ВАЖНЫЕ АНОНСЫ
ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ Забыл пароль

Страница 2 из 5«12345»
Модератор форума: ayrina, ymka, KGB 
Форум » Фанфикшен » Экшн » Пойманные в темноте и случай Мэла Рейнольдса (написано в рамках ББ-2013, экшн, пропущенная сцена)
Пойманные в темноте и случай Мэла Рейнольдса
Sirena_82
Охотница
Дата: Понедельник, 10.11.2014, 19:43 | Сообщение # 16
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
– Мэм… Сэр… – окликает Сэм, выставив ладони вперед в примирительном жесте. – Это какое-то недоразумение…

– Точно, – неловко ухмыляется уголками губ Дин, в отличие от брата все же не отваживаясь опустить руки. – Мы… – он переглядывается с младшим и честно врет: – Мы – очень дальние родственники мистера Монтана. Четвероюродные племянники – седьмая вода на киселе. Приехали по приглашению старины Микки, но как видите, сильно запоздали.

– Да?.. – судя по выражению лица Кевина, слова старшего Винчестера его не убедили. – И откуда же нарисовались племяннички, от которых годами не было ни слуху, ни духу, а? – сурово вопрошает он.

– Из Канады, – срывается с губ Сэма. – Из аэропорта сразу сюда рванули – спешили повидаться, а Микки… – младший Винчестер выразительно возводит глаза к потолку, брат и супруги рефлекторно повторяют за ним.

– Случайно, не Олдейны? – с лукавым прищуром любопытничает, как бы между прочим, Кевин.

– Лебовски, – услужливо поправляет Дин.

– Ты только посмотри, Люси! Что за молодежь нынче пошла, а?! – в негодовании Кевин вскидывает ружьем, отчего братья синхронно отступают назад и припечатываются спинами к двери квартиры стоматолога. – У старины Микки не было родственников – ни в штатах, ни в Канаде, ни где-либо еще в этой части обитаемой Вселенной. Этот олух был настолько влюблен в работу и самого себя, что не сумел охмурить за свою жизнь ни одной юбки, я не говорю уж о том, чтобы отправить в свободное плавание своих лазутчиков и завладеть вражескими позициями, чтобы было кому на могилку раз в год приходить!..

– Кевин, имей уважение к почившему, – укоризненно цокает Люси, качнув головой.

– А что??? – возмущается Кевин еще больше. – Я всегда говорил об этом в лицо Микки, а этот идиот!.. Да он больше потратился на журнальчики с голыми сиськами, чем на женщин из плоти и крови с настоящими – настоящими, а не глянцевыми или резиновыми – титьками! Я не удивлюсь, если он и трахался только с резиновыми куклами или бор-машиной у себя в клинике!

– Кевин! – укоризна в голосе Люси становится еще более ощутимой. – Я все еще твоя жена и прошу отзываться с должным уважением о покойнике!

– Люси! – отмахивается Кевин. – Мы знакомы с тех пор, как ты в девках ходила, так чего ж строишь из себя целку?!

– Кевин! Кто-то сейчас договорится и останется без десерта! – грозится Люси, недвусмысленно скользнув взглядом сверху вниз по супругу.

– Девочка моя, не дразни меня, пока мой палец на курке, иначе рука ведь может и дрогнуть, – Кевин флиртует, словно студент, тайком пробравшийся в женское общежитие университета.

Дин покашливает, чтобы напомнить о своем с братом присутствии, и говорит:
– Сэр… Мэм… Мне крайне неловко прерывать вашу семейную идиллию, но, может, мы сперва закончим с этим? – он указывает на черное дуло, по-прежнему целящееся в него и Сэма, и красноречиво кивает – мол, решаем проблемы по мере их поступления, а они, Винчестеры, первые на очереди!

– Кевин, отпусти мальчиков или вызови полицию – пускай они со всем разбираются, – уговаривает Люси.

– Нам не нужна полиция! – горячо возражает Кевин.

– Да, мэм, мы как-нибудь без них разберемся, – с готовностью поддерживает старика Дин. – Вернемся к нашим баранам, сэр.

– Правду-матку рубишь, сынок. Говори, как на духу: кто вы и зачем вломились в квартиру этого идиота Микки? – старик строго вскидывает мохнатую бровь и удобнее перехватывает рукоять персонального детектора лжи.

– Сэр… Мистер… Мы – я и мой… – Дин бросает короткий взгляд на младшего, будто в поисках подсказки для новой легенды: – Сэр… Я не должен вам об этом говорить, – охотник снова обменивается взглядом с младшим и с совершенно таинственным видом подманивает старика к себе. Мохнатая бровь Кевина приподнимается в сомнении – он колеблется и не спешит доверять незнакомцам. Дин медленно опускает руку, засовывает во внутренний карман куртки и также неторопливо выуживает удостоверение, пока старик настороженно следит за всеми его движениями, готовый спустить курок при малейшем резком движении. Охотник протягивает корочку Кевину: – Я думаю, это немного разъяснит ситуацию, – старик принимает из рук Винчестера документ, открывает его и придирчиво изучает – сличает фотографию с оригиналом и праведно возмущается:
– Люси, только погляди-ка до чего мы докатились, а: у нас теперь сосунков, которые только из подштанников выбрались, принимают в песочницу в Джеймса Бонда играться!

– Сэр, у стен тоже есть уши, – Дин прикладывает указательный палец к губам, призывая сохранять тишину. – Вы хотели бы сослужить службу нашей с вами стране? – Кевин все еще колеблется, но, тем не менее, приближается к охотнику достаточно близко, чтобы расслышать каждое слово. Старший Винчестер смотрит по сторонам – проверяет, нет ли свидетелей этого полночного разговора – и говорит вполголоса: – С моей стороны это будет нарушением приказа о неразглашении информации гражданским и нас с напарником могут за это уволить, но я не вижу иного выхода. Мы из АНБ70. У нас секретное задание, – Дин переглядывается с братом и продолжает сочинять на ходу: – Микки Монтана был нашим агентом и работал под прикрытием над одним крайне секретным делом…– охотник воровато озирается, со значением кивает и продолжает: – Мы подозреваем, что он подошел слишком близко к подозреваемым и поэтому его… устранили…

Кевин щурится еще сильнее – так, что от глаз остаются только две узенькие щелочки, задумчиво причмокивает несколько секунд и, наконец, выдает краткое, но от того не менее выразительное «Ага…», после чего опускает-таки ружье:

– Каков паршивец! Так и знал, что этот олух Микки мне лапшу на уши вешал все эти годы!

– Мы можем рассчитывать, что эта информация останется строго между нами? – спрашивает Дин.

– Конечно, – с готовностью кивает Кевин. – Я нем, как рыба.

– Мэм?.. – вопросительно вскидывает бровями Дин, обращаясь к Люси.

– Нельзя поделиться даже с моим парикмахером? – на всякий случай уточняет Люси.

– Ни с одной живой душой, мэм, – с деланным сожалением подтверждает Дин.

– Значит, со священником Лобстьерри можно, – загадочно улыбается Люси.

– Эта развалина откинул коньки еще лет семь назад, – опережает возражения братьев Кевин. – А Люси исправно продолжает исповедоваться этому сплетнику! Уверен, он и в Аду разносит последние новости от грешника к грешнику!

– Хорошо, мэм. Но только священнику в порядке… исповеди, – неохотно уступает Дин.

– Мистер?.. – вступает в разговор Сэм, до этого предоставивший полную свободу действий и слова брату.

– Трамп, – ворчливо представляется Кевин.

– Мистер Трамп, вы упомянули имя Бузер. Не Стронг Бузер? Светловолосый, сухопарый, ростом чуть ниже него? – Сэм кивает на брата.

– Один к одному! Этот мальчишка ни дня покоя нам не давал! Каждую ночь устраивал дебоши! – справедливо жалуется Кевин и добавляет: – Зато девок он приводил что надо – есть вкус у пострела! – одобрительно причмокнув, облизывает губы Кевин, будто пробует на вкус воспоминание, и, точно опомнившись, спешит оправдаться в глазах супруги: – Но ты у меня, конечно, самая лучшая, мой вишневый пирожок!

– Мистер Монтана сдавал ему квартиру? – как бы между делом интересуется Дин – весь его вид говорит старику «так держать!».

– Экономит правительство на агентах, вот и пришлось этому идиоту подзарабатывать на студентах. Снимали квартиру трое сынков – ошивались здесь месяца два до того, как этот олух Микки опрофанился и его не замочили!

Дин шикает, приложив указательный палец к губам, чтобы призвать мистера Трампа к тишине – как никак, они здесь «секретную информацию» обсуждают. Кевин понимающе кивает и показывает, что его рот на замке – закрывает невидимым ключом, после чего выбрасывает его за спину.

– Я рад, что между нами не осталось недопонимания, мистер и миссис Трамп. Страна не забудет вашего содействия, – откланивается Дин.

Сэм тычком в бок привлекает внимание брата к себе и стреляет в старшего взглядом из серии «не переигрывай!». Дин не препирается – решает, что назло мелкому продолжать этот фарс смысла нет.

Распрощавшись с четой Трамп, Винчестеры бегом спускаются по лестнице, выходят на улицу и садятся в импалу.

– Кто бы мог подумать, что Стронги окажется знаком со стоматологом, – Дин ныряет в машину – занимает пассажирское место рядом с братом. – Прямо история из серии «Ба! Знакомые все лица!» Как считаешь, простое совпадение?

– В нашей работе совпадений не бывает, – поводит плечами Сэм. – Навестим Стронги, потолкуем с ним, заодно узнаем, почему он тактично умолчал, что был знаком с одной из жертв.

– К слову о «навестим», – Дин смотрит на брата. – Думаю, нам лучше разделиться.

– Почему? – в голосе Сэма звучит искреннее непонимание.

– Потому что так лучше для работы. Ты займешься изыскательской частью – пороешься в интернете, поглотаешь пыль в библиотеке, пообжимаешься с библиотекаршами – нужно узнать, кому принадлежали трубка и ловец снов. А я займусь тем, что у меня получается лучше – буду налаживать связи с общественностью.

– От тебя требуется пообщаться со Стронги. Вот и все.

– О том и речь – будет быстрее, если каждый из нас возьмет на себя часть работы. Согласен, приятель?

– Согласен, – нехотя отзывается Сэм.
- Высади возле кампуса.



...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...

Сообщение отредактировал Sirena_82 - Понедельник, 10.11.2014, 19:45
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Понедельник, 10.11.2014, 19:49 | Сообщение # 17
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
Глава 4, в которой Морж и Плотник рассказывают Алисе историю об устрицах, а Чеширский кот делится кошачьей мудростью

16 января 2010 года. Вудленд, Калифорния

После получения наводки от соседа Бузера по комнате в студенческой общаге Дин отправляется в заброшенный кинотеатр, что в трех кварталах от кампуса. Он добирается до обветшавшего и потрепанного непогодой здания минут за тридцать и издали слышит кислотный рев электронной музыки. Охотник проходит внутрь и шагает в направлении усиления громкости – к зрительному залу с высоким сводчатым потолком, под которым висят прожектора, когда-то освещавшие огромную комнату. На сцене установлены динамики, работающие на полную, – от их вибрации сотрясаются пол и стены. Дин успевает преодолеть не больше десяти шагов, когда откуда-то со сцены доносится предупреждающий окрик «Легавые!» и зал превращается в муравейник, в котором мимо охотника пулей пролетают разношерстные люди, едва не снося молодого мужчину с ног. Зеленые глаза перебегают с одного гостя приватной вечеринки на другого, пока, наконец, не выделяют знакомую непослушно торчащую шевелюру. Винчестер срывается с места и мчится за улепетывающим через нишу на сцене парнем. Он минует парочку выключенных прожекторов, ныряет под лестницу и перепрыгивает через валяющуюся на полу стремянку, взлетает по ступенькам, пересекает коридорчик и фойе, вылетает на улицу, перемахивает через забор и юркает следом за Стронги в еще более темный проулок. Винчестер практически нагоняет его, когда Бузер вдруг спотыкается, растягивается по мокрому и грязному тротуару и, не оглядываясь, кричит, расставив руки в стороны:

– Я ничего плохого не сделал!.. Не стреляйте в меня!..

