ВАЖНЫЕ АНОНСЫ
ВХОД РЕГИСТРАЦИЯ Забыл пароль

Страница 1 из 212»
Модератор форума: ayrina, ymka, KGB 
Форум » Фанфикшен » Экшн » Кровные узы (Blood on Blood) (Альтернативный вариант финала 5-го сезона)
Кровные узы (Blood on Blood)
Green_Eyed
Охотница
Дата: Суббота, 30.03.2013, 17:52 | Сообщение # 1
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
• Название: Кровные Узы (Blood on Blood)
• Автор: Mizpah
• Перевод (кроме эпиграфов): Green_Eyed
• Перевод стихотворных эпиграфов: Кристал. aka Amarillis
• Жанр: АУ, Экшн, Пропущенные Сцены
• Рейтинг: Т (PG-13)
• Действующие лица: Сэм, Дин, Бобби, Кастиэль, Люцифер, Захария, Габриэль
• Период публикации оригинала: 9 апреля 2010 – 14 мая 2010.
• Разрешение на перевод: Получено
• Статус: В процессе
• Дисклеймер: Ни на что не претендую - кроме русского текста.
• Аннотация: Альтернативная версия развития событий сериала после эпизода 5.16 «Темная сторона Луны», включая альтернативный финал 5-го эпизода и последующие события.


"До чего надо довести братьев, чтобы сломить их волю… и выдержат ли братские узы такое испытание?"
Автор баннера: Chasidern

ГЛАВА 1

«Неподвижно лежим и молчим
В мертвой ночной тиши.
Мы рядом, плечо к плечу,
Но наши сердца в разлуке.

Быть может, я в чем-то ошибся?
Что-то сказал или сделал не так?
Я не хотел причинять тебе боль.
Не хотел, но не зря говорят:

У каждой розы свои шипы»

(Every Rose Has Its Thorn - Poison)


– Дин?

Ему не хотелось отвечать. Хотелось просто неотрывно смотреть на дорогу, бегущую в ярком свете фар Импалы, думая лишь о том, куда они направляются. «В никуда», – безжалостно подсказал коварный рассудок, прежде чем он успел отогнать эту мысль.

– Дин…

Его удивляло, что брат не оставляет своих попыток. Прошло четыре дня с тех пор, как их прикончили в постелях в каком-то дрянном мотеле, и они совершили путешествие на Небеса.

Четыре дня с тех пор, как последняя надежда, теплившаяся в их сердцах, была убита, порвана в клочья и брошена им под ноги в пыль от разбитых мечтаний.

«У Него для вас сообщение. Отступитесь»

«… просто еще один безответственный папаша…»

«На Него теперь не рассчитывайте…»

Четыре дня с тех пор, как он по-настоящему разговаривал с братом, а не обменивался необходимыми репликами вроде «хочешь есть?», «устал?», «еще пива?». Похоже, алкоголь остался единственным в мире приятелем. «По крайней мере», – с горечью подумал он, – «только этот друг меня не кинет, пока я сам не буду готов послать его подальше».

– Дин, пожалуйста…

Он никак не мог забыть тот Рай, каким его представлял для себя Сэм. Каждый раз, взглядывая на брата, он видел только Сэма ушедшего; Сэма, счастливого без него; Сэма, начинающего новую жизнь как можно дальше от своей семьи. Сэм сказал, что он пытался избавиться от диктата отца, но Дин не был уверен, что этим словам можно верить.

«Все уходят от тебя, Дин…»

Даже Кас его бросил. Ангел не отвечал на телефонные звонки с тех пор, как вернул ему амулет и исчез.

– Дин, приятель, пожалуйста… давай поговорим.

– Что ещё? – Дин метнул на брата раздраженный взгляд.

Младший Винчестер смущенно теребил маленькую дырку на штанине джинсов.
– Наверное… наверное, нам следует остановиться где-нибудь на ночь. Ну, чтобы передохнуть, понимаешь? Ты давно уже за рулем сидишь.

Дин холодно усмехнулся.
– И что, по-твоему, я не могу теперь вести машину?

– Нет, вовсе нет. Просто… просто я подумал, что ты мог бы сделать перерыв.

– Ладно, как скажешь.

Чувствуя, что слишком устал для достойного сопротивления в перебранке, Дин включил музыку и стал высматривать указатель очередного населенного пункта. Заметив через десяток миль знак города Варенсбурга, он сбросил скорость и начал подыскивать место для ночлега.

Довольно скоро обнаружился мотель, табло «Свободно» холодно сияло в темноте голубым льдистым светом. Не говоря ни слова, он остановился напротив ресепшена и откинулся на спинку кресла, дожидаясь, пока Сэм покончит с формальностями. Спустя десять минут младший охотник вернулся к машине и снова уселся на свое место.

– Комната два-двадцать.

– Отлично. Лестница. Незаменимая вещь, если приходится в темпе уносить ноги.

Сэм тихо вздохнул.
– Ничего другого не было, – едва не запнувшись, отозвался он.

Сэм молча изучал фасад мотеля, пока Дин парковал Импалу в положенном месте. Потом еще раз вздохнул, вылез вслед за братом из машины и забрал свои вещи из багажника.

Дин первым вошел в номер, быстро огляделся и бросил сумку рядом с кроватью возле двери, тем самым давая понять о своем выборе, Наклонившись, он достал початую бутылку виски и открутил крышку, не удосужившись взять стакан. Не обращая внимания на полный боли взгляд брата, он сделал изрядный глоток янтарной жидкости.

Обойдя всю комнату, Сэм, как обычно, установил защитные символы и соляные дорожки, потом прислонил дробовик к тумбочке между кроватями и сунул пистолет под свалявшиеся подушки. Он даже не пытался вовлечь брата в очередной разговор-монолог, а просто откинул покрывало на своей кровати и, не раздеваясь, улегся на простыню. Повернувшись на бок спиной к старшему, Сэм сделал глубокий вдох, медленно выдохнул и закрыл глаза.

Дин выключил свет и, скрестив ноги, устроился на кровати поудобней. Он продолжал пить.

* * * * *

– Ладно… да, мы недалеко… нет, мы не в курсе…

Негромкий голос вклинился в тяжелый похмельный сон Дина. Он протер трясущейся рукой глаза и обвел комнату мутным взглядом. Потом, заметив, что соседняя кровать пуста, приподнялся на локте.

– …нет, он вроде как… вроде как выдохся, понимаешь?... ага, усёк…

Дин весь передернулся, заметив приоткрытую дверь ванной комнаты и знакомую высокую фигуру, расхаживающую взад и вперед с прижатым к уху мобильником. Судорожно сглотнув, Дин снова откинулся на подушку, прислушиваясь к тихой беседе и одновременно борясь с муторным ощущением в животе.

Все повторялось – секреты, темные делишки за его спиной.

«Все уходят от тебя…»

– Нет, все в порядке… когда мы будем на месте, я тебе позвоню… до сих пор спит… нет, всё тихо. Ничего, с тех пор как… ну, ты понял… да, хорошо, спасибо.

Услышав, как открывается дверь, Дин непроизвольно напрягся, прислушиваясь к тихим приближающимся шагам. Пружины соседней кровати скрипнули под весом опустившегося на нее человека, и старший охотник сжал руку в кулак, поворачиваясь лицом к брату.

– Привет, я тебя разбудил? Прости, приятель.

Дин многозначительно взглянул на телефон Сэма.
– Кто это был? – резко спросил он.

Сэм провел рукой по волосам.
– Бобби. Ему позвонил какой-то охотник. Попросил помочь. Парень сидел на хвосте у демона, не подозревая, что у того есть дружок. Они вдвоем довольно сильно его покалечили, прежде чем смыться. Он сказал, что твари все еще в городе, но он не может на них охотиться. Поэтому Бобби позвонил, чтобы узнать, не возьмемся ли мы за это дело, – Сэм обеспокоенно нахмурился. – Я сказал, что мы могли бы.

– Почему он не позвонил мне?

– Гм… он пытался. Сказал, что сразу попадал на автоответчик.

Ложь была весьма правдоподобной. Но Дин слышал такое и прежде, а глотать вранье по второму разу было ничуть не легче.
– Выходит, Бобби просил нас помочь другому охотнику. И это после случая с Уолтом и Роем.

– Бобби знаком с этим парнем, Дин. У него все под контролем.

Дин фыркнул, откидывая одеяло.
– Ага, с Роем мы тоже были знакомы. Это не помешало ему и его приятелю продырявить нас, верно?

Сэм неловко поерзал, потирая грудь.

– И где же намечается эта мнимая охота?

Сэм поколебался и еще сильнее нахмурился, вглядываясь в лицо брата.
– Э-э… в Индепенденсе.

– Индепенденс.

– Ага.

– Какая ирония, – Дин горько усмехнулся.

– Дин, ты согласен? Если не хочешь ввязываться в эту затею, я могу перезвонить Бобби…

– Ладно, давай поохотимся. Если, конечно, это действительно охота.

– Дин…

Сэм поднял было руку, но, заметив, как напрягся брат, снова уронил ее. Он на секунду наклонил голову, а затем молча поднялся с места, чтобы собрать вещи. Ему не понадобилось много времени – он успел вытащить только бритвенные принадлежности и смену одежды. Спустя пять минут Сэм уже стоял возле двери с сумкой в руке. Он с тревогой проследил, как Дин накинул куртку, даже не переодевшись после сна.

– Если хочешь принять душ, у нас еще есть время, – рискнул заметить он тихо.

Старший охотник метнул на Сэма быстрый взгляд.
– Я в порядке.

Подойдя к двери, Дин, не оглядываясь, вышел на улицу, предоставив возможность встревоженному брату безмолвно следовать за ним.

* * * * *

«Все, чего страшился – нынче наяву.
Все, с чем я боролся – этим и живу.
Каждый новый день дарил улыбку мне в ответ.
Но свет померк, и мне спасенья нет.
И мне спасенья нет»

(Fell On Black Days - Soundgarden)


Сэм не был слепым. Он видел сомнения и подозрения, вспыхнувшие в глазах Дина, после того как они с Бобби закончили разговор этим утром. На какую-то секунду Сэм преисполнился гнева. Но он не позволил эмоциям выплеснуться, а тут же загнал их обратно, похоронив в глубине души.

В точности так, как велел ему Дин после побега из психиатрической клиники в Гленвуд Спрингс.

Это было непросто. Ему так хотелось оправдаться, хотелось объявить во всеуслышание о своей невиновности. Потому что он был невиновен.

«На этот раз», – насмешливо подсказал ему предательский внутренний голос.

В итоге именно это и заставило его придержать язык. Он знал, сколько грехов должен искупить, и их прогулочка по Небесам только увеличила бремя вины и угрызений совести, уже давно лежавшее на его плечах.

Сэм понимал, что за злостью Дина, вызванной воспоминаниями младшего брата – его мечтами о свободе, о возможности принимать собственные решения, об избавлении от прямолинейности и деспотизма отца – на самом деле скрывается обида. Наконец-то он понял, чем его поступки обернулись для Дина, и теперь ужасно из-за этого переживал. Он пытался как-то объясниться, но удар был уже нанесен.

Огорченно вздохнув, Сэм ссутулился и двинулся по улице в сторону места встречи с пострадавшим охотником. Он по-прежнему страстно желал вернуть ощущение той свободы, той независимости, которое испытывал тогда, пусть так недолго. Если бы только существовал способ объяснить Дину, почему он так к этому стремился – почему он должен был знать, что способен совершить в жизни нечто важное именно как Сэм Винчестер, а не как младший брат Дина или младший сын Джона.

И он надеялся, что сможет исправить то зло, которое причинил не только Дину, но и всему миру.

Сэм уныло покачал головой. Как бы то ни было, сейчас не время отстаивать свои убеждения. Брат потерял последнюю надежду и держался из последних сил. Чего Сэм точно не хотел, так это подтолкнуть Дина еще ближе к краю. А, судя по реакции старшего Винчестера на утренний телефонный разговор, в тот момент он определенно не способен был воспринимать доводы Сэма.

Нет, теперь разумней было ждать, терпеть выходки Дина и какое-то время нести весь груз на своих плечах. «Но не как прежде», – с содроганием подумал он. На этот раз он не отступится от своего брата и не ввяжется на свой страх и риск в необдуманные авантюры. Просто у него должно хватить веры на них обоих, пока он не отыщет какой-то способ вернуть прежнего Дина.

«…ты теряешь веру – в себя, в брата…»

Душу все еще бередили полный недоверия взгляд Дина и те убийственные слова ангела-садовника Иешуа, звучавшие у него в голове. Но, несмотря ни на что, нужно было поглубже запрятать обиду и смириться ради брата.

«…я тебя никогда не любила…»

Сэм нисколько не сомневался, что второе воплощение Мэри Винчестер было еще одной мистификацией этого ублюдка Захарии, а никак не призраком или духом их матери. Возможно, это был дух какого-то постороннего человека, которому придали ее образ, или просто мираж, созданный могущественным, но порочным старшим небесным чиновником. Чем бы ни была та тварь, она свела к нулю и без того очень низкую самооценку старшего брата. А потом Иешуа нанес последний удар – исполняя волю самого Господа, если верить престарелому садовнику.

Сэм вовсе не был уверен в том, что все случившееся с ними было в полной мере реальным. В последние четыре дня у него была масса времени для раздумий, особенно после того, как Дин практически перестал с ним общаться. И чем дольше Сэм перебирал в памяти их персональные видения и ощущения, тем сильнее тревожился, понимая, что часть из всего этого могла быть подстроена.

Нет, конечно, те воспоминания соответствовали действительности. Но, если честно, Сэм не мог себе представить, что он выбрал бы для себя в качестве персонального Рая ту ночь, когда он, в слезах и в гневе, уезжал в Стэнфорд. Он слишком хорошо помнил боль, причиненную ссорой с отцом, и его ужасный ультиматум. С какой стати ему захотелось бы провести целую вечность, постоянно переживая горькие чувства и страх перед грядущей неизвестностью, терзавшие его той ночью, когда он брел к ближайшей автобусной станции? В этом не было никакого смысла.

Если только те мучительные воспоминания не служили иной цели – к примеру, обострить отношения между братьями, продемонстрировав различия характеров и тот факт, что их жизненные устремления не всегда совпадали.

Если именно этого добивался Захария – обратить воспоминания братьев против них самих – тогда, похоже, его план в какой-то мере удался.

Сэм пригладил волосы и со вздохом огляделся по сторонам, прежде чем продолжить свой путь. Ему очень хотелось обсудить свои предположения с Дином, но тот отгородился от всего мира каменной стеной, и Сэм, как ни старался, не мог пробить в ней брешь.

Он все еще слышал тот стук, с которым амулет брата – некогда бесценный для него – ударился о дно мусорного ведра. Этот звук стал беспощадным финальным аккордом, вместе с которым что-то надломилось в душе Сэма. Здравый смысл подсказывал ему, что таким способом Дин открещивается от Бога, в которого он только-только начинал верить.

Но, в то же время, Сэму казалось, что вместе с амулетом Дин выбросил и какую-то часть его самого. Словно и от него открестился тоже. И это задевало намного сильнее, чем все издевки и зуботычины, которые он когда-либо получал от старшего.

Незаметно для брата Сэм извлек амулет из мусорного ведра и спрятал на дне своей сумки. Он рассчитывал когда-нибудь вернуть Дину подарок. Он только очень надеялся, что амулет будет воспринят как символ восстановления братских отношений, а не как напоминание о подорванном доверии и собственном предательстве.

А пока этот момент не настал, Сэму оставалось лишь хранить кулон ради них обоих и пытаться найти способ выбраться из той каши, которую он заварил, сломав последнюю Печать.

«И это будет очень непросто», – с горечью подумал Сэм, вытаскивая из кармана страничку мотельного блокнота, чтобы свериться с записанным на ней адресом. Когда они выезжали из Варенсбурга, Дин был на пределе, а на въезде в Индепенденс он уже, не сдерживаясь, срывал зло на младшем брате. От Сэма потребовалась вся сила воли, чтобы не ввязаться в ожесточенную перепалку. Вместо этого он спокойно сказал, что сам переговорит с охотником, к которому их направил Бобби, и встретится с Дином через пару часов.

