Ангел Кармелит (Дантей)


Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
Тамплиер распустил крылья…

Да. Он поступил верно. Понял это, как только увидел, как любимый сын расцветает. На его лице отразилось…радость. Робер улыбнулся. Ему было так приятно видеть своего Змеёныша таким…по-детски живым и счастливым. В первые годы их знакомства…Сашэ был именно таким. Иногда де Сабле думал, что именно он причина того, что появился на свет Якоб Карающий. Французу не нравилось это имя. Его Якоб был другим. Но…опять же…мужчина не видел сам, своими собственными глазами, каков его Змеёныш в деле. Он слышал и знал лишь по рассказам других.




- Бьюсь об заклад, что он хороший парень. Как ты и я, исполняющий приказ.- Дезмонд удивился сам себе. Он только что сопоставил себя с Робером…с тамплиерами. *Может меж нами не так много различий? И это всё просто война между Минервой и Юноной?*



*Он хороший парень. Мой сын.* Робер отбросил тёмные мысли на черные дни…а пока…рядом с ним его Сашэ и у них будет общее дело.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
Он положил руку на плечо крёстного отца всем Тамплиерам, и лишь ему одному почти родному.
– Спасибо, Сир. – кивнул ему и боднул его лбом в мужском жесте побратимов

- Рано благодаришь, Сашэ,- прошептал ему, смотря в глаза. Это имя только между ними…Только Он имеет право называть так Якоба. И это было большой честью.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
Александр почти вполз в седло, весьма неуклюже, морщась и кусая губу в кровь. С нажимом, но всё же уселся. Одной рукой сжал поводья и дал по конским бокам пятками сапог, привстав на стременах, чтобы не тревожить увечье в промежности.

Француз молча смотрел, как сын пересиливает себя, но не хуже его самого знал, раз парень вбил себе в голову что-то, то сделает всенепременно. Также было и в тот раз, когда Ричард хотел сначала наказать, а потом пощадил своего лейтенанта, вот только это время влез Якоб и….в итоге оба были в колодках…под дождём…раненые.

Сейчас же мужчина видел изменения. Тот мальчик вырос в хорошего мужа, прекрасного рыцаря и стал самым родным человеком. *Как быстро бежит время.* Внутренне аж подвсплакнулось тамплиеру.

Робер взобрался на своего коня, да посмотрел на Дамира и святого отца. Адэ же словно испарился. Мужчина не знал, как можно взять их всех. Но пока думал…помощник Якоба великан Адэвале привёл коней. Двух.

- Так, Адэвале, возьми на своего коня святого отца Ангела. Будешь защищать его. Дамир,- позвал соратника и кивнул. Магистр знал. Его человек не подведёт. Этот араб был хорошим воином.- Так, а ты…,- повернулся было в сторону, где вот недавно только был Якоб, как…- Вот ведь несносный мальчишка!!!

Робер де Сабле не любил, когда его не слушались.- За мной.- Скомандовал своим подчинённым. *Хватит. Они тебе не семья. Ты слишком открылся.* Твердил сам себе. Ведь и вправду Магистр уж слишком человечным стал в последнее время. Встреча с любимой Райхан и сыном…разнежило воина. Француз вздохнул пару раз, вырывая из недр души силу. Она ему понадобится. И скоро.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
И Якоб пустил коня галопом, да едва не опрокинулся, когда конь вскочил на дыбы и заржал. Ему путь перегородил сам де Сабле, упустивший его из виду.

Он мчался по проулочкам…шёл наугад, ибо не догадывался, каким путём его остолоп мог помчаться спасать какую-то девку. де Сабле рыкнул в недрах шлема. Ему до безумия хотелось сбросить эти одежды и наподдать нерадивому сынку по заднице. *Сам чудом спасся от виселицы, так теперь вновь спешит в неё. Что ж ты удумал, Якоб! Я же сказал, что помогу…почему же ты, англичанин тебя дери, не дождался меня?!* Странная обида поселилась в сердце, но чувства отца победили её. Робер боялся, что найдёт хладный труп. Но магистр не был бы магистром, если бы даже в такой ситуации не наблюдал за окружением. Он видел всадника. Многолетний опыт подсказывал, что этот гонец не простой…у простого не будет такой охраны, и он не стал бы так уж спешить. *Важно. Запомни.* Взял себе на заметку.

И стоило ему показаться из-за угла, как на него чуть было не налетел Змеёныш. Кони нервно заржали, а якобский вообще встал на дыбы. Пыль улеглась. Мужчина знал, что Дамир и остальные за его спиной. Робер гневно смотрел на сына, сдерживаясь, чтобы не дать тому оплеуху.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
– Всё в порядке, Сир! – чуть запыхавшись, – Я не отступлюсь. – уверенно мотнул головой и вздёрнул свой мохнатый тёмный подбородок, – Даже если весь Иерусалим проклянёт нас. – рассмеялся и закружился на всполошённом коне на узком пяточке проулка, откуда он вылетел на Змей де Сабле.

- В порядке?- Поднял брови, да снял шлем, чтобы лучше видеть этого чертёнка. Он видел дрянную повязку на левой, рабочей, руке Якоба.- И как ты собираешься сражаться? Ты леворукий сын Господа. Орудовать правой в бою? Якоб!- Покачал головой. «Не отступлюсь». Мужчина это понимал. И шёл за ним, чтобы…помочь в трудную минуту.- Вот именно, щенок. НАС! Так что не откалывайся. Будь в отряде и работай сообща. Чему я тебя учил! Забыл уже всё?- Дёрнул коня за поводья, поворачивая назад.- За мной. Я видел генеральского гонца.

Магистр вёл свой отряд вперёд, попутно объясняя свой план.

- Я отделю туловище змеи от её головы, выскочив им наперерез. Благо мои латы и меч позволят мне удержать их достаточное время, пока Якоб…ты должен убить гонца и забрать суму с документами. Это наш билет в казармы. Так мы сможем проникнуть незамеченными и иметь шанс на внезапность. Дамир и Адэвале с Ангелом…вы будете прикрывать нас с разных сторон. Все поняли своё место и как должны действовать?- де Сабле надел шлем.- Сашэ…скачи наперегон.- Дал прямой приказ. Его Змеёныш остальное додумает сам. Соображаловка в плане битв у него работала хорошо.

Как только сын скрылся, повернулся к Дамиру и Адэвале с Ангелом.- Святой отец, я попрошу вас…либо на время остаться вне битвы, либо вступиться в неё полноправным игроком. План таков. Я отсекаю гонца от свиты и иду в лобовую, Адэвале с Ангелом или без вас,- Кивнул спасённому священнику,- нападает слева, а Дамир – справа. Возьмём их в треугольник и изничтожим. Так будет быстрее. Дальнейшие действия скажу позже.

Робер выскочил из переулка прямо на кортеж, да словно нож, разрезающий масло, отделил гонца от его охраны. Тот, ясно дело, не остановился, а припустил её быстрее, а Тамплиер развернул коня и пошёл на вооруженных людей. План де Сабле сработал без отклонений. Опытный Дамир и верзила Адэ смогли вместе с Робером взять в тиски охрану и быстро их убить.

- Нет времени засиживаться.- Гаркнул он, и отряд «Спасти честь Якоба Александра» устремил бег коней в сторону, где скрылся гонец.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
Спешился, обыскал, срезал сумку с его пояса и…


*Медлишь, Змеёныш.* де Сабле нагнулся, чуть свесившись с коня, да выхватил сумку из руки своего лейтенанта.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
– Сир!! – в негодовании воскликнул Якоб в спину своему Магистру

- Медлите, сэр Александр.- С улыбкой произнёс Магистр, словно играясь с котёнком, но дёрнул за поводья, конь чуть просел на задние ноги, да вновь рванул вперёд.Робер понимал, что если этого коня не убьют стрелы, то он загонит животное до смерти такими перепадами в скоростях.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
– Что Вы вытворяете! – поровнялся с ним конскими крупами, шли ноздря в ноздрю

- Я?- Спросил, словно не понял к кому обращаются.- Сашэ, я помогаю спасти твою честь, упрямый ты сын.- Робер сейчас не мог понять, почему его ребёнок так противоречив? То он рад, что родитель ему помогает, то наоборот.

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир, 92 года)" ()
– Это только моё дело! Прекратите! Отдайте мне сумку! Сейчас же! – мотнул коня боком и попытался выхватить ту под ремень, но ни тут-то было!

- ТВОЁ ДЕЛО?!- Аж остановил коня, тот уже тяжело дышал, но держался.- А кто сказал, что Иерусалим проклянёт нас.- Спокойно и даже холодно говорил де Сабле.- И я уже говорил тебе, что помогу в спасении этой девушки. Я когда-нибудь не держал своего слова? Или ты уже не веришь своему Магистру… - слегка захрипел, но прочистив горло, вновь заговорил нормально,- в своего отца?

За ними угнались и теперь были рядом их соратники Дамир и Ангел с Адээвале.

- Даже будь у тебя сума, ты бы не смог долго отвлекать на себя стражников, пока остальные ищут девушку. Ты слишком бел кожей, глазами и волосами.- Тыкал учитель носом своего ученика в невыученные псалмы.- Не с твоим личиком идти туда, да и не с такой амуницией. Пойми ты это наконец.-Он оглядел собравшихся взглядом. В голове тут же появился план.- Я пойду туда под прикрытием гонца. Снимите с трупа черный плащ. Я укутаюсь в него, чтобы прикрыть латы.- Вырисовывал детали плана.- Ты же, Сашэ…найдёшь путь, чтобы прикрыть меня сверху стрелами. Как ты это сделаешь и где возьмёшь оружие и защиту…на твоё усмотрение.- Давал всё же свободу воину, но и не давал полной свободы, всё же боясь за сына.- Остальные же…Дамир, сможешь сделать что-то с подъёмником ворот? Мы же должны будем как-то выскользнуть из казарм, полной нашими врагами.

Робер облачился в плащ гонца, повесил на плечо суму, проверил свой меч и сына.
- Действуем по плану.- Оглядел всех, сидя в седле. Мужчина кивнул Дамиру, да припустил коня. Прежде, чем идти в казармы ему следовало запутать следы, да и время нужно было его подчинённым приготовиться к…*Спасению? Почему я вообще пошёл на это? Родитель ведь не должен потакать прихотям ребёнка, но…Почему же?*

Петляя по переулкам и улицам, думал тамплиер. Он не знал каким был Якоб дома в Англии. Сам француз был там всего пару раз и очень давно. Скорее всего Сашэ ещё тогда не было на свете. Крик сбоку курицы вернул в реальность. У магистра тамплиеров было время, чтобы обдумать планы на отступление, и тратить его на думы о своём сыне было бы расточительно. де Сабле закружил следы достаточно. Мужчина тяжело вздохнул. Раненый бок досаждал. Бой с ассасином, с одним из «золотых орлов» вымотал его, и теперь это опасное предприятие. *Райхан, я люблю тебя, моя Царица.* Мысленно признался своей любимой, да пустил коня карьером (Очень быстрый галоп, при котором лошадь движется почти прыжками в два темпа).

Так Магистр Тамплиеров донёсся до казарм почти что в две минуты. Всадник влетел в ворота. Конь ошарашено смотрел по сторонам и дико ржал. Француз не понимал, что происходит. Он дёрнул за поводья, поворачивая своего скакуна, да со всех сторон к нему ринулись стражники…тяжело вооруженные стражники. *Прознали? Как?!* де Сабле не смотрел наверх, чтобы не сдать присутствие своих подельников. Один страж схватил его за рукав и потянул с коня, роняя о земь раненым боком. Удары сыпались словно с каждого луча солнца. Робер не успевал подняться, как чья-нибудь нога опускалась на его спину и рёбра. Тамплиер терпел, да улучив момент, схватил одного за ногу и опрокинул, а сам, вскочил на ноги и обнажил свой меч.

Краем глаза в разрезе шлема видел, что некоторые стражники бегут прочь, крича что-то о нечистой силе, которая помогает неверным. Мысленно усмехнулся, да всеми мыслями вернулся в свой бой. Его окружили недруги. Отражать удары было тяжело. В массивных латах, раненым было просто физически не возможно отражать все. Благо металл защиты защищал тело тамплиера. *Поторопись Сашэ! Найди девушку и уходим. Господи, помоги нам! Направь нас! Защити!* Робер де Сабле держался ради сына, ради своей Царицы, ради своей семьи.

Робер обернулся, услышав или скорее почувствовав. Он увидел Дамира. Лицо было хмурым, но не от бойни…Тамплиер понял что ни так, когда араб повернулся полу боком. Губ коснулась усмешка…их враги всегда забавили Магистра. Орден становился сильнее и враги тоже…Как качели весов…то в их сторону, то в сторону врага.