– Ну, здорово, Стронги, – с наигранной доброжелательностью Дин поднимает парня на ноги с такой легкостью, будто малец весит не больше пухового одеяла, выброшенного за ненадобностью на улицу. – Давненько не виделись, парень.

– Дин?!.. Чувак! – лицо Стронги буквально светится радостью от неожиданной встречи. Он выдыхает с облегчением. – Как набрел на наш тусняк, чел?

– Твой сосед подсобил, – отзывается Дин, продолжая сжимать руками угловатые плечи Бузера.

– Значит, подумал над моим предложением? – Стронги улыбается так, будто только что узнал компрометирующую Президента Штатов информацию, отчего Дин невольно поеживается, но не отпускает парнишку и все еще удерживает того в вертикальном положении.

– Твое предложение еще на стадии рассмотрения. А меня сейчас интересует твой арендодатель – Микки Монтана.

– Монтана? – Стронги хмурится, возводит глаза к ночному небу и мотает головой: – Никогда не слышал.

– Может, это освежит твою память? – Дин выуживает из-за пояса пистолет и тычет им в лицо Бузера.

– Чувак, ты чего??? – глаза Стронги округляются, в них легко читаются страх, смешанный с неверием в происходящее. Он переводит взгляд с пистолета на охотника и лопочет, через каждые два слова икая: – Дин, чувак… убери пушку… ведь ненароком… можешь выстрелить…. а мне еще пожить хочется… Мне… рано умирать, чувак… – икота становится настолько частой, что Бузеру приходится замолчать. Он набирает полные легкие воздуха, надувает щеки и закрывает ладонями рот, точно боится, что оттуда ни с того ни с сего выпрыгнет жаба. Когда икота проходит, он с шумом, словно сдувающийся воздушный шарик, выдыхает и говорит: – Я вспомнил, чувак! Вспомнил, – Дин смотрит на него нетерпеливо-выжидающе и Стронги спрашивает: – Первая жертва людей Икс? Про него в газете писали? Я угадал?

– Что-нибудь еще, о чем мне следует знать, Стронги? – задает наводящий вопрос Дин, взведя курок. На лице охотника, как и минуту назад, играет чересчур благожелательная улыбка – он весь источает эту самую благожелательность, которая пугает Бузера до усрачки и Стронги выдает:

– Я все скажу! Только убери от меня пушку! – и жалобно просит: - Пожалуйста…

– Ладно, – Дин выполняет просьбу парня – демонстрирует, что поставил на предохранитель и прячет за пазуху куртки, как бы говоря, что в любой момент разговор может вернуться к тому, с чего они начали. – Так что у тебя с Микки Монтана, Стронги? И лучше бы тебе говорить правду, потому что любая ложь вызывает у меня желание спустить курок, уяснил?

Стронги активно кивает и говорит:
– Я и мои приятели снимали у него квартиру в прошлом месяце, чтобы кутить, да и девчонок водить. В общаге с этим строго, сам понимаешь.


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Понедельник, 10.11.2014, 19:53 | Сообщение # 18
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
– И ты не посчитал нужным об этом упомянуть?

– А мне, что теперь, на каждом углу трезвонить, что мой бывший арендодатель преждевременно к праотцам отправился?! Да и кто же знал тогда, что ты – до мозга костей чеканутый на жмуриках, – сетует Стронги и на всякий случай примирительно добавляет: – Не принимай близко к сердцу, чувак, но это так.

– Больше ничего не хочешь рассказать, Стронги?

– Ну, да! Я раскумаривался у Микки в квартирке и оставил два косячка в подарок в честь его дня рождения – подумал, пусть чувак расслабится хотя бы раз в жизни, глядишь, может, прекратит быть одним сплошным комком нервов, – с невинным видом пожимает плечами парень. – Но чуваку свезло несколько иначе, чем мне думалось, – с его губ срывается нервный смешок. – Да, и выпивка у него была отстойная, так что мы с приятелями все это бухло сбагрили, – признается он. – А бабло оставили, как плату за угробленный ковер, который заблевали на Новый год, когда устроили там тусняк в стиле римской оргии и…

– Все, завязывай, – охолоняет паренька Дин. – Мне эти подробности не нужны. Лучше вернемся к Микки Монтана.

– Чувак, а с чего вдруг тебя этот мертвяк так интересует?

– Он – мой четвероюродный дядя, – толкает не оправдавшую себя полутора часами ранее ложь Дин.

– Чувак, тебе должно быть стремно? – Стронги кладет руку поверх плеча охотника и заглядывает в его глаза с таким сочувствием, что Дину становится неловко, и он выдавливает из себя:
– Мы с ним были не очень близки.

– А… – коротко бросает Стронги. – Твой дядя был тем еще мудаком, чел, – откровенничает Бузер, но после Диновского «Не настолько, парень!», тут же добавляет: – но уверен, душа у него была широкая.

Винчестер обреченно вздыхает – ночь обещается быть долгой.
– Стронги, я знаю, что у тебя была встреча с Микки за неделю до того, как им поужинали, – парень подтверждает слова охотника кратким «Точняк!» и Дин спрашивает: – Ты ничего странного не заметил в тот день?

Бузер пожимает плечами:
– Да все, как всегда. Микки занудствовал – прочитал лекцию о вреде курения и алкоголя, спросил, не нужно ли подлечить зубы, порекомендовал заниматься только безопасным сексом: вот, кстати, сохранил, – Стронги сразу как-то оживляется, шарится в карманах брюк, сует под нос охотнику пачку презервативов и хвастается: – с запахом клубнички, – споткнувшись о нетерпеливый взгляд зеленых глаз, Бузер с преувеличенно скучающим видом возвращается к теме стоматолога: – У него в гостях был какой-то Стюарт – не знаю фамилии. Кажется, его пациент. Навяливал какую-то хрень, которой больше ста лет. Трубку, что ли. Плел всякую чушь о проклятии. Пустозвон, одним словом, каких полно.

– А этот Стюарт – ты его тогда первый раз видел?

– Не-а… Встречал этого пижона как-то в кабинете у Микки, когда заносил ему, – Стронги откашливается в кулак и заканчивает: – счета за свет, телефон и прочую фигню.

– Ну, спасибо, Стронги, – Дин смахивает невидимые пылинки со свитера парнишки и делает шаг назад. – Сразу бы так, а то выделывался, будто девственница в первую брачную ночь.

– Если что, ты знаешь, где меня искать, чувак. И насчет травки... – многозначительно подмигивает Бузер.

– Мы знаем, где тебя искать, – заверяет Дин.

<><><>


– Что-нибудь выяснил о подарочках с проклятиями? – с порога задает вопрос Дин. Он бросает куртку на кровать и плюхается рядом – стягивает ботинки, кладет на прикроватную тумбу пистолет, мельком смотрит на электронные часы – 02:24.

– Историй о призраках и проклятиях Боди оказалось даже больше, чем можно было предположить, и выделить, что из них является правдой, а что вымыслом, призванным привлечь туристов, будет не самой легкой задачей. Придется перелопатить не один архив, чтобы свести концы с концами, – пожимает плечами Сэм.

– Если б все было, как дважды два, мы бы с тобой сейчас зажигали где-нибудь в Вегасе: играли в покер, развлекались с девчонками,– разводит руками Дин. - Стриптизерши и мороженки, старик.

– Если бы все было просто, у нас бы вовсе не было работы, – соглашается Сэм. – Кстати, о нашей работе. Среди всех этих многочисленных историй, я выделил кое-что любопытное, - весь вид Дина говорит, что он – одно большое ухо, поэтому младший Винчестер продолжает: – В первой половине ХХ века, когда в Боди исчерпались запасы золота, город начал пустеть – один за другим жители покидали свои дома и оставляли рабочие места, не особенно заботясь о том, чтобы увезти за собой и свой скромный скарб. Однако пятеро из них все же задержались там и погибли буквально в течение нескольких недель от неизвестной болезни.

– Дай угадаю – проклятие или крайне неудачное стечение обстоятельств?

– Как утверждает интернет – проклятие. Согласно легенде, Джубилли Макнамара, Френсис Кирч, Эрик Бёрн, Закария Гросс и Сид Краш остались в городе навеки в прямом смысле слова и, если верить сайту Городские легенды.нет, их неуспокоенные духи жаждут отмщения. Основатель города также безвременно почил – замерзнув в снегах. Но и это еще не все. В конце ХIХ века в Боди произошло еще кое-что странное, что вполне может иметь отношение именно к нашему делу. Трое жителей стали жертвами нападения хищника – пастор Клинт, Энекин Лукас и Фенимор Зейн.


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Понедельник, 10.11.2014, 19:59 | Сообщение # 19
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
– Как Леон и Микки. Значит, нужно найти третьего, пока и он не пошел на барбекю.

– Да, это первоочередная задача, хотя одному лешему известно, кто им может стать. Но есть и ещё кое-что, – Сэм открывает последнюю из вкладок браузера и знаком просит брата подойти. Когда Дин встает у него за спиной, младший Винчестер указывает на заметку, оформленную иллюстрациями пользователей: – Тогда же утонул Бо Старски. Здесь написано, что накануне у него вышел спор с компаньоном, разрешившийся не в пользу Бо.

– Погоди – тот утопленник, – Дин хмурится, припоминая имя, – Лоуренс Финиган – получается, что он из этой же схемы?

– Если сейчас всё происходит в точности, как тогда в Боди, то да.

– Думаю, нам пригодится помощь друга, – с этим словами Дин шарит по карманам куртки, лежащей на кровати, и, выудив оттуда мобильник, набирает номер Сингера. – Бобби, здорово!.. Помнишь утопленника – Лоуренса Финигана?.. – Бобби ворчливо замечает, что с его памятью пока все в порядке, и отчитывается – рассказывает о том, как все прошло в Портервилле. Сингер говорит, что тем делом никто не занимается, а посему он взял его на себя – сгонял на турбомобиле Каса: поопрашивал народ, ознакомился с материалами из полицейского участка, проверил квартирку на наличие ведьмовских мешочков и нашел интересную вещицу – фляжку второй половины XIX века, которая когда-то принадлежала некому Бо Старски, проживавшему в Боди с 1885 года. Откуда столь «щедрый подарочек», никто толком не знает. Вроде, прикупил, когда был с обзорной экскурсией в призрачном Диснейленде. – У нас здесь тоже полный комплект, – мрачно замечает Дин и спрашивает: – Бобби, ты не мог бы отправить нам фляжку, - Сингер в ответ язвит – ссылается на то, что распустил голубиную почту поворковать на воле, и отключает телефон, обронив: «Порыщу в книгах – может, узнаю больше». – Похоже, он немного не в духе… – сконфуженно делится с братом Дин. – Еще не отошел после того, как… – Винчестер не озвучивает своих мыслей. Он думает, что причин для «быть не в духе» у Бобби с избытком и Сэму не требуется их перечисление.

– Бобби держится молодцом, – младший говорит скорее о них обоих – и о Сингере, и о брате – но старается не заострять внимания на этом, а потому снова возвращается к проклятию Боди: – Наша коробочка с сюрпризами еще пополнится.