Старший Винчестер неохотно согласился, хотя в его взгляде отчетливо читалось подозрение.

«Хотел бы я знать, как мне все исправить, приятель», – пробормотал Сэм, останавливаясь перед заброшенной маленькой типографией. – «Я могу лишь продолжать свои попытки».

Он внимательно осмотрел заколоченные окна, потом огляделся, проверяя с обеих сторон улицу. Не заметив ничего подозрительного, он толкнул дверь и не удивился, обнаружив ее уже незапертой. Остановившись на пороге, он быстро поморгал, приспосабливаясь к плохому внутреннему освещению.

– Эй? – тихо позвал он. – Скит Фостер? – за спиной раздалось слабое шуршание, и Сэм отступил подальше в тень. – Меня прислал Бобби Сингер.

Услышав тихие шаги, молодой охотник резко обернулся, его рука метнулась к 9-миллиметровому «Таурусу», заткнутому за пояс. Не успел он почувствовать на ладони обнадеживающую тяжесть пистолета, как кто-то с нечеловеческой силой обхватил его сзади, прижимая руки к бокам. Отчаянно сопротивляясь, Сэм лягнулся и попал по колену невидимого врага.

Его противник только закряхтел от боли.

Очень скоро Сэм стоял на коленях с заломленными за спину руками. Холодные лапищи стискивали его запястья, едва не ломая кости. Задохнувшись от боли, Сэм на секунду уронил голову, а когда снова поднял ее, увидел перед собой высокую грузную фигуру, выступившую из темноты у противоположной стены. Молодой охотник почувствовал, как внутри все сжалось от внезапного страха.

– Привет, Сэм.

* * * * *

Продолжение следует...


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."

Сообщение отредактировал Green_Eyed - Суббота, 30.03.2013, 18:24
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Четверг, 11.04.2013, 12:01 | Сообщение # 2
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
Буря наступает
Ветер завывает
Волна зовет, и кто тебя спасет?
Молнии сверкают
Сердце замирает

Из черных туч ненастье к нам идет.

(Stormy May Day - AC/DC)


Кастиэль стоял на самом краю утеса в северной оконечности Большого Каньона, всматриваясь в его мрачные глубины. Он много раз улавливал в мыслях Дина желание побывать в этих местах и теперь, повинуясь необъяснимому порыву, решил сам посмотреть на предмет человеческих мечтаний.

И привести в порядок смятенные мысли.

Со вздохом, совсем несвойственным для ангела, он уселся на камень и свесил ноги в бездну. Упершись локтями в колени, он следил взглядом за орлом, парящим в восходящих потоках, и пытался уразуметь, почему Господь, создавший нечто столь дивное, внезапно решил ни во что не вмешиваться, наблюдая со стороны за разрушением своего творения.

Когда Дин рассказывал о случившемся на Небесах и о послании Бога, переданном Иешуа, Кас видел по лицу охотника, что надежда покидает его. Он почувствовал, как его собственная вера разбивается вдребезги при мысли о том, что его возлюбленный Отец отвернулся от детей своих.

И в поисках утешения он пришел к одному из семи чудес света, созданных самой природой.

«Наверное, Дин назвал бы это хандрой», – подумал он.

Ангел сделал глубокий вдох, смакуя множество запахов, витавших в чистом горном воздухе. Он раскаивался, вспоминая свое поведение в мотеле и внезапный уход, но в тот момент его обуревало непреодолимое чувство, которое человек, чье тело служило ему оболочкой, назвал бы отчаянием. К своему глубокому сожалению Касу нечем было ободрить ошеломленных Винчестеров. Он хотел только одного: убраться оттуда поскорее, чтобы братья ненароком не пострадали, если он не сможет совладать со своим гневом.

Теперь он уже взял себя в руки, но по-прежнему не знал, что делать дальше. На что еще можно рассчитывать, если сам Господь отвергает твою мольбу о помощи?

Кастиэль медленно потер подбородок, наблюдая, как стены каньона меняют цвет в зависимости от положения солнца на небосклоне. Он сотни раз прокручивал в голове полученную информацию, но был так же далек от разгадки, как и Винчестеры. Только возникало еще больше вопросов.

Почему Бог решил не вмешиваться? Почему Он отвернулся от чад своих? Как могли они даже надеяться противостоять Люциферу без Его помощи? Почему Он позволил Захарии угрожать Винчестерам? Неужели действительно такова была их судьба – стать сосудами для Михаила и Люцифера и умереть в последней битве братьев-ангелов? И почему на этот раз Бог позволил Винчестерам помнить о событиях на Небесах – почему не стер их воспоминания, как делал это раньше?

Кас видел только одну причину, почему охотникам позволили помнить Рай. Бог хотел преподать им какой-то урок. Но какой? И зачем?

«Ведь должна же быть какая-то цель», – рассуждал ангел. Бог никогда ничего не делал из прихоти, без веских оснований. Обычно простые смертные не могли постичь суть, но таков уж был заведенный порядок. Однако, будучи ангелом, даже отлученным от Небес, Кас должен был хотя бы примерно представлять, почему его Отец решил оставить память братьев нетронутой.

«Я не понимаю. Ты спас Винчестеров в Илчестере, ты вернул меня к жизни после гибели от руки Рафаэля. Ты даровал им спасение и место в Раю. А теперь Ты говоришь, что не будешь больше помогать им… нам? Не могу поверить, что они были рождены лишь затем, чтобы стать оболочками для моих братьев и сразить друг друга в битве. Ты создал людей и вознёс их над ангелами. Почему же Ты решил, что двое из них должны быть ангелами уничтожены? Ведь это бессмысленно».

Тяжело вздохнув, Кас пристально посмотрел в небо, словно ответ мог внезапно появиться там в виде огромных пылающих букв.

Неожиданно налетел холодный ветер, он колыхнул высокую траву и взъерошил густые темные волосы ангела. На какую-то секунду Кастиэль весь ушел в себя, его взгляд затуманился. Затем темно-синие глаза сузились от пробудившейся тревоги. Он достал сотовый телефон и, быстро нажав клавишу, поднес его к уху.

«Вы позвонили Марти МакФлаю – оставьте сообщение»

– Дин. Ты должен позвонить мне как можно скорее, – отключив вызов, Кас посмотрел на мобильник и набрал еще один номер. Он скривился от досады, когда и этот звонок сразу же попал на автоответчик. – Сэм. Перезвони мне сразу же, как только получишь это сообщение. Это важно.

Кастиэль нахмурился еще сильнее. Постукивая телефоном по ладони, он чувствовал, как беспокойство растет – ширится, как его плащ, раздуваемый ветром. Набрав еще один номер, он с нетерпением стал ждать ответа.

– Да?

– Бобби, это Кастиэль. Где Винчестеры?

– В Индепенденсе, Миссури – а что?

– Зачем они туда поехали?

– Работать – один охотник обратился ко мне за помощью, просил выследить демонов. Повторяю: в чем дело? Что стряслось, черт возьми?

Ангел помрачнел.
– Я не могу дозвониться – ни Сэм, ни Дин не отвечают. И…

– И? И что?

– И… у меня плохое предчувствие, – Кастиэль вскочил на ноги. – Встретимся в Индепенденсе.

Дав отбой, ангел сунул телефон в карман и исчез, оставив за собой лишь крохотное облачко пыли, которое тут же развеял понемногу крепчавший ветер.

* * * * *
– Захария, – Сэм похолодел, когда ангел со своим обычным елейным видом остановился прямо перед ним. – Значит, это была ловушка.

Ангел самодовольно улыбнулся.
– И она сработала. Смотри-ка, что я поймал.

Сэм скривился.
– И что теперь? Собираешься пытать меня до тех пор, пока я не скажу «да»? Не дождешься.

Нагнувшись, Захария посмотрел прямо в большие зеленовато-карие глаза молодого охотника.
– О, с тобой у меня связаны более важные планы, Сэмми. К тому же меня ничуть не волнует, скажешь ты Люциферу «да» или нет. Я ловлю рыбку покрупнее.

– Дин, – Сэм с трудом сглотнул. – Он тебе не уступит.

– Уступит, если в качестве стимула я использую его драгоценного младшего братика.

У охотника засосало под ложечкой. Ангел внезапно сунул руку в карман его куртки, и Сэм дернулся было в сторону, но смог лишь беспомощно наблюдать, как Захария вытаскивает сотовый и поднимает его над головой.

– Тебе это больше не понадобится, – сообщил ему ангел. Раздавив телефон в кулаке, он разжал руку, и упавшие осколки зацокали по грязному полу. Отряхнув ладонь о брюки, Захария подался вперед и снисходительно взъерошил охотнику волосы. – Что ж, похоже, я ошибся. Мы использовали тебя в качестве ходячего ядерного боезаряда, запускающего апокалипсис, и я уж решил, что ты теперь ни на что не годен. Ан, нет – нашлось для тебя еще одно применение.

В Сэме проснулась злость. Отдернув голову от холодной руки ангела, он с вызывающим видом плюнул на его черные лакированные ботинки.

Лицо Захарии потемнело от гнева. Сграбастав Сэма одной рукой за куртку, он без малейших усилий вырвал его из мертвой хватки своего подчиненного и вздернул на ноги.

– Ах ты дерзкая мартышка!

Свободной рукой он с размаху ударил Сэма в челюсть так, что тот отлетел на середину комнаты. Врезавшись в небольшой штабель пустых ящиков, охотник потерял сознание и распростерся ничком на полу.

Ангел с трудом обуздал свою ярость. Выпрямившись, он одернул пиджак, прежде чем обернуться к своему приспешнику, уже схватившему Сэма за руки.

– Доставь его в условленное место и жди моих указаний, – повернувшись на звук шагов, Захария вопросительно взглянул на еще одного подручного. – Ну, что у тебя?

– Я обнаружил машину второго сосуда.

– Хорошо. Приступим к осуществлению нашего плана.

* * * * *
Одной рукой Дин подбрасывал на ладони телефон, а другой – выбивал бешеный ритм на кухонном столике. Откинув, наконец, крышку, он к досаде своей заметил, что сотовый выключен. Возможно, тут Сэм был прав – не исключено, что Бобби сначала пытался дозвониться до него.

У него был только один способ выяснить, говорил ли брат правду. Включив телефон, Дин дождался окончания регистрации в сети и приподнял бровь, когда через пару секунд послышались многочисленные сигналы поступивших сообщений.

Всего он насчитал восемь звонков – один от Каса и семь от Бобби. Решив не тратить время на прослушивание, он набрал номер охотника на демонов и ничуть не удивился, когда тот ответил практически мгновенно. В трубке слышался шум мотора, из чего Дин сделал вывод, что Бобби сидит сейчас в своем фургоне. И судя по слабому свисту на фоне слегка дребезжащего пения двигателя, охотник очень торопился.

Мимоходом подивившись, куда это в такой спешке направляется их старший товарищ, Дин сделал глубокий вдох.
– Бобби…

– Никаких «Бобби», парень! Где тебя носило все это время? И почему у тебя выключен мобильник?

Дин смущенно поморщился.
– Э-э…

– Где Сэм?

– Он… э-э… у него встреча с тем охотником, на помощь которому ты нас послал, – старший Винчестер почувствовал, как его охватывает злость и подозрительность. – Ты же сам нас сюда отправил, разве нет?

– Ну да, отправил, но твой дружок-ангел считает, что это может оказаться ловушкой. И Сэм не отвечает на звонки. Я пытался ему дозвониться, и Кас тоже.

От страха у Дина по спине пробежал холодок. Конечно, в последние четыре дня он не желал общаться ни с братом, ни со всем остальным миром, но Сэм был предельно осторожен с тех пор, как их пристрелили в собственных постелях. А раз так, он мог выключить свой телефон только по очень веской причине, но о подобном варианте Дину даже думать не хотелось.

– Дела обстоят еще хуже. Тот охотник, что мне звонил, Скит Фостер… Я перезвонил ему после того, как пообщался с Кастиэлем. Выяснилось, что он в Огайо – вычисляет гнездо вампиров. Мне звонил не Скит. Но кто бы это ни был, он чертовски хороший подражатель… обвел меня вокруг пальца.

– Сэм… – встав с места, зеленоглазый охотник потянулся за ключами от Импалы, брошенными на соседнем столике. – Думаешь, его снова выследили охотники?

– Будь я проклят, если знаю. Знаю только, что ситуация складывается не слишком хорошо.

– У тебя есть адрес того места, где он должен был встретиться с тем парнем?

Дин прижал телефонную трубку плечом к уху и вытащил из кармана ручку. Осматриваясь в поисках клочка бумаги, чтобы записать информацию, он перевел взгляд на тумбочку между кроватями.

И в шоке замер, заметив высокого человека, неподвижно стоявшего в центре комнаты.

Ангел поднял руку. Охотник отлетел назад и впечатался в стену, выронив мобильник. Он слышал встревоженный голос Бобби, слабо доносившийся из трубки.

– Сукин сын! Это ты нас подставил.

Захария ухмыльнулся.
– Брось, Дин! Обзываться – это как-то по-детски, ты не находишь?

Дин стиснул зубы.
– Как ты меня нашел?

– У меня свои источники.

– Где Сэм?

Ангел немного прошел вперед, сцепив за спиной руки, словно собирался прочесть лекцию.
– Ему ничто не грозит. Пока.

Во взгляде Дина мелькнула нешуточная угроза.
– Если ты его хоть пальцем тронешь, клянусь…

– Богом? – Захария раздраженно закатил глаза. – Насколько мне известно, после вашей экскурсии на Небеса ты должен бы его клясть, а не клясться им. Или я не прав?

– Самоуверенный мерзавец. Я сотру эту ухмылку с твоей поганой рожи.

– Можешь попытаться. Но мне почему-то кажется, что после этого маленького обмена любезностями уцелею только я.

– Какого черта тебе нужно? Где мой брат?

Внезапно ангел стал серьезным.
– Как я уже сказал, он в относительной безопасности. Но такое положение не будет длиться вечно, – он одернул пиджак и насмешливо улыбнулся охотнику. – Я предупреждал тебя, что я въедливый. Теперь ты увидишь, насколько въедливым я могу быть.

Дина затрясло от еле сдерживаемого гнева и страха.
– Значит, ты собираешься заставить меня подчиниться силой, так? Закончить начатое наверху? Что ж, валяй, лох!

– О, я знаю способ получше, – самодовольно сказал Захария. – Не нужно шутить со мной, мальчик. Хочешь поиграть во взрослые игры? Что ж, вот каким будет мой решающий бросок. Даю тебе последний шанс сказать Михаилу «да». У тебя двадцать четыре часа на размышления.

– А если я все-таки скажу «нет»?

– Тогда я передам Люциферу твоего драгоценного Сэмми.

Ошеломленный охотник вздрогнул всем телом, его мысли заметались. Этого он никак не ожидал. Чувствуя подступающую тошноту, он недоверчиво уставился на заносчивого ангельского босса.

Захария нехорошо улыбнулся.
– Не думай, что я не сделаю этого, мальчик, – он поднял руку на уровень лба. – Я уже по сих пор сыт и людьми, и твоим выпендрёжем. Пора ставить точку. Скажешь Михаилу «да», и я верну тебе Сэма в целости и сохранности.

– Откуда мне знать, что ты сдержишь слово, если я соглашусь? Откуда мне знать, что ты уже не сдал Сэма этому гаду?

– Тебе придется поверить мне на слово.

Дин злобно взглянул на ангела.

– Брось, Дин. Разве я хоть раз тебе солгал? – ангел подошел ближе. – По-твоему, из всех ангелов можно верить только Кастиэлю?

– Он еще ни разу меня не подвел.

– Неужели? – Захария недоверчиво приподнял темную бровь. – Возможно, тебе следует поинтересоваться у него, кто выпустил Сэма из бункера в доме твоего друга Сингера накануне той ночи, когда пала последняя Печать.