де Сабле отбил скользящим ударом меча о саблю арабского стражника удар от себя, подогнул ногу, коленом к животу, да пнул каблуком своего сапога нападавшего в грудную клетку, опрокидывая того на его соратников. Обернулся, быстро юркнул Дамиру под руку, взвалив одну его руку себе на плечо.- А ты в корень зришь,- Да быстрыми шажками пошли в тень коридоров. Вдруг рядом появился Святой отец. Робер передал раненого на попечение не менее раненого спасителя и теперь кружил вокруг них, защищая от меча и стрел.

Магистр должен был что-то придумать, чтобы отвлечь от себя внимание. Они подходили к прохладному коридору, когда перед ними встали трое. Обнаженные мечи целились в головы Магистру, его тамплиеру и священнику.
- Я никогда не скажу тебе, что я был не прав,- Через отрицание говорил истину арабу через плечо, готовый умереть сейчас. Дамир умный мужчина…должен был понять своего командира. Периферийным зрением мужчина заметил чёрную тень, юркнувшую за спины их противникам. И вдруг как по щелчку двоих подкосило, а третий зашёлся кровавой пеной изо рта. Перед французом и арабом стоял Адэ. Он быстро кивнул им, да скрылся из поля зрения. *Бесовская сила у твоего подчинённого Сашэ.*

Оказавшись недосягаемыми до стрел и пока не примеченные стражей, Магистр усадил возле стены Дамира.- Предупреди, если что,- заглянул в глаза тому, чуть похлопав по щекам. Мужчина накренил тело подчинённого на своё плечо, сам смотрел на раненое, взялся за древко стрелы,- Пусть ведёт тебя Отец понимания,- Прошептал на ухо арабу, да одним резким движением вырвал стрелу из плоти. Отбросив орудие в сторону, прижал мужчину к своей груди, да широкой ладонью зажал рану. Края были неровными, а кровь сочилась даже сквозь пальцы.
- Дамир, у тебя есть то, что стоит твоей жизни? То, что ты будешь защищать до последнего вздоха? Думай сейчас об этом. Ты же сильный. И заметь, это не вопрос,- улыбнулся, успокаивая своим голосом раненого. На руки Магистра легли благословенные руки Святого отца. де Сабле поднялся с колен и отступил назад, развернувшись к соратникам спиной, защищая их и проход от врагов. *Думай де Сабле. Ты должен вывести их…* Мужчина чувствовал недосказанность в собственных мыслях. *А после отшлёпать Якоба по…* Задумался, да улыбнулся своим коварным мыслям.

- Святой отец, Вы сможете отвести Дамира к церкви? Я прочищу вам путь в казармах на воротах, а вы…скачите, что есть дух. Я за вами,- хотя был не уверен, что справится и вернётся.- Да направит вас,- посмотрел на Дамира и Ангела,- Отец понимания,- кивнул им и вылетел из укрытия, врезаясь в битву. На него вышел какой-то воина (Раис)…одет иначе, движения отличаются от движений стражников. Робер был раненым, уставшим от веса лат и палящего солнца. Уже не так легко и красиво дрался, как это было с «золотым орлом Масиафа» Альтаиром, не так скоро, как при нападении на гонца, даже не так, как было всего пару минут назад в стенах этих казарм. Француз пропускал удар за ударом, переходя с атаки в глухую оборону. Удар в плечо переместил центр его фигуры, он чудом увернулся от сабли, которая черканула по кольчуге, высекая искры. Чёрный плащ теперь мешался…и сильно. де Сабле забыл совсем про то, ради чего они напали на гонца.

Послание в футляре и с печатью генералов вывалилась и откатилась чуть в сторону. Змей бы потерпел поражение, если бы не его Змеёныш. Тот, запыхаясь, что-то твердил ему, но француз был рад видеть своего мальчика рядом…в относительном порядке. *Если Райхан тебя не убьёт, то вылечит и быстро на ноги поставит.* Сашэ поймал в суматохе для него коня.

- Чтоб предстал передо мной сразу, как появишься.- Вскочил на коня, да глянул вниз, зацепившись за бирюзу глаз своего Змеёныша,- Я буду ждать.- Давал бессрочное обещание. Ведь родитель всегда ждёт своего ребёнка. Магистр ударил пятками коня по бокам и вылетел из казарм. Он промчался мимо Дамира,- За мной!- Скомандовал громко. Он вёл запутанной тропой к церкви, иногда они пересекали улицу, по которой проезжали делая перекрёсток. Магистр Тамплиеров не оглядывался. В его отряде не все могли выжить. Он это понимал. Робер заботился о людях своих, тренировал их, а в случае с Якобом, воспитывал преемника. Но когда дело доходило до закрепления материала «на поле», то помогал минимально, стараясь не вмешиваться. Вот так и сейчас. Он вёл их вперёд и не оглядывался, хотя родительское сердце болело за малыша Сашэ.

Робер нахмурился. Ему не нравилось то, что он услышал из уст Кармелита на перекрёстке. *Бред! Чтобы Тамплиеры и ассасины работали вместе? Вздор!* Магистр чуть поворотил голову в сторону Миры. Эта девушка пыталась убить его, натравить на него его же сына… *И я должен её принять? Подпустить к своей семье ещё раз?!* Раздражение нарастало. Француз не верил ассасинам, но Святой отец…он не враг им, а союзник. Может Господь дал ему знания, кои были не для воинов?




*Блин…как выпутаться то? Как??*- Выслушай не только своё сердце и разум, прислушайся к своим ощущениям…инстинктам.- Демонд говорил очень осторожно, чтобы не помешать рассудку Магистра. Он как никто другой знал, какого это чувствовать в себе инородное… Объект-17 был как и Робер сосудом для многих личностей. Их голоса звучали в его голове постоянно. Иногда Дез не мог понять, где его мысли, а где мысли подселенцев. Поэтому он очень деликатно говорил со своим врагом, который по воле судьбы стал его союзником.- Сотрудничать с врагами – очень рискованно. Но! Священник не стал бы говорить эти слова, если бы не был уверен. Прислушайся к себе. Услышь себя. И прими решение. От тебя зависят люди. И ты примешь верное решение. Ты…всегда знал, как поступать.



Было странно слышать в себе голос. Но этот голос уже появлялся раньше. Робер хмыкнул.- Я доверюсь Вам, Святой отец. Но,- перевёл взгляд на ассасинов,- Косой взгляд, неосторожное слово…что угодно. И я убью Вас.- На этом он вновь дёрнул за поводья и поспешил в укрытие, где их ждали.

Продолжение следует...


 
AlterEgo
Охотница
Дата: Суббота, 27.02.2016, 21:44 | Сообщение # 1058
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 46
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, с крыш на задний двор>

(ДЕНЬ)

Робер де Сабле (Дезмонд) – Райхан (Ада)

Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) – Марк – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей)

Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)




Робер де Сабле (Дезмонд)

Де Сабле спешился возле церкви. К ним вышла его царица. Француз отдавал какие-то приказы Адэвале, а когда повернулся…

Цитата Brook "Якоб Александр (Альтаир)" ()
Зашагал с ней в братскую обнимку, слегка раскачивая своенравной головой к вышедшей навстречу женщине. Она была в зреломвозрасте, с сильным темным взглядом и строгим разлетом бровей. Что-то в ней было от де Сабле. Якоб решил, что она здесь за управляющую (Райхан):
– Займитесь молодой госпожой, – представил девушку женщине, уставшей бинтованной рукой прогладил по полуобнаженной спине. – помогите с ванной..., дайте одежду..., накормите... – гостеприимно и тепло улыбнулся под светлым пушком молодых усов, он устал, был перепачкан груди, но не терял добродушия. Да вдруг женщина с серьезным ответственным лицом хозяйки шагнула к нему ...и раздалась звонкая тяжелая пощечина. Молодой рослый воин пошатнулся с исками из бирюзовых мутных глаз...

…то увидел пощёчину.

Цитата AlterEgo "Райхан (Ада)" ()
– Шакалье отродье... – тихо зашипела некоронованная арабская царица де Сабле и смерила мальчишку, первого наследника своего господина, тяжелым проклинающим взглядом, – Что возомнил ты о себе? Что твоя жизнь стоит жизни Магистра? – шипела пантера, но это было все, что она сказала.

Она испытывала глубокое презрение к "пасынку", что украл жизнь и судьбу ее сына, из-за него Джасим останется просто вторым. И это грызло женщину, знающую цену кровного наследия и статуса. Перевела взгляд на девушку уже мягкий:

– Идем милая... – подхватила ее под локоток и ревниво повела ее в дверь в холл церквушки, чтобы провести к комнатушке, что определили как кухню.

Если бы это была не Райхан, Робер бы не простил женщину. Его сын ранен... его пытали, женская слабость не была бы защитой. Магистр разорвал бы женщину на куски за своего Змеёныша. Но это была Райхан. Он понимал, почему она так поступила.


Цитата AlterEgo "Райхан (Ада)" ()
Сверкнув еще раз в спину провинившегося пасынка, она подалась в злых слезах к своему Магистру (Робер) и супругу перед небом, а не законами людей:
– ...Мой Господин!! Никогда! Никогда боле не рискуйте так бесполезно своей жизнью! – стукнула злыми кулаками по очередно по его плечами, и прильнула, обнимая, оглаживая его гадкую голову и шеи руками, стертыми тяжелой домашней работой, да в бесстыдстве зрелой женщины принялась уцеловывать мужчину всей ее жизни...

Мужчина отдал шлем Адэ да принял на грудь свою любимую. Он мягко обгял её за плечи, позволяя колотить себя, а потом кротко поцеловал сухими губами её в лоб.

– Милая моя, ради тебя и своих детей я буду рисковать. И ты зря ударила его. Ты же видишь, он болен...ранен...его пытали,– провожал взглядом своего Сашэ.– прими его если не как моего сына, то как моего лейтенанта, мою правую руку,– погладил её по щекам, стерая слёзы. Её поцелуи были приятны, но в них читался страх и торопливость.– Райхан, я не отказываюсь от Джасима. Он тот кто есть. Но для него я хочу мирной жизни. То, что я смогу накопить с сего дня...буду делить между моими детьми поровну. Моим детям во Франции уже ничего не нужно. Они обеспечены. Теперь же...у меня Сашэ, Эшли и Джасим. Пусть первые двое не родные, но они мои дети.– опустил одну руку по её предплечью на локоток,– я люблю их.

Повёл в сторону церкви.

– Тебя волнует, что Якоба я люблю больше Джасима? Это можно объяснить. Джасима я знаю всего пару часов. С Якобом же...меня связывают года.– увёл её сразу в маленькую комнатку за алтарём.

Видимо раньше была кельей священника.

– Райхан, я люблю тебя. Я слов не бросаю на ветер. И ты знаешь,– сделал нажим и убрал от царицы свои руки,– как я не люблю повторять сказанное. Якоб – мой сын. Ему достанется моя военная слава и почести. Джасим – мой сын. Ему я заработаю статус и имя. Если Господь примет нас,– снова с нежностью посмотрел на женщину,– я женюсь на тебе. Ты станешь дворянкой, вернёшь себе свои права. Ты станешь официально Райхан де Сабле, а сын наш Джасим де Сабле. У него будет моё имя. Разве это не то, чего ты желаешь для него? Якоб же останется Якобом Александром.– Повторил он, чуть отвернув голову, ибо устал.– Райхан. Я не прошу любить Якоба. Просто...пойми, он дорог мне. В этой войне....он стал моим сердцем и душой.– Замолчал, начиная развязывать завязки плаща.