– Хорошенькое же дельце: топчемся на месте, пока люди продолжают умирать, – угрюмо бормочет себе под нос Дин.

– Не так уж и на месте. Кое-что у нас все же есть, – мягко возражает Сэм и озвучивает остальных из своего списка: – Сайуокер Спилберг – погиб в перестрелке и Стивен Духовны – разбился, упав со скалы. Интервал между жертвами три дня.

– А Лоуренс почил, как раз на третий день после Микки? – уточняет Дин.

– Да. Сейчас все происходит в точности, как в Боди. И если мы не сумеем разобраться в этом деле, нам не избежать повторения полного круга тех событий. На сайте посвященном Боди мнения разделились: одни считают, что пять последних жителей погибли из-за того, что случилось в 1893, а их оппоненты утверждают, что проклятие начало действовать после смерти основателя и именно он проклял город, замерзая в снегах. Насколько хотя бы одно из этих предположений имеет под собой почву, нам предстоит выяснить.

– Как думаешь, по какому принципу выбираются будущие жертвы? – Дин занимает место напротив младшего и откидывается на спинку стула.

– Может, случайный выбор – без определенной системы, – пожимает плечами Сэм.

– Нет, – качает головой Дин. – Здесь должна быть какая-то схема. Мы просто ее не видим, – он поднимается, измеряет шагами номер по диагонали – туда и обратно – и, наконец, подходит к карте, прикрепленной к стене над кроватями. Он берет канцелярскую кнопку и помечает ею место первого убийства: – Здесь нашли Микки Монтану, – Дин прицепляет еще два цветных флажка на карту, комментируя свои действия: – Леон и Лоуренс.– охотник отступает назад – окидывает взглядом карту и разочарованно поводит плечами: – Ничего не вижу. А ты, Сэм?

– Вероятно, система не в местоположении жертвы, а в чем-нибудь другом. Просто, как ты и сказал, мы пока не можем этого увидеть.

– А что с жертвами столетней давности?

– Здесь нет информации о том, где нашли их тела, – поводит плечами Сэм и предлагает: – Давай посмотрим на это все с другой стороны и вернемся к тем, кто вечно путается у нас под ногами. Начнем со Стронги – нашел парня?

Выражение лица Дина говорит «А то! Ты еще сомневался?!», вслух он сознается:
– Распугал подростков, прервал на самом интересном месте вечеринку, оставил в усмерть перепуганного мальца на улице, разузнал кое-что об одном общем знакомом Микки и Леон, - старший Винчестер смотрит на брата так, точно предлагает ему сыграть в «Кто хочет стать миллионером?» и разбогатеть на семизначную цифру, ответив лишь на один-единственный судьбоносный вопрос.

– Стюарт? – тычет пальцем в небо Сэм.

– Туше! Наш Стюарт – шустрый малый: Леон подогнал презент с сюрпризом и о своем стоматологе не забыл – всучил с фанфарами и торжественной речью, а через неделю Микки пошел на котлеты.

– Ты уверен, что это тот же самый Стюарт?

– Сверился с журналом регистрации пациентов и визиткой, – Дин показывает прямоугольную карточку и кладет ее к оружию. – Телефонный номер, адрес офиса, мыло, имя – сомнений быть не может.

– Не слишком ли много совпадений? – хмурится Сэм, которому не по нутру от того, как часто они натыкаются на одни и те же имена.

– Знаю, к чему клонишь – где и когда угодно, только не с этой работой. И поверь, мне самому это не нравится, но нам нужно проверить и Стюарта – сейчас он для нас такой же свидетель, как и родственники погибших. Будем действовать методом исключений, проб и ошибок.

– Ты доверяешь Стронги?

– Я вообще мало кому доверяю, особенно, когда речь идет об охоте. Но выбирать не приходится. Не предлагаешь же ты запереть пацана до выяснения всех обстоятельств? – Сэм пожимает плечами и хмыкает – мол, не такая уж и плохая мысль. – А потом в компанию к нему и Стюарта подсадим?! А может, и весь город в придачу? Раз так, у меня уже есть на примете одно надежное место – бункер Бобби.

– Будет достаточно, если мы просто проверим эту парочку на вшивость, – отзывается Сэм, вновь уткнувшись в монитор, и добавляет: – для подстраховки. Наведем о них справки, разведаем кто они и откуда, покопаемся в грязном белье – что-нибудь да всплывет.

– Без проблем. Я даже знаю, кто нам может в этом посодействовать, – Дин берет мобильный телефон, заходит в записную книжку и набирает номер детектива Дианы Баллард71.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Понедельник, 10.11.2014, 20:03 | Сообщение # 20
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
– …Сэм, кто это?.. – вопрос отскакивает от стен – пружинит и долетает до него то обрывками, то полной фразой, то приближаясь, то отдаляясь от него. Он силится дотронуться до Джесс, стоящей на расстоянии вытянутой руки, но ухватывается лишь за воздух.
– Это Дин – мой брат… – ему чудится, будто кто-то чужой говорит его голосом. Сэму кажется, что все это случилось не с ним…

– Ты уезжаешь… – Джесс не спрашивает, она утверждает. Девушка опускается на край кровати и наблюдает за тем, как он собирает вещи.
– Это ненадолго, – отзывается Сэм.
– Стэнфорд – это целая жизнь, – говорит Джесс. – Будешь скучать без меня?
– Я уже скучаю.
– Приезжай за мной быстрее, – просит Джесс. – Я буду ждать тебя, – она касается его губ и уходит, постепенно растворяясь, подобно туману, оставив после себя только отголосок последних слов, точно нашептываемых в сломанный телефон: «Жду тебя… жду…»


<><><>


Сэм открывает глаза и поднимает голову с вороха распечаток и книг, послуживших ему подушкой. Он хмурится и разминает затекшие мышцы – притворяется, что не замечает волнения в глазах брата и идет в ванную.

<><><>


– Спасибо, Диана. Я тебе должен… Стараемся не светиться… Конечно… Пока, – Дин нажимает кнопку «отбой» и некоторое время просматривает присланные на почту файлы: все, что сумела найти детектив Баллард за ночь. Отметок по приводам ни по Стронги, ни по Стюарту нет, если не считать штрафов за неправильную парковку и превышение скорости. В остальном, оба – образцовые граждане США. – Чисты, как стеклышко, – разочарованно бормочет себе под нос Винчестер. Проходит еще немного времени, когда Дин слышит звук падения в ванной комнате и вскакивает со стула. Охотник стучит в дверь и с плохо скрываемой тревогой спрашивает: – Сэм, ты же там не падение Пизанской башни репетируешь?.. Сэм?..

<><><>


Сэм стоит напротив запотевшего зеркала – смотрит на собственное отражение, повторяет себе, что мертвое должно оставаться мертвым. Он наклоняется над раковиной, чтобы плеснуть в лицо холодной воды, а когда выпрямляется, одним резким рывком поворачивается на сто восемьдесят градусов. Моргает – мысленной мантрой «Ты – не настоящая» прогоняет мираж, повторяет вслух дрожащим, точно натянутая струна голосом:
– Тебя. Здесь. Нет… – говорит это медленно, чтобы убедить самого себя в истинности произносимых слов.

– Мне бы хотелось возразить тебе хоть чем-нибудь, – с сожалением отвечает Джессика и протягивает к нему руку – надеется ощутить его тепло, уповает на ответное прикосновение, но Сэм отшатывается от нее, будто от изголодавшегося языка пламени пожара.

– Не приближайся, – скрежещет зубами Сэм. Он стискивает челюсти, чтобы не выдать того всплеска эмоций, что накатывает на него, как волны на песок, и усиливается с каждой секундой. – Я знаю, кто ты, и не хочу… просто… не тронь ее!

Она скрещивает руки на груди – защищается от нападок мужчины.
– Сэм, – Джессика снова протягивает руку. – Это я – Джесс. Возможно, я – мертва, – с ее губ срывается горький смешок: – Конечно, мертва – никаких «возможно» здесь быть не может. Но, Сэм, это действительно я, хотя и не понимаю, почему…


– Джесс… – это звучит жалко и напоминает мольбу. – Пожалуйста…

– Сэм… – она источает сочувствие и нежность. Ей хочется прикоснуться к нему, но Джесс одергивает себя. – Мне не хватает тебя.


– Мне тоже… – слетает с губ Сэма и он порывается обнять ее, но не может шевельнуть хотя бы мускулом.

– Почему ты оставил меня одну? – в ее голосе слышится укоризна и Сэм не знает, что ответить. Он усилием воли сдерживается, чтобы не закричать, что есть мочи – во все горло, чтобы эта пытка закончилась. – Почему ты не рассказал о своих видениях, Сэм?.. – вопрос, в котором звучит обвинение, тонет в шуме воды и бурлении крови в голове, напоминающем шум водопада Ниагара, сквозь которые к нему пробивается тревожное «Сэмми?.. Сэмми?.. Сэмми?..», чудящееся до боли знакомым. Голос, который, кажется, он знает всю свою жизнь, и за который неизменно цепляется, в какой бы тьме не заблудился. Он не понимает, почему этот голос звучит таким обеспокоенным и испуганным. Сэм не понимает, почему…


<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Понедельник, 10.11.2014, 20:07 | Сообщение # 21
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
Он резко распахивает глаза, и первое с чем сталкивается – это встревоженные глаза брата, в которых мелькает тень некоторого облегчения.

– Старик, не пугай меня больше так…

Сэм оглядывается по сторонам и непонимающе интересуется:
– Я что-то пропустил? – вопрос звучит, как эхо недавнего разговора в машине посреди пустынного хайвэя.

– Да, приятель. Близкое знакомство с кафельным полом, – натянуто ухмыляется Дин, которого еще до конца не отпустил страх за мелкого. – Что произошло? Я услышал шум падения, а когда зашел, ты валялся на полу, словно… так, будто… – охотник ищет подходящее определение тому, что его всегда пугало, но не находит ничего лучшего, чем сказать, как есть: – Будто у тебя было видение. Сэм, ты же говорил, что все закончилось после Мэриленда72 – божественная детоксикация сделала свое дело и видения канули в Лету, словно их и не было вовсе.

– Я… я не знаю, что это было, – Сэм хмурится, припоминая то, что ему привиделось. – Кажется, мне просто приснился кошмар, – ответ младшего звучит не очень-то убедительно. Сэм встряхивает головой, чтобы хоть немного привести мысли в порядок.

– Кошмар? Посреди ванны? Ты что же теперь на ходу вырубаешься, приятель? – Дин неверяще пялится на брата. – Сэм, мы же с тобой договорились, что между нами больше не будет тайн.

– Я и не скрываю ничего от тебя. Дин. Я, правда, понятия не имею, что это было, – с помощью старшего Сэм принимает вертикальное положение – стоит неустойчиво, покачивается из стороны в сторону, смотрит туда, где совсем недавно стояла Джесс. – Просто, в один миг все погрузилось в темноту и все.

– И ты ничего не помнишь из того, что видел?

После непродолжительного молчания Сэм моргает и приглушенно отзывается:
– Ничего…

<><><>


Радио работает тихо, но Сэм все равно слышит бодрый голос, предлагающий слушателям принять участие в игре под названием «Музыкальный ребус» – провести с пользой субботу и выиграть билеты в кино на премьеру эпохального фильма об очередном конце света. Винчестер прогоняет роящиеся в голове мысли и старается не думать над словами Джесс – над вопросом, который не раз задавал самому себе. Сэм накидывает на себя куртку и намеревается выйти на улицу – проветрить голову, когда Дин выходит из ванной комнаты, начищая зубы. Старший Винчестер окидывает взглядом брата и, вскинув бровями, вопрошает:
– Куда это ты собрался?