Внезапно Дин ощутил какое-то дуновение и услышал слабый шорох перьев; его плечо сжала знакомая рука. На мгновенье перед ним мелькнуло суровое лицо Кастиэля, и в ту же секунду неземная сила унесла их обоих прочь. Вальяжный ангел остался стоять в одиночестве посреди обшарпанной комнаты.

Захария посмотрел на потолок.
– Двадцать четыре часа, Дин. Время пошло.

Он окинул номер пренебрежительным взглядом, ухмыльнулся при виде убогой обстановки, разбросанных вещей… и исчез.

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Пятница, 31.05.2013, 21:07 | Сообщение # 3
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
ГЛАВА 2

«Я стольких излечил, но сам теперь в бреду
Я воспитал столь многих, тебя же предаю
Моя душа, как говорят, спасительный маяк
Но этот свет не виден мне – вокруг бездонный мрак
Я только притворяюсь, что со мною все в порядке.
Каждый раз»

(Fell On Black Days - Soundgarden)


Под ногами появилась земля, и Дин сразу же оступился, еще не придя в себя после головокружительного перелета с ангелом. Пытаясь самостоятельно восстановить равновесие, он отпихнул Кастиэля и сделал несколько неуверенных шагов, дрожа всем телом после выброса адреналина.

Постоянно чувствуя рядом присутствие ангела, Дин попытался успокоиться, но у него плохо получалось – голова шла кругом, и он никак не мог собраться с мыслями. Стряхнув руку, опустившуюся на его плечо, он круто развернулся и, тяжело дыша, уставился на Каса.

– Они забрали Сэма!

– Захария и его подручные?

– Да.

Настороженно оглядевшись, Кастиэль повел своего друга к массивной деревянной скамейке, обнаружившейся в нескольких шагах от них.

Посмотрев по сторонам, Дин с удивлением обнаружил, что оказался в небольшом парке, где с одной стороны была устроена детская площадка, а с другой – проложена тополиная аллея. В этот час вокруг не было ни души, что показалось охотнику странным. Он дошел вслед за ангелом до скамейки и рухнул на нее с прерывистым вздохом.

– Как Захарии удалось выследить тебя и захватить Сэма?

Дин потер висок, пытаясь унять нарастающую головную боль.
– Это была ловушка. Не знаю, для кого он ее устроил – только для Сэма или для нас обоих. Он заманил нас в город этой выдуманной охотой, схватил Сэма, затем каким-то образом вышел на меня. Черт, я понятия не имею, как ему это удалось… и тебе, кстати.

– Заманив вас в город, он мог найти вас здесь точно так же, как я, – в ответ на вопросительный взгляд своего собеседника, Кас кивком указал на видневшиеся неподалеку здания. – Бобби сказал мне, что вы в Индепенденсе, поэтому я стал проверять стоянки всех мотелей, пока не нашел Импалу.

Зеленоглазый охотник нахмурился.
– И что потом – ты просто заходил во все номера подряд, пока не нашел нужный?

– Я почувствовал Захарию… подумал, вдруг он с тобой. И решил, что в таком случае тебе срочно потребуется моя помощь.

– Да уж, это ты верно рассчитал.

– Что ему было нужно? Зачем им Сэм?

– Он сказал, что в моем распоряжении двадцать четыре часа, чтобы сказать «да» Михаилу, в противном случае он сдаст Сэма Люциферу.

Оцепенев от изумления, ангел снова огляделся.
– Тогда весьма вероятно, что Сэм все еще в городе. Подручные Захарии будут прятать его, не причиняя вреда, до окончания отпущенного срока.

– Ты так считаешь? – с горечью спросил Дин. – Сэм может быть в любой точке этой чертовой страны! Возможно даже, что его сейчас передают тому ублюдку.

Кастиэль с беспокойством посмотрел на своего приятеля.
– Ты не веришь, что Захария сдержит слово? Думаешь, он не выждет обещанные двадцать четыре часа?

Охотник вскочил на ноги, его глаза сверкали от ярости.
– Это ты мне скажи, Кас. Ты же у нас специалист по ангельской честности. Если такая штука вообще существует.

– Дин…

– Какого чёрта… о чем он говорил, Кас?

– Я не вполне…

– Тот паразит, Захария! Он посоветовал мне спросить у тебя, кто выпустил Сэма из бункера, когда мы впервые заперли его там!

Кастиэль открыл было рот, но потом опустил голову и уставился в землю, не в силах выдержать взгляд друга.

– Скажи, что это был не ты, Кас, – Дин подошел ближе и, пригнувшись, поймал взгляд Кастиэля. Потом он медленно выпрямился, неотрывно глядя в синие глаза, полные боли. – Скажи, что это сделал не ты. Не ты выпустил Сэма в то время, когда его организм избавлялся от заразы, и один только Бог знал, какие бредовые мысли вертелись у него в голове. Не ты допустил, чтобы он направился прямиком в лапы той демонической стервы. Скажи, что это был не ты.

– Мне… – Кас сглотнул, – …приказали…

Дин отвернулся. Его лицо окаменело, глаза превратились в две зеленые льдинки.
– Мы пытались помочь ему, пытались очистить его организм от демонской крови, а ты… ты просто…

– Я вынужден был выполнять…

– Нет. Не надо. Не заливай теперь, что ты должен был выполнять приказы, – снова обернувшись к ангелу, Дин угрожающе надвинулся на него и, глядя сверху вниз, для убедительности ткнул указательным пальцем ему в грудь. – Потому что ты знал, Кас – ты знал – что тебе приказывали совершить подлость! А только грёбаный идиот станет выполнять команду, которая в корне неверная или бессмысленная!

Ангел попятился.
– Ты сам выполнял…

– Нет! Нет, не скажи! Знаешь, однажды папа отдал мне приказ. Он приказал мне убить своего брата, если я не смогу спасти его. Брата, которого я вырастил. Брата, за которого я умер и отправился в Преисподнюю. А я не смог этого сделать. И до сих пор не могу. Это было отвратительно, это была чудовищная ошибка – он просто не имел права перекладывать такое бремя на своих детей! Поэтому не рассказывай мне тут, что ты слепо повиновался своему Отцу, как послушный солдатик! Ты должен делать то, что сам считаешь правильным, а не что тебе впаривают!

– Я пытался…

– Ага, и ты чертовски опоздал, – Дин издал горький смешок, делая шаг в сторону. – Слишком мало, слишком поздно. Однажды я сказал такое Сэму, сразу после смерти папы. Я был так зол; я хотел, чтобы кто-то страдал так, как страдал я. И эта тайна, выжигавшая мне мозги… Я просто на стены бросался. Парень изо всех сил старался облегчить мне жизнь – целый день старался, как мог, а я врезал ему за это. Он так на меня посмотрел, когда я…

Судорожно вздохнув, охотник провел рукой по волосам со лба до самой шеи.
– Знаешь, что самое интересное? Все это время… все это время ты изводил его упреками за то, что он сделал. Говорил, что он принимал неверные решения, и прочую чушь. И при этом ты знал, что в ту ночь Сэм оказался с Руби не только по своей воле. Ему помогли – ему помог ты со своими дружками, чуток подтолкнув в нужном направлении.

В глубине глаз ангела что-то промелькнуло.

У Дина засосало под ложечкой.
– Что еще?

– Ничего, – покачав головой, Кастиэль хотел уже отойти в сторону, но Дин преградил ему путь. Подняв взгляд, ангел увидел на знакомом лице смертельную обиду и злость.

– О чем ты умалчиваешь, Кас? Есть еще какая-то новость? Хуже этой? Была еще какая-то выходка, придуманная ради того, чтобы заставить Сэма, как послушную марионетку, выполнить все приказы твоего босса?

– Я… я не вполне уверен. Но… по-моему, Захария… что-то сделал, чтобы Сэм наверняка бросился искать Лилит, вместо того чтобы попытаться наладить отношения с тобой.

Охотник похолодел от ужаса.
– Что он сделал? – прохрипел он.

– Я не знаю. Правда, не знаю. Мне рассказывали… не все, – Кастиэль опустил взгляд, затем снова посмотрел прямо перед собой; смесь стыда и печали превратила его лицо в скорбную маску. – И Захария решил, что мне не следует знать об этой части плана.

Дин сжал пальцами переносицу.
– Мы все время были гребаными игрушками Небес. И они до сих пор дергают за ниточки.

– Мне очень жаль, Дин.

– Проехали, – охотник тяжело вздохнул, глядя мимо ангела на ближайшие здания. – Просто… какое-то время не попадайся мне на глаза, Кас.

– Здесь небезопасно. Захария…

– Он дал мне двадцать четыре часа. Значит, если он сдержит слово, у меня есть двадцать три с половиной часа, чтобы найти брата.

Кастиэль медленно кивнул, принимая объяснение.
– Я… расскажу о случившемся Бобби. А потом помогу вам искать Сэма.

Уже собираясь уходить, Дин что-то буркнул в знак согласия.
– Пока ты еще здесь, укажи, в какой стороне мотель. Мне нужно вернуться, чтобы забрать телефон.

– Почему ты не взял его с собой?

– Потому что я выронил его, когда… – Дин изумленно моргнул, услышав шум призрачных крыльев, в котором, казалось, растворился Кастиэль, – …тот гнусный сукин…

Ангел снова появился рядом с охотником, и тот в шоке попятился. Не говоря ни слова, Кастиэль протянул ему изъятый из мотеля сотовый и опять исчез.

– …сын… – запинаясь, выговорил Дин, пялясь на телефон. – Долбаные ангелы.

Возмущенно вздохнув, он сунул телефон в карман джинсов и двинулся в сторону центральной улицы. Надо было найти брата.

* * * * *
В кабине раздался слабый шорох перьев, и на соседнем сидении внезапно объявился пассажир.

Бобби выругался, от неожиданности дернув руль. Несколько секунд фургон отчаянно вилял на дороге, прежде чем изрыгавший проклятья охотник вернул себе управление. Он метнул разгневанный взгляд на нежданного гостя.

– Обязательно надо вытворять такое, да? Не можешь сначала позвонить, как все нормальные люди?

Ангел только моргнул, после чего рассказал Бобби последние новости. Закончив отчет, Кас сложил руки на коленях и приготовился к неминуемому взрыву. Ждать пришлось недолго.

– Ну, ты и придурок! Ты же знал, что мы пытались сделать той ночью, и при этом просто взял и выпустил его? У парня крыша наполовину съехала! Не удивительно, что он пошел прямиком к той гребаной дьяволице.

– Я… сожалею о содеянном.

Бобби только презрительно фыркнул.
– Как воспринял это известие Дин?

– Не очень хорошо.

– Что ж, неудивительно.

– В то время я делал то, что мне казалось правильным. Полученные приказы…

– Сам знаешь, для Дина это ничего не значит. Он просто будет считать, что среди тех, кому он доверял, оказался еще один предатель, – Бобби устало провел рукой по бородатому лицу. – Проклятье! Парню, наверное, кажется, что все, кого он считал своими друзьями, поочередно отворачиваются от него. Даже я недавно выставил его из дома, пригрозив пистолетом.

Кастиэль угрюмо смотрел сквозь ветровое стекло.

– Двадцать четыре часа, говоришь? – переспросил Бобби.

– Да, так Захария сказал Дину.

– Ты же понимаешь, что его обещаниям нельзя верить – он может не сдержать слово.

– Я… знаю, что такую возможность нельзя исключать.

Кивнув, Бобби метнул взгляд на пассажира.
– Как же мы найдем Сэма за это время?

Прежде чем ответить, ангел какое-то время разглядывал свои руки.
– Я… не в силах предсказать вероятность нашего успеха.

– Кто бы сомневался. Ладно, план у нас будет такой. Ты возвращаешься к Дину и помогаешь ему искать Сэма. Я буду на месте часа через четыре и сразу же присоединюсь к вам.

Кастиэль нерешительно протянул руку ко лбу охотника.
– Я могу…

– Ты и фургон мой перебросить сумеешь? Я ведь не могу обходиться без этой штуковины, – Бобби хмыкнул, глядя на удрученное лицо ангела. – Я так и думал. Возвращайся в Индепенденс. И следи за тем, чтобы Дин не натворил глупостей.

Кастиэль кивнул и исчез так же внезапно, как и появился.

Стиснув зубы в мрачной решимости, Бобби прибавил газу.

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Пятница, 31.05.2013, 21:11 | Сообщение # 4
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Ночь одинока, когда остаешься один,
Твои демоны оживают и сводят тебя с ума.
Ночь одинока, когда некому позвонить,
И надпись кричит со стены: "Ты знаешь, что время пришло"»

(Lonely Is The Night - Billy Squier)


Он не представлял, где находится; не знал, сколько времени провел без сознания. В комнате без окон стояла кромешная тьма, в которой ничего нельзя было рассмотреть. Его руки кто-то сковал за спиной наручниками, так что взглянуть на часы он не мог.

Сдержав проклятие, Сэм бросил взгляд на смутные очертания какой-то фигуры у противоположной стены его тюрьмы. В темноте можно было различить только блеск глаз и узкую белую полоску несколькими дюймами ниже. «Белая рубашка», – машинально отметил он спустя пару минут, после того как пришел в себя. Один из подручных Захарии. Ангел не отвечал на расспросы Сэма – просто молчал как рыба, не сводя немигающего взгляда с молодого охотника, скорчившегося у стены.

Это было довольно огорчительно, если не сказать «совсем хреново».

И это сильно усложняло задачу Сэма.

«Можно подумать, эта затея с самого начала была милым пустячком», – иронично сказал он сам себе, надавливая пальцем на острую щепку, торчавшую из пола. Очнувшись, он сразу заметил, что наручники на запястья и лодыжках были плотно обмотаны узкими полосками разорванной простыни. Судя по всему, охранник перестраховался, опасаясь, что его пленник порежется о железку, чтобы нарисовать кровью изгоняющий символ. На какой-то момент Сэма захлестнуло отчаяние.

Но потом он нащупал расщепленную половицу и принялся за дело с удвоенной решимостью, стараясь действовать незаметно, чтобы не вызвать подозрений.

Полагаясь на свою память, Сэм уже нарисовал половину знака, водя окровавленным пальцем по стене у себя за спиной. Скованные руки не позволяли размахнуться, но он чертовски надеялся, что знак получится достаточно крупным.

Неожиданно ангел вышел из темноты, на его смазливом лице застыло неодобрительное выражение.
– Ты что делаешь?

– Просто стараюсь устроиться поудобней, – ляпнул Сэм первое, что пришло в голову, и вжался спиной в стену. – Вы, ублюдки, о стульях, небось, не подумали?

Смерив охотника тяжелым взглядом, ангел вернулся на свой пост у противоположной стены.

– Верно. Полагаю, Женевская Конвенция на тебя тоже не распространяется.

Метнув на ангела испепеляющий взгляд, Сэм провел ладонью по полу и посильнее надавил на деревянный заусенец, стараясь не морщиться, когда тот глубоко вонзился ему в руку. Почувствовав, что из раны заструилась кровь, он снова передвинулся, чтобы добавить последние штрихи.

– И все-таки ты чем-то занят.

– Я уже сказал – пытаюсь устроиться поудобней. Я уйму времени провел со скованными за спиной руками. – Сэм заторопился изо всех сил, слегка подавшись вперед и вращая плечами. – А как насчет воды и всего остального, а? Ты хочешь, чтобы я превратился в мумию?

На лице ангела промелькнуло замешательство.

– Людям нужна вода, – пояснил Сэм, крепко сжимая кулак. – Разве тебя не учили этому на ваших подготовительных курсах?

Ангел снова шагнул вперед, еще сильнее нахмурившись.
– Что ты…

Сэм с мрачной улыбкой посмотрел в медленно расширяющиеся глаза своего тюремщика.
– Приятного путешествия, – саркастически протянул он и хлопнул по стене окровавленной ладонью, когда ангел бросился к нему.