Райхан (Ада)

Женщина была преисполнена негодованием, и не желал сейчас открывать своего сердца этому мальчишке. У нее было достаточно причин желать ему смерти. Занял сыновье место Джасима в сердце де Сабле, утянул за собой в стан врагов – дважды! И вот сейчас..., она наблюдала за тем, как этот самый лейтенант втирался в доверие к Джасиму, зазывая к уходу за лошадьми. Гиена...! Она знала сердечко своего мальчика и знала, что если он проникнется к нему братской симпатией..., он не сможет поднять против самозванного брата ни заговора, ни клинка, ни кулака. Для Джасима это будут жалкие остатки, что не возьмет этот лейтенант. Да, именно, она не выразит своего почтения и благосклонности, произнося его имя. Для нее он останется безымянным Лейтенант. Женщина помнила, как несколько часов назад Джасим уговаривал ее о благосклонности к этому светловолосому пленнику в Башне. Ее материнское сердце ощущало, как ловко расставлялись сети английским крестоносцем. Об этом она ревниво думала в объятиях своего Господина, подобрав его руками под спину. Уложила голову ему на пыльные латы, чувствуя своего мужчину даже через слои одежд и металла:

– Он заслужил. – уверенно процедила мачеха, и строгие крылья ее бровей упрямо напряглись. Она последовала за своим царем. Больно щемило сердце. Даже сейчас, в перечислении фаворитов, ее мальчик оказался последнем в ряду. Прошли в комнатушку... Ее Господин упомянул, что хочет для него, и на этом слезы не коронованной царицы просохли. Мирная жизнь... Мирная жизнь в богатстве и достатке... Расчетливый ум матери заострился. Она всегда была в тревогах, желая оградить своего ребенка от войн взрослых, и подкинутая ей перспектива заняла ее. Если Лейтенант унаследует все воинское..., его жизнь не будет знать покоя, ни днем, ни ночью, тревоги и заботы будут идти с ним по обе руки от него, и женщина рядом с ним... лишь подушка будет утешать ее слезы.

Это злое проклятье на голову английского подкидыша умерило ее ненависть. Женщина шмыгнула носом и отстранилась из объятия, чтобы взглянуть на своего идола:

– Ваша любовь и щедрость безграгичны, мой Господин... – улыбнулась ему устало и положила ладонь на его щеку, сглаживая большим пальцем грязь с его лица. Задобрилось ее сердце, словам своего мужчины она начинала верить. Должна была верить. Да и негоже бередить редкий покой своего рыцаря семейными дрязгами, – Я рада быть подле Вас, мой Господин, ...в любом статусе. – изрекла не коронованная царица.

Кивнув на его обещания дать ей и сыну будущее и гарантии:

– Но прошу, ...найдите место в сердце и для Джасима. Не в деньгах он нуждается, а в отцовстве... – провела руками по его закованной в латы груди.

– Мне не ведомо, через что Вы прошли... – начала свое признание, – Мне тревожно, мой Господин... – стала ослаблять ремни его амуниции и снимать, разоблачая своего мужчину от воинских тяжб, – Станете ли Вы рисковать также для Джасима, как рискуете для этого... мальчика. – осеклась, подбирая слова к конкуренту на отцовскую любовь наследство, – Станет ли он всегда вторым после Лейтенанта..., тем, кто стерпит, ...кто пожертвует? – мягче уже в голосе произносила Райхан, глядя ему открыто своими менальными глаза в его серебряные.

Руки скользнули под наплечники и сняли их. Она понимала, что не в силах вышвырнуть долговязого англичанина из их жизни, и ее огорчало, что Робер будет страдать. Ее любви к этому французу слишком много, и она подобно вину лишь окрепла. Чтобы заставить его пережить утрату своего Лейтенанта, что занял место Джасима..., заставить его пройти через это, свыкнуться, закалиться..., заставить после держаться за Джасима в страхе потерять и его... Райхан не была готова так запятнать свою любовь и преданность. Выдержит ли она сама, наблюдая за его муками. Женщина снимала с рыцаря предмет за предметом с особым ритуалом, оголяя тело возлюбленного. Когда железо и кожаные подклады слегли на пыльный стол, она примкнула к нему, и руками обвила его шею, выцеловывая свою любовь на его губах, заросшей щетиной щеке, скуле...

Выдохнула:

– Я приму его... – согласилась, – как Вашего Телохранителя. – поставила условие, прильнув к утомленному рыцарю каждым изгибом своего тела, сохранившего стройность после родов и жизни простолюдинки с уделом пекаря, – Но не просите меня о большем... – но еще не знала, как дрогнет ее сердце, когда Лейтенант назовет ее "Матушка"... О перспективе обрести второго сына, она не думала.

Сейчас ее вела лишь ревность, и эта ревность поднимала в ней дух завоевательницы. Она стала наступать на своего мужчину, пока не увалила его на постель, оседлав:

– А сейчас..., мой Господин... – улыбнулась кошка, нависая над рыцарем, вытягивая пояски и шнурки на его рубахе, тунике и пыльных штанах, обласкивая ладонями крепкое тело под рубахой, задирая ее до груди... – Магистр заслужил свой отдых... – выдохнула в районе соска, выцеловывая вокруг...




Робер де Сабле (Дезмонд)

Робер слышал ненависть в речах своей женщины. Рядом со Змеем могла быть только Королевская Кобра, царица змей. Мужчина начинал дышать свободнее, с каждым снятым предметом амуниции.
– Я буду любить их Райхан. Якоб станет самым лучшим старшим братом для Джасима. Ведь мой век не вечен. Я – враг номер один у Ассасинов, у Сарацин. Не король Ричард, а я. Якоб примет титул Магистра Тамплиеров только после моей смерти.– Задумался серьёзно.

Он знал о проблеме со здоровьем сына.

– Любовь моя, я бы желал, чтобы рядом с моей семьёй не было войны. Джасим ли или Якоб...они мужчины и...сами вольны выбирать свой путь. Я буду наставником им.– вздохнул печально.

Он смотрел в её глаза и видел голод львицы.

– Я буду рад, если ты сможешь так поступить и принять Якоба таким, какой он есть. Я не знаю Джасима, но и ты не знаешь Якоба. Давай присмотримся. И позже...поговорим вновь.– де Сабле шагал назад, подыгрывая её песне.

Он рухнул на спину и против воли зажмурился. Рана в боку уколола в мозг. Мужчина всё же обнял свою женщину за тонкий стан, дыдохнув от ощущения близости её рта.

– Да, помоги мне расслабиться, хабиби.– Он погладил её по щеке, притянул к себе и впился поцелуем в её уста.

Робер скучал по близости с Райхан. Рядом с ней он чувствовал себя царём. Улыбка вдруг коснулась его лица:

– Наша семья станет больше. – просунул руку меж телами и погладил по её животику.– Я люблю тебя, Райхан. Ты понимаешь меня лучше всех женщин на нашей Грешной земле. Я заберу тебя и всю нашу семью и увезу. Увезу в края, где мы будем все счастливы. Хабиби,– Француз провёл костяшками пальцев по рёбрам женщины, подбираясь к завязочкам на её рубахе.– Станцуй для меня.

Обнажи своё тело. Покажи, как львица нападает на своего льва.




Райхан (Ада)

– Мой Господин... – оседлала Райхан бедра своего любимого мужчины, перехватила его руки, что тянулись к ее одеждам, – Не утруждайтесь... – остановила его, поднесла к губам его руки и, целуя в грубые закаленные невзгодами пальцы, – Я не стану утомлять Вас слишком... – улыбнулась ему, но позволила сложить на своих плечах.

Женщина понимала, что мужчина измотан, поэтому не хотела вовлекать его в глубокую любовь. Разглаживала ладонями его торс, изучая раны, которых прежде не помнила на нем. Водила пальцами по хребеткам шрамов, проводя и по ложбинкам рельефа мышц:

– ...С годами Вы только окрепли, мой Господин. – улыбнулась ему и губками прищипнула один из сосков, лаская кончиками пальцев другой, и второй рукой большим пальцем гладила под раной на боку. Мягкими пухлыми губами она целовала вокруг раны на груди, – ...Но Вы так не осторожны. – грустно улыбнулась, приласкавшись щекой к его впавшему животу.

Губы с манящим языком спускались к поясу его штанов. Уверенные руки голодной на любовь женщины потянули их с таза, оголяя мужской пах с густой растительностью... Мягкие поцелуи выманивали его мужественность к легкой ленивой любви, поддевая за чувствительный наконечник. Крепкие пальцы домохозяйки, массируя, прощупывали широкие бедра опытного всадника и воина. И это все принажлежало только ей. Одна из ладоней скользнула по низу его напряженного живота. Гибкая черная кошка нависала на своей добычей хозяйкой.




Робер де Сабле (Дезмонд)

Робер растворялся в ощущениях.

– Я цель для многих. Ричард разделил меня с Якобом на два с лишним года. Хотя...,– смотрел, как с него спускали штаны,– я не боюсь смерти, Райхан. Я – воин, Магистр тамплиров.– Он посмотрел на её прекрасные локоны.– Меч ли или стрела...ты сама знаешь, что меня пытаются убить многие.– пока говорил это, чуть намотал волосы её на руку.

Притянул властно к себе, чтобы украсть поцелуй:

– Ты сама пыталась убить меня.– Он отпустил свою царицу и жадно стал ласкать руками её бёдра.– Райхан, чтобы ни случилось, знай, что я люблю тебя. Ты хранила мой дом,– спустился поцелуем по шейке,– родила мне сына, рука стала мять одну из грудей,– Райхан,– чуть вскрякнул и опустил руки,– Ох...как же я устал.

Засмеялся:

– Я не смогу удовлетворить тебя сейчас. Мы,– кивнул вниз на своего малыша,– уже не те, что раньше.– силой уложил женщину на себя,– хабиби, я нравлюсь тебе такой...лысый, израненый, старый? Ведь твоя красота сияет сильнее прежнего,– погладил по щёчке.

– Скажи,– вдруг осенило,– а у Джасима есть второе имя? Или как у арабов у него нет такого?– Позволил царице вновь ласкать себя....надеясь, что она не будет разочарована в нём.– Ох!– Вырвался стон удовольствия,– Хабиби! Как же я скучал!– Тело воина отзывелось ласкам женщины.– Райхан, мы в церкви, есть священник....может быть....мы...станем законными супругами? Будут только ты, я и святой отец.

Его вдруг напугала перспектива остаться вне семьи:

– Я стану отцом для Джасима, а ты...мамой для моих приёмышей. Мы станем семьёй. Я буду в вашем кругу.

Царица куда-то надавила или погладила, что дрожь пошла по коже от возбуждения. Чресла отозвались желанием... Робер пожелал овладеть Райхан.
– Мы как влюблённые подростки, скрываемся от родителей, занимаясь любовью.– Улыбнулся мягко.




Райхан (Ада)

– ...У нас еще будет время, мой Господин. – улыбнулась ему царица кошкой, выглаживая ладонями по косым мышцам живота и к косточкам таза, – Мы наверстаем упущенное время, ...как прежде. – прищипнула губами показавшийся кончик его мужества, кончиком своего языка лизнула по бороздке, вынуждая любовника вздрагивать.

Подняла голову на его принижающий себя же вопрос о старости и немощности:

– Даже если Вы больше не встанете с постели и будете ходить под себя..., – нежная материнская пауза, – я не откажусь от Вас, даже спустя столько лет...

Сжала во властных пальцах его кончик и чмокнула щедро в пушистое основание, приласкалась щекой. Именно этой частью своего существа он подарил ей сына:

– Льстец..., какой же Вы бессовестный льстец... – мурлыкала, прикусила губами с языком плоского местечка под пупком, – ...Вы сами дадите Джасиму это имя. Это Ваш долг, мой Господин.

Но фыркнула и прищурилась на его слова о приемышах:

– Господин! Вы неисправим! – прищипнула его из вредности под мешочком с семенем, – Вы станете всех бездомных принимать в свой дом? – в тоже время поглаживая по обнаженному бедру, – Ох, не знаю..., справлюсь ли я... с таким семейством... – усмехнулась, пожурив своего мужчину, – Но учтите..., никому спуску не дам. – предупредила его и основательно взялась за стержень будущего супруга доводить его до иступления властными рывками.




Робер де Сабле (Дезмонд)

– Честно? Я боюсь...,– посерьёзнел,– но мой страх другого толку,– сразу дал понять, что не боится жениться.– Вы станете Райхан де Сабле, Джасим де Сабле...и на вас откроют охоту. Я...не верю некоторым людям тут. Они...я...,– Понял, что слишком разболтался.– Я женюсь на тебе сегодня же. Но...ты будешь рада венчанию в заброшенное церкви, без кольца и красивых платьев... Я желал для тебя большего...лучшего,– Руку запустил в её волосы и стал пропускать меж пальцев,– Райхан, ты...

И тут разговор о его привычке подбирать.

– Эшли и Якоб самые верные люди. Им я доверяю без раздумий.– Посмотрел в пламенные глаза своей царицы.– Не каждый может стать моим приёмным ребёнком. Не каждому везёт.– Задышал часто от действий своей возлюбленной,– Эшли я подобрал, чтобы девочку не сделали калекой за воровство лекарства. Якоб...,– выдохнул через сомкнутые зубы. Райхан была слишком умела для его израненного и изголодавшегося тела.– К нему потянулась моя душа....А ты...захватила моё сердце,– Рыцарь нагнулся вперёд, натягивая бинты на боку, да притянул свою Королевскую Кобру к груди,– Райхан, ты...согласишься стать моей женой перед глазами господа и людей? Согласишься взвалить на себя бремя быть моей женой, моей законной супругой?– Поцеловал нежно в уста,– Не медля....пойдём к священнику. Скрепим наши узы и вернемся в эту обитель законными супругами и предадимся страстной любви,– Сладко пел француз своей хабиби.– Райхан, Царица Ночи, любимая моя, позволь стать тебе опорой и верным спутником в твоей жизни.– де Сабле подтянул на себя бельё, чтобы быть готовым идти....нести свою любовь из тени на свет.– Больше нам не придётся прятаться...