– Пороюсь в старых газетах, может, найду что-нибудь полезное и относящееся к здешнему разгулу проклятых призраков, – Сэм прячет в карман куртки блокнот с пометками по тем данным, что у них имеются, и осушает стакан с безнадежно остывшим кофе.

– Ты в обмороки сваливаешься, где вздумается, и хочешь обзорную экскурсию себе устроить?! – возмущенно начинает Дин, плохо скрывая беспокойство за мелкого и тот самый страх, что овладевал им задолго до появления Лилит.

– Это было всего один раз, – предупреждает продолжение тирады Сэм. – И если ты забыл, у нас до сих пор сплошные белые пятна в этом деле, которые сами собой не исчезнут. Кто-то должен за это взяться.

– Сиди в номере, я сам поглотаю пыль, – Дин заходит в ванную комнату, кладет зубную щетку на раковину и возвращается к брату.

– А кто займется Стюартом? – напоминает Сэм.
– Проще простого, – заверяет Дин. – Одна нога – там, другая – здесь.

– Дин, мы снова возвращаемся к тому, почему я ушел от отца, почему… – Сэм осекается, поняв, что собирается сказать, но брат заканчивает за него.

– Почему предпочел мне демона? – взгляд Дина становится непроницаемым. В комнате повисает напряжение, словно бы все эмоции охотника натянулись до предела и эти струны издают вибрацию, перерастающую в высокочастотный звон, разбивающий тишину вдребезги и заставляющий сотрясаться стены. Воздух вокруг них уплотняется и становится будто пластмассовым – вдохи даются с трудом, грудь точно бы стягивают тугие кольца.

– Дин, не сейчас…
После непродолжительного молчания старший Винчестер эхом повторяет только что произнесенные слова брата:
– Не сейчас… Ты прав… Займусь Стюартом. Вечером пересечемся здесь, – он больше не говорит ни слова и просто выходит вон.

Сэм стоит с минуту, не двигаясь, – вслушивается в звенящую, точно камертон тишину. У него в голове проигрываются картинки – сцены из прошлого: Ильчестер, Су-Фолс и еще десятки других городов, обозначенных непростыми разговорами, которые, как ему казалось, не оставили между ними недопонимания, которые вернули доверие в их отношения. Младший Винчестер встряхивает головой, прогоняя жужжащий улей мыслей, и направляется к дверям – в конце концов, дело самой собой не прояснится.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Понедельник, 10.11.2014, 20:11 | Сообщение # 22
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
Поелозив на стуле, Сэм устраивается поудобнее и берет одну из подшивок газет за 1893 год, решив, что современники тех происшествий расскажут о происходившем в городе подробнее и правдоподобнее интернета. Он пролистывает пожелтевшие от времени страницы, на которых будто по прихоти фокусника оживает история: установка телеграфа, открытие первой в городе школы и символическое перерезание красной ленты, новые прииски и строительство шахт, новые рабочие места, зажегшиеся на творческом небосводе звезды, подающие большие надежды, – сотни и сотни событий, прошедших золотой нитью судьбы через тысячи жизней, сплетенных тонким узором между собой. Причины и следствия, ведущие по извилистой тропе к тому, что для них было уготовано задолго до их рождения. Черно-белые фотографии с сюжетами множества историй и кажется, фигуры на них сами выступают рассказчиками: золотодобытчики, ведомые энтузиазмом и мечтой обрести здесь новую жизнь, первые семьи, потянувшиеся в недавно построенный город, праздники, проводимые на пыльных улочках и городской площади – тысячи лиц, объединивших не только надежды, но и разочарования, счастье и горести, любовь и ненависть. Все это запечатлено на бумаге, как на неизменном свидетеле и глашатае тех событий, что остались навеки в прошлом, похожем на заброшенные на чердаке коробки с пыльными бобинами, хранящими бесчисленное множество метров кинопленки.
На стол возле охотника с мягким стуком опускается тяжелый картонный ящик, дыхнув толстым слоем, канувших в Лету дней.
– Это все, что сохранилось, – переведя дух, говорит тучный мужчина лет сорока, махнув на находку. – Газеты, журналы, листовки «Разыскивается», фотографии и даже, видеозаписи. Если пожелаете ознакомиться с ними, у нас есть кинопроектор тех лет, который вполне еще себе живой.

– Спасибо, Мартин, – благодарно улыбается Сэм и терпеливо ждет, когда останется один, но мужчина, во всей видимости, никуда не торопится. Мартин еще раз с гордостью окидывает взглядом подборку по городу-призраку и сообщает:

– Я ведь тоже когда-то писал дипломную работу по Боди. Занятное было времечко, – мечтательно говорит он, сцепив пальцы в замок на круглом животе, обтянутом свитером с глухим воротом. – В то время нам приходилось штудировать каждую бумажку, а сейчас, практически все документы сканируют и сохраняют в электронном виде. Все для удобства студентов. К слову о студентах, как-то вы поздновато схватились за проект, батенька, – Мартин взирает на Винчестера так, словно в этом замечании есть какая-то подкладка – подвох, способный уличить в обмане.

– Пришлось брать академический, – Сэм придает лицу наиубедительнейшее выражение и честно оправдывается: – Несколько раз. Семейные обстоятельства.

– Семья – это святое, – понимающе кивает Мартин и уже собирается уйти, когда охотник его останавливает:
– Мартин, вы упомянули, что писали работу по Боди, – мужчина кивает. – А при исследовании вы не встречали где-нибудь упоминания о курительной трубке с выгравированным львом?

– Дайте-ка подумать, – Мартин морщит лоб, силясь вспомнить все детали, на которые так или иначе обращал внимание при подборе информации, шарит в коробке: перебирает газеты, журналы, письма и плакаты, пока, наконец, не останавливается на одной вырезке. Он придвигает ее практически к самым глазам, щурится и кладет перед Сэмом. – Джейсон Роджер Клинт – служил в 14-ом корпусе Кодвалладера Уошбёрна Теннессийской армии под руководством генерала Улисса Гранта. В его письмах домой, – Мартин выуживает со дна коробки стопку конвертов, перетянутых голубой атласной лентой, – он рассказывает, что во время одного из боев помог солдату-южанину. Буквально выходил того после ранения. В знак благодарности, спасенный им солдат, отдал эту трубку, как самое ценное, что у него имелось на тот момент. Джейсон принял этот дар и хранил, как напоминание о войне, а незадолго до гибели передал военному другу Билли Макнамара. Последний из потомков Билли скончался от неизвестной болезни, когда Боди практически опустел. А следом за ним тяжелая хворь скосила и оставшихся четырех жителей, которые упрямо не желали покидать свои дома.

– Френсиса Кирча, Эрика Бёрна, Закарию Гросса и Сида Краша? – уточняет Сэм.
– Пришли подготовленным к урокам, батенька? – одобряет Мартин. – Похвально, похвально.
– Почитал кое-что на досуге, – кратко отзывается Сэм.
– Про Боди пишут все, у кого мало-мальски развитая фантазия. Может, из-за всех этих домыслов за городом и закрепилась слава проклятого города, как знать.

– Возможно, – бормочет Сэм. Его одолевают сомнения, что поиски ведут в верном направлении, но он не может понять их причин. – А где-нибудь упоминаются точные даты их смерти?

– А как же, батенька! Момент, – Мартин исчезает между стеллажей с книгами и через некоторое время возвращается с еще одной коробкой. Мужчина шуршит бумагой и вытаскивает из своей персональной машины времени газету, датированную 29 августа 1942 года. На нижней полосе размещено несколько некрологов. Мартин тычет указательным пальцем в пять из них: – Вот они все здесь – друг под дружкой. Ушли в мир иной за каких-то полторы недели.

– Никто не пытался выяснить, чем именно они заболели? – Сэм не уверен, что это имеет хоть какое-то значение для их с Дином дела, но ответ ему чудится важным.

– Пневмония, оспа, эпидемия какого-нибудь штампа гриппа – кто сейчас разберет. Тогда решили, что виною всему нашествие крыс и переносимая ими чума, поэтому город оцепили, произвели зачистку от грызунов, тела мужчин сожгли. Все, что передали их друзьям и родным, – горсть пепла в стеклянной банке. А так как случаев заболевания не повторилось, то и шумихи вокруг этих событий не поднимали. Вот такая история Боди, начавшаяся смертью и ею же закончившаяся.

– Скажите, Мартин, может, у вас есть какие-нибудь записи, относящиеся к этому периоду: дневники, письма, записи полицейских или шерифа – хоть что-нибудь?

– Единственное, что сохранилось – это записи врача, Тедди Сваровски, осматривавшего Джубили Макнамара, – порывшись в документах, Мартин достает толстый конверт и вручает его Винчестеру: – Я сам не читал – не было нужды, но уверен, другими также занимался он. И мой вам совет, – Сэм смотрит на мужчину выжидающе и Мартин говорит: – Вам нужно твердо решить, что конкретно вы ищете, а, найдя, быть твердо убежденным, что это то, что вы искали, иначе ваши поиски вернут вас туда, откуда вы начали свой путь.

Сэм хмурит брови, открывает рот, чтобы попросить мужчину повторить или пояснить, но Мартин опережает его:
– Ваш дипломный проект – сдается мне, батенька, вы еще не до конца определились с его темой, а значит, и содержанием. Как вы собираетесь писать, не имея представления, какую мысль хотите донести до экзаменационной комиссии? – после этих слов он разворачивается на пятках с грацией балерины и возвращается в свой кабинет – в уютное кресло рядом со столиком на резных ножках, на котором его дожидаются кружка еще горячего шоколада и теплая сдоба.

Сэм провожает мужчину взглядом, пока тот не утопает под пледом и вооружается зачитанной книгой. Винчестер раздумывает над его последними словами, но, не отыскав в них скрытого смысла, усаживается на стул – вытаскивает из конверта затрепанные листы бумаги, проглядывает записи, сделанные размашистым почерком и задерживается на одном из них: внимательно рассматривает зарисованные чернилами следы когтей, сделанные рядом с результатами медицинского осмотра одного из пациентов. Сэм озадаченно хмыкает, вертя в руках лист, изучает наброски. Ему не дает покоя мысль, что эти следы могут принадлежать тому же созданию, которое резвилось в Боди несколькими десятилетиями раньше.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Вторник, 18.11.2014, 03:36 | Сообщение # 23
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
Предупреждение: Дин - резкий не-канон

Дин проходит к барной стойке, попутно изучая посетителей, – высматривая Стюарта, – но безуспешно. Охотник опускается на круглый стул, обитый красной кожей, и обращается к бармену – показывает ему фотографию риэлтера, «одолженную» из его офиса:
– Знаете этого человека?

Бармен – крепкий, широкоплечий мужчина, весь вид которого буквально кричит, что он заядлый мотоциклист и не признает другого вида транспорта – басисто усмехается в густые усы и любопытствует:
– Трахает твою жену или кинул на бабки? – он закидывает белоснежное полотенце себе на плечо и подносит к глазам стакан – оценивает результаты своих трудов – после чего ставит его перед охотником и наполняет виски. – За счет заведения. Лучший скотч во всей Калифорнии, – и повторяет вопрос, сгорает от желания узнать, насколько был прав: – Так что – женщина или деньги?

После секундного колебания Дин выбирает второе:
– Деньги.