Взвыл ветер, вспыхнул ослепительный свет, и охотника отбросило в сторону. Слегка ошалев от удара, он какое-то время лежал на боку, пережидая мини-бурю, после чего тряхнул головой, отбрасывая с глаз спутанные волосы, и осмотрел комнату. Обнаружив, что остался в одиночестве, Сэм торжествующе улыбнулся.

– Тюремщика сплавили. Теперь надо валить отсюда самому.

Упираясь спиной в стену рядом с кровавым символом, Сэм ухитрился сесть прямо. Короткая цепь, соединяющая наручники на ногах и на руках, не позволяла подняться на ноги, но он мог ползти на коленях. Получалось медленно и немного болезненно, но другого варианта не было.

Добравшись до середины комнаты, Сэм дюйм за дюймом осмотрел свою темницу и в итоге заметил нечто похожее на прямоугольный проем в стене – как раз в том месте, где стоял его ангельский надзиратель. Удовлетворенно присвистнув, Сэм пополз дальше, радуясь, что по мере приближения очертания отверстия становятся все более отчетливыми.

Это действительно была дверь, и молодой охотник с облегчением улыбнулся. Он не представлял, как дотянется до ручки, даже если дверь окажется незапертой, но в данный момент такой расклад казался оптимальным. Окрыленный надеждой, Сэм прополз последние футы.

Только лишь затем, чтобы забрезжившая надежда растаяла как дым. Дверь открылась, и Сэм увидел мешковатую фигуру и перекошенное от злости лицо Захарии.

Взревев, ангел схватил своего пленника за горло. Потом без малейших усилий поднял человека с пола и швырнул о ближайшую стену так, что у того перехватило дыхание.

– Я смотрю, недостаточно посадить тебя на цепь, словно зверя, чтобы удержать от глупостей. Полагаю, теперь придется применить более жёсткие меры.

Дождавшись, когда Сэм соскользнет на пол, он со всей силы ударил его по лицу тыльной стороной руки, так что голова врезалась в оштукатуренную стену.

У Сэма искры из глаз посыпались. Не успел он прийти в себя, как невидимые руки схватили его и подняли в воздух. Цепь, соединявшая его наручники, исчезла, и какая-то неведомая сила заставила его вытянуться в струнку с разведенными в стороны руками и ногами. Послышался зловещий лязг, и Сэм оказался подвешен на цепях, вмурованных в стены и потолок – беспомощный, словно муха в стальной паутине.

Захария ухмыльнулся, глядя на распятого охотника.
– Посмотрим, как ты теперь выпутаешься, умник.

– Ублюдок, – с трудом выговорил Сэм, у которого до сих пор звенело в ушах от двух ударов подряд. Он поморщился – неестественно вывернутые руки и ноги отчаянно болели.

– Придержи язык, мальчик, – предостерег Захария. Отступив на несколько шагов от висящего на цепях пленника, он с минуту любовался своей работой. После чего перевел взгляд на смазанный кровавый символ.
– Должен сказать, Сэмми, это было весьма остроумно.

– Не смей меня так называть!

Закатив глаза, ангел стал расхаживать из стороны в сторону перед охотником.
– Ах, ну да. Только старшему брату Дину дозволено называть тебя «Сэмми».

Внезапно Захария обернулся к Сэму и взглянул прямо в дерзкие зеленовато-карие глаза.
– Но, с другой стороны, теперь даже Дин не зовет тебя так, верно, Сэмми? Непросто, наверное, не только сознавать, что ты начал апокалипсис, но и видеть отвращение и разочарование во взгляде брата. Как давно он не называл тебя «Сэмми»? Несколько дней? Недель? Месяцев? А когда он произносит это имя, оно звучит уже совсем по-другому, верно?

С трудом сглотнув, Сэм в смятении отвел взгляд.
– Заткни пасть.

– А знаешь ли ты, малыш Сэмми, что поделывает сейчас Дин?

– Я Сэм, наглый сукин сын, и я понятия не имею, чем занят мой брат, – ответил охотник, добавив про себя: «Он будет меня искать, но тебе необязательно знать об этом».

– Могу поспорить, ты уверен, что, разыскивая тебя, он перевернет этот городишко сверху донизу, – оскал Захарии стал еще шире, когда узник вздрогнул, выдав себя. – Что ж, не хочу тебя разочаровывать, но в лагере Винчестера я не заметил особой активности.

– Ты лжешь.

– Лгу? – ангел подошел ближе. – Зачем мне лгать тебе, Сэм? Какая мне в том польза? Ты у меня в плену, не пройдет и восемнадцати часов, как ты станешь гостем Люцифера, если твой брат не согласится на мои условия. Если Дин скажет «да», ты окажешься на свободе, а Михаил воспользуется его тушкой. Я по любому в выигрыше. Так зачем мне лгать, если у меня на руках все козыри?

– Потому что ты въедливый, злопамятный, и тебе нравится смотреть, как человек корчится, словно червяк на крючке.

Захария кивнул с важным видом.
– Истинная правда. Но в данном случае нет никакой необходимости заставлять тебя корчиться, Сэмми. Я всего лишь констатирую факты. Вы оба сыграете предназначенные вам роли, и мы, счастливые, разойдемся по домам.

– Твой жалкий шантаж не сработает.

– Он обязательно сработает. Твой брат совсем раскис, он выбыл из игры. И ты знаешь, кого надо за это винить, верно?

«Мне… мне не так-то легко простить и забыть все это. Понимаешь?»

Сэм тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли.
– Нет, ты ошибаешься. Дин никогда не поддастся на твои уговоры и не перестанет меня искать.

– Думаю, мальчик, ты скоро убедишься в обратном. В конце концов, что у Дина в перспективе? Известный ему конец света? Мне почему-то кажется, что радости в этом маловато. Нет, он в первую очередь подумает о себе, сознавая, что именно у него есть шанс уцелеть в этой заварухе.

– Он не скажет Михаилу «да»!

– Не будь так уверен. Ты сам знаешь, как он к этому относится с тех пор, как вы прогулялись по Небесам. Обстоятельства складываются совсем не в его пользу. Он проигрывает и знает об этом.

– Нет.

– Он сомневается – в тебе, в Сингере… черт, даже в своем драгоценном дружке-ангеле. И он устал, Сэм. Выдохся. Заваленный проблемами, он прогнулся под этим грузом. Днем и ночью его преследуют ангелы и демоны, а благодаря тебе у него еще и охотники на хвосте. Почему бы ему не сказать «да» и не положить конец всем мучениям и ночным кошмарам?

Дрожь пробежала по телу Сэма.
– Нет…

– И вряд ли он может рассчитывать на сильную команду поддержки. Сингер сломлен, пьет и в лучшем случае ненадежен. Ты, по всей вероятности, скоро переметнешься к демонам, как уже делал раньше… даже у Кастиэля были от него свои секреты.

Оцепенев, охотник настороженно прищурился.
– О чем ты, черт возьми?

– Ты ведь так и не узнал, кто выпустил тебя из сверхъестественного бомбоубежища Сингера той ночью… а, Сэмми?

Сэму показалось, что его ударили под дых.
– Это был Кас?

– Кто еще, кроме ангела, смог бы миновать Печати Соломона и соляные дорожки? И все это время, пока он «помогал» вам, сражался с вами бок о бок, вы ничего не знали. Ваш так называемый друг очень хорошо умеет хранить тайны. Интересно, что еще он вам не рассказал.

Внезапно ошеломленное недоверие на лице Сэма сменилось гневом.
– Может, Кас меня и выпустил, – прорычал он. – Но он сделал это по твоему приказу!

Приложив указательный палец к носу, Захария моргнул.
– Ты всегда был умницей, Сэм. Но это не меняет того факта, что Дин близок к осуществлению своего предназначения. У него не осталось ничего такого, ради чего стоит жить.

– Это неправда!

– Только не говори мне, что Дин будет держать оборону ради тебя. Почему ты так уверен, что он вообще захочет тебя видеть? С чего ты взял, что он все еще считает тебя своей семьей – после всего, что ты сделал?

«Вместе мы не сильнее, Сэм. Мы слабее»

– Ты предал его, Сэм. Ты лгал ему, ты объединился с демоном против него, ты при каждом удобном случае втаптывал в грязь его любовь к тебе и швырял ему в лицо. Думаю, он будет рад спихнуть такую обузу со своей шеи. Для Дина, ты уже отрезанный ломоть. Зачем ему и дальше тратить силы, сражаясь ради тебя, если он не может рассчитывать на такое же отношение с твоей стороны?

«Ты предпочел демона собственному брату. Вряд ли я смогу тебе доверять»

– Нет, – Сэм и сам чувствовал слабость своего протеста.

– Не думаю, что ты здесь задержишься, Сэм. Дин согласится еще до окончания срока, и события пойдут своим чередом, в точности как предначертано, – подавшись вперед, Захария похлопал по груди потрясенного охотника. – А сейчас мне пора идти. Но не волнуйся, я тотчас же вернусь и освобожу тебя, как только твой брат сделает свой выбор.

Театрально щелкнув пальцами, Захария исчез, оставив младшего Винчестера в одиночестве.

Чувствуя, как отчаянно колотится сердце, Сэм попытался привести в порядок сумбурные мысли. Но было очень трудно сосредоточиться, отринуть усиливающуюся боль и ужасные издевки ангела.

И собственные воспоминания, предательски осаждающие его рассудок.

«Твой Рай – это День Благодарения в компании чужих людей. Это отказ от своей семьи»

– Нет, прошептал он. – Все было не так, не так.

«…предпочел демона собственному брату… худшая ночь в моей жизни… отказ от своей семьи… последний поступок отчаявшегося… мы в полном дерьме…»

– Не соглашайся. Дин, пожалуйста, не поддавайся им. Пожалуйста… есть другой выход… – Сэм застонал от жгучей боли в немилосердно растянутых связках и мышцах. – Господи… пожалуйста… помоги нам. Помоги моему брату. Пожалуйста…

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Воскресенье, 04.08.2013, 15:13 | Сообщение # 5
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Сегодня опасная ночь… охота уже началась.
Захвати динамит… эти парни подняли шум.
Ночь одинока, когда слышится чей-то зов:
“Готов ли ты к битве? Готов ли выдержать все?”»

(Lonely Is The Night - Billy Squier)


Присев на корточки, Дин обвел пальцами нечеткий след на грязном полу.
– Это единственная зацепка, которую я обнаружил – похоже, здесь кого-то швырнули на пол.

– Сэма? – спросил Бобби, оставаясь в дверях.

Молодой охотник распрямился.
– Судя по размеру пятна, не исключено, – он окинул взглядом безлюдную типографию. – Я думаю, Сэм сопротивлялся, и один из этих гадов слегка озверел.

– Возможно, именно поэтому нет других следов. В тот момент, когда его выволакивали отсюда, он мог уже потерять сознание.

Дин провел рукой по лицу. Он уже второй раз обследовал место, где Сэм должен был встретиться с гипотетическим раненым охотником, но вместо этого угодил в ловушку Захарии. По настоянию Бобби они вернулись, чтобы еще раз все осмотреть – просто на тот случай, если в первый раз что-то пропустили. Дин не спорил – он уже слишком устал от споров.

«Мы ищем Сэма уже двенадцать часов», – подумал он, чувствуя, что надежда стремительно тает. Кастиэль, как и просил Дин, не мозолил ему глаза, периодически наведываясь лишь затем, чтобы держать его в курсе поисков. Но вести со всех трех фронтов были неутешительными. Отпущенное время было на исходе, и они обыскали уже почти всё, что можно.

– Что у тебя на уме, мальчик? – ссутулившийся Дин обернулся к парализованному охотнику и с трудом расправил плечи. – Скажи, что ты не собираешься говорить «да» тому паршивцу, – прорычал Бобби, подкатив свое кресло поближе к молодому человеку.

– Время истекает, Бобби. Возможно, у меня нет выбора.

– Выбор есть всегда.

Охотники обернулись на звук знакомого хрипловатого голоса. Кастиэль стоял в тени рядом с дверью, будто сомневаясь, стоит ли проходить дальше.

– У нас в запасе одиннадцать часов. Я уже расширил зону поисков, включив в нее и соседние города. Мы еще можем успеть – можем найти Сэма до установленного срока.

Дин недоверчиво фыркнул.
– Неужели? А вдруг эти паразиты следят за каждым нашим шагом? Вдруг они перебрасывают Сэма с одного места на другое, постоянно опережая нас на шаг, и ловят от этого кайф? Или вдруг они упрятали его там, где мы уже искали, посчитав, что никто не вернется на проверенное место? У нас ничего нет! Хороший полновесный ноль! Не исключено, что Сэм уже в лапах Люцифера! Возможно, мы просто гоняемся за собственным хвостом, и даже не узнаем об этом, пока не станет чертовски поздно!

– Ну, и что ты предлагаешь? – спокойно вмешался Бобби. – Потому что прогнуться под Михаила – не вариант.

– По-твоему, я должен позволить тому паразиту сдать Сэма в пользование дьяволу, да? – Дин в смятении запустил пятерню в волосы. – Выбор у нас определенно невелик.

Кастиэль нерешительно шагнул вперед.
– Возможно, он будет… в бóльшей безопасности... с Люцифером.

– Что? – Дин в изумлении уставился на своего друга. – Что за бред?

Ангел сделал рукой неопределенный жест, переминаясь с ноги на ногу и волнуясь, что было совсем на него не похоже.
– Люцифер будет защищать избранный сосуд. Вряд ли он причинит Сэму вред. Чего нельзя сказать о Захарии.

– Ты что, шутишь, что ли? Хочешь убедить меня, что Сэму лучше с Люцифером?

– Я только…

– И как ты думаешь, что сделает Люц, когда Сэм окажется у него в руках, Кас? А? По-твоему, он угостит его кофе-латте и поболтает с ним о гребаной погоде? – Дин заметался по комнате. – Это же долбаный Люцифер, в конце концов! Если он не представляет особой угрозы для Сэма, то какого черта мы корячились все эти месяцы, пытаясь уберечь Сэма от него?

Бобби поднял руку, пресекая непроизвольный протест ангела.

– Сатана сделает все возможное, чтобы уломать Сэма. Как только Сэм окажется у него, игра будет окончена. Ему крышка, – закончил Дин.

– Думаешь, Сэм согласится так просто? – спросил бородатый охотник обманчиво спокойным тоном. Прищурив блеклые голубые глаза, он пристально смотрел на своего приемного сына.

– У него не будет выбора, – часто сглатывая, Дин остановился и уставился на дальнюю стену, не желая смотреть в глаза остальным. – И тогда у меня тоже не останется выбора.

– То есть, по-твоему, есть только один вариант – сказать Михаилу «да», – подытожил Бобби.

– У меня связаны руки, Бобби, и я безоружен. Я не вижу выхода. Либо я жертвую собой, либо я жертвую братом. И если пожертвую Сэмом, то все равно буду вынужден сказать «да» Михаилу, чтобы остановить Люцифера. Мне выпала «Рука Мертвеца», и, похоже, настало время бросить карты. [1]

Бобби недоверчиво фыркнул.
– А с чего ты взял, что Сэм действительно у того негодяя?

Старший Винчестер удивленно моргнул.
– Что?

– Мы предполагали, что Захария говорит правду, но вдруг он солгал? Что, если Сэма похитил кто-то другой, а он просто пользуется возможностью запудрить тебе мозги и заставить сказать «да»?

Дин посмотрел на Кастиэля, но тот только плечами пожал.
– Я… я не… кто еще мог его похитить? Если это охотники, мы бы уже вышли на их след. Это могут быть только ангелы.

– Или демоны, – осторожно добавил ангел.

Дин обвел рукой пустынную типографию.
– Ты видишь где-то здесь серу? Или другие признаки демонов?

– Нет, но… с момента исчезновения Сэма уже прошло какое-то время. Следы могли исчезнуть.

– Я не знаю… – обреченно вздохнув, молодой охотник обернулся к своим друзьям. – Если его забрали демоны, значит, они сразу же передали его своему Господину, поэтому вопрос остается прежним: что делать, когда он прекратит сопротивление и впустит в себя Люцифера.