Робер смотрел и не понимал, почему в её глазах видит нечто...страх или неуверенность.
– *Она не хочет? Боится за себя и Джасима?*

Он уже стал сомневаться, а нужен ли он ей. Да, Райхан говорила о том, что любит, но может люловь её заканчивается на черте замужества? Они ведь две стороны мира. Он – европеец, а она – арабка.

– Райхан я...




Райхан (Ада)

На речи о законном браке женщина удивленно подняла голову, вздернула бровью и уточнила:

– Вы, правда, думаете об этом? – прищурилась, – Я не стану лгать Вам... – загадочно прикусила губу, поглядывая на своего мужчину, запустила ладошку под мягкий мешочек, – ...Я всегда ждала, позовете ли меня за собой, Робер де Сабле. – мягко произнесла она, сминая и поглаживая его мужскую плоть.




Робер де Сабле (Дезмонд)

И тут она сказала да. Француз сначала не понял, вытянулся в лице, а потом...уста растянулись в улыбке. Она сказала да. Да!

– Да.– Повторил за ней мужчина. Он обнял её за тонкий стан, притянул к своей груди.– Господь даровал мне тебя в минуты, когда я взывал к его силе. Ты – мой ангел...Моя царица. Я люблю тебя, хабиби.– Робер поцеловал её целомудренно в лобик, когда же руки оглаживали бёдра под подолом.– Думаешь...Джасим будет рад?

Сел на постели, усаживая милую рядом:

– Да, нам нужно выйти ко всем.– Скажешь Джасиму о нас? А я скажу Якобу и Эшли. Не дуйся, милая. Невесте это не к лицу.– Улыбнулся смущённо.– Они – мои дети. Можешь принимать их как хочешь, но будь добра..., помни, что я за свою семью горы сверну. Рожной мне сын или нет. Я защищать буду одинаково.

Поднялся с постели и стал завязывать шнурочки на штанах.

– Выйдем к остальным.– Вернулся к ласковому тону.




Райхан (Ада)

Она пошла следом за своим будущим супругом на улицу, на задний двор. Там уже собрались те, кто как-то был близок к Магистру:
– Святой отец? – приветствовала она служителя чужой веры (Кармелит), полагала, что сейчас пойдет речь о том, как покинуть город.

Однако начатая речь Кармелита о подселённых душах во всех присутствующий ввергла ее в леденящую душу тревогу. Она с содроганием осмотрела тех, кто присутствовал:

– Все они... одержимы? – большими напуганными глазами с длинными ресницами она обвела всех, пока ее взгляд не остановился на собственном сыне...

Прежде Райхан чувствовала что-то чужое внутри себя, неведомый и чуждый ей внутренний голос. Он редко беспокоил ее, но к этому постороннему присутствию женщина привыкла, хотя вольные мысли смущали ее, когда тот голос пытался толкнуть ее на выгодный блуд, чтобы найти себе и мальчику Покровителя, хотя это было больше провокациями. Но мысль, что в ее мальчике тоже кто-то подселен... Женщина даде не знала, что ее более пугало. Что в ее мальчике бес, который неизвестно чему его научит, или то, из-за чего Они здесь... Но это присмирило строптивую женщину, она проявила дворянское терпение:

– Чем мы можем помочь ...им? – ревниво поглядела на сына, а потом на священника, – Вы... тоже несете в себе... Чужака? Они могут навредит нам? Нашим... душам? – тревожилась женщина, – Что ж, тогда... тогда мы обязаны помочь им. Верно? – уверенно метнула взгляд в де Сабле.

Со свадьбой придется повременить. Она требовала со священника избавить сына от нечистого духа, кем бы он ни был:

– Что мы должны сделать? ...Чтобы они ушли? – отправила выдержанный и строгий взгляд на священника, – Святой... отец? – вдруг заметила она, – Вы сами плохо выглядите... – с досадой, – Вам... нужно отдохнуть. – скорее утверждала, нежели вопрошала, нужен ли ему отдых.

Но женщина-воин (Мира) изрекла странное..., что "бесов" следует изгнать с помощью какой-то вещицы.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)"

– Предок Дезмонда предполагал, – подхватила она, когда Кармелит закончил, избегая называть имя, чтобы ненароком не выдать Магистру чего-нибудь лишнего о его судьбе, – что мы попали сюда, потому что он думал о доме, используя Яблоко Эдема. То самое, что сейчас находится у вас, – кивнула на Главу Ордена с Объектом 17 внутри. – Он считал, что если Дезмонд возьмет Яблоко в руки и подумает о нашем времени, то сможет нас вернуть.

– "Яблоко Эдема"? Что это? – поморщилась она.

Вера Неверных не была ей интересна, хотя и ее мужчина был ей предан всецело.

Цитата MirVokrug "Аита (Михаэль)" ()
Дав знак остальным, Аита отошел, но вместо него на пол спрыгнул с крыши Аслан.

Аслан ногой оттолкнул слугу Юноны – Робера, но накинул сеть на Кармелита. Достать Яблоко – вещь, куда проще чем пленить человека. Он спешно принялся наматывать на священника в сети веревку, окутывая тугими кольцами. Он полагал, что тот немощен на силу подселенной души, но следвало обездвижить на случай, если вдруг подселенец возьмет контроль над телом, тогда ему придется сражаться с многоопытным воином, пусть и способного обернуться в каменную тварь...

Неожиданно начавшаяся облава едва не оборвала стук её сердца. Мать схватила сына (Джасима) в охапку и, надрывая спину, бросилась к хлебу с лошадьми. С ужасом в глазах затолкала ребёнка, бросив в сено:
– Не смей высовываться, пока я не позову тебя! – строго гаркнула она, – Умоляю тебя, ...Оливер. – выдохнул другой дух, и женщина бросилась за порог, запирая двери на тяжёлый засов, набросив балку на хлипкие петли в посеревших с годами досках дверей.


Но ещё одно женское сердце билось вместе с сердцем Арабки... Куртизанка, до селе не досаждавшая взрослой женщине, откликнулась на её тревогу своей. В этом мальчишке был заключён тот, кто стал ей дорог за неприлично малое время..., мужчина, на которого она смотрела иначе, чем на других мужчин, что были ей всего лишь игрушками, работой.
– *Не делай глупости, боец... Ты всего лишь мальчик...* – с тревогой надеялась она.



ДЖАСИМ?!
РОБЕР?!
Остальные?!


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/
 
Shollye
Охотник
Дата: Суббота, 27.02.2016, 21:47 | Сообщение # 1059
.:Tamashi o tabe:.
Группа: Модераторы
Сообщений: 2277
Статус: Offline

Награды: 57
Продолжение


Робер вышел со свое женщиной в общую залу и как оказалось вовремя. Он стоял поодаль, но внимательно слушал. Слова монаха казались почему-то не такими дикими. *Яблоко эдэма…* сразу же подумалось французу. Мужчина не ожидал, что связь с Якобом была даже через их…подселенцев. Магистр приблизился ко всем, он не показывал, что ранен…не перед ассасинами, пусть сейчас и были они вынужденными союзниками.

- Я чувствовал присутствие.- Коротко сказал что знал, не вдаваясь в подробности, что этот самый Дезмонд наставлял его и помогал принимать решения. Посмотрел на Райхан, потом на Якоба. *Может Райхан не хочет принимать Якоба, ибо он взрослый? Если он будет называть её Матушкой, то она почувствует себя старухой?* Отвлёкся от происходящего.




– Берегись!



Но опоздал с предупреждением Дезмонд. Робер получил удар ногой по ране и рухнул на пол. На мгновения существовала лишь боль. Он чувствовал, как кровь засочилась с новой силой, тонкая плёнка заживающей кожи была порвана. Француз кое-как поднялся на ноги, да услышал крик Священника. Словно после попойки де Сабле медленно посмотрел на монаха… Тряхнул головой, вытащил меч и ринулся на нападавшего (Аслан).

Они оказались на улице…Воин, что стоял супротив него был силён. Два палаша против одного меча. *Как не вовремя я снял доспехи!* де Сабле был в лёгких штанах и рубахе, сбоку уже ткань пропиталась кровью от раны. Мужчина ухнул вниз, уклоняясь от ударов в шею и торс, да сделал подсечку этому типу, да только Аслан оказался куда проворнее своего раненого оппонента. Удары Робера его даже не задели, а вот его оказались били прямо в цель. Вновь точный удар в ранение и локтём в ухо. Магистр повалился на землю, зашипев от боли. Это начинало его выводить из себя. А злость придаёт сил, но после отбирает остатки…но это будет потом…

Робер поднялся на ноги, огляделся. Монах неплохо справлялся и сам, но всё же. Француз поспешил на помощь, как вдруг к его ногам скатился противник. *Хороший ход, Святой отец!* де Сабле не терял времени. Коленом наступил Аслану меж лопаток, да мечом пронзил его череп. Хруст, кровь и лезвие вошло в землю. Тело противника дёргалось в конвульсиях. Тамплиер с холодом в глазах наблюдал за мучениями, вынул своё оружие и отрубил бедолаге голову.- Упокой Господь эту заблудшую душу.- Рыцарь встал на ноги, да перекрестился.- Святой отец, не могли бы Вы оттащить тело и голову за церковь. Не хочу, чтобы женщины и ребёнок видел это.- Сам же поспешил обратно в церковь за тем уродом, который низверг его на землю первый раз и сказал те странные слова. *Альтаир убьёт меня? Этот золотопёрый птенец??? Ха! Вздор*
- Мама не учила не рыться в чужих вещах?- Робер стоял в дверном проёме, загораживая путь к отступлению.- Сам сдашься или тебе помочь?- Сталь глаз врезалась в лицо Аиты.

Робер беспомощно распахнул глаза. Он не понимал что происходит. В душе забился страх. Если этот Неверный ТАК силён, то…что будет с его людьми, если Магистр падёт первым? Француз сопротивлялся как только мог. Он чувствовал, что ему пытаются помочь. *Дезмонд да? Не верю, что говорю с подобным тебе, но… Помоги мне. * *Чем меньше контакта личного, тем лучше. Для нас обоих.* Дезмонд понимал, что тамплиеру нужна помощь. Объект-17 делился силой и Аите было не так просто выпихнуть де Сабле и поставить его на колени. Молодой ассасин пытался оградить своего естественного врага от влияния Яблока. Но вдруг этот крик…голос не тот, но всё же…

Робер ощущал своё тело словно со стороны. Он видел, как руки кулаками уткнулись в землю, как ноги пружинят в коленях, поднимая тело вертикально. Его стальные глаза были полны удивления. Его «демон» был силён или же просто так на него повлияли слова того, кто был в его Сашэ? де Сабле оттолкнулся левой ногой, падая перед брыкающимся Аитой и еле сдерживающим его Якобом, да выхватил Яблоко из их рук. Голову тут же пронзила боль. Робер слышал крик…это был он или тот Дезмонд? Но то что было дальше….







сестра Юнона

– …Моя идея! Она реальна! – вдохновенно возвещала она, – Из всего того, что Мы пробовали – она единственная – РЕАЛЬНА! – преисполнялась надежды и вдохновения, – …Только если бы Все смотрели в одну сторону! Говорили одним голосом! Смотрели одними глазами! – сокрушалась она в отчаянии, но позже перевела дух и вздохнула.

– …Сперва, надеясь на Спасение, Мы ИСКАЛИ гнева Солнца, чтобы ПОГЛОТИТЬ его. …Построить 4 башни, собрать энергию в одном месте и развеять… Но при всех Наших Знаниях, всех Средствах…, Время – было против Нас. Этот труд было не закончить и в тысячу лет… – разочарованно и со скорбью.

– Первые башни так и не были закончены. Проект закрыли. Мы занялись другим. И пока Мы шли дальше, “Некоторые”… – многозначительно, – вернулись. – затем снова обратила свой взгляд на платформу голограммы,стала пояснять.