– Добро пожаловать в клуб, – снова усмехается бармен и кивает на тщедушного мужчину в щеголеватом костюме, сидящего в дальнем углу бара: – Решил заиметь совместный бизнес с этим пройдохой, а Стью возьми, да и просади все бабло на скачках. Лёгок на помине, – мужчина взглядом указывает за спину охотника. Винчестер разворачивается – Стюарт проходит мимо несостоявшегося компаньона, старательно пряча лицо, и направляется к свободному столику в приватной зоне. Дин отглатывает виски и шагает к нему. Всего в паре метров от мужчины охотник сталкивается с одним из посетителей и понимает, что нужный ему человек узрел пушку, заткнутую за пояс джинсов, и рванул, сломя голову, вон из паба.

Дин чертыхается и бежит следом за Стюартом. Когда он настигает беглеца, тот начинает вопить во всё горло, что его убивают, и охотнику не остается ничего другого, кроме как оглушить крикуна и, чертыхаясь сквозь зубы, выискивать взглядом свою машину.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Вторник, 18.11.2014, 03:44 | Сообщение # 24
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
– Дин, старик, похищение?! – яростно шепчет Сэм. Его ноздри раздуваются, подобно кузнечным мехам. Он, почти не мигая, смотрит на брата – сверлит того насквозь и изнывает в нетерпении: жаждет объяснений и желательно сей же час.

– А что мне оставалось??? – как ни в чем не бывало пожимает плечами Дин. – Он кинулся вопить во все горло, звать на помощь, вот я и… – он красноречиво разводит руками и поворачивается в сторону связанного мужчины с кляпом во рту, сидящего на стуле. Стюарт мычит в ответ нечто грозное, означающее требование об освобождении. – Не горячись так, – старший Винчестер по-дружески хлопает мужчину по плечу, так что несчастный отшатнулся бы, если б не препятствие в виде спинки стула и, собственно, пут. – Мы тебя ненадолго тут… задержим. Только кое-что разузнаем.

– Дин, – требовательно выдает Сэм – у младшего вид строгого папаши, собирающегося учинить разбор полетов нашкодившему сыну и немедля.

– Мы на минуточку, – добродушно заверяет пленника Дин.

Стюарт мычит что-то похожее на «хоть на две, но сперва развяжите!».

– Славный малый! – хвалит Дин и подходит к брату. – Что?

– Ты понимаешь, что после этого нас могут объявить в федеральный розыск?! – Сэм то ли злится на старшего за эту выходку, то ли на то, что тот затащил его в Вудленд, то ли на то, что они бездействуют и не предпринимают ничего, чтобы остановить Люцифера и надвигающийся, точно огромный метеорит, Апокалипсис.

– Нам не привыкать, – безмятежно отзывается старший Винчестер.
– Дин! – скрежещет зубами Сэм.

– Расслабься, – успокаивает он. – Потолкуем с плохим Санта Клаусом и тут же отпустим, – охотник хлопает брата по плечу, что означает «консилиум окончен» и возвращается к Стюарту. – Стюарт, я бы рад пожать руку, чтобы закрепить знакомство, но… – он выразительно косится на веревки, опоясывающие мужчину, и пожимает плечами – мол, я тут совершенно не при делах. – Сам понимаешь, времени в обрез, поэтому перейдем сразу к сути, – Винчестер вынимает из кармана носовой платок с завернутым в него ловцом снов и демонстрирует пленнику: – Ощущения дежавю не возникает? – Стюарт исступленно мотает головой и мычит нечто похожее на «таких маньяков, как вы нужно изолировать от общества!» – Хорошо, – лыбится во все тридцать два зуба Дин. – Может тебе, о чем-нибудь говорят имена Микки Монтана, Леон Бушер и Лоуренс Финиган? Не появляется смутного ощущения, что где-то их уже слышал?

Стюарт сводит брови к переносице, его взгляд выражает искреннее недоумение и желание изрыгнуть туеву кучу вопросов. В следующую секунду он активно кивает, так что иссиня-черные кудри пружинят на голове, отплясывая лишь им ведомый танец – словно племя аборигенов проводит ритуальные пляски у жертвенного костра, вздымающегося в бескрайнюю глубину чернильного неба.

– Дин, – Сэм выразительно косится на кляп во рту мужчины и старший Винчестер с видом «сам-догадался-Эйнштейн!» развязывает узел и с извиняющимся видом прячет платок в задний карман джинсов.

– Я и Леон вместе учились, Микки – мой стоматолог, а про Финигана – первый раз слышу, – выпаливает на одном дыхании Стюарт. – Честно!

– Допустим, – Дин скрещивает руки на груди и сурово смотрит на пленника. – Точно не знаком с Финиганом? Может, все же где-нибудь пересекались – в баре, на улице? – уточняет Дин. Стю в ответ кивает «точнее некуда» и мотает головой «нет, не встречались». – Хорошо. С этим разобрались, – Дин переглядывается с братом и пожимает плечами, мол, кто же знал, что так получится. – Ты подарил Леон и Микки небольшие… сувениры на память, – охотник демонстрирует Стюарту курительную трубку и ловца снов, дожидается утвердительного, но по-прежнему непонимающего «Да…» и продолжает: – Ты привез их из Боди? - еще одно озадаченное «да». – Можешь нам точно сказать, где конкретно ты их взял?

– Возле Боди есть сувенирный магазинчик – знаете, такие, где разные безделушки на память продаются?..

– И ты там их прикупил? – в тоне голоса Сэма проскальзывает сомнение.

– Так все делают – покупают что-нибудь, чтобы помнить, разве нет? – Стюарт переводит взгляд с одного Винчестера на другого, как бы испрашивая подтверждения своим словам.

– На выезде из Боди? – после утвердительного «Ну, да», Дин подходит к столу – роется в многочисленных бумагах: вырезках, заметках, книгах, газетах и дорожных картах – пока не находит рекламную брошюру. Охотник разворачивает ее и показывает Стюарту: – «Лавка ужасов»? – Мужчина расцветает в одном коротком «Да!», вмещающим огромное облегчение от мысли, что теперь-то его отпустят... должны отпустить… наверное… – Чудненько, – резюмирует Дин, приближаясь к сжавшемуся в комок мужчине. – А почему улепетывать-то принялся, Стю, дружок? – старшему Винчестеру хочется удовлетворить собственное любопытство и он не спешит подарить пленнику долгожданную свободу.

Стюарт мнется и честно сознается:
– Мне жутко не везло в последнее время: скачки, карты – проигрался в пух и прах, задолжал одному ростовщику и тот дал срок погасить долги до пятницы. Увидел пушку, – мужчина косится туда, где блестел рукоятью Smith & Wesson и поясняет: – Решил, что это он подослал своего головореза, чтобы забрать в уплату долга почку, печень или… – Стюарт замолкает на секунду, точно опасаясь, что все его самые жуткие кошмары прямо сейчас обратятся в реальность, и выдыхает: – Сердце... А когда услышал, что меня преследуют… Да у вас же на лице написано, что вы сперва – стреляете, а уж после – спрашиваете!..

– Неувязочка вышла, – неловко ухмыляется Дин.

– Парни, а вы вообще кто? – отваживается задать, зудящий на языке, вопрос Стюарт.
– ФБР, – приводит самый весомый довод старший Винчестер. Он освобождает Стюарта от веревок и заверяет: – Наше руководство непременно свяжется с тобой, если у нас появятся вопросы.

Озарившая было лицо Стюарта надежда мигом угасает. Он неуверенно поднимается на трясущиеся ноги, выжидает минутную паузу и просит показать документы – желает удостовериться в правдивости слов Винчестеров.

Дин охотно показывает значок агента ФБР. Стюарт берет корочку и подносит ее к глазам – щурится – и возвращает документ Винчестеру.

Дин, взяв со стола фляжку, протягивает ее риэлтеру:
– Виски?

Инстинкт самосохранения Стюарта во все горло вопит, срывая голос, что нужно отказаться – бежать, сломя голову и звонить в полицию, но выражение лица охотника заставляет его подавить сей спасительный порыв и, согласно кивнув, принять из рук Винчестера символическое предложения мира. Не сводя глаз с братьев, мужчина отглатывает и возвращает фляжку Дину:
– Теперь я могу идти? – робко выдавливает из себя он.

– Конечно, – дружелюбно улыбается Дин и протягивает руку.
Стюарт отвечает на рукопожатие и только сейчас видит небольшой порез на запястье. Он намеревается задать резонный вопрос, но охотник опережает его и невинно поясняет:
– Не очень удачно упал – с кем не бывает.

– А вы – точно агенты? – молодой мужчина с сомнением косится на одного брата, потом на другого. – Странные у вас методы работы, парни, – делится он, окончательно придя в себя после шока. – Уверены, что посещали правильные лекции в Квантико?

Дин по-дружески хлопает риэлтера по плечу и неназойливо выпроваживает из номера – помогает найти выход.
– Не уезжайте из города, пожалуйста, пока не закончится расследование, Стюарт, – говорит старший Винчестер напоследок.

Когда дверь за Стюартом закрывается, Сэм набрасывается на брата:
– Не уезжайте из города?! Это все, что ты можешь сказать парню, которого похитил?!

– Твой скептицизм не позволяет проникнуть сюда позитивной энергетике, Скалли, – отмахивается от нужды объясняться с мелким Дин, стараясь не выдать облегчения от того, что не самая «гениальная» импровизация обошлась без особо тяжких последствий. Ухмыльнувшись, он осведомляется: – Как твои библиотекарши?

– Пошел ты… – беззлобно огрызается Сэм, в очередной раз задавшись вопросом, в чем секрет того, что на старшего просто невозможно долго злиться.

– Все настолько хорошо или настолько плохо, а, чувак? – не унимается Дин.

– Перелопатил всю периодику за 1893 год и теперь нам известно, где нашли тела жителей Боди, – Сэм кивает на карту, висящую сбоку от карты современной Калифорнии, утыканную красными флажками.

– Всего шесть, – говорит Дин то, что им и так было известно. Он поворачивается к брату и спрашивает: – Это точные места гибели?

– Настолько, насколько это вообще возможно: прошло почти полтора столетия и все, на что можно опереться – статьи в местной прессе, – подтверждает Сэм. – Системы в расположении мест, где они погибли, не прослеживается.

– Что-нибудь еще?
– Если сравнивать то, что происходит сейчас с теми случаями, что-то мне подсказывает, что лишь трое из них погибли по сверхъестественным причинам.

– Жертвы хищников, – утверждает Дин.

– К гадалке ходить не нужно, – соглашается Сэм. – Другие трое – человеческий фактор из серии «Нечисть – понять можно, люди – чокнутые».

– И сейчас этот дружный призрачный бойз-бенд кромсает людей налево и направо. Не помешало бы выяснить, что с их телами.

Сэм протягивает брату лист бумаги:
– Кладбище Боди. Вся честная компания похоронена на нем.

– Чудненько. Значит, проведем небольшой междусобойчик в Боди.

– Есть еще кое-что, – Сэм выдерживает паузу и продолжает: – Последние жители Боди, которых скосила неизвестная болезнь в 1942 году. Я проштудировал медицинские записи и обнаружил вот что, – он протягивает брату копию рисунка привлекшего его внимание.

– И что же здесь странного? – непонимающе вскидывает бровями Дин. – Это могут быть раны, полученные во время охоты – скажем, попал под горячую лапу гризли или еще кому из хищников.

– Возможно, – неуверенно отзывается Сэм. – Но что, если это как-то связано с тем, что произошло в 1893 году и с тем, что творится сейчас?

– Есть желание еще поглотать пыль, отговаривать не стану. Но не забывай и про наше главное правило – решаем проблемы по мере их поступления, а мы еще со здешней сиестой у нечисти не разобрались.

– И что ты предлагаешь предпринять?