– Тогда скажи «да» прямо сейчас и с твоими проблемами – как и с проблемами Сэма – будет покончено, – послышался самодовольный голос за спиной Кастиэля.

Крутанувшись на месте, темноволосый ангел настороженно напрягся.
– Захария.

Бесцеремонно отодвинув Каса в сторону, ангельский чиновник вошел в комнату.

– Ну что, нашел что-нибудь, Дин? Может, какую-то зацепку, подсказывающую тебе, где искать Сэма? Позволь избавить тебя от хлопот – он надежно упрятан там, где ты его никогда не отыщешь. Во всяком случае, до окончания установленного срока, – Захария демонстративно посмотрел на часы. – Осталось менее одиннадцати часов, Дин. Почему бы тебе не упростить себе жизнь и не закрыть этот вопрос? Ты же понимаешь, что на этот раз тебе не выиграть.

– Как ты меня нашел?

– О, я видел, что вы снуете по всему городу, как муравьи, – седовласый ангел выставил перед собой руки, словно краб свои клешни, и засмеялся. – В общем, это было весьма забавно. Особенно если учесть, что я понимал всю безнадежность вашей затеи. Сэм спрятан слишком хорошо.

Гнев и возмущение захлестнули Дина. Выпрямившись во весь рост, он злобно взглянул на Захарию.
– Я не верю тебе. Сомневаюсь, что Сэма захватил ты.

– Тебе нужны доказательства? – Захария приподнял бровь. – Отлично, я предъявлю тебе доказательства. Жди здесь.

В мгновение ока ангел исчез. Пока охотник настороженно озирался по сторонам в ожидании повторного появления, Кастиэль быстро провел своим ножом по ладони и стал рисовать на ближайшей стене изгоняющий символ.

Кас едва успел дорисовать последний штрих, когда Захария снова появился в комнате, вытянув перед собой руку. Он бросил на ладонь Дина наручные часы и прядь волнистых каштановых волос, после чего с ухмылкой отступил назад, не сводя глаз с лица молодого охотника.

Рассматривая улики, Дин заметил на ладони небольшое красное пятнышко. Он коснулся пряди волос, и его обуяла лютая злоба: с одной стороны кончики были перемазаны кровью.
– Сукин сын! Ты что, вырвал у него волосы с корнем, нахрен?

– Прости, ножниц под рукой не оказалось, – съязвил Захария. – Итак, теперь ты мне веришь?

– Дин? – грубовато спросил Бобби, бросая гневный взгляд на плешивого ангела.

– Он взял это у Сэма, – Дин в смятении провел пальцем по мягкой каштановой пряди.

– Скажи «да», Дин. Тебе не справиться. Ты знаешь, что это твоя судьба. Так ты сможешь хотя бы уберечь Сэма от тех страшных пыток, которым подвергнет его Люцифер, прежде чем получит согласие. Ты можешь спасти брата от такой участи. Хотя он этого и не заслуживает, – саркастически добавил ангел своим елейным голосом. – Может, оно и к лучшему, что все так обернулось…

Из дальней стены вырвался столп белого пламени. Оно с ревом метнулось через всю комнату, поглотив самодовольную тварь. Прикрыв лицо рукой, Дин попятился и какое-то время моргал, глядя, как угасает свечение после внезапной вспышки. Он в шоке обернулся к ангелу.

Кастиэль, склонив голову набок, чуть заметно дернул плечом.
– Он слишком много говорит.

– Ну, – буркнул Бобби, хлопая себя по бездействующей ноге. – И что нам теперь делать?

Дин по-прежнему смотрел на волнистую прядь волос на своей ладони.

– Дин?

«Мы найдем другой путь. Мы еще можем остановить все это, Дин… мы найдем его… ты и я – мы его найдем».

«А что, если нет другого пути, Сэмми? Что, если это тупик? Что, если мы действительно не можем противостоять Небесной Канцелярии?»


Старший Винчестер медленно поднял голову, его зеленые глаза смотрели холодно.

– Мы продолжим поиски, – решительно объявил Кастиэль, перехватив взгляд друга.

Дин сунул часы Сэма в карман куртки. По-прежнему сжимая в руке волосы брата, он молча вышел из комнаты.

* * * * *

Примечание переводчика:

[1] «Рука Мертвеца» (Dead Man's Hand) – название комбинации карт в покере: две черные восьмерки и два черных туза. Это далеко не самая слабая комбинация, но она стала символом злого рока, благодаря одной истории – то ли реальной, то ли выдуманной…

Вечером 2 августа 1876 года Билл Хикок по прозвищу «Дикий Билл», один из лучших стрелков на Диком Западе, играл в покер в салуне городка Дедвуд. Обычно он садился спиной к стене, чтобы никто не мог напасть на него сзади. Однако в тот роковой вечер все стулья у стены были заняты, и он вынужден был сесть спиной к выходу.
В разгар игры в салун вошел Джек Маккол, и, подойдя к Дикому Биллу сзади, дважды выстрелил ему в голову из револьвера «магнум» 45-го калибра. Дикий Билл упал на стол, и из его руки выпали карты: два черных туза и две черные восьмерки, а также пятая карта, которую он в тот момент собирался поменять.
Номинал пятой карты, как и причины убийства, так и не остались неизвестными. Кто-то считал, что это была кровная месть, кто-то думал, что Маккол просто задолжал Биллу крупную сумму денег. Были даже более таинственные версии – что убийцей в тот момент управляла нечистая сила, поскольку сам он так и не смог объяснить свой поступок и почти не помнил момент убийства…


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Воскресенье, 04.08.2013, 15:17 | Сообщение # 6
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Лишь другой поверженный герой-одиночка
Помогает мне сохранять рассудок.
Потерял я веру, надежду и здравый смысл,
И время мое истекает… истекает время»

(Running Out of Time - Ozzy Osbourne)


Дин – измученный, небритый, с покрасневшими глазами, рухнул на край кровати и обреченно повесил голову. Бобби замер рядом, не зная, что сказать. Наконец, старый охотник просто мягко положил руку на поникшее плечо.

Шелест крыльев возвестил о появлении третьего члена команды. Дин, собрав остатки сил, поднял голову и вопросительно приподнял бровь.

Кастиэль медленно покачал головой, и ему очень не понравилось мрачное выражение на лице друга. Он обменялся встревоженным взглядом с охотником в инвалидном кресле.

– Что ж, значит, это конец, – еле слышно просипел Дин.

– Ты не можешь сдаться, мальчик. Сам знаешь – Сэм не хотел бы этого.

– Бобби… – молодой человек неопределенно махнул рукой и бессильно уронил ее на колени.

– По-моему… думаю, у меня есть план, – добавил Кастиэль. – Но мне нужно будет какое-то время.

– У нас больше нет времени, – откликнулся Дин. – Этот сукин сын может нагрянуть в любую минуту.

– Я не проверил еще одну улочку. Мне показалось, что это слишком рискованно, но времена сейчас отчаянные. Они требуют столь же отчаянных мер. Пожалуйста… поверь мне. Не уступай Захарии.

– Поверить тебе? – воспаленные зеленые глаза впились в лицо ангела. – Как я могу доверять тебе, Кас?

Прежде чем ангел успел ответить, в убогом номере мотеля появился гость.

Захария сцепил за спиной руки; на лице позаимствованной человеческой оболочки застыла выжидательная улыбка.
– Время вышло, герой. И каков твой ответ?

Чувствуя, как рука Бобби сжала его плечо, Дин, не глядя на Захарию, встретился взглядом с Кастиэлем. Заметив мольбу в темно-синих глазах, он судорожно сглотнул.

Волны сомнения, страха и отчаяния бесконечной чередой накатывали на измотанного человека, отбирая последние силы. Сквозь слабый шум в ушах Дин слышал голос брата, умолявшего не сдаваться, не терять веры, найти другой способ.

Череда воспоминаний мелькала перед его мысленным взором: Сэм, которому Захария сломал обе ноги, валится на пол склада их отца… Сэм предлагает расстаться на какое-то время, и его грустные зеленовато-карие глаза молят о понимании… длинные дрожащие пальцы тянутся к нему, чтобы взять нож, убивающий демонов… Сэм как подкошенный соскальзывает по стене на пол, сжимая окровавленными руками обломок трубы, торчащий из живота… Сэм бессвязно бормочет, что любит его, а большие, затуманенные алкоголем глаза смотрят прямо в душу… умоляющий щенячий взгляд Сэма.

«Мы найдем другой способ… и не просто «мы» – каждый из нас… Мне уже тошно быть марионеткой в руках этих негодяев… ты и я, мы найдем его…»

– Нет.

Захария в замешательстве нахмурился.
– Что ты сказал?

– Я сказал «нет», – Дин облизнул губы и, сжав кулаки, посмотрел на своего собеседника.

Лицо Захарии потемнело от гнева.
– Тогда мне остается лишь надеется, что ты сможешь жить, сознавая ту цену, которую только что заплатил.

Ангел исчез, и Дин судорожно выдохнул, чувствуя, как его решимость разбивается вдребезги.
– О, Боже…

– Сэм может нас удивить, – тихо заметил Бобби. – Не исключено, что он сумеет продержаться, пока Кастиэль будет осуществлять свой план.

– Это Люцифер, Бобби. Он не допустит, чтобы Сэм продержался, – Дин взглянул на Кастиэля. – Скажи мне, что есть шанс, и твой план сработает, Кас. Потому что иначе получается, что я обрек своего брата на смерть.

* * * * *
Боль усилилась. Теперь ему казалось, что по измученному телу прокатываются огненные волны. Призрачные образы мелькали во мраке, шепча какие-то непонятные слова. Сэм понимал, что от боли и обезвоживания рассудок начинает сдавать, но, похоже, это была единственная связная мысль.

А кроме этого он мог только постоянно твердить про себя молитву.

Сэм начал молиться вслух – последний поступок отчаявшегося – несколько часов назад, но со временем жажда доконала его, и голос пропал. Он был настолько обезвожен, что уже не мог потеть.

Захария возвращался дважды. Сначала чтобы снять с него часы и безжалостно выдрать клок волос, а во второй раз – чтобы опустить на пол и позволить справить нужду, когда уже практически не оставалось сил терпеть. Во время этих двух посещений ангел не произнес ни слова, а просьбы о воде выслушивал с презрительной ухмылкой.

Сэм все понимал – для ангелов он… не представлял никакого интереса. Шахматная фигура, не более того. Безнадежно испорченный человечишка. Для них был важен Дин. Сэм был просто нагрузкой.

Но, несмотря ни на что, он по-прежнему мысленно повторял одну и ту же мольбу, беззвучно шевеля растрескавшимися губами: «Господи, пожалуйста… Дин, пожалуйста… не сдавайся… не сдавайся… помоги ему…».

Неожиданно в комнате кто-то появился, цепи с наручниками бесследно исчезли, а Сэм почувствовал, как его грубо схватили за руки. Оказавшись на полу, он захрипел от мучительной боли. Дрожащие ноги подкосились, и кто-то, бормоча проклятья, схватил его за рубашку на груди и за пояс джинсов. С трудом подняв мутный взгляд, он наконец-то различил искаженное гневом лицо Захарии.

– Твой брат сделал свой выбор, – рявкнул ангел, рванув на себя беспомощного молодого охотника. – Он решил пожертвовать тобой ради собственной неуёмной гордыни. Ты отправляешься к Люциферу.

Измученный Сэм содрогнулся от страха, чувствуя, как неземная сила подхватывает его и стремительно уносит прочь.

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Пятница, 30.08.2013, 20:42 | Сообщение # 7
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
ГЛАВА 3

«Раскатом грома, ливнем и грозой
Я надвигаюсь, словно ураган,
Я молниями небо озарил.
Ты молод еще очень, но умрешь»

(Hell's Bells - AC/DC)


– Люцифер!

Раскинув руки, Захария медленно повернулся кругом, пристально всматриваясь в каждый дюйм поросшего кустарником поля, посреди которого он стоял теперь вместе со своей свитой. Он сразу же заметил осторожное приближение, уловил верные признаки одержимого демоном человека, и с самодовольной улыбкой повернулся лицом в ту сторону, откуда доносились звуки. Раздвинув заросли, он увидел молодую черноволосую женщину.

– Я звал твоего босса, а не его… шестерку, – язвительно заметил ангел. – Передай ему, что это не ловушка. Я всего лишь хочу поговорить.

– Так говори, – раздался позади Захарии тихий бесстрастный голос.

Резко обернувшись, небесный сановник оказался лицом к лицу со своим давно изгнанным братом. Люцифер стоял в нескольких шагах от него, сцепив руки на животе. Какое-то время он спокойно рассматривал ангела, после чего метнул взгляд на его миньонов.

– Может, для начала объяснишь, почему ты вызвал меня сюда, словно какую-то мелкую сошку, и почему с тобой мой Избранный.

– Считай его подарком, – Захария знаком подозвал своих помощников, волоком тащивших практически потерявшего сознание человека.

Сэм Винчестер едва сознавал происходящее; его голова моталась из стороны в сторону, руки безвольно лежали на плечах подчиненных Захарии. После страшного перенапряжения мышц, он все еще не мог стоять, и его ноги волочились по земле.

– Ты всегда даришь сломанные подарки?

– Жить будет, – Захария махнул рукой, приказывая своим помощникам опустить охотника на сырую землю. – Я подумал, ты был бы рад получить своего Избранного на блюдечке. Избавляю тебя от хлопот, связанных с его поиском.

Люцифер саркастически приподнял бровь.
– Откуда вдруг взялась такая щедрость по отношению к падшему собрату?

– Мы с тобой хотим одного и того же, брат. Возрождения былого Рая, – пылко провозгласил сладкоречивый ангел и воздел руки, словно пытаясь охватить весь ночной мир. – Мы действуем в противоположных лагерях, но цель у нас одна. Я просто подумал, что мог бы… немного помочь делу. Назови это жестом доброй воли.

– Или взяткой, позволяющей тебе откосить от последней битвы, – Люцифер слегка вскинул голову. – Я знаю тебя.

– Мы когда-то встречались. Давно, – напомнил ему Захария.

– Захария.

– Да.

– Въедливый бюрократ, насколько я помню.

Сэм издал слабый хриплый смешок.

Захария недовольно скривился.
– Я – один из Херувимов, – запальчиво напомнил он бывшему архангелу.

Молодой охотник медленно повернул голову набок.
– Херув’мчик? С крыл’шками, в подг’зниках… – Сэм снова чуть слышно хмыкнул и тут же зашелся кашлем, сотрясаясь всем своим измученным телом.

Пропустив мимо ушей ворчание Захарии «необразованный сопляк», Люцифер опустился на колени рядом со своим Избранным и осторожно сжал в ладонях его лицо.

– Не херувимчик, Сэм. Херувим. Вообще-то они всего на одну ступень ниже Архангелов. Могущественные, но… – властелин Ада дернул плечом и продолжил, понизив голос так, чтобы его услышал только Сэм: – Не такие могущественные, как мы.

– Ну что, по рукам или мне вернуть твоего Избранного туда, откуда взял? – с нажимом спросил Захария.

– Ты всегда был мелким двуличным подхалимом, – нотки саркастического юмора в голосе Люцифера исчезли, как только он внимательно рассмотрел раны Сэма. – Что с ним случилось?

– Он стал тем рычагом, который должен был заставить Дина сказать Михаилу «да», – Захария пожал плечами и немного попятился, когда падший ангел поднялся на ноги. – Но Дин предпочел сдать тебе своего брата, вместо того чтобы принять верное решение, подчинившись судьбе.

– Значит, ради своей выгоды ты работал на два фронта. Как я уже сказал, ты всегда был интриганом, – глаза дьявола грозно сверкнули. – Я недоволен состоянием моего Избранного, Захария. Даже демоны не сотворили бы с ним такое. Разве что захотели бы испытать на себе мой гнев.

Захария отступил еще на один шаг.

Люцифер поднял руку со сжатыми пальцами, обращенными в сторону ангельской троицы.
– Не ждите благодарности, – бросил он, резко разжимая кулак.