– Если автоматизировать процесс…, там, где Плоть бессильна, справится Металл. Тогда Дух, возможно, выдержит…


– …Жестокую силу солнца нельзя принять. – сделала заключение и предложила, как тогда, – «Попробуем отразить её. …Мы уже создавали защитные поля, которые уберегут Нас. Маленькие и простые.» Но создать щит, закрывающий ц е л ы й мир… Нам не хватало энергии. «Сколькие уцелеют?» – спрашивали мы. …«Полмира» был ответ – лучше, чем ничего.

– …Попытка. И снова провал. «Четверть» сказали они. – расстраивалаcь она от слова к слову, и, наконец, вспылила, – «…И снова неудача! Шестая! Восьмая!! Десятая!!», кричали они. – и повысила тон она сквозь зубы в лицо Пророку, – Безрезультатно… – выдохнула и отступила, – Один город – если бы было время… – с печалью, – Но его не было. И Мы сдались…

– …Что есть «факт»? – требовательно спросила она, – Он не приложен? Неизменен? – смотрела пристально, потом пошла с размышлениями, – Существует объективно, или ждёт, пока его раскроют? Или его можно изменить? – предполагала она о том, что они теперь знали.

– …Мы Нашли ответ. Наши Частицы, Наши машины… И решили, что всё возможно… Они – избранные из Вас для эксперимента – позволяли собой повелевать, управлять, владеть. …А потом Мы сделали открытие. – воодушевилась.


– Когда Мы поработили многих – их мысли обрели формы, в тандеме. Если сотня умов может создать стену или дерево… – на что способна тысяча? Десять?? Сто?! – разволновалась, – …Как изменить предрешённое и отвести беду?? – воодушевление её сияло.

– …Мы решили запустить прибор на орбиту, чтобы охватить ВСЕХ. Там его должна была активировать фраза …«З а щ и т и н а с» – так бы Мы изменили бы реальность и спасли мир. – даже сейчас она хранила в сердце эту надежду.



- Защити нас…,- В унисон сказал Робер и Дезмонд. Мужчина стоял на ногах, держа Яблоко в обеих своих руках перед грудью. Как гром среди ясного неба были слова…образы. Такого раньше не случалось. Робер знал, что Частицы сильны, но чтобы на столько. Он впервые видел их в действии подобном. *Эта Частица не должна попасть в руки Ассасинов. Никогда.* Решил де Сабле в тот момент. Аита вырвался из захвата его Змеёныша и поспешно покинул поле битвы. Магистр встрепенулся, словно опомнился и пробудился ото сна.

- Не упускайте его из виду,- оглядел каждого, кто был сейчас рядом.- С волками жить – по-волчьи выть. Но в нашем случае скрытность и тихое преследование будет самым лучшим,- Протянул руку Якобу и помог встать сыну.- Что-то мне подсказывает, что сейчас этот неудачник приведёт нас к этой самой «Королеве мира».- Хмыкнул презрительно.-Дамир!- Позвал лучшего своего воина. После сына разумеется.- Возьми себе в напарники того, кого посчитаешь нужным и выследи. Командование операцией отдаю тебе.- Прижал свободную от Яблока руку к ране,- а я пока подлатаю себя.

Господа присяжные


 
Mia111
Охотница
Дата: Воскресенье, 28.02.2016, 01:25 | Сообщение # 1060
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, с крыш на задний двор>

(ДЕНЬ)



Робер де Сабле (Дезмонд) – Райхан (Ада)

Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) – Марк – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей)

Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)


Дамир следовал за Магистром чуть морщась временами от боли в плече, разговор на дороге не стал для него откровение, но почувствовал как любопытно кто оказался в каком теле, самого же Дамира занимали мысли о ребенке и Ленси. Прошло так немного времени, а казалось что вечность. Они добрались до церкви, Дамир спешился, привязал лошадь и прошел внутрь в поисках воды, давая заодно животному остыть после скачки. Вернувшись, поставил на землю ведро с водой, давая животному что сослужила ему добрую службу напиться, поглаживая ее шею, слушая как мягкие губы шелестят по воде. Все разбрелись по своим дела и он решил воспользоваться этим временем, чтобы проведать любимую и сына, решив что достаточно сделал на сегодня, а ведь он даже толком не знал где они находятся и что они в целости. Оглянулся по сторонам, делая уже шаг в сторону как пришел монах и попросил всех выйти во двор. Вздохнув он подчинился, досадуя на эту отсрочку.

Цитата Mia111 "Ангел Кармелит (Дантей Легран)" ()
- От слов своих не отрекаюсь, - шагнул к Дамиру, - вы общались с пришельцем своим, я чувствую это, дух его в тебе силен. Мир тебе, Даниэль, - положил руку ему на плечо, - думаю, ты рад воочию увидеть это время, как и Адель. Я не узнал ее в тот миг, поскольку не пробудился мой сосед тогда, но смею надеться, что она в порядке и ведаешь ты где она, как и Терра. От нее узнал об их Судьбе, - вздохнул печально.


На слова монаха он кивнул, уступая место тому к кому они были обращены.

- Да, я знаю, точнее знал... но могу узнать, - заверил кратко он его, не вдаваясь в детали, увидев призрак мелькнувшей тревоги на его лице, - о них позаботятся, поверь мне, - заверил он его, провожая взглядом.

Он слушал, запоминал и по-новой знакомился со своими старыми новыми спутниками.

Цитата MirVokrug "Фьюгос" ()
Фьюгос с удавкой из цепи с прицепленными лезвиями ножей на концах спрыгнул коленями на плечи молодого араба (Дамир) и уперся коленом тому между лопаток. Одну свою руку с концом цепи оттянул себе за плечо, а второй сжал треугольнок лезвие, чтобы ударить острием в основание шеи. Один точный и сильный удар клика между позвонками отнимет жизнь у молодого воина... Его стратегией было обезоружить противника и прервать его жизнь в последнее доказательство своего превосходства над ним.


Осмыслить последние слова о возвращении он не успел, почувствовав тяжесть на плечах и боль пронзившую рану, шумно выдохнул сквозь зубы, но инстинкты вещь упрямая, дожидаться продолжения он не стал, уходя в кувырок вперед, сбрасывая нападавшего инерцией движения, отправляя его в полет к стене церкви.

Задохнувшись от боли, он поднялся, вытаскивая из-за спины меч, шагнув ему навстречу, пропуская выпущенную в него цепь вперед справа, перехватил рукой, дернув на себя, делая подсечку и нанося сильный удар в солнечное сплетение. Поднял голову, осматриваясь кажется у всех нашлись противники.

Краем глаза зацепил Миру с его противником, ей удалось отразить атаку, но воин поднялся, подставив под ее удар шест, извернувшись змеей, проскользнул ей под руку, заходя сзади, шест и меч высекли искры и разошлись. Нападавший нанес резкий удар коленом по ее пояснице, заставляя опустится на колени, отводя оружие чуть в сторону, перехватывая поближе к лезвию, чтобы перерезать ей горло.

Цитата Lyna "Мира Наир (Кьяра)" ()
Она увидела, как Дамир свалил своего противника подсечкой, но тот, падая, потянул цепь, за которую ухватился тамплиер, увлекая его за собой. Упором стопы в живот перекинул араба через себя и захлестнул цепь вокруг его шеи.


Дамира протащило вперед следом за цепью, тяжелый удар в живот выбил воздух из груди на мгновение, судорожно вдохнул, чувствуя холодный металл цепи на шее. Успел просунуть одну руку, между шеей и цепью, пытаясь отвоевать необходимые мгновения. Шум драк вокруг резал по ушам, араб с усилием потянул цепь, преодолевая ответное сопротивление, перехватил меч во второй руке, не дожидаясь пока его выбьют, пронзил резким ударом нападавшего в живот, вспарывая плоть насквозь.

Рванул цепь с горла, перехватил лезвие, которым она заканчивалась, нанося хлесткий удар в голову, рассекая висок. Утерся рукавом, когда капли крови оросили его лицо и шею, оборачиваясь к остальным.

Цитата MirVokrug "Аита" ()
Он сжимал на Частице нужные сектора, и свет бил вперёд, слепящей и совершенно абсолютно осязаемой силой давил рыцаря из комнаты на улицу. Поступь супруга Юноны была твёрдой и подавляющей, как многие сотни сотен тысяч лет назад. Аита буквально вытолкнул мужчину на улицу, там вынуждая тело из смертной плоти и крови пасть на колено:


Внезапно яркий слепящий пульсирующий свет коснулся его, араб невольно закрыл глаза, пытаясь закрыться от голоса, что ворвался в его голову, заставляя подчинять. Казалось время хлынуло вперед, погребенное под чуждыми ему словами, ноги подкосились и он упал на колени, склонив голову, дальнейшее смешалось и перепуталось в его думах. Внезапно сильнейшее давление пропало, открывая нечто новое перед ним.

Дамир внимал словам чуждым и не понятным ему, но даже сказанного хватило ему, осознать в полной мере, что ждать ничего хорошего не стоит.

Цитата MirVokrug "Аита" ()
– …Всего лишь свобода, с которой многие из вас не знают, что делать. Свобода в обмен за жизнь. Этого мало?? …Раз за разом вы ищите себе пастухов и лидеров, кто будет решать за вас, кто будет нести ответственность за вас, …кто поведёт вас. Так пусть это же будет Та, кому принадлежат ваши жалкие жизни с начала вашего существования. Она… дала Вам жизнь в своей лаборатории, …и Она вправе распоряжаться ей. Вы всего лишь стадо, лабораторный эксперимент… Она всё расставит по своим местам.


Даниэль не посвящал его во все детали, но его мысль скользнула по разуму араба молнией:

*Выходит машинами они зовут людей? Нас? Они создавали нас как неких роботов, чтобы продолжить свою жизнь, но не смогли и предположить, что люди станут не только куском плоти, что обретут душу, чувства и дадут им отпор со временем? – задавался историк вопросом. *Но разве так необходимо подчинять всех Яблоком, чтобы спасти Будущее? Инстинкт самосохранения один из самых сильных у людей, а здесь и сейчас они доказывают, что такой симбиоз возможен, но ключевое слово сотрудничество, а не подавление одного другим.*

Видение закончилось также внезапно, как и началось. Дамир несколько секунд приходил в себя от шокирующей информации, шумно вдыхая пыльный воздух, поднялся рывком с колен, оглядываясь по сторонам.

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
-Дамир!- Позвал лучшего своего воина. После сына разумеется.- Возьми себе в напарники того, кого посчитаешь нужным и выследи. Командование операцией отдаю тебе.- Прижал свободную от Яблока руку к ране,- а я пока подлатаю себя.


Дернулся за ушедшим, кивнул Роберу:

- Да, сэр, - повернулся на слова Миры, не очень понимая, но Даниэль кивнул, - твоя помочь пригодится, благодарю. Он помнил об артефакте, который получила Кьяра и сейчас он был очень кстати. Поманил девушку за собой, убегая с трудом в сторону, где исчез Аита, наконец, впереди он приметил его одежды.

Аита
Мира
все-все-все


 
Mia111
Охотница
Дата: Воскресенье, 28.02.2016, 01:32 | Сообщение # 1061
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, с крыш на задний двор>

(ДЕНЬ)



Робер де Сабле (Дезмонд) – Райхан (Ада)

Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) – Марк – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей)

Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)


Лихая сила Яблока накрыла Ангела у того же дерева подле могилы, мощь волнами обрушилась на два сознания лавиной, подгребая под собой.

Дантей сталкивался с его мощью ранее, но тогда все было по-другому, сейчас же он чувствовал себя беспомощной марионеткой в чужом теле, впрочем и тело это ему не принадлежало. Их выворачивало наружу, копаясь в воспоминаниях и образах, перемешанных между собой, причиняя боль обоим, которую горгулья пытался забрать на себя, стремясь защитить человека. Остальное было не важно в данный момент. Развернувшееся видение стало облегчением для обоих.

Теперь люди из прошлого стали частью происходящего в полной мере. Услышанное подтвердило некоторые догадки горгульи, но уступать просто так свободу никто не собирался. Юнона верила в свое решение, примеряясь с жертвами и даже кажется не пытаясь их сократить, ломая души. Нет, он по истине не понимал, почему нельзя договорится и действовать всем сообща, это намного-намного эффективнее, чем безропотная покорность, тем более в вопросе в котором заинтересованы все. Нельзя добиться принуждением таких же вершин как при сотрудничестве, в это он верил.

"Цена не так уж велика"... Свобода не так уж велика... - перевел его слова Дантей. *Забавно...в праве ли создатель распоряжаться своим созданием, если оно живо и имеет свои потребности, живет своей жизнью, чувствует... не думаю... просто кто-то не хочет расстаться с властью, которой одержим?*


Видение закончилось, смененное другим, вызывая в его голове шквал картинок, улочек, людей и яркий женский облик, что мелькали перед глазами с болью, - благодарю, - шепнул обессиленно неизвестно кому, и только сейчас монах понял что лежит на боку, уронив голову в песок, а из носа течет струйка крови.