– Подстрахуемся и еще раз прощупаем нашего дружочка Стю на предмет предпочтений в еде.

– Можно проштудировать периодику, пропустить его через федеральную базу – если Стюарт тот, кто нам нужен, где-то он должен был засветиться.

– Этим уже занимаются, – отвечает Дин. – Детектив Баллард вызвалась подсобить с делом. А мы тем временем наведаемся в Боди – присмотримся к тому магазину.




...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Вторник, 18.11.2014, 03:49 | Сообщение # 25
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
Глава 5, в которой Алиса обращается за советом к синей гусенице

Сэм пробуждается медленно – так, будто пытается выползти из трясины, которая засасывает его обратно, не позволяет освободиться из своих цепких объятий. Он открывает глаза, разминает затекшее тело и непроизвольно вздрагивает от знакомого голоса.

– Я давно здесь не была… Кажется, целую вечность…

Винчестер следит за направлением ее взгляда и только сейчас понимает, что Шевроле стоит не у шоссе, а напротив дома в Пало Альто, где он жил с Джессикой когда-то давно – наверное, в другой жизни. В окошке их квартирки горит свет и Сэм видит самого себя, спорящего с девушкой. Он не знает причин этой ссоры и порывается узнать о них у Джесс, но она предупреждает возможный вопрос.

– Ты снова уходишь, – говорит девушка и в ее голосе такая невыносимая тоска, что Винчестеру становится нестерпимо тяжело дышать. – Что-то случилось с Дином и твоим отцом и ты… – она замолкает на полуслове и поворачивается к Винчестеру: – Чтобы я не делала, как бы сильно не старалась, ты всегда выбираешь их, Сэм… – Джессика не осуждает и не обвиняет его – она просто констатирует неоспоримый факт. – Я не могу этого изменить. А ты можешь? – девушка не ждет ответа на свой вопрос. Она исчезает также внезапно, как и появилась. Окружающая Винчестера обстановка меняется мгновенно и теперь он стоит, вытянув руку – педантично исполняет советы Руби, убивает демона силой мысли. Сэм не знает, происходило это с ним уже или нет, но он испытывает такую уверенность, какой у него не было уже очень и очень давно. Винчестер заканчивает урок и подходит к зеркалу, в котором отражается кто-то чужой с глазами, подернувшимися черной поволокой…

<><><>


Распахнувшаяся дверь машины впускает в салон морозный январский воздух и Дина. Сэм оглядывается вокруг только для того, чтобы удостовериться, что они не в Пало Альто, и, что это не продолжение сна. Он придает лицу беззаботное выражение и не выдает ни едином мускулом того роя мыслей, что жужжит в голове.

– Держи, – Дин протягивает брату бумажный пакет с припозднившимся ужином и устраивается на пассажирском сидении. – И не смей воротить нос, дружок, – предостерегает он и Сэм, выудив двойной гамбургер, понимает, почему. – Протеины, старик, чтобы быть в форме и не сваливаться в обморок всюду, где приспичит.

Количество майонеза, которым сдобрена «полезная еда», вызывает у Сэма непроизвольный рвотный рефлекс, но он сдерживает его и выдавливает из себя улыбку. Младший Винчестер осторожно вгрызается в гамбургер и приходит к выводу, что, пожалуй, он и впрямь вполне съедобен. Сэм краем глаза наблюдает, с каким аппетитом брат уминает ужин и ловит себя на мысли, что быть может, Сингер был прав и Дину, действительно, всего-навсего требовалось время, чтобы прийти в себя после Карфагена.

– Так что ты обо всем этом думаешь, Сэм? – Дин осушает стакан кофе и складирует тару на заднем сиденье.

– Призраки, проклятия, хищники – все это как-то странно, – отзывается Сэм. – Та история более чем столетней давности, вся эта ерунда, которая творится сейчас – казалось бы, все ясно, как день, но что-то во всем этом не сходится.

– Или все на самом деле так просто, как кажется на первый взгляд, – пожимает плечами Дин. – Футбольная команда обозленных Касперов и ничего более: ни проклятия, ни хищника – только привиденчики, привязанные к своим вещам.

– Или нечто вроде связующего заклинания. Черная магия способна на подобные фокусы – используешь какую-нибудь вещь умершего человека, призываешь его и вынуждаешь выполнить свой приказ, после чего духу возвращается свобода.

– Как марионетки, – хмыкает Дин. – Тогда нам нужен бородатый кукловод и владелец театра. Некто, кто, так или иначе, встречался с каждой из жертв.

– Кто-то вроде Стюарта?

– Чуйка мне подсказывает, что без него здесь точно не обошлось. И у нас по-прежнему вопрос дня – к чему все эти фокусы с сувенирами?

Звонок мобилы прерывает едва начавшийся разговор. Дин бросает короткий взгляд на дисплей, прежде чем ответить.

Бобби краток – он спрашивает, как продвигается их расследование. Дин прямо видит, как тот слушает вполуха, глотая дешевый вискарь, и, равнодушно пялясь в одну точку – туда, где всего несколько дней назад в полном составе стояла Лига Справедливости, от которой остались лишь они: обломки кораблекрушения, все еще наивно льстящие себе надеждой прибиться к берегу.
Сингер бесцветно говорит о том, что в Остине произошел странный случай, который, кажется, вписывается в их с братом дело, и им следует проверить здешнюю жертву. Бобби предупреждает, что отправил им голубиной почтой посылку от Лоуренса Финигана и диктует адрес, где будет ждать пернатый почтальон, после чего просто нажимает «отбой» и не дает ни шанса на встречные вопросы, чтобы никто из парней не успел забраться к нему под кожу.

– Кровавая жатва продолжается, – сумрачно констатирует Дин.

– Новая жертва?

– Восточнее – в Остине. Офицер полиции, погибла в перестрелке, но вот ведь, не задача – пуль не обнаружили ни на месте происшествия, ни на теле погибшей. Такое ощущение, будто их не было вовсе.

– Похоже на проклятие Боди. Что будем делать?

– Тоже, что и всегда, – отзывается Дин. Он не сводит глаз с брата и спрашивает: – Ты вообще как?

– Все в порядке, честно, – заверяет Сэм. – И ты, и я знаем, что нужно делать так, как лучше для работы, а это означает лишь то, что у нас на повестке сразу две проблемы. Так что? – Дин молчит – он борется с самим собой и не может решить, как поступить правильно. Сэм, будто кожей чувствует сомнения брата и то, к чему он склоняется на самом деле. – Дин, ты всегда принимал верные решения и я доверял и по-прежнему доверяю тебе. Но мне необходимо от тебя то же самое… Мне просто это нужно, понимаешь?

– Понимаю, – Дин улыбается уголком рта и предлагает: – Разделимся? Ты – везунчик и тебе достается Боди: прошвырнись по магазину, присмотрись к городу – поглазей на достопримечательности, народ поспрашивай: не мне тебя учить. А я проверю наводку Бобби: разузнаю, что там, да как – успею в Боди, аккурат к церемонии подсвечивания фонариком.

Сэм не спорит – он согласно кивает и напутствует:
– Будь там осторожнее.
– Да я – сама осторожность! – ухмыляется Дин. - Сделаем крюк до мотеля – заберу кое-что из вещей.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Вторник, 18.11.2014, 03:51 | Сообщение # 26
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
Собрав сумку, старший Винчестер выходит из номера и, оглядевшись вокруг, направляется к переулку, притаившемуся между двумя домами, потрепанными временем и непогодой, – тому самому, который Сингер обозначил, как пункт назначения для передачи посылки. Дин ежится, до самого подбородка застегивает куртку и поднимает воротник – ждет появления крылатого, поглядывая на наручные часы, но безрезультатно.

– Кас, ну же, чувак, – Дин с надеждой вглядывается в утонувшую в сумраке улицу, но крылатый не спешит отвечать на молитвы охотника. – Давай же, тащи сюда свою пернатую задницу, - Винчестер поворачивается вокруг собственной оси, натыкаясь лишь на безмолвные стены, скрывшие его от любопытных взоров в проулке. – Твою дивизию, - цедит он сквозь зубы и вздрагивает от ветра, взметнувшего вверх мусор, и, как всегда, невозмутимого голоса друга за спиной:
– Ты звал меня, Дин?

– Как же я рад тебя видеть, Кас, – Винчестер обнимает ангела – похлопывает его по спине и, отстранившись, спрашивает: - Где ты пропадал, старик? Я тебя уже битых сорок минут жду.

Кас собирается что-то ответить, но охотник предупреждает возможный веский аргумент:
– Только вот не надо заводить заезженную пластинку про «дела здесь судьбоноснее творятся», ладушки?

– Лгать я не могу, - отзывается Кастиель. – Прослушивал переговоры войска ангельского я – сообщений ждал о Михаиле и Всадниках, чьи явления предвестниками Апокалипсиса станут.

– Ты в курсе, что в Риме тех, кто приносил дурные вести, казнили? – как бы между прочим, вопрошает Дин.

– Времена те безвозвратно канули в века прошедшие, - поучает Кас, – равно как и те традиции, что чтили предки ваши.

– Ладно, прекращай умницу Уилла Хантинга73 из себя строить, – останавливает ангела Дин. – У меня здесь, между прочим, дела не менее судьбоносные творятся, и я бы не отказался от услуг твоего такси «небесный пропеллер в заднице».

На лице ангела неоновой вывеской сияет искреннее непонимание и Дин отмахивается:
– Забудь.

– Бобби Сингер вручить просил тебе дар этот, – Кас протягивает ему сверток и обходит Винчестера вокруг, вслушиваясь в городские звуки – сирены, шум двигателей, тысячи голосов, сливающихся в один, воду, стекающую по водостокам.

– Маловат для Троянского коня, – усмехается Дин, пряча посылку в боковой карман сумки.

– Троянского коня не мог ты видеть и потому не ведаешь, насколько дар тот был велик, – изрекает Кас.

– Мы, конечно, здесь может всю ночь играть в «Самый головастый умник из Небесной Канцелярии», но мне на самом деле нужна твоя помощь, Кас. Погибают люди и мне не пом… – Дин осекается на полуслове, потому что выражение лица Кастиэля кричит громче любых слов, что крылатый поймал ангельское радио и новости, которые по нему крутят, нельзя назвать благими. Не проходит и десяти секунд, как ангел растворяется в воздухе также, как и появился, оставив охотника наедине с самим собой.

Дин чертыхается сквозь зубы, выходит из проулка – осматривается и цепляется взглядом за черный Челленджер 1972 года выпуска74, припаркованный напротив автомастерской. Винчестер бегом преодолевает расстояние до машины и уже собирается применить свои навыки по взлому замков на практике, когда позади него раздается резкий звук клаксона и радостный голос окликает охотника:
– Агент Плант!.. Агент Плант!..

Дин разворачивается и натыкается на сияющие лица Дездемоны и Ипполиты, которые поспешно опускают стекло на дверце своего автомобиля, чтобы не потерять возможность поболтать с красавчиком-агентом.

– Такой неожиданный и приятный сюрприз! – улыбка Дездемоны становится еще лучезарнее.
– Самый приятный за этот вечер, – подтверждает Ипполита.

Винчестер неловко улыбается – свезло, так свезло, – и надеется, что у «Общества блесток и перьев» есть неотложные дела, но его надежда утекает, как вода сквозь пальцы, потому что дуэт из «Горячих штучек» не торопится уезжать.

– Нас свела судьба, – Ипполита откровенно заигрывает, проведя пальцами по шее вниз к ложбинке между грудей, перегибается через подругу и прикусывает нижнюю губу. – А я, как чувствовала, что нам с Дези нужно свернуть на это шоссе! И не ошиблась. Мы ведь как раз разговаривали о том, как было бы здорово снова вас увидеть.