Из ладони дьявола вырвался поток яркого света, который в мгновение ока поглотил ангелов. Когда сияние померкло, Люцифер опустился на одно колено рядом с Сэмом и приложил ладонь к его щеке.

– У-убил… их?

– Вообще-то нет, не убил. Просто послал подальше.

– Въед’вый… бюр’крат… – просипел Сэм и судорожно закашлялся.

– И к тому же мелкая сошка. Во всяком случае, был таковым, когда я последний раз наведывался домой. С тех пор, должно быть, он продвинулся по службе, – досадливо прищелкнув языком, Люцифер вытер струйку крови на виске Сэма. – Не тревожься. Теперь он не будет тебе досаждать.

– О’тавь… м’ня…

– Не могу, Сэм. Ты умрешь здесь, под открытым небом – ты сейчас так слаб. Мне нужно перенести тебя в какое-то безопасное место, где я мог бы о тебе позаботиться. Тебе нужна вода, еда и удобная кровать, пока ты не выздоровеешь.

– Не-ет… Не пойду… с т’бой…

– Боюсь, у тебя нет выбора, – пояснил падший ангел, осторожно поднимая человека с земли. – Теперь ты будешь на моем попечении, Сэм, как я и предсказывал, – он кивком указал на далекий свет во тьме, похожий на огни большого города.

– Добро пожаловать в Детройт, Сэм Винчестер. Именно здесь ты в итоге скажешь мне «да». Именно здесь начнется та последняя битва, а потом мы с тобой приведем в порядок этот исковерканный мир и сделаем его раем, каким он уже был однажды.

И Люцифер медленно двинулся по полю, унося с собой измученного охотника, издающего едва слышные протестующие стоны.

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."

Сообщение отредактировал Green_Eyed - Пятница, 30.08.2013, 20:43
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Пятница, 30.08.2013, 21:05 | Сообщение # 8
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Обрывки прошлого преследуют меня,
Никак в покое не хотят оставить.
По-прежнему мне чудится здесь тайна.
Быть может, это сон?

Дорога в никуда ведет ко мне»

(Road to Nowhere - Ozzy Osbourne)


Кастиэль закончил читать енохианское заклинание и поднял глаза к небу, всматриваясь в бездонную синеву, еще окрашенную на востоке золотистым отсветом утренней зари. Легкий ветерок взъерошил его волосы, когда он отвернулся от великолепного пейзажа, вдыхая полной грудью свежий аромат полыни и диких цветов.

Ангел осмотрелся вокруг и нахмурился, обнаружив, что стоит на каменистом нагорье в полном одиночестве. По-видимому, ритуал вызова не сработал. Вздохнув, он повернулся к величественной панораме и снова повторил древние слова.

– Я тебя и в первый раз слышал.

Резко обернувшись, Кастиэль увидел невысокого, ничем не примечательного мужчину, сидевшего, скрестив ноги, на ближайшем валуне.
– Габриэль.

– Кастиэль, – бывший Фокусник ловко соскочил с огромного камня и остановился в нескольких шагах от темноволосого ангела. – Должен сказать, меня удивил твой зов, младший брат. Во время нашей последней встречи мы расстались явно не лучшим образом.

– Мне нужна твоя помощь.

Ореховые глаза Вестника расширились от удивления.
– О, неужели?

– Я хочу, чтобы ты помог мне одолеть Люцифера.

Габриэль разразился смехом.
– Ты что, последних мозгов лишился?

– Захария захватил Сэма Винчестера и передал его Люциферу. Мы должны остановить нашего брата, пока он не занял свою человеческую оболочку.

Архангел покачал головой.

– Ну, во-первых, останавливать Люцифера – работа Михаила. А во-вторых, – продолжил Габриэль, расхаживая вокруг Кастиэля с воздетыми к небу руками, – зачем ты лезешь в эти дела? События были предопределены с начала времен. Просто жизнь идет своим чередом. По правде говоря, все должно было случиться несколько месяцев назад, и случилось бы, если бы эти оболтусы не противились своей судьбе с таким упорством.

– Почему именно Винчестеры обречены стать жертвами в этом бесконечном споре наших братьев?

– Потому что должно быть именно так.

Но Кастиэль не желал смириться.
– Ты уверен в этом, Габриэль? А что, если те приказы исходили не от Бога?

Габриэль погрозил пальцем.
– Ты близок к богохульству, братишка.

– Ты давно не был дома, брат. Ситуация… изменилась.

– Не особенно, – бросил архангел, закатив глаза.

– Наш Отец не говорит со своим ближайшим окружением. Даже Иешуа больше не слышит Его голос. Как мы можем быть уверены, что поступаем правильно?

– Потому что так написано.

– Почему сейчас? Почему эти двое?

Габриэль тяжело вздохнул.
– Ты не в полной мере осознаешь План, младший брат. Некоторых вещей тебе знать не положено. Ты должен просто верить.

– Кажется, одной веры мне недостаточно.

Архангел изумленно приподнял рыжеватую бровь.
– Кастиэль! Не хочешь ли ты сказать, что тебе нужны доказательства? Может, мне пора называть тебя Фомой? [1]

Черноволосый ангел пожал плечами.
– Я всего лишь хочу сказать, что дела, возможно, идут не совсем так, как замыслил Отец.

– Ты о чем?

– Почему Господь отвернулся от нас? Почему мы не слышим Его голос, получая самые важные приказы? И почему Он вытащил Винчестеров – и главное, Сэма – из Ильчестера, когда пала последняя Печать, если Сэму предопределено стать сосудом Люцифера? Почему Он не позволил нашему падшему брату забрать себе Сэма сразу после своего освобождения? Почему Захария выжимал из Дина «да» для Михаила еще до того, как Люцифер заполучил Сэма?

Увлеченный темой, не дававшей ему покоя, Кастиэль подошел к краю горы и широким жестом указал на впечатляющую панораму Большого Каньона.
– Почему Он спокойно отступает и позволяет разрушить все, что Он создал, включая людей?

– Конец человечества был предопределен, Кастиэль, – многозначительно напомнил Габриэль младшему ангелу. – Судьбу нельзя изменить.

– А вдруг ее уже изменили? – Кастиэль крутанулся на месте и, оказавшись лицом к лицу с архангелом, успел заметить тень замешательства, промелькнувшую на его лице. – Что, если тот, предопределенный, Конец Света должен наступить не сейчас?

Габриэль прищурился.
– Откуда такие мысли?

– Когда мы осадили Ад… Что, если осаду сознательно затянули?

Кивнув, бывший Фокусник подошел к Кастиэлю и сочувственно положил руку на его плечо.
– Я понимаю, что ты чувствуешь ответственность за Дина Винчестера, поскольку именно ты вытащил его из Преисподней, и я знаю, что ты отчаянно боролся, пытаясь добраться до его души, прежде чем падет первая Печать, но…

Кастиэль стряхнул руку и отступил назад, его глаза потемнели от гнева.
– Оставь при себе своей покровительственный тон, Габриэль. Дин Винчестер провел в Адской камере пыток сорок лет! Потребовалось тридцать лет, чтобы сломить его волю, а мы получили приказ вытащить его душу только после того, как пала первая Печать. Если бы нам позволили действовать быстрее, мы могли бы это предотвратить.

– И все же я не клюну на твои доводы, младший брат. Как тебе известно, сломать Печати было необходимо, чтобы Люцифер оказался на воле. Дину суждено было стать первым, только и всего. По воле рока Винчестерам предначертано стать сосудами для наших братьев, чтобы разыгралась последняя битва.

– А как же свобода воли? Если судьбу не изменишь, зачем Он даровал людям свободную волю?

Габриэль открыл было рот, но младший ангел не позволил ему ответить. Почти вплотную придвинувшись к архангелу, Кастиэль ткнул пальцем в грудь могущественного собрата.

– И если Винчестеры исполняют свои роли просто по воле рока, зачем ты затеял ту маленькую «игру» во Флориде? Почему ты пытался убедить Сэма, не сопротивляясь, отпустить Дина в Ад?

Архангел, нахмурившись, отступил на шаг.
– Но ведь это не сработало, верно? Он все равно ввязался во всю эту историю – стал пить демонскую кровь, одержимый идеей отомстить Лилит, и тем самым практически уничтожил мир.

– И всё же ты пытался подготовить его к жизни без брата. Зачем было напрягаться, если ты знал, что он не уйдет от своей судьбы?

Скрестив на груди руки, Габриэль опустился на ближайший валун и уставился на каньон, раскинувшийся у его ног.

– Ты сомневаешься, Габриэль. Я вижу. Я тоже сомневаюсь. Я сомневаюсь в том, что это действительно план Бога. Не думаю, что нам говорят всю правду. Если Бог распорядился начать апокалипсис сейчас, почему нам не сообщили об этом? И почему он вернул меня к жизни после того, как я погиб от руки Рафаила в ту ночь, когда пала последняя Печать? Он же знал, что по возвращении я буду продолжать защищать Винчестеров. Почему он просто не оставил меня в небытие, тем самым лишив Избранных защиты?

– Я уже сказал тебе, Кастиэль – некоторых вещей тебе знать не положено. Ты должен просто следовать приказам и иметь веру.

– Значит «всякой швали» можно ничего не рассказывать?

Габриэль медленно потер подбородок, встретившись взглядом с черноволосым ангелом.
– Как, ты сказал, его зовут?

– Захария.

– Захария… – сурово повторил архангел. – Так я и знал.

– Я считаю, что Захария ускорил Конец Света.

– Михаил не допустил бы ничего такого, что не вписывалось бы в план Отца. Ты же знаешь, что он на этом просто помешан.

– Михаил мог и не знать об этом. А сейчас, когда настал Армагеддон, у него нет выбора – ему приходится играть свою роль в противостоянии с Люцифером.

Габриэль задумчиво кивнул; казалось, его мысли витают где-то далеко.
– Михаил зациклился только на одной… нет, на двух вещах. Подчиняться воле нашего Отца и покончить с Люцифером раз и навсегда. Он может просто не замечать, что происходит на самом деле. Я имею в виду ситуацию, когда действительно что-то идет не так, а не то обстоятельство, что ты просто слишком много общаешься с Винчестерами.

– Ты тоже общался с ними. Что-то не так, Габриэль. Я знаю, ты тоже это чувствуешь. С чего бы ты тогда пытался помочь Винчестерам, тем более Сэму?

– Возможно, это было просто испытанием.

Кастиэль в упор взглянул на архангела.
– Возможно, это мы сейчас проходим испытание.

Вестник Небес промолчал.

– Помоги мне все исправить. Помоги одолеть Люцифера.

– Я не могу.

– Не можешь? Или не хочешь?

– Люцифер – забота Михаила, я тут ни при чем.

Распрямив плечи, Кастиэль вскинул голову со злостью и вызовом.
– Выходит, ты предпочитаешь просто сидеть и смотреть, как твои братья уничтожают друг друга.

– Поверь, мне больно не меньше, чем тебе, младший брат, – Габриэль отвернулся. – Но я не должен вмешиваться.

– Тогда я сам выступлю против Люцифера.

Неожиданно архангел шагнул вперед и схватил брата за рукав.
– Почему ты так заботишься об этих людях?

– Они… мои друзья. А все происходящее – ошибка.

Габриэль уронил руку.
– Если ты пойдешь против Люцифера, он уничтожит тебя, как уничтожил тогда Рафаил. Возможно, тебе придется еще хуже – Люцифер может быть весьма изобретательным.

– По крайней мере, я погибну, зная, что сделал все возможное, чтобы исправить ситуацию, а не отсиживался трусливо в какой-то дыре, пережидая апокалипсис. Дин был прав – слабó тебе тягаться со своими братьями.

Лицо архангела потемнело от ярости. Отступив назад, он дождался, пока младший ангел повернется к нему спиной, и лишь потом заговорил.

– Кастиэль.

От звука истинного голоса Вестника задрожали скалы. Обернувшись, Кас удивленно взглянул на брата.

Габриэль пристально смотрел на него, и глаза его пылали огнем, горевшим ярче солнца. Теперь архангел стал выше ростом – он нависал над младшим собратом, словно гигантская скала, а развернувшиеся за спиной огромные крылья заслоняли все небо.

– Когда я сказал Марии из Назарета, что она будет носить под сердцем Сына Божьего, она не уклонилась от судьбы своей, хотя и знала, что это может принести ей тяжкие душевные страдания и боль безмерную – она знала, что ее могут забить камнями насмерть, прежде чем она родит ребенка. Она смирилась со своим предназначением и стала избранным сосудом Господа нашего. Что такого особенного ты находишь в Винчестерах?

– А у нее был выбор?

Медленно возвращаясь к своему обычному виду, Габриэль созерцал брата в недобром молчании. Спустя несколько секунд он проворчал:
– Бог знал, что она скажет «да».

– Но был ли у нее выбор? Или же во имя Его у нее отобрали дар свободной воли?

– Он не отбирал дарованную ей свободную волю, – неохотно признал архангел.

– Значит, у Марии из Назарета был выбор.

– Да.

– Тогда ты только что сам ответил на свой вопрос.

Глядя на каменистую землю под ногами, Вестник тяжело вздохнул.
– Я не могу помочь тебе, Кастиэль. Скажу только, что Люцифер в Детройте. Город полон апокалипсических знамений. Я не знаю, там ли Сэм Винчестер, но прошлой ночью в тех краях побывал Захария, а значит, велика вероятность того, что Сэма уже передали нашему брату.

– Тогда я отправлюсь в Детройт и попытаюсь спасти своего друга. Прощай, брат.

Зашелестели перья, и Кас исчез, оставив Габриэля в одиночестве стоять на вершине горы.

* * * * *

Примечания переводчика:

[1] Фома – один из апостолов (учеников) Иисуса Христа. Согласно Библии Фома отсутствовал при первом явлении Иисуса другим апостолам и, узнав от них, что Иисус воскрес из мертвых и приходил к ним, потребовал доказательств. И только, увидев воочию явившегося Христа, Фома уверовал и произнёс «Господь мой и Бог мой». Выражение «Фома неверующий» (или «неверный») стало нарицательным именем для недоверчивого слушателя.


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Пятница, 30.08.2013, 21:30 | Сообщение # 9
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Я не стану брать пленных, пощады не жди
Никто не осмелится выступить против меня
Я достал свой колокол, и тебя ждет ад
Я до тебя доберусь, Сатана доберется,

Адские колокола»

(Hell's Bells - AC/DC)


Вынырнув из бархатной пучины сна, Сэм постепенно возвращался в реальность. Еще не открыв глаза, он быстро оценил свое состояние и пришел к выводу, что ситуация значительно улучшилась по сравнению с последним разом, когда он был в сознании – по крайней мере, физически он чувствовал себя гораздо лучше.

Нестерпимая жажда исчезла; немилосердно растянутые цепями плечи, ноги и спина уже не болели. Невыносимая головная боль, сопровождавшая обезвоживание, перешла в глухую пульсацию. И, похоже, он лежал теперь на чем-то мягком и довольно удобном, хотя ложе было слишком коротко для его роста в шесть футов и четыре дюйма.

«Но с другой стороны», – подумал охотник, – «в этом нет ничего удивительного». С тех пор как ему стукнуло семнадцать, и он вдруг всех обогнал в росте, его ноги свисали с кроватей в большинстве отелей, где они останавливались, и практически со всех больничных каталок, на которые его укладывали. За долгие годы пора было уже привыкнуть.

Он почти полностью пришел в себя, но все равно не мог обнаружить поблизости ничего такого, что подсказало бы ему, где он находится. Откуда-то доносился слабый шум, похожий, как ему показалось, на уличный, но звук был глухим и невнятным.

– Я знаю, что ты очнулся, – неожиданно промурлыкал чей-то обманчиво мягкий голос.