Осторожно приподнялся, прислоняясь к дереву головой, прикрыв глаза, собираясь с силами. Монах сжал руку на груди, комкая рубаху, чувствуя пульсирующую боль, прислонился к стене, переводя дыхание. Поправил немного пострадавшую ткань на груди, приметив странное пятно под сердцем, что не оттиралось. Мысли его вернулись к настоящему. Во дворе оказывали помощь, Дамир с Мирой поспешили по следу Михаэля.

Аита
Мира
Дамир


 
AlterEgo
Охотница
Дата: Воскресенье, 28.02.2016, 11:45 | Сообщение # 1062
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 46
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, с крыш на задний двор>

(ДЕНЬ)

Робер де Сабле (Дезмонд) – Райхан (Ада)

Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) – Марк – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей)

Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)




Аита (Михаэль)

Волны силы и света стали дыханием песчаной бури накатывать на стены домов вокруг, поднимая столбы пыли и мелких камней. Но вдруг знакомая Предку и Потомку вспышка оглушила всех, разворачивая очередное видение…

“Яблоко” не давало Аите высказать всё, что он думал, во что верил, на что надеялся и чему служил… Да он и не стремился, чтобы эта горстка животных поняла его. Во все времена это было бесполезно – им не объяснить. Впрочем, люди не могли «объяснить» что-либо и друг другу. Посему разумно было просто подчинить их.




Якоб Александр (Альтаир92)

Якоб, пьяный и оглушённый такой мощью, что пронзила каждую клеточку его тела и сознания, бросил обломок доски от разбитой на дрова телеги. Едва молодой христианин мог мыслить…, это рука Беса вела его такое послушное и податливое тело.


Ла-Ахаду всех сил мира стоило пробиться через упрямство мальчишки и света, что резало его ослепшие орлиные глаза, чтобы узреть оруженосца Юноны, нащупать на песке под ногами кусок доски и с сильным чувством негодования за попытку покорить себя, разбил о его тюрбан. Коленом добавил под лицо, спрятанное тряпкой, чтобы оглушить… Пал коленями в пыль развороченного песка и вцепился уцелевшей рукой в “Яблоко” на его ладони, но тот словно когтями держал его.
– Дезмонд…! Я не смогу…! …Один! – рычал Араб светлыми усами своего англичанина, брызжа слюной, не в силах он был применить калеченную левую руку, чтобы отобрать “Яблоко”, что заискрило, задребезжало, откликаясь теперь душе Альтаира, что пыталась пропитать собой тело молоденького тамплиера изнутри.


Какой-то светловолосый мальчишка (Якоб) повалил его со спины. Аита рухнул лицом вниз, едва не упустив “Яблоко”. Выдохнул шумно сквозь шарф, скрывающий лицо, поднимая облако пыль. Неприятно защипало глаза, Аита сощурился. И в этот момент… его ослепило светом… Вот оно, значит, Магистр её Ордена и этот сопляк… Один из них Глава Братства, другой – его наследник. Но кто есть кто? Этого Аита не мог понять, только Юнона сможет с помощью способности Затаны вычислить их.

Что он не должен попасться, Аита понимал. Притихнув всего на мгновение, воспользовался ситуацией и рванул головой назад, ударив молодому тамплиеру в лицо. Как бы эти крестоносцы не служили Юноне, они всего лишь слуги, не друзья, поэтому Аита не утруждал себя вежливостью. Доработал локтем тому под подбородок. Юноша откинулся, а Аита рванул со всех ног в просвет между домов, бросая своих соратников на их собственную долю.


Он гнал через узкие улочки, пока не выскочил на большую дорогу. Нырнул в толпу и по ближайшему хламу ремесленнической мастерской рванул на крыши. Молодой мужчина непростой судьбы и многих жизней мчался к своей возлюбленной без оглядки, потерпев неудачу. Понимал, что огорчит её этим, но понимал и то, что больше огорчит её, не вернувшись. Однажды уже бросил её, так теперь не бывать этому.

Каскад крыш прервался длинным просветом перекрёстка с фонтаном. Да и сам мужчина уже выдохся. Сбавил ход и присел на углу. Перевёл дух и, думая, что беда миновала, спокойно спустился по сорванной верёвке для белья на пол. Выдохнул, отряхнулся, и торопливым шагом спешил на окраины города.

Маневрируя между попрошайками, так и норовящими ухватить жалобно то за подол туники, то за руку. Тощие грязные женщины, то дети, путающиеся под ногами. Как это его раздражало всегда… Отбившись от стайки нищебродов в дурно пахнущих лохмотьях двинул в заброшенные переулок старых торговых лавок.


Здесь было тихо, и Аита позволил себе прекратить оборачиваться. И в этот самый момент за спиной щекотнул слух какой-то шорох. Не успел он обернуться, как с треском и грохотом на него посыпались тяжёлые обломки старой лавки с навесом из досок. Прогнившие подпорки заколотили его по плечам и тюрбану, придавливая под ударами к пыльной дороге. Поднялась пыль, что застала глаза и сквозь тонкую ткань забилась в нос. Одной по загривку его оглушило. Аита замер в приступе боли то там, то здесь.

Мужчина силился подняться, неуклюже расталкивая с себя обломки вперемешку с прогнившей тканью навеса. Путался в верёвке, что опутывала доски. Поднял себя на одно колено, осев на выбитое плечо. Над ним вдруг что-то зашевелилось, мужчина вздрогнул, но решил сквозь пелену контузии и боли, что милосердные прохожие поспешили ему на помощь. Но это было заблуждение. Голова под сокрушительным и весьма красноречивым ударом откинулась назад. Тьма и бесчувствие завладели им, пока его побитое поддталивое теперь тело скручивали как барашка…

Мира
Дамир
Юнона


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/


Сообщение отредактировал AlterEgo - Воскресенье, 28.02.2016, 11:50
 
AlterEgo
Охотница
Дата: Воскресенье, 13.03.2016, 20:40 | Сообщение # 1063
Гость
Группа: EliteGamer
Сообщений: 46
Статус: Offline

Награды: 0
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

улицы города>

(ДЕНЬ)



Альтаир ибн Ла-Ахад (25 лет)

Тамплиеры и беглецы из тюремной башни

Альтаир не спешил атаковать его, а пошел кругом. Замедлил шаг и ринулся в бой, обманув его выпадом левого плеча, а ударив под шлем в горло правой. Тамплиер сейчас был безоружен, выронив свой меч, поэтому сейчас его можно было одолеть. Отдав в захват правую руку, вторым спешным ударом должен был ударить уже лезвие, но и эту руку перехватили. Снова!

Ассасин же попытался отработать серийными пинками левым коленом его правый бок с рычанием заведенного зверя. Тот бок, кажется, доставлял противнику неудобства. Бил неистово коленом, прискакивая на одной ноге, да как даст лбом тому в железный лоб, рассчитывая хоть так оглушить неподатливого противника. Себе рассек бровь, но приложился еще раз, почти прыгая на мощного латника...


Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
*Аргх!!!* Мужчина поморщился, но не ослабил хватки. Он терпел боль, растекающуюся по телу от раны, куда точно бил мальчишка. Дикая птица билась в тамплиерской клетке. де Сабле терял терпение. Удары голой головёшкой по защищенной шлемом головой не имела успеха у ассасина. Тамплиер не чувствовал никаких неудобств. Злые глазки, пыхтение, стекающая по лицу струйка крови от рассеченной брови. Ассасин видимо решил вложить в последний удар всю силу и прыгнул на Робера. Тот только этого и ждал, ибо мальчишка подарил противнику самую лучшую позицию. Держа над головой его руку, освободил вторую и вертушкой отправил парня в груду ящиков, после подлетел к нему, взял за алый кушак и закинул в бочку полную пищевых отходов: огрызки, чешуя рыбы, кишки, кожурки. Макнул так, что из бочки торчали лишь ноги ассасина.

Орёл Масиафа бил крыльями, захваченными в плен до последнего. Не сдавался. И был готов зубами найти брешь в латной защите самого Тамплиера из всех Тамплиеров, как вдруг захватило его дух… Янтарные камни зрачков блеснули в недоумении. Воздух покинул лёгкие. Ассасин приготовился разбить спину о землю, но ухнул во что-то мягкое, шуршащее и… чавкающее. Тески разжали его запястья, и Альтаир утоп спиной в мязко-липкой жиже. Вот тогда в его нос в ударил щиплющий запах гнили и тухлы. Он дёрнулся, изогнувшись гибкой тонкой спиной, сработав локтями как крыльями, но какая-то закисшая тряпица прикрыла его саваном позора…

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
– И это великий Альтаир? Золотой орёл Масиафа? Я разочарован.

До Араба дошло, что стало его пленом. Буря негодования поднялась в молодой груди! Зарычал молодой Ла-Ахад:

– Шаааааакаааааал!! Выродок дворняяяяяги! – гневался Ассасин, загребая бесполезно жижу из тряпок, объедок и всякого твёрдого хлама.

С трудом сдержал рвотный позыв, залепив отрыгнувший рот грязной перчаткой четырёхпалой лапой. Привкус мертвичины на губах… Отдёрнул перчатку и мотнул головой, бранясь грязно и улично. Ужом завился воин…

Он царап пальцами, пытаясь выгрести своё тяжёлое тело из этой помойки. Ни топ, но и выбраться не мог, пока не дёрнул тазом и не перевернулся лицом вниз, утопая коленками в этой массе. Тогда его пальцы и ухватились таки за обшарпанные края бочки. Мозолистые пальцы намертво вцепились в бортик. Он подтянулся и перевалил своё осквернённое тело через борт на сухую пыльную землю…

Пал коленом в пыль, держась за борт бочки. Расфыркался, сплёвывая этот мерзкий привкус… Всплеснул рукой, зажал большим пальцем ноздрю – высморкал другую, и наоборот…

Пошатываясь упёрся сапогом в пыль и поднял себя, отстраняясь от помойной бочки.

– Чтобы тебя черти в аду на кадибуун* вертели, Робер де Сабле… – прокудахтался Араб, шумно выдохнул в плотно сжатые губы и посетовал, – Ай, Шайтан тебя дери… – всплеснул руками. *хVе

Растопырив пальцы, оглядел себя… До сели белые воздушные полы длинной робы висели на Орле серо-коричневой с зелёным отрепьем.

– Что за курица, а… – досадствовал молодой ассасин, поднял свои янтарные оскорблённые глаза под козырёк капюшона, на котором свесилась стружка от картофеля.

Он поджал губы и сдёрнул её на пол, всенепременно растоптав каблуком сапога, выражая тем самым всё своё строптивое негодование… Но порыв гнева затих, оставляя неприятные осадок и запах на одеждах. Альтаир хлопнул руками и сиротливо огляделся в поисках… В поисках чего-нибудь, что зацепит глаз. Нужна была хотя бы вода… В таком виде преследовать он не мог. Курам на смех… Хотя, стража бы побрезговала близиться к помойнику…

Но время шло, а на его плечах долг. Он тронулся с места и поспешил по улице, поглядывая по сторонам. Ему помнилось, что где-то здесь был старенький дождевой слив, откуда горожане брали воду на помывку всего того, что не имело отношения к еде и гигиене.


Пока шёл, собрал всю уличную свору бездомных собак. Облаяли и обкусали за пятки отцовских сапог, которыми дорожил Ла-Ахзад не меньше, чем скрытым клинком. Цапали за подолы робы. Араб одёргивал и сапоги и полы одежд словно девица, которую уличные задиры дёргали за юбку, намереваясь заглянуть под неё.


– Пшли вооон! – вырычал Ассасин, топнув ногой на облезную свору, пнул другой ногой горсть песка и камней.

С лаем и визгом дворняги разбежались под стены, облаивая грязное чудовище из-за углов.

– Шшшшааакалы… – гневно утёрся тыльной стороной запястья Араб, сердито оглядываясь через плечо, не желая осквернять боевое оружие кровью бродячих псов.

Маленький, обложенный большими каменными блоками прудик со струйкой из деревянного слива, куда стекались струйки с крыш, карнизов, камней. Просто люди однажды заметили, как вся дождевая влага стекается в этой низине, размывая большую лужу, и ценная в пыльную засуху влага уходит в песок и землю. А скоро обростили и маленькими садиком.