– Да, агент, это знак свыше, – подтверждает Дездемона и интересуется: – Кстати, а где ваш милашка-напарник? Эти его ямочки мне ни минуты покоя не дают!

– Подождите, не говорите, – Ипполита закрывает глаза, прикладывает ладошку ко лбу и говорит: – Он на секретном и очень опасном задании.

– В самую точку, – честно врет Дин, подумав, что предположение недалеко от истины.

– Ой! У меня аж мурашки побежали! – Ипполита приподнимает рукав плаща, чтобы продемонстрировать следы активности этих самых мурашек. – Я же говорила, что у меня развито шестое чувство!

– Агент, что мы все о работе, да о работе. Может, вас подвезти нужно? Так мы с удовольствием – только скажите.

– Дези, ты читаешь мои мысли! Садитесь, агент. И не переживайте: она очень аккуратна, особенно когда повезет такого ценного пассажира.

Дин всерьез раздумывает над их словами – убеждает самого себя, что вреда от этой поездки уж точно не будет.

– Куда вы, агент, туда и мы, – говорит Ипполита, чтобы разрешить все сомнения мужчины. – Не отказывайте нам в общении с вами. Скучать вам не придется – обещаем.

– Да, агент: вы не пожалеете! – поддерживает подругу Дездемона. – Довезем вас в целости и сохранности.

Дин колеблется еще с минуту и, наконец, принимает решение, помянув недобрым словом Троянского коня. Он занимает пассажирское сидение и озвучивает пункт назначения.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Вторник, 18.11.2014, 03:54 | Сообщение # 27
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
– …Нет, Дин… Я не поеду с тобой… Я просто не могу… – Сэм не отводит глаз и выдерживает тяжелый непроницаемый взгляд брата.
– И что дальше? Стэнфорд? Станешь юристом, заведешь детишек мал-мала меньше и думать забудешь об отце? – Дин не осуждает, но тон его голоса бьет наотмашь по нервам.
– Если бы отец хотел, он бы позвонил или приехал, – Сэм не знает, что это: злость, детская обида или что-то еще, но он до сих пор обвиняет Джона за то, как они расстались, за то, что было ими друг другу сказано в порыве гнева.
– Он приезжал… Вместе со мной… – говорит Дин. Он откровенен и ему нет нужды покрывать отца…

…Картинка меняется внезапно и вот уже Сэм сидит неподвижно, пытаясь сосредоточиться на исковом заявлении, но у него это получается из рук вон плохо. Его не покидают мысли о последнем разговоре с Дином и о том, как легко он сам отказался помочь брату найти отца. Эта назойливая чехарда подбрасывает ему с десяток возможных вариантов того, что сейчас творится с его семьей. Сэм в сотый или сто первый раз порывается позвонить Дину и, наконец, решается набрать номер брата. В трубке после гудков включается голосовая почта:
«Вы позвонили Дину Винчестеру. Я не могу ответить на ваш звонок, но если это что-то срочное, то вам нужно набрать Бобби Сингера…» Сэм берет карандаш и блокнот, записывает номер телефона и звонит по нему.
После краткого «Да» Винчестер говорит:
– Бобби?.. Привет. Это я – Сэм. Сэм Винчестер. Я звонил Дину, но он…

...Сингер перестает дышать. Старый охотник оседает на стул и не знает, какие слова будут правильными. Все, что он может сказать: «Мне жаль, Сэм, но Дина больше нет…»
Эти слова выбивают почву из-под ног. Они змеями копошатся в желудке и Сэм больше ничего не слышит. Он оставляет мобильник на письменном столе, заваленном документами и книгами, и пулей вылетает из дома, даже не попрощавшись с Джессикой…

– …Сэм, если ты сейчас уйдешь, то больше не сможешь вернуться, – глаза Джесс подернуты грустью. Она будто знает об этих снах Винчестера, но ни единым словом себя не выдает.
– Я вернусь. Обещаю, – он нежно касается ее губ. – Но мне нужно это сделать. Я должен что-то сделать, чтобы… – Сэм не произносит этого вслух – Джессику втягивать во все это не зачем. Винчестер закидывает сумку себе на плечо и уходит, заглушая безнадежное «Ты не вернешься, Сэм…»

<><><>


«…В воскресенье так приятно подольше поваляться в постели, но неужто вам хочется пропустить такой замечательный день?!» – зычный голос ди-джея вырывает его из сна так резко, что Сэм чуть не задевает головой крышу машины, подскакивая на сидении. Винчестер силится припомнить, включал ли радио, но не может точно ответить на этот вопрос. Охотник бросает короткий взгляд на часы – если он хочет к полудню быть в Боди, самое время выдвигаться в путь.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Вторник, 18.11.2014, 03:57 | Сообщение # 28
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
Мужчину, который ему нужен, Дин находит сразу. Высокий, со взъерошенными смолянисто-черными волосами, похожий на всклокоченного после хорошей драки воробья, и с трехдневной щетиной. Одет несколько небрежно – потертые джинсы, будто, нарочито мятая рубашка, рукава закатаны по локоть, узел галстука ослаблен. Из кармана рубашки выглядывают колпачки двух ручек – одна про запас. Он обсуждает что-то с другими офицерами, время от времени хмурясь, и подносит сигарету «Мальборо» к губам, порываясь закурить, но всякий раз, точно передумав, возвращает ее в еще полную, но уже изрядно потрепанную, пачку. Дин насчитывает не меньше двух попыток за минуту-полторы, пока пересекает оживленное, подобно метро в час-пик, фойе. Заметив его, мужчина становится еще более угрюмым и, хлопнув по плечу одного из товарищей, направляется навстречу охотнику. Судя по выражению его лица – он не расположен к разговорам по душам, да и вообще к разговорам.

– И снова Отдел внутренних расследований, – с некоторым раздражением констатирует мужчина, спрятав руки в карманы джинсов.
Дин не поводит и глазом.
– Агент Плант, – представляется он, продемонстрировав удостоверение.
Мужчина кивает и делает приглашающий жест:
– Если вы не против, я знаю более спокойное место.

Миновав три лестничных пролета, поворот и узкий коридор, они оказываются в сумрачной тесной комнатенке. Здесь, словно лесные исполины, высятся стеллажи с выдвинутыми полками, заваленные таким бесчисленным множеством папок, что у Дина невольно возникает перед глазами картина прошедшего недавно в этом месте смерча, взметнувшего все листы бумаги к потолку, и, тут же швырнувшего их на пол. Основательная часть этого «бесценного в исследовательском плане добра» датирована первой половиной двадцатого века (по-крайней мере, если верить табличкам с указанием года на выдвижных ящиках, что физически не могли задвинуться до конца из-за выглядывающих из них кип бумаг, торчащих под самыми разными углами). Все это вкупе с толстым слоем пыли на подоконнике и столе, притулившемся в углу кабинета, свидетельствовало о том, что сюда редко кто заглядывает – если только перед праздником Дня Независимости или Благодарения для проведения генеральной зачистки.

– Простите за беспорядок, но тише, чем этот кабинет, в нашем участке не отыскать.

– Грег, думаю, вы догадываетесь о причине, по которой я просил о встрече, - Дин начинает без предисловий.

– Полагаю, ваше руководство посчитало, что я был с ними не до конца откровенен, - Грег силится держаться нейтрально, но в тоне его голоса все равно проскальзывает явная неприязнь.

– Мое руководство полагает, что необходимо проверить ваши показания. Может, вы вспомните что-то еще, – Дин удобнее перехватывает блокнот, который держит в руке, и готовится записывать. Мужчина молчит, и охотник расценивает это, как сигнал к продолжению разговора. – Грег, знаю, вам нелегко и…

– Не нужно цинизма, – жестко обрывает Винчестера Грег. – Не разбрасывайтесь вашим сочувствием! Тело детектива Тёрнер еще не успело остыть, а вы уже накинулись на нее, как стервятники, торопясь отхватить кусок пожирнее!

– Грег… – Дин ежится под его тяжелым гневным взглядом. – Дана умерла и вернуть ее вы не можете, но в ваших силах сделать так, чтобы те, кто виноват в смерти вашей напарницы, заплатили за это сполна.

После минутной паузы Грег выдавливает из себя:

– Я погорячился… Простите… Задавайте ваши вопросы и… давайте побыстрее с этим закончим.

– Хорошо, Грег… Вы не замечали за детективом Тёрнер каких-либо странностей в последнее время? Может, она упоминала о чем-нибудь – голоса, необычные запахи, быть может, кем-то подаренные сувениры?

– И это ваш первый вопрос? – обескуражено интересуется Грег. Охотник сохраняет серьезность и он отвечает: - Ничего такого. Разве что стала меньше общаться, а с недавних пор и вовсе избегать друзей и коллег.

– Как долго это продолжалось?

– Неделя, возможно, немногим больше перед тем, как… – Грег не может произнести вслух то, что собирался, несмотря на то, что со смертью встречался гораздо чаще, чем читал «Отчет наш» и причащался. – Но оно и не удивительно. После того, что произошло с ее братом.

– Что произошло с ним, Грег?

– Брат Даны – Финн – долго болел, а примерно месяц назад скончался… Она ничего не знала о его болезни и сильно переживала по этому поводу. Родители Даны сказали, что такой была воля Финна – парень не хотел волновать сестру… Знаете, как это бывает с теми, кого любишь… – Грег не спрашивает. Он не ждет утвердительного кивка, но Дин все же коротко кивает – ему ли не знать… – Возможно, потому Дана и замкнулась в себе… – Мужчина осекается.

– Продолжайте, детектив, – просит Дин.

– Дана сильно переживала. Да только и она, и я – каждый из нас знал, что так лишь бередишь рану. Такова уж наша жизнь, – Грег угрюмо усмехается уголком рта. – Не знаю, что там считает ваше руководство, но Дана никогда бы не связалась ни с кем, кто стоит по ту сторону закона. Она слишком сильно уважала закон, хотя и у нее были недостатки, как у всех нас…

– Грег, в день гибели офицера Тёрнер, были ли с ней какие-нибудь старинные вещи?

– Я уже неоднократно повторял свои показания людям из вашего отдела, – выдохнув, устало роняет Грег, потерев переносицу. – И какое это может иметь отношение к тому, что случилось с Даной?

– Детектив, просто ответьте, – мягко настаивает Дин.

Грег колеблется, но все же отвечает на недавний вопрос:
– Дана ездила на экскурсию в Боди пару недель назад и привезла оттуда индейский талисман – забавная вещица… Она что-то говорила про проклятие, которое лежит на нем. Сказала, что хочет проверить так ли это, – он снова мрачно усмехается и качает головой. – Испытать свою судьбу, сыграть с ней в русскую рулетку… И эта игра закончилась не в ее пользу…

– Вы всерьез полагаете, что проклятие как-то к этому причастно? – уточняет Дин.

– По участку много слухов ходит – людям только дай повод посудачить…И хотя я не верю во всю эту сверхъестественную галиматью, другого объяснения произошедшему найти не могу. В нее стреляли в упор. За то время, пока я поднимался по лестнице, стрелявший просто бы не успел замести следы и избавиться от пуль. Кроме того, если вы внимательно читали мой отчет, с этажа, где я нашел Дану, можно выбраться либо сиганув из окошка и насмерть разбившись, либо пройдя через меня. И поверьте мне, в ту ночь там никого больше не было – только Дана и я.

– А что стало с тем талисманом, Грег?

– Все, что было с ней, приложено к уликам. Вы можете еще раз ознакомиться с моим отчетом – там все подробно написано.