Сэм открыл глаза, и, поморгав со сна, повернул голову набок. Он обнаружил, что лежит на узкой кровати в небольшой, чуть больше ниши, комнате без окон. С трех сторон пространство ограничивали глухие бетонные стены, а на том месте, где обычно располагалась дверь, был оставлен большой проем. Мягкий янтарный свет тусклой лампы над изголовьем отбрасывал причудливые тени повсюду, кроме обезображенного трещинами, серого лица человека средних лет, неподвижно стоявшего в нескольких шагах от Сэма.

Люцифер.

У охотника ёкнуло сердце.

– Тебе уже лучше? – заботливо поинтересовался дьявол.

– Я все равно не скажу «да».

С растрескавшихся губ падшего ангела сорвался слабый смешок.
– Я всего лишь спросил, в порядке ли ты, Сэм. Поверь, мне не нужно придумывать ухищрения, чтобы обманом получить твое согласие. Придет время, и ты сам пригласишь меня, как и было предначертано.

– Пошел на хрен.

Ласковая улыбка Люцифера стала еще шире.
– Ты мне нравишься, Сэм. И не потому, что ты избран для меня. Я восхищаюсь твоей силой, твоей волей, твоей дерзостью в явно проигрышной ситуации. Все эти качества удивительно подходят мне для того, чтобы очистить этот прекрасный мир от чумы, оскверняющей его сейчас.

– От чумы? – Сэм фыркнул, медленно спуская ноги на пол и садясь на кровати. – Ты хочешь сказать, от нас. От людей.

– Безволосые обезьяны. У большинства из них интеллект практически отсутствует – есть только несколько примечательных исключений. Определенно не заслуживают того, чтобы перед ними преклонялись. Самолюбивые, самовлюбленные, ограниченные, алчные, аморальные – превосходными качествами наделил свои творения мой Отец, ты не находишь? Взять, к примеру, твоего брата.

Лютая злоба захлестнула Сэма.
– Не впутывай сюда Дина!

Потянувшись к лицу заскорузлой рукой, Люцифер осторожно потер щетинистый подбородок, не обращая внимания на осыпающиеся хлопья омертвевшей кожи.
– Не могу, Сэм. Дело в том, что ты здесь именно из-за Дина. Это он отправил тебя сюда. И мой брат поступил со мной точно так же. Ты и я – у нас так много общего, Сэм.

– Я ничуть не похож на тебя!

Падший архангел стал медленно расхаживать по комнате от стены до стены, сцепив на животе руки.
– О, еще как похож. Мы оба младшие братья, у нас обоих заносчивые старшие братья, которые думают, что они никогда не ошибаются, а мы никогда не поступаем правильно. Нас обоих избегали и травили, потому что мы не такие как все.

– Дин никогда бы… – Сэм внезапно умолк, вспомнив голосовое сообщение в мобильнике, убедившее его несколько месяцев назад, что все кончено.

«Послушай ты, урод-кровопийца. Отец вечно твердил, что я должен буду либо спасти тебя, либо убить. Так вот – предупреждаю тебя по-хорошему»

Он никогда не заводил об этом разговор с Дином – все не мог набраться смелости, чтобы взглянуть на брата и прочесть правду в его глазах. Боялся нарушить хрупкое перемирие, которое они с таким трудом пытались сохранить с момента освобождения Люцифера.

– Никогда бы? – мягко спросил Люцифер с ноткой сочувствия в голосе. – Он полон ненависти, Сэм. И направлена она, в первую очередь, на тебя.

– Что… о чем ты говоришь?

– Он винит тебя за все, что случилось. Неважно, насколько ты виноват. Дин винит во всем только тебя и не может – не станет – прощать. И как ты только выдержал такой груз, Сэм?

Сэм похолодел от страха.
– Нет… нет, ты лжешь.

Люцифер печально посмотрел на своего Избранного.
– Я уже говорил, Сэм, что не стал бы лгать тебе. Нет никакой необходимости. Истина настолько жестока, что с ней не сравнится ни одна из моих выдумок.

– Ты ошибаешься. Ты не знаешь меня, и ты не знаешь моего брата!

– Да нет же, знаю. Как это ни грустно, знаю очень хорошо, – откликнулся Люцифер, отступая к двери. – Он никогда не любил тебя, Сэм. Всегда старался подавить твою личность, ограничить. Ситуация стала еще хуже после его возвращения из Ада – начались все эти издевки, унижения, подозрения. Он обращался с тобой как с ребенком, помыкал тобою, командовал, словно ты его личный раб.

– Неправда!

– И кто теперь лжет, Сэм? Ты знаешь, что это правда. Твой брат не остался прежним – он стал слаб, он был сломлен. Мешал тебе выполнять работу охотника, потому что сам не мог посмотреть в лицо фактам, не мог заставить себя сделать необходимое. И все это время он ненавидел тебя, потому что ты был сильнее, целеустремленней.

Сэм покачал головой.
– Нет, он не испытывал ко мне ненависти.

– Еще как испытывал. И до сих пор испытывает. Дин никогда ничего не прощает, Сэм, и ты это знаешь лучше всех остальных.

– Он прощает…

– Сразу же после вашей встречи – не прошло и пяти минут, он уже стал набрасываться на тебя, обвинять, угрожать. Ты все читал по его глазам. Он хотел причинить тебе боль, как причинял всегда. Вернувшись из Ада, он стал охотиться на тебя, Сэм, как велел ему отец. Он и сейчас на тебя охотится. И он не остановится до тех пор, пока ты не окажешься…

Люцифер умолк, и внезапно Сэм очутился в полной темноте, зажатый в крошечном пространстве, слишком тесном для его широких плеч. Его руки были прижаты к бокам, ноги упирались во что-то твердое, колени пришлось слегка согнуть. Когда он попытался двинуться, в спину впились щепки, и он ахнул, покрывшись холодным потом.

– …здесь, – мягкий голос дьявола прозвучал гулким эхо, и Сэм судорожно втянул в себя затхлый воздух, отдающий землей и перегноем.

Дрожащими руками охотник ощупал стены своей новой тюрьмы; его страх превратился в настоящий ужас, когда он, наконец, сообразил, где оказался.

Он был втиснут в грубо сколоченный гроб, в котором едва помещался, и закопан глубоко в землю.

Погребен заживо.

* * * * *

Какое-то время Люцифер наблюдал, как молодой человек в полнейшей панике кричит и бьется, лежа на кровати, после чего удовлетворенно кивнул и вышел из алькова.

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Среда, 06.11.2013, 19:10 | Сообщение # 10
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Дни все короче, а ночи длиннее
Похоже, что время у нас на исходе
Все труднее понять, где добро, а где зло
Нужно читать между строк.

Не впадай в отчаяние, ничего не бойся
У нас еще все получится
И все будет не зря»

(Fight The Good Fight - Triumph)


– Итак, он в Детройте.

Услышав ровный, обреченный голос Дина, Бобби нахмурился. Он мельком взглянул на скрестившего руки ангела, после чего снова переключил все внимание на молодого охотника, ставшего для него одним из приемных сыновей.

Старший Винчестер был похож на развалину. Нечесаные волосы торчали в разные стороны, подбородок зарос щетиной, на бледном лице отчетливо выделялись черные круги под зелеными глазами – ввалившимися и тусклыми. Ссутулившись и уронив руки на колени, Дин тупо смотрел в пол.

– Значит, все кончено. Люцифер добрался до Сэма, твой план пошел черту в задницу, а других вариантов я не вижу, – Дин медленно поднял голову и устало взглянул на ангела. – Игра окончена. Ты выиграл. Поздравляю.

Кастиэль поморщился как от удара.
– Я не считаю это победой, – тихо сказал он. – И мы можем предпринять еще одну попытку. Я отправлюсь в Детройт и…

– Зачем суетиться? Просто позови Михаила, и покончим с этим, – Дин скривил губы в жалкой пародии на свою обычную задорную улыбку. – Может, ты все время именно этого и добивался, а, Кас?

– Что за чушь ты городишь, парень? – грубо спросил Бобби.

– Насколько я понимаю, ангелы рулили с того самого момента, как началась вся эта хрень. Черт, мне известно, что Кас участвовал в этом с самого начала, постоянно подталкивая нас к тому, чтобы мы говорили «нет». Тем самым он изматывал нас – убивал все надежды, за которые мы цеплялись, пока не осталось ничего.

– Это неправда. За то, что я помогал вам, меня отлучили от Небес. За мной охотятся, как и за вами. Мою силу ослабили…

– Ага, ты все время это твердишь, – снова прервав ангела, Дин с подозрением прищурился. – Тебе не кажется, что ты очень странно используешь остаток своей долбаной ангельской силы? К примеру, ты не сумел вылечить ноги Бобби, чтобы он мог в итоге обвинить нас с Сэмом за то, что уже никогда не сможет ходить. Это отнимает у нас одного союзника. Затем ты в последний момент вырвал меня из рук Захарии, продолжая твердить «Я на твоей стороне, Дин». У тебя не хватает сил изгонять демонов из людей, но их хватает, чтобы отправить нас с Сэмом в прошлое спасать наших родителей, потому что какой-то шальной ангел, которого предал ты, пытается убить нашу маму. И, конечно же, Михаил совершенно случайно оказался в том доме вместе со мной, чтобы поболтать немножко со своим Избранным и еще сильнее заморочить ему голову.

– Дин… – снова попытался Кастиэль.

Бобби стукнул кулаком по поручню своего кресла.
– Это сейчас не поможет, парень!

– А потом нас прихлопнули двое охотников, и мы отправились на Небеса, где у тебя почему-то хватило сил, чтобы связаться со мной и отправить нас куда глаза глядят – в путешествие по дороге, вымощенной желтым кирпичом, в конце которого нас ждал большой мыльный пузырь. Удобно, правда?

– На то, чтобы поддерживать с вами связь, у меня ушли тогда все силы…

– Расскажи эту сказку кому-нибудь другому, Кас. А мне что-то надоело ее слушать, – Дин повернулся спиной к своему другу.

Заметив едва различимый знак Бобби, Кас неохотно кивнул и исчез, оставив охотников вдвоем в номере мотеля.

Бобби выждал целую минуту, прежде чем заговорить.
– Если мы будем наезжать друг на друга, это не поможет вернуть Сэма.

Старший Винчестер крутанулся на месте; гнев вспыхнул в нем, несмотря на усталость.
– Неужели ты не понимаешь? Сэм мертв! Если мы и получим его обратно, то лишь в гребаном мешке для трупов!

Схватив с кровати первую попавшуюся сумку – это оказалась сумка Сэма – он из последних сил швырнул ее о стену. Раздался глухой удар, и зеленый брезентовый баул упал вверх дном на грязный бежевый ковер, все вещи вывалились из него через открытый клапан.

Тяжело дыша и сжав кулаки, Дин смотрел на пеструю кучу боксеров, носков, скомканных джинсов, рубашек и футболок. Он заметил две спутанные в один узел рубашки брата – его любимую, белую с розовым орнаментом, и недавно приобретенную, с яркими желто-зелеными полосками, пополнившую небогатый гардероб Сэма. Темно-синие джинсы наполовину оставались в сумке, вокруг штанины обмоталась светло-серая футболка, а под ремнем виднелся тонкий черный шнурок.

Такой знакомый черный шнурок.

Пропуская мимо ушей залп ругательств у себя за спиной, Дин, нахмурившись, наклонился к своей находке. Он потянул за шнурок и, выставив его перед собой, ахнул при виде амулета из тусклого желтого металла.

Взглянув на молодого охотника, Бобби прервал свою тираду.
– Дин? Что это? – объехав на инвалидном кресле внезапно онемевшего Дина, он нахмурился, глядя на кулон в его дрожащей руке. – Твой амулет? Я думал, он у Кастиэля. Как он попал к Сэму?

Старший Винчестер проглотил комок в горле.
– Кас вернул его мне, – прошептал он. – Сказал, что от него нет никакого толка. Тогда я… я выбросил его в мусорное ведро, выходя из номера.

Сжав губы, Бобби внимательно посмотрел на рогатую голову.
– Должно быть, Сэм сберег эту штуку.

Дин опустился на край кровати брата, не в силах отвести взгляда от амулета.
– Но почему? Иешуа… Иешуа сказал, что Бог больше не станет нам помогать. Амулет бесполезен.

– Балбес, – беззлобно проворчал Бобби. – Разве ты не понимаешь, как важна эта вещица для Сэма? – он закатил глаза, перехватив озадаченный взгляд. – Мальчик, если бы я не знал тебя как облупленного, я решил бы, что ты либо издеваешься надо мной, либо прикидываешься дурачком.

Тихо вздохнув, Бобби подкатил свое кресло вперед, так чтобы можно было положить руку на плечо молодого человека. Он знал, что Дин далеко не глуп, но с той самой недели, когда пала последняя Печать, братья постоянно попадали из огня да в полымя – они были измучены морально, физически, умственно. Несмотря на свою первую реакцию, старый охотник не очень-то удивился тому, что Дин не может понять поступков Сэма, особенно с учетом событий последних дней.

– Для Сэма амулет вовсе не бесполезная штука, парень. Даже если с его помощью никогда не найти Бога, он все равно будет означать для твоего брата кое-что очень важное. Он будет означать тебя.

Дин уставился на талисман.

– Я никогда не рассказывал тебе, что случилось сразу после того, как тебя растерзали адские псы?

Дин удивленно моргнул.
– Гм, нет. Как-то… не приходилось.

Бобби скривился, заставляя себя погрузиться в тягостные воспоминания.
– К тому времени как я добрался до дома, все демоны уже… свалили. Словно получили какой-то сигнал. Я не нашел никого, кроме несчастных Фремонтов, бывшей тушки Руби, Сэма… и того, что осталось от тебя.

С трудом сглотнув, Дин непроизвольно потер грудь.

– Сэм стоял на коленях на полу, прижимая тебя к себе… укачивая, словно ребенка. И он так рыдал… я ни разу в жизни не видел, чтобы кто-нибудь так плакал. Все твое лицо было залито его слезами. Он никого к тебе не подпускал, только кричал и сжимал объятья каждый раз, когда мы хотели забрать твое тело.

– Господи…

– Вконец обессилев, он затих и еще около получаса провел на полу, положив голову тебе на плечо, а мы с Фремонтами просто сидели рядом и смотрели. В конце концов, я уговорил его завернуть тебя в одеяло и отнести в машину, но я видел, что он уже замыкается. Напоследок – перед тем как закрыть твое лицо – он снял амулет с твоей шеи и надел его на себя.

Бобби прервался, чтобы кашлянуть, а затем продолжил.
– Мы поехали прямо в Понтиак, где провели остаток ночи и половину следующего дня, сколачивая гроб и подготавливая твое тело. За все это время парень сказал лишь одно: «Никакого костра – ему понадобится тело, когда я верну его». После похорон я увез Сэма к себе домой и той же ночью обнаружил его внизу – он спал за моим столом, крепко сжимая в руке чертов амулет.

Дин провел по лицу свободной рукой.

– Казалось, пока он держится за него, у него все еще остается частичка тебя. Как если бы ты не ушел совсем, – Бобби сжал губы, прежде чем продолжить. – С твоим амулетом у него появлялся шанс ухватиться за что-то материальное, а, возможно, и слабая надежда на то, что когда-нибудь он сможет вернуть его тебе. Я думаю, без этого он покончил бы с собой в первую же неделю после твоей смерти.

– О, Боже…

«Неудивительно, что перед уходом брат извлек амулет из урны в том залитом кровью номере», – подумал Дин, и его глаза затуманились. Сэм пытался убедить его не терять надежды, но он был сам не свой после путешествия на Небеса – после того шока, который он испытал не только из-за воспоминаний Сэма, но также из-за жестокого финала, когда выяснилось, что Бог бросил их на произвол судьбы. Предварительно убедившись, что Сэм смотрит на него, Дин демонстративно выбросил кулон в знак прощания с последней надеждой.

Должно быть, младший подумал, что вместе с кулоном в ведро для мусора были брошены их братские отношения.

«…ты теряешь веру – в себя, в брата…»

Да, в какую-то минуту Дин ощущал именно это. Как оказалось, ему трудно смириться с тем фактом, что самые счастливые воспоминания Сэма связаны с тем временем, которое он провел вдали от родни. Тем более что сам Дин больше всего в жизни ценил общение со своей семьей.