Альтаир вцепился в каменный борт перепачканными пальцами, уже покрывшимися тонкой сухой плёнкой нечистот. Принюхался к воде:
– *Сойдёт!* – да, скинув спешно сапоги, пятка об носок, перемахнул ногами в узенький каменный чан, подобравшись в локтях к бокам, по самую макушку.

Капюшон подхватился о водную гладь и остался плавать на поверхности. Араб недолго держался под водой, усердно встряхиваясь всем телом, выстирывая так примитивно нечистоту с одежд, волос…

Вынырнул на поверхность, вытягиваясь в осанке и выпрямляясь всем телом. Провёл руками по лицу и волосам, сжимая воду. Смахнул с лица и ресниц остатки и встряхнулся. На него вопросительно смотрела плешивая бродяга. Они встретились глазами. Араб нахмурился и ладонью с водной мутной глади смахнул волну в псину. Да взвизгнула и похромала прочь.

Орёл не терпел этих грязных животных…

Цитата Shollye "Робер де Сабле (Дезмонд)" ()
Мужчина не стал ждать, когда ассасин выберется. Он поднял меч и пошёл прочь, свистом призвал к себе коня, да отправился за телегой. Ему нужно было убедиться, что Дамир защитил пленников, что все трое уже в безопасности.


Упустить цель!… Такая редкость для него!

Пока Араб приводил себя в порядок, все следы были потеряны… Ассасин тормознул на распутье двух главных дорог. Следы коней и телеги были стоптаны прохожими. Доверившись их прежнему направлению он надеялся, что далее беглецы не сильно петляют по улочкам.

Взбежал по стене до высокой оконной рамы, ухватился за облицовку, подтянулся до решётки балкона, ногами встал на перила и, оттолкнувшись ногой от них, ухватился за каменные края крыши. Взобрался… Ещё мокрые одежды тяготили его. Взобрался дальше, тяжело на одну из дозорных вышек, присел птицей:


Выдохнул и стал оглядываться. Направление выбрал наугад и… не прогадал! Прыгнул в сено на крыше, что сушили, и бросился в ту сторону.


Через несколько уличных пролётов, Ассасин перемахнул как раз с крыши на крышу через дорогу, по которой тамплиеры бросали телегу.


Ассасин поспешил через крышу ближнего дома, чтобы спрыгнуть как скачущего Магистра. Перед ним было расстелено зачем-то соломенное покрывало. Зачем? Но Ла-Ахад даже не догадывался, что он несётся на деревянный мостик, сооружённый между двумя крышами. Стоило ему только в беге выставить ногу, как сапог поехал, сминая солому. Дощечка легко треснула и надломилась. Если бы не скорость, которую набрал Ассасин...

Альтаир понял, что опора под ногами треснула и обрушилась вниз на дорогу проулка. С ужасом он ударил руками по воздуху и, упав грудью на край крыши перед ним, зацепился пальцами. Араб не успел собраться, поэтому повис неуклюже, неуклюже сгребясь сапогами по стене. Глянул невзначай вниз и пришёл в ужас... Не соберись он, то рухнул бы с невысокой крыши на колья, выставленные наконечниками вверх. Их протиснули между досок.


Такого Ассасин не ожидал! Да он и не видел такого никогда! Таких замысловатых конструкций! Подтянулся и, вскарабкавшись, встал на ноги. Глянул вниз, а потом по округе опасливо и тревожно. Он не помнил, чтобы здесь обосновался кто-то…, кому нужно защищать этот участок улицы такими хитроумными методами.

Хоть Араб и был немного выбит из колеи такой… неожиданностью… Он был заинтересован! Очень!! С любопытством глянул вниз ещё раз. Незамысловатая конструкция, но так лихо и опасно! Упади он туда…, выжил бы… чудом…

Ла-Ахад мотнул головой, нервно утерев под носом с щетинки усиков пот… Но нужно было драть дальше.

Помчался дальше по бордюру, но уже осторожнее, поглядывая по сторонам. Раскалённый душный воздух жёг ему лицо и щипал в лёгких. Это сильно сбило скорость Орла.

И вот лысый котелок головы и плащ на конской заднице.
– ...Робер. – признал он во всаднике.

Впереди был большой пролёт широкой улицы. Альтаиру пришлось спрыгнуть вниз. Ухнул, шурша полами робы. Только сапоги коснулись пыли, как он подался вперёд. Перекатился через плечо и бок. Пыльные клубы взметнулись в воздух. Тут же оттолкнулся ногами, кидаясь за всадником по земле.


Но к своему удивлению... Что-то шаркнуло его по бёдрам. Он что-то сорвал... Верёвка! Глаза округлились. Сапоги затормозили, сгребая пыль и опережая корпус. Балансируя руками, Альтаир замахал круги назад. Отклонился назад, и ноги уехали. Араб упал на спину, ногами вперёд, инстинктивно прикрылся локтем. Над ним раскачивается преградой надломленная пальма с приколоченными к стволу кольями... Снова!

– Шайтана западняяЯ!! – гневно вскричал Ассасин, держась на локтях, ударил кулачками в пыль.

Сердито осмотрел пальму над собой. Кто-то ловко загнул её за брошенный павильйончик торговой лавки, что обросла зарослями. Она была целой, но теперь корнями вывалилась из земли. Он нахмурился. Утёрся тыльной стороной перчатки.


И, конечно, совсем не ожидал Араб, что едва ли малой перебежкой он снова напорется на повторную ловушку. На манер предыдущей, он запнулся за что-то, и путь ему перегородила ещё одна ветка с кольями. Они едва не лишили Араба возможности продолжить род...

– УоооОО!! – отшатнулся назад Араб, махнул руками и завалился на спину.

Ветка дёрнулась, и колья качнулись вперёд. Они упёрлись кончиками ему под подбородок. Араб сглотнул, кадычком щекотнувшись о наконечник одного из них... Время застыло. Три раза пот сошёл с молодого воина в это мгновение. Два других колышка смотрели прямо в янтарь его очей с угрозой погрузить мир вокруг в вечную темноту... Забыв дышать, Альтаир, положил четырёхпалую руку на грудь и тихонько улёгся на землю обеими лопатками. Замер.


Отдышавшись, подобно разродившейся женщине, он шумно втянул в ноздни воздух и откатился. Поднял себя на корточки и огляделся, вспоминая, куда же скрылся всадник. Ах да! Тот самый проулок, под тот навес!

Сжав кулак с кольцом на пальце от скрытого клинка, он заскрипел перчаткой и рванул туда. Столько времени потеряно! Араб не привык так затягивать свои миссии. Такие марш-броски! Немыслимо!

Бросился в тот узкий проход, поспешая до развилки улочек в трущобах, которые, один шайтан знает, куда заведут своими кривыми дорожками, как вдруг под стопой во время бега, что-то снова хрустнуло! И тут Альтаир увидел, как сверху с перекладины сорвалось бревно и летит прямо на него! Янтарные очи араба едва не вылезли из орбит со светлыми веерами ресниц!


Рискуя разбить голову по встречной, Орёл нырнул к земле, прямо под бревно. Прокатился куборем, оббивая локти и коленки. Плюхнулся грудью в пыль, клюнул носом и выдохнул шумно, распыляя своим дыханием лёгкую дымку песчаной пыли. Закашлялся, проклиная всё и всех.

Ладонями упёрся в землю под собой и стал подниматься. Да только... Откуда было ему знать, что бревно качнётся обратно, так ещё и достанет его? Крепкий удар в спину, подхватил и подбросил молодого и неуклюжего Ассасина куда-то вперёд. Беспомощной сбитой птицей Орёл Масиафа плюхнулся грудью плашмя на землю. Воздух выбило из лёгких. А дальше... Что-то с треском и хрустом сгребло его с земли вместе с пылью, корешками, мусором из щепок и какой-то шелухи. Его вздёрнуло вверх, комкая словно полотно в тесноту и колючую боль.


Ассасин захрипел в этой тесноте, и сознание покинуло его...

…Странная конструкция со скрипом тихо раскачивалась на канате, подвешенном на столбе для строителей. Пленник в белых одеяниях в скомканной позе неподвижно заполнял собой узкое треугольное пространство этой решётки. Руки свисали между решёток безвольно и лениво. Один сапог торчал снизу. Белые полы робы свисали тряпками.

Солнце за время его беспамятства сместилось как раз в этой коридорчик и теперь припекало. Лучи солнца покусывали Ассасина за веки, жарили щеки и нос. Решётка отбрасывала косые тени на его лицо. Козырёк капюшона задрался.

Незадачливый Убийца в белом поморщился и заерзал неудобным телом, заключённым между решёток. Простонал и разлепил веки. Заелозил, пряча веки в тени от перегородок. Растерянность и дезориентация владели Арабом. Он прокашлялся и попытался расшевелиться. Взгляд и разум прояснялись. Альтаир, наконец, осознал. Он заточён в клетке причудливой формы – в форме пирамиды.

Альтаир нахмурился. Вот незадача. Замер, думая, как быть. Меч в ножнах застрял между решёток. НЕ вынуть. Пленник подобрался и стал пробовать прутья клетки на прочность. Попытался сначала ногами и спиной разорвать путы… Но потом вспомнил! Под ним же высота! Ага. Тогда он вынул нож и стал расчётливо подсекать верёвки, которыми были перетянуты прутья. Последние на днище он подрезал немного. Ухватился за решётку конуса, а тут и дно провалилось. Почти свободен. Огляделся по округе. Глянул между колен вниз, стоя сапогами на перекладинах. Увидел балкон перед собой. Смекнул, и начал толкаться ногами, раскачивая клетку. Спускается руками по перекладинкам. Спускает тело вниз. Повис.

Потратил время, чтобы раскачаться достаточно и, в нужный момент, разжал пальцы и почти влип во внутреннюю стену балкона. Брякнулся крайне не эстетично на дно балкона. Решётка осталась раскачиваться одна, пуста и без дна.

Он вцепился руками в перила балкона и, кряхтя, стал подниматься на ноги. Чувствовал себя побитой собакой…


Болело… Да везде болело. Оперся локтем на перила и схватился за поясницу. Колено ныло. Лодыжку потянул. И в груди давило.

На сегодня Альтаир ибн Ла-Ахад выбыл из городской погони. Цели он упустил…, сам разбит. Добраться бы до Бюро. Вот о чём думал Ассасин, склонившись к перилам, пытаясь выгнуть спину для подобия осанки… Плотно сжал губы, дёргая нервно шрамом на губе справа. Его гордость была уязвлена.



(центр города, Бюро Ассасинов, к закату дня)



Альтаир ибн Ла-Ахад (25 лет) – Малик Аль-Саиф

Дохромал к Бюро ещё до подступления вечерних сумерек. Чувствовал себя лет на 100 возрастом, карабкаясь по хлипкой лестнице, иссохшейся на солнце. Мысль, что ему придётся найти какие-то слова… оправдания за провал…, отпала само собой, когда он взобрался на крышу и увидел… по сторону крыши в таком же точно состоянии одного из своих братьев:

Малик… – узнал эту хмурую воронью морду.

Вот ведь ирония. Ла-Ахад усмехнулся и стал подниматься на ноги, упираясь рукой в колено. Выпрямился с болью в спине и пояснице.

– Удача сегодня не на нашей стороне, мой друг? – усмехнулся, подбирая того за локоть, поднимая на ноги и взваливая его руку себе на плечи.

Им ещё нужно было дойти до заросшей решётки в крыше. Через неё попадали ассасины в Бюро внизу.

Тяжёлыми виноградными гроздьями поспрыгивали они вниз в тамбур с ковром и фонтаном, да неудачно и здесь. Ла-Ахад растянул ладошку и зашиб пятку, Малик…, что-то своё.

Вползли в комнату отдыха до ковров, да там и рухнули на подушки.


Альтаир дополз на четвереньках до стены, нагрёб подушек под спину. Стянул с себя сапоги, ремни. Дотянулся до кувшина с водой, сдёрнул с крючка два полотенца. Одно смочил и бросил в Малика. Смочил второе для себя и шлёпнул его мокрого себе на лицо. Рыком выдохнул и сбросил руки на ковёр. Затих.

– Не говори ничего… – пробубнил из-под него.

Малик, друг-мой-неудачник)))
Шпийоны?


«Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец притворяемся перед собой.»
/Франсуа де Ларошфуко/
 
Lyna
Охотница
Дата: Понедельник, 14.03.2016, 17:35 | Сообщение # 1064
Гений, миллиардер, плейбой, филантроп
Группа: EliteGamer
Сообщений: 1305
Статус: Offline

Награды: 17
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, с крыш на задний двор>

(ДЕНЬ)




Робер де Сабле (Дезмонд) – Райхан (Ада)

Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) – Марк – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей)

Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)


Цитата Shollye;907427 "сестра Юнона"
– Когда Мы поработили многих – их мысли обрели формы, в тандеме. Если сотня умов может создать стену или дерево… – на что способна тысяча? Десять?? Сто?! – разволновалась, – …Как изменить предрешённое и отвести беду?? – воодушевление её сияло.