– Спасибо, Грег. Если что-нибудь еще вспомните, наберите меня. - Дин протягивает мужчине визитку и перед тем, как выйти в коридор, говорит: – На телефоне всегда кто-нибудь есть, так что звоните в любое время суток.

– Не сомневаюсь, – приглушенно отзывается Грег.

Дин покидает полицейский участок, окидывает взглядом улицу и направляется в бар, думая над тем, как скоротать время до ночи.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Вторник, 18.11.2014, 04:00 | Сообщение # 29
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
Сэм припарковывает Импалу на подъездной дорожке возле аккуратного домика, притулившегося между букинистическим магазином и кафетерием. Винчестер поднимается по скрипящим ступенькам, тянет дверь на себя и чуть наклоняет голову, чтобы не задеть о косяк. В помещении сумрачно и пахнет сыростью. Из покупателей – только мальчишка лет двенадцати: он с дотошностью ребенка рассматривает имитацию руки мертвеца, приценивается к ней, пересчитывая остатки карманных денег, дабы удостовериться, что их как раз хватает. Сэм оглядывается – ловит себя на мысли, что вряд ли здесь продается хоть что-то, имеющее отношение к настоящему проклятию Боди. Он проходит к кассе и дважды нажимает на звонок, вроде тех, что стоят на ресепшене в мотелях. Из-за ширмы выходит мужчина лет шестидесяти-шестидесяти пяти – долговязый, худосочный, с очками в круглой оправе на носу.

– Добро пожаловать в Боди – город, полный тайн и загадок, – со скучающим видом, без тени энтузиазма приветствует он Сэма.

– Добрый день, – улыбается уголками губ в ответ охотник. – Я ищу кое-что особенное – подарок с богатой историей для близкого друга.

– Любой каприз за ваши деньги, – отзывается мужчина, окинув взглядом магазин, как бы предлагая осмотреться и выбрать то, что нужно Винчестеру. – История предмета будет богата настолько, насколько вы пожелаете. Буклеты с описанием можно выбрать на любой вкус – проклятия, припрятанные сокровища, нераскрытое убийство: все, что душеньке угодно.

– То есть, это не настоящие сувениры из Боди?

– Туристы, ё-моё! Острых ощущений вечно вам не хватает, - обреченно вздыхает мужчина. – Если вы посетили экскурсию, то вас предупредили о том, что из Боди категорически запрещено вывозить даже камни, валяющиеся у вас под ногами.

– Я слышал о проклятии: все те случаи, когда… – пытается оправдаться Сэм, но мужчина продолжает изливать свое негодование, игнорируя охотника:
– Мы продаем чайники, кастрюли, сервизы, значки шерифа, шляпы и прочую белиберду, которая сделана на заказ и никогда, слышите – никогда не бывала ни в Боди, ни в любом другом городе-призраке Штатов! Не хватало еще на мою голову судебных исков из-за малюсенького проклятия! – мужчина щурится и изображает указательным и большим пальцами масштабы этого самого проклятия. – Вы хоть представляете, сколько лет мне придется работать, чтобы по ним расплатиться?!

– Вы верите в проклятие? Проклятие Боди?

– А кто ж в него не поверит после всех этих случаев?! – изумляется старик. – Вы только почитайте все те письма, что оставили туристы, решившие прихватизировать хоть что-нибудь из Боди – да им же в спину дышало невезение. Фортуна, фыркнув, тут же разворачивалась к ним не самым лицеприятным местом и, если бы они не возвращали прихваченное добро, то один Бог знает, к каким бы последствиям могло привести невинное желание урвать кусочек проклятия.

– Да, наверное, вы правы, – бормочет Сэм. – Скажите, давно ли вы здесь работаете?

– С самого первого дня и работаю. Это мой магазин, Видите, – мужчина тычет пальцем в вывеску над дверью, на которой значится «Лавка ужасов дядюшки Скруджа». – Так вот, Скрудж – это я.

– Мистер Скрудж, а вы не помните, кому продавали этого ловца снов, – Сэм вытаскивает из кармана куртки сувенир и кладет его на прилавок.

Скрудж, напялив очки, внимательно его изучает и поднимает глаза на Винчестера:
– Сынок, пока еще не изобрели таких таблеток, чтобы я помнил всех своих клиентов! – по лицу Сэма скользит тень разочарования, но оно сменяется надеждой, когда Скрудж добавляет: – Но я слежу за всеми этими вашими новомодными штучками, – старик подмигивает и кивает на камеру, установленную под потолком.

– А вы не разрешили мне бы ознакомиться с записями? – Винчестер не знает, на что рассчитывает в ответ на свою просьбу.

– Простого «пожалуйста» будет маловато, – набивает себе цену Скрудж, неоднозначно смерив взглядом охотника. Винчестер кладет на прилавок десятку и мужчина возмущается: – Сынок, тебя разве не учили, что скупость до добра не доводит?! – Сэм подкрепляет первый из веских аргументов еще несколькими банкнотами и широкими шагами пересекает торговый зал – идет за Скруджем в подсобное помещение. Старик указывает на стеллаж, заставленный видеокассетами: – Записи хранятся в течение месяца, а потом уничтожаются, – он кивает на другой стеллаж, кассеты на котором подписаны. Сэм наклоняет голову чуть набок и читает названия: «Дом терпимости», «Эммануэль», «Домашние шалости» и другие столь любимые Дином шедевры киноиндустрии. Винчестер обескуражено смотрит на Скруджа – неловко улыбается и старик поясняет: – Женушка всю плешь проела своей ревностью, пришлось мою коллекцию перенести на работу, – и будто что-то вспомнив, предупреждает: – Без меня порнуху – не смотреть!

Выражение лица Сэма честно говорит – «слово бойскаута!» и Скрудж скрывается за занавеской – его шаркающие шаги постепенно удаляются и Винчестер выдыхает с облегчением. Он перебирает кассеты, находит нужную, вставляет в магнитофон и нажимает «играть». Охотник прокручивает пленку и, зацепившись взглядом за знакомое лицо, жмет «пауза». Изображение достаточно четкое и у него нет сомнений касательно личности продавца счастья.

– Твою ж дивизию!.. – в сердцах говорит он.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Sirena_82
Охотница
Дата: Вторник, 18.11.2014, 04:03 | Сообщение # 30
Демон
Группа: Проверенные
Сообщений: 582
Статус: Offline

Награды: 33
– Хэй, чувак! Я знаю тебя. Ты – Йода, брат Дина? – Стронги улыбается ему во все тридцать два зуба, но улыбка испаряется с его лица сразу же и парень на всякий случай уточняет: – Надеюсь, ты не такой чеканутый на жмуриках, как он? – Сэм выглядит угрожающе, и Бузер обреченно возводит глаза к подернутому серыми тучами небу. – Только давай без нервов – если кто-нибудь увидит, как ты тычешь в меня пушкой, – Стронги не заканчивает и лишь многозначительно кивает. Сэм оглядывается – Боди в это время года не особенно многолюден, если не сказать, что практически пуст. Бузер беспомощно осматривается и выдает: – Йода, предупреждаю: я знаю каратэ, ушу и дзюдо. И у меня, между прочим, пояс черный!

– Я – Сэм, - Винчестер не намерен шутить.

– Отличный, кстати, прикид, – одобряет Стронги, справившись с первым приступом паники. – Чем порадуешь?

Сэм немногословен – он демонстрирует фотографию с камеры видеонаблюдения, запечатлевшую, как Бузер толкает проклятые вещички Стюарту.

– Чувак, я же ничего криминального не делал! Подумаешь, подзаработал чутка на том барахле, что прикарманил смотритель местного кладбища! Да оно же тут прямо под ногами валяется: бери – не хочу! Войди в мое положение, чувак, мне нужно за учебу платить, да и покутить хочется, знаешь – тусняки, девчонки, выпивка.

– Работать не пытался?

– Да разве ж здесь много наработаешь – налоги съедают все подчистую – едва-едва на аренду хватает.

– И как бизнес – много успел продать? – Сэм тычет пальцем в небо, нутром чуя, что парнишка проворачивал свои делишки не только у Скруджа в сувенирной лавке.

– Всего ничего – Стюарту подсобил с выбором подарков, какой-то телке из Остина, кажется, и двум укуркам.

Охотник демонстрирует фото последней «счастливой» обладательницы сюрприза с подвохом, которую запечатлела камера видеонаблюдения:
– Она?

Стронги хмурится, силясь припомнить знакомые черты и спустя несколько секунд говорит:
– Чувак, верняк! А что? У нее претензии к качеству товара? – как бы между прочим осведомляется Бузер. – Если что, предупреди, что две недели уже истекли и товар возврату не подлежит – у меня все по закону!

– Возможно, их уже некому предъявлять, – бормочет Сэм. Громче он спрашивает: – Имена тех парней знаешь?

– Слышь, чувак, я же – не коп, чтобы им допросы устраивать. Ошивались здесь два придурка чуть больше полутора недель назад, травкой прямо на кладбище баловались, ну, я к ним и подкатил. Предлагаю попробовать улетную новинку – кстати, если с братом созреете, предложение все еще в силе, – многозначительно подмигивает Стронги.

– Не юли – ближе к делу.

– Так вот. Предлагаю им раскурить мой косячок, а они возьми, да и сболтни, что неплохо было бы стырить отсюда трофейчик-другой, типа на долгую-долгую память. А у меня – предпринимательская жилка, между прочим, ну я и сбагрил им портсигарчик: провернул дельце и свалил отсюда в Майями Бич – солнце, пляж, серфинг, девчонки в бикини. Чувак, надеюсь, это все строго конфиденциально – между нами? Начальству ни-ни: ты ж не хочешь, чтобы они меня с потрохами сожрали, а поскольку я – аппетитный, они же ведь еще и косточки обглодают. Слышь, чувак, не бери грех на душу.

– Все будет зависеть только от тебя.
– Чувак, все, что угодно, если не подпалишь мне крылышки.

– Меня интересуют твои последние клиенты. Можешь что-нибудь конкретное про них сказать: внешность, имена, может, они упоминали, откуда приехали – хоть что-нибудь?

– А почему ты так носишься с этими вещичками? – отвечает вопросом на вопрос Бузер. – Что в них такого? Это какой-то квест с поиском предметов? Ого! Знаю! Вы с братом – ролевики!

– Даже если и так, ты ведь понимаешь, что я не могу тебе об этом сказать, – Сэм увиливает от необходимости сочинять свою ложь или хвататься за ту, что выдумал сам Стронги. – Так что – портсигар, его новые обладатели?

– Я тебе помочь не могу – как уже и сказал, еще не обзавелся значком копа, чтобы допросы устраивать клиентам и потом, ты ведь сам в курсах, в наше время сервис и конфиденциальность ценятся на вес золота. Но вот у администратора хранится журнал посещений парка – в нем должны быть адрес или телефон и имя, на худой конец.

<><><>


...У человека можно отнять все, кроме одного - последней свободы человека - выбирать собственное отношение к любым обстоятельствам: выбирать собственный путь...
 
Форум » Фанфикшен » Экшн » Пойманные в темноте и случай Мэла Рейнольдса (написано в рамках ББ-2013, экшн, пропущенная сцена)
Страница 2 из 5«12345»
Поиск:

AllStarz Top Sites OZON.ru

ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ

Supernatural является собственностью The WB Network / The CW Network
Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и регламентируются Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также международными правовыми конвенциями. Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны приобрести лицензионный продукт . Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все материалы представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законодательство РФ, что может повлечь за собой уголовную и гражданскую ответственность.

Все материалы, расположенные на сайте запрещено использовать без разрешения администрации сайта. Помощь сайту.
ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