Внезапно удушающее давление света сменилось водоворотом образов нового видения. *Вот что они имели в виду, говоря, что ценой спасения станет свобода. Она подчинит людей, чтобы использовать их для защиты планеты,* - подвела итог Тамплиер, когда все закончилось. *И за такое будущее мы сейчас боремся? В таком мире ты хочешь жить? Где люди снова станут безвольным стадом, без права на собственную жизнь, даже на собственные мысли?* - ужаснулась ассасин. *Другого выхода может не оказаться,* - мрачно ответила венецианка. *Тогда я рада, что не доживу до этого дня.* - с не менее мрачной уверенностью отозвалась Мира. Неожиданно для себя Кьяра обнаружила, что близка к тому, чтобы согласиться с соседкой. Может, она что-то подцепила от всех этих ассасинов? Слишком много их в последнее время вокруг нее.

Цитата Shollye;907427 "Робер де Сабле (Дезмонд)"
- Не упускайте его из виду,- оглядел каждого, кто был сейчас рядом.- С волками жить – по-волчьи выть. Но в нашем случае скрытность и тихое преследование будет самым лучшим,- Протянул руку Якобу и помог встать сыну.- Что-то мне подсказывает, что сейчас этот неудачник приведёт нас к этой самой «Королеве мира».- Хмыкнул презрительно.-Дамир!- Позвал лучшего своего воина. После сына разумеется.- Возьми себе в напарники того, кого посчитаешь нужным и выследи. Командование операцией отдаю тебе.- Прижал свободную от Яблока руку к ране,- а я пока подлатаю себя.


Пока все приходили в себя, последний уцелевший из нападавших сумел сбежать. Мысль выйти через него на Юнону звучала разумно.
- Я могу проследить за ним так, что меня никто не заметит, - вызвалась она, глянув на назначенного главным Дамира. Индианка не стала объяснять как. Обе женщины пришли к согласию, решив, что лучше не раскрывать свои козыри перед всеми, особенно перед Магистром. Возможно, жители этого века и так уже узнали о Частицах больше, чем следовало. Кьяра только надеялась, что Даниэль в теле арабского тамплиера вспомнит о доставшейся ей Частице и поймет, что она права.

Цитата Mia111;907429 "Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)"
- Да, сэр, - повернулся на слова Миры, не очень понимая, но Даниэль кивнул, - твоя помочь пригодится, благодарю. Он помнил об артефакте, который получила Кьяра и сейчас он был очень кстати. Поманил девушку за собой, убегая с трудом в сторону, где исчез Аита, наконец, впереди он приметил его одежды.


Мира двинулась за Дамиром, но знакомая ладонь легла ей на плечо, заставляя задержаться.

Цитата “Марк”



– Я больше не отпущу тебя одну с тамплиером! – решительно заявил Марк. Он прижимал ладонь к длинному порезу на бедре и не мог полностью опираться на раненную ногу.


Женщина покачала головой:
- Сейчас тебе нужно позаботиться о себе. Со мной все будет хорошо. Ты ведь доверяешь мне? Позволь мне самой разобраться со всем этим. – Она не хотела вмешивать мужа в разборки людей из будущего.

Цитата “Марк”



– Откуда мне знать, что это говоришь ты, а не та… - он замолчал, пытаясь подобрать слова. – Ответь мне, ты… одержима? – после паузы спросил он, глядя ей в глаза, будто надеясь увидеть в них ответ.


– Нет! – поспешно отмахнулась она, и сама задумалась, не зная, как объяснить их взаимоотношения с пришелицей. – Не совсем… Это сложно, - выдохнула индианка. – Я все тебе расскажу, когда вернусь. Обещаю. Просто дай мне время, чтобы все уладить. – С тяжелым вздохом Марк убрал руку с ее плеча. Она ободряюще улыбнулась мужу и поспешила за Дамиром.

Покинув двор церквушки, Мира накинула Плащаницу, отдавая управление Кьяре. Она успела заметить, как Дамир-Даниэль сменил облик, затем обогнала его, подходя ближе к сбежавшему приспешнику Юноны. Не замечающие ее прохожие так и норовили на нее наткнуться, так что девушке то и дело приходилось уворачиваться, чтобы не вызвать подозрений. Она следовала за беглецом по пятам, сохраняя из предосторожности небольшую дистанцию, до окраины города.

Цитата Mia111 "Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)"
Короткий свист сорвался с его уст, давая своим напарникам (Мире и Кьяре) разрешение действовать.


Услышав сигнал напарника, Тамплиер удивилась – они еще не нашли Юнону. *Промедлим, и он может покинуть город, так и не выведя нас к ней,* - возразила ее сомнениям Мира. Признавая правоту соседки, венецианка приблизилась к объекту преследования вплотную. Все-таки выдавать свое присутствие напрямую было рискованно. Кьяра огляделась. Перед одним из домов на их пути на подпорках был растянут навес. Когда сподвижник Юноны проходил под ним, девушка толкнула подпорку, заваливая навес на голову мужчины, рассчитывая таким образом выиграть немного времени для дальнейших действий.

Цитата Mia111 "Ангел Кармелит (Дантей)"
Кьяра, узрел ее я у стены в конце сей улочки, проверь прошу, пока Дамир примет нужный облик


Когда враг был обезврежен, Кьяра сняла артефакт, показываясь союзникам. Она кивнула на просьбу священника и, снова скрыв себя от чужих глаз, прошлась в конец улицы. Вернувшись, сообщила мужчинам, что и впрямь видела в указанном месте женщину. Но подтвердить, та ли это, кого они искали, могли только способности Кармелита. Так что Тамплиер послушно осталась с пленником, пока Дамир с монахом отправились выполнять свою часть плана.

Минуты ожидания тянулись мучительно долго, и девушка начинала нервничать. *Почему они так долго?* В конце концов, она не выдержала и пошла за соратниками, оставив лошадь с бессознательным телом за углом ближайшего дома. По-прежнему скрытая силой Частицы, Кьяра самоуверенно выступила на открытое пространство, направляясь к женщине, но вдруг поняла, что та смотрит прямо на нее.
*Она может нас видеть?* - удивилась Мира. *Она же из Предтечей, черт бы их всех побрал!* - выругалась девушка, снимая бесполезную теперь Плащаницу.

- Так значит, это ты та самая дамочка с комплексом бога? – презрительно ухмыльнулась она. – Знаешь, у меня, конечно, тоже есть амбиции, но до твоей наглости мне далеко. Может, поделишься секретом, у вашего рода это врожденное или такому самомнению вас специально в школах обучали? – пыталась задеть самозваную богиню, завладеть ее вниманием, чтобы та не заметила движения у себя за спиной. – Ты тут, кажется, кое-что потеряла, - продолжала Кьяра, медленно отступая к углу дома, из-за которого вышла. – А мы вот подобрали по дороге, - она протянула руку, подзывая лошадь. – Интересно, это что-то нужное?.. – будто размышляя вслух, поинтересовалась она, приподнимая за волосы голову мужчины в отключке.
– Или ты не будешь против, если я перережу ему глотку? – сверкнула острым взглядом на женщину и приставила катар к горлу пленника.

Дамир
Кармелит
Юнона


 
Mia111
Охотница
Дата: Вторник, 15.03.2016, 07:49 | Сообщение # 1065
★Сияющий Пегас ★
Группа: Аллергия на флуд
Сообщений: 2022
Статус: Offline

Награды: 83
<ЛЕТО 1190г., ИЕРУСАЛИМСКОЕ КОРОЛЕВСТВО, Иерусалим,

район трущоб, заброшенная церковь христиан, с крыш на задний двор>

(ДЕНЬ)


Робер де Сабле (Дезмонд) – Райхан (Ада)

Якоб Александр (Альтаир, 92 года) – Аяла бинт аль-Мехдиш (Эггси)

Мира Наир (Кьяра) – Марк – Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)

Ангел Кармелит (Дантей)

Джасим (Оливер)

Эшли (Лим) – Айшэ (Элланора) – Акра (Джек)


Подумал Дамир о первом прохожем, что попался ему на пути, принимая его облик, делая вид, что спешит по своим каким-то делам, держась на расстоянии, надеясь на Миру и Кьяру в большей степени под плащем-невидимкой.Аита вел их к окраине города. *Аллах Всемогущий. Еще немного и будет городская стена* - он обязан был помешать этому, поэтому араб начал сокращать дистанцию между ними, подкрадываясь все ближе.

*Последние дома, сомневаюсь, что покинут город они по отдельности, она захочет узнать как все прошло перед этим*.






Ангел Кармелит (Дантей)


Он нетвердо вышел во двор:

- Путь их лежит к окраине города, узрел облик ее в этом времени, еду к ним, мои очи помогут им прозреть, - с трудом взобрался на коня, позволяя унести себя вперед.

Почти достигнув окраины, спрятался в одном из переулков, спешившись с лошади и приметив человека из видения дернул к себе.






Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


Резкий рывок сбоку, толкнул его к стене дома, скрывая между домами, зрачки непроизвольно расширились, рука дернулась к хлысту, захватив дыхание на мгновение:

- Святой отец! – выдохнул он чуть слышно удивленно.






Ангел Кармелит (Дантей)


- Дамир, его надо поймать, Юнона близко и вместе они опасны. Я знаю, где она.






Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


Араб заколебался, а вдруг священник ошибается, он не понимал его дар и от того сомневался, но…

Короткий свист сорвался с его уст, давая своим напарникам (Мире и Кьяре) разрешение действовать.







Ангел Кармелит (Дантей)


Выдохнул, когда его послушали:

- Она у самой стены, мои глаза ее узрят, сейчас же обезвредить Аита, но помни он один из нас и нужен нам, - прошептал наставления, отступая вновь.






Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


Цитата Lyna Мира Наир (Кьяра) ()
Когда сподвижник Юноны проходил под ним, девушка толкнула подпорку, заваливая навес на голову мужчины, рассчитывая таким образом выиграть немного времени для дальнейших действий.


Дамир кивнул, устремляясь вперед, быстрым шагом. Закашлялся от пыли что подняло падение навеса, но времени он не терял, схватив мужчину за плечо, поднимая из-под обломков и нанес сильный удар в голову, лишая того сознания. Сдернул веревку, крепко связывая ему руки за спиной, сделав несколько обхватов и вокруг тела, а затем ноги. Из-за угла показался монах, ведя осторожно свою лошадь под узцы, Аита перекинули поперек седла, привязав пленного.







Ангел Кармелит (Дантей)


- Нам туда, - указал направление монах, оглянулся по сторонам, - Кьяра, узрел ее я у стены в конце сей улочки, проверь прошу, пока Дамир примет нужный облик, - обернулся к нему, - старайся избегать прикосновений и свяжи меня, попробуем отвлечь, - молвил тихо.






Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


Дамир принял облик Аита и связал священника, увлекая его за собой. Оставив лошадь с пленным подле Миры, устремились вперед.






Ангел Кармелит (Дантей)


Ангел узрел фигуру впереди, позволяя зрению увидеть облик той, кто приказала их найти, - она, будь осторожен, - шепнул он тихо, приближаясь к ней.






Дамир Ибн аль-Асир (Даниэль)


- Юнона, нам следует покинуть город, нам удалось схватить горгулью, - толкнул священника к ее ногам, - но Яблоко осталось в их руках. Пусть успокоятся и мы вернемся вновь за ним. Прости что не оправдал твоих надежд, - вздохнул, - опаснее остаться здесь в этот миг, - уговаривал ее, ища момент поудобнее, чтобы нанести удар, борясь с сомнениями в душе. *А что если монах ошибся и она обычная женщина?* С тревогой ожидал ответа он, ища какое-то подтверждение.

Юнона
Аита
Мира
Якоб
Аяла


 
Форум » Ролевая Elite Gamers Team » Игры » Происхождение (В процессе!)
Страница 71 из 75«1269707172737475»
Поиск:

AllStarz Top Sites OZON.ru

ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ

Supernatural является собственностью The WB Network / The CW Network
Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и регламентируются Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также международными правовыми конвенциями. Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны приобрести лицензионный продукт . Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все материалы представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законодательство РФ, что может повлечь за собой уголовную и гражданскую ответственность.

Все материалы, расположенные на сайте запрещено использовать без разрешения администрации сайта. Помощь сайту.
ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