Но действительно ли это были самые счастливые воспоминания Сэма или кто-то другой – Захария или даже Сам Бог – морочили им головы? Было ли это уроком, скрытым в их жизненном опыте, или же ангелы старались вбить клин между братьями, используя веками проверенный принцип «разделяй и властвуй»?

«Для меня никто не обрезал корочки с бутербродов…»

Сэм пытался объяснить, но Дин не хотел его слушать – он просто не мог понять, что увиденное вовсе не означает, что Сэм не любит свою семью или, что она нужна ему меньше, чем Дину. Конечно же, младший Винчестер любил свою семью – просто они с братом были…

– Просто мы разные, – прошептал Дин, встретившись взглядом с Бобби.

– Ты и Сэм? – покалеченный охотник фыркнул. – Тоже мне, новость. Конечно, вы разные. Вот почему из вас получилась чертовски хорошая команда. В чем слаб один, силен другой.

«Мы найдем другой способ. Мы еще можем остановить все это, Дин… мы найдем его… ты и я, мы его найдем»

Дин на секунду сжал в кулаке маленькую медную голову; острые рожки впились в ладонь, причиняя боль, но ему было все равно. Решительно стиснув зубы, он надел на шею кулон и сразу же ощутил отрадную тяжесть амулета, вернувшегося на свое законное место.

– Мы должны его найти.

Кивнув, Бобби вытащил из кармана куртки телефон, откинул крышку и, набрав номер, рявкнул указание. Спустя долю секунды в комнате появился Кастиэль, закрывающий свой сотовый.

Старый охотник хмыкнул.
– Этот твой источник… он не сказал где именно в Детройте может ошиваться дьявол?

– Нет, мой… источник… этого не сказал. Сказал только, что Люцифер в городе.

Дин издал горестный стон.
– Детройт большой.

Кастиэль обернулся к молодому охотнику и вопросительно приподнял бровь, глядя на амулет.
– Я вижу, ты его сохранил.

– Сэм его сохранил, – хрипло поправил Дин.

– Но зачем он тебе? Он не поможет найти Бога.

– Мне подарил его младший брат задолго до того, как я узнал, что это гребаный Богодетектор.

Ангел счел за лучшее промолчать.

Бобби постучал рукой по подлокотнику инвалидного кресла, призывая своих товарищей перейти к делу.
– Скажи, Кас, нет ли у ангелов какого-нибудь мумбо-юмбо, позволяющего засечь Сатану?

Кастиэль медленно покачал головой.
– Нет, я не смог вычислить Люцифера. Он скрыт от моего взора, и даже енохианские заклинания не действуют.

– А откуда же твой источник знает, что он в Детройте? – вмешался Дин, теребя одной рукой вновь обретенный кулон.

– Знамения Апокалипсиса. Такие же, как тогда в Карфагене.

– Ясно.

Глубоко задумавшись, Бобби какое-то время чесал броду. Наконец, он выудил из кармана ключи и подозвал молодого охотника.
– Ладно, если мы не можем найти босса, возможно, нам удастся обнаружить кого-то из его наемников. Дин, дойди до моего фургона и достань из задней части салона демонский локатор, который я использовал, чтобы засечь Лилит. [1] В бардачке лежит карта Мичигана – ее тоже тащи сюда. После этого нам останется только узнать имя демона, наиболее вероятного спутника Люцифера, и мы получим отправную точку в поисках.

Спустившись вниз следом за своим другом, Кас молча наблюдал, как тот достает из фургона Бобби треножник и локатор. Не отставая от Дина, он дождался, пока Бобби установит прибор на небольшом столе, после чего внимательнейшим образом изучил хитроумное приспособление. Старый охотник недовольно махнул рукой, отгоняя ангела от стола.

– Хорошо, кто-нибудь может назвать имя?

Дин мрачно переглянулся с Кастиэлем.
– Мы знаем Мэг, но… Кас, разве ты не прикончил ее, когда выбирался из огненного кольца?

– Я оставил ее гореть, но не думаю, что святой огонь убил ее.

– Проблема в том, что настоящее имя демона неизвестно, я знаю только имя его предыдущей оболочки.

Старый охотник пожал плечами.
– Ладно, хоть что-то. Давайте попробуем – поглядим, что получится.

Бобби начал читать заклинание на латыни, и Дин, отступив назад, стиснул кулаки так, что ногти впились в ладони. «Давай же, давай…», – мысленно молил он, когда маятник стал раскачиваться над картой и вдруг завис над одной из окраин Детройта. Какое-то время маятник, дрожа, метался над деловой частью города и, наконец, замер.

Бобби поднял взгляд, в его блеклых голубых глазах светилось торжество.

– Мы ее засекли.

Крутанувшись на месте, Дин лихорадочно начал собирать вещи, бросая их как попало в сумки.

– Держись, Сэмми, – прошептал он. – Мы идем.

* * * * *

Примечание переводчика:

[1] Демонский локатор Бобби – имеется в виду устройство, показанное финале 3-го сезона.


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Среда, 06.11.2013, 19:13 | Сообщение # 11
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Я думал, что это кошмарный сон,
Но слишком реален он был.
Мне велели поторопиться,
Ибо Дьявол сорвался с цепи»

(Run Through The Jungle - Creedence Clearwater Revival)


Люцифер стоял возле кровати, наблюдая за Сэмом, которого колотила дрожь после перенесенного жестокого испытания.
– Я и не знал, что ты страдаешь клаустрофобией, – тихо сказал он с притворным удивлением.

– Пошел на хрен, сукин сын.

– Знаешь, если ты скажешь «да», тебе никогда больше не придется так пугаться.

Обхватив себя руками и упрямо глядя в одну точку на противоположной стене, Сэм пережидал самый сильный приступ дрожи.

– Покорись своей судьбе, Сэм.

– Н-нет.

Падший ангел вздохнул.
– Почему ты упорствуешь? Твоя судьба была решена задолго до того, как ты появился на свет.

– Мы н-не чьи-то ж-живые марионетки.

– Мы? Если ты имеешь в виду себя и Дина, то уже нет никакого «мы». Твой брат сдал тебя с потрохами.

– Нет.

– Он отвернулся от тебя, как отвернулся от меня мой брат. Почему ты хранишь верность человеку, который этого не заслуживает?

– Он заслуж-живает.

– Сэм, Сэм, Сэм, – пожурил своего пленника Люцифер. Он мягко положил руку на плечо Сэма и лишь улыбнулся, когда тот отпрянул в сторону. – Твоя верность брату восхитительна, хотя и совершенно неуместна.

– Это не так.

– Не так? Не хочешь же ты сказать, что тебе нравилось, как брат обращался с тобой после того, как его вытащили из Преисподней.

Закусив губу и тяжело дыша от едва сдерживаемого гнева и горя, Сэм повернулся, чтобы бросить злобный взгляд на падшего ангела.

Люцифер улыбнулся.
– Думаю, вряд ли.

Охотник сделал глубокий вдох, пытаясь успокоиться.
– Ты н-не знаешь меня, и т-ты не знаешь Д-д-дина.

– Я знаю, что ты его больше не интересуешь. Знаю, что он считает тебя уродом, мразью. Тварью, на которую охотятся.

– Это неправда, – прошептал потрясенный охотник.

«Мне осточертело спасать тебя. Ты монстр, Сэм… вампир. Ты – это уже не ты. И пути назад нет»

– Вероятно, в этот момент ему и в голову не приходит кинуться тебе на помощь. По правде сказать, он наверняка рад, что наконец-то спихнул тебя со своей шеи.

– Ты… ты лжешь!

– Лгу? Серьезно, так ли уж настойчиво Дин старался тебя найти? Возможно, он уже сказал «да» Михаилу, питая несбыточную мечту победить в этой битве и покончить с тобой раз и навсегда.

– Нет…

– Дин слаб. Он безропотно уступит Михаилу. А Михаил, заполучив избранное тело, явится прямиком сюда, чтобы попытаться меня убить. Вот тогда мы и увидим, кто из братьев сильнее.

– НЕТ!

Неожиданно Сэм вскочил с кровати и, бросившись на Люцифера, швырнул его о стену. В следующее мгновенье он почувствовал, что его левая рука зажата, словно в тисках. Хрустнула кость. Сэм хрипло вскрикнул, оказавшись на коленях, и схватился за левый локоть, как только Люцифер отпустил сломанную руку.

Дьявол одернул смятую рубашку, глядя на пленника потемневшими от гнева глазами.
– Глупо, Сэм, очень глупо. Полюбуйся, что ты вынудил меня сделать.

– Убирайся… в… Ад! – дерзко ответил Сэм, тяжело дыша.

– В Ад? Будь по-твоему.

Быстро нагнувшись, Люцифер приложил два пальца ко лбу Сэма.

Задохнувшись от ужаса, Сэм упал навзничь на пол; его широко открытые глаза метались по сторонам. Отпустив свой локоть, он взмахнул правой рукой, словно отбиваясь от какого-то невидимого врага.

– Нет… нет, не надо… отвалите… не трогайте… нет! Не трогайте меня! Убирайтесь! Отстаньте! Нет! НЕЕЕЕТ!

Когда крики перешли в отчаянные вопли, дьявол направился к выходу.

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Среда, 13.11.2013, 23:23 | Сообщение # 12
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
ГЛАВА 4

«Я слушаю свою любимую песню,
Что звучит сейчас по радио.
Слышу, как диджей говорит:
«Любовь – игра, легко приходит и уходит».

А что он в этом смыслит, интересно?
Любил ли он вообще когда-нибудь?
Я знаю – ты сейчас была бы здесь,
Если бы я смог до тебя докричаться»

(Every Rose Has Its Thorn - Poison)


Фары Импалы выхватили из темноты знак, обозначавший границу города Блумингтон, и Дин криво усмехнулся.

– Родной город полковника Генри Блейка, [1] – съязвил он, потирая воспаленные глаза.

Дин сидел за рулем уже почти шесть часов. Бобби в своем фургоне не отставал от него с того самого момента, как они сорвались с места, взяв курс на Мичиган. Кастиэль отправился на разведку, оставив Дина наедине с мрачными мыслями и радиоприемником в качестве компании. Обнаружив радиостанцию Понтиака, вещавшую классический рок, он врубил звук на полную мощность, так что стальной корпус Импалы буквально вибрировал от мощных аккордов Зеппелиновской «Ramble On».

Внезапно фары минивэна Бобби дважды мигнули, и младший охотник недовольно хмыкнул, прекрасно понимая, что означает это предупреждение. Словно услышав грубоватое наставление своего приемного отца, он чуть-чуть отпустил педаль газа и уже десятый раз за ночь заставил Шеви вписаться в скоростные ограничения.

«И следи за чертовой скоростью, балбес», – продекламировал Дин, старательно подражая манере Бобби. – «Твоему брату лучше не станет, если тебя заловят долбаные копы. К тому же я веду проклятый фургон, а не машину «Формулы 1».

Насмешливо фыркнув, Дин немного убавил громкость приемника. «У Сэма получилось бы гораздо лучше», – подумал он. При желании брат мог изобразить классную пародию. Однажды вечером, когда они уже хорошо приняли пива, он настолько здóрово передразнил Кастиэля, что Дин просто взвыл от смеха. А потом появилась ослепительная улыбка Сэма, его ямочки на щеках… И сразу показалось, что луч света разогнал мрак, в который превратилась их жизнь.

«Отдал бы все на свете, лишь бы снова увидеть эту улыбку с ямочками», – грустно подумал Дин. В последние дни Сэм нечасто улыбался. Хотя за последний год или два поводов для улыбок было совсем мало. На плечах парней тяжким бременем лежали проблемы всего человечества и мысли о собственных судьбах. Трудно было найти даже минутку покоя среди этого хаоса.

«И возможно из-за меня та ослепительная улыбка исчезнет навсегда», – мрачно подумал он. Сэм оказался в лапах дьявола. Даже если они подоспеют до того, как Люцифер займет свой сосуд, и спасут Сэма, существовали серьезные опасения, что он останется калекой на всю жизнь. Дин мог только предполагать, каким пыткам подвергает сейчас Сэма падший ангел – физическим, душевным… самым изощренным, стремясь выбить из него «да». Это определенно не сулило ничего хорошего ни сейчас, ни потом.

Тяжело вздохнув, Дин снял руку с руля, чтобы коснуться амулета. Он мог лишь надеяться, что Сэм продержится до их прихода, а, оказавшись на свободе, справится с тяжелыми последствиями.

Конечно, Кас мог бы перебросить их прямо в город. Однако Бобби быстро забраковал эту идею – к большому удивлению Дина. Хитроумный старый охотник настаивал на своем, утверждая, что они должны разработать план, а не идти напролом, давая возможность врагам захватить их в плен или убить при попытке освободить младшего Винчестера из когтей дьявола. А для разработки плана требовалось время.

И вот теперь Дин и Бобби мчались по шоссе каждый в своей машине. Тем временем Кастиэль решил прояснить ситуацию на месте и отправился в город, надеясь обнаружить какую-то ниточку, которая могла бы привести их к Сэму. Час назад он уже отчитывался – рассказал о том, как заметил Мэг и проследил за ней, но не смог подойти слишком близко из опасения, что его засекут демоны или Люцифер. В настоящий момент Мэг беспрерывно сновала по кварталу многоэтажек – похоже, расставляла охрану по периметру и постоянно прочесывала охраняемую зону.

Казалось, ангел не сомневался в том, что обнаружил цитадель Люцифера, но у Дина не было такой уверенности. За вражеским маневром могла скрываться тщательно продуманная уловка, призванная пустить их по ложном следу.

Или ловушка.

Как бы там ни было, все должно было проясниться через несколько часов.

Они решили атаковать противника одновременно с трех флангов – вот почему Бобби вел собственный фургон, а не ехал пассажиром в Импале. Затея была чертовски рискованной, особенно для старого охотника, прикованного к инвалидному креслу, но Бобби настоял на своем участии. Имея при себе Кольт и целую коробку пуль, он с нетерпением ждал момента, когда сможет опробовать это богатство на каком-нибудь демоне, у которого хватит глупости ему подвернуться.

Дин сжал резную рукоять демонского ножа, заткнутого за пояс. Он был готов к ближнему бою со всеми черноглазыми тварями, которые встанут у него на пути. А у Каса, конечно же, были собственные методы разборок с врагами. Даже потерявший способность к экзорцизму, ангел все еще оставался грозным противником.

И словно одна лишь мысль могла вызвать небожителя, Дин услышал шорох перьев, и соседнее сиденье тут же прогнулось под весом пассажира.

– Кажется, я обнаружил место, где Люцифер держит Сэма.

Дин ударил по тормозам, и Шеви резко остановилась. Не обращая внимания на пронзительный визг покрышек позади, он вылез из машины и подошел к водительской стороне фургона, остановившегося буквально в нескольких дюймах от заднего бампера Импалы.

– Парень, какого черта ты вытворяешь… – заметив ангела, вылезающего из Шеви с пассажирской стороны, Бобби прервал свою тираду. – Ого.

– Кас нашел Сэма.

Кажется, я нашел Сэма, – жестко уточнил ангел. – Я заметил в городе бурную деятельность, и ее центр сосредоточен в здании склада на границе с районом, который зовется Делрей. Склад надежно охраняется демонами. Все рабочие, которых я видел внутри и снаружи, одержимы.

– Ты видел Люцифера? – вмешался Бобби.

– Нет, я не смог подойти достаточно близко, чтобы определить, там Люцифер или нет, – замолчав, Кастиэль взглянул на Дина. – Но демона Мэг вызвали к зданию сразу же после моего ухода.

Дин потер шею.

– А откуда ты знаешь, что ее вызвали? – грубовато спросил старый охотник.

– Я перехватил демона, доставившего Мэг сообщение.

– И где сейчас этот демон?

– Обезврежен. Заперт Печатью Соломона в Риме, штат Джорджия. Охотник уже направляется туда, откликнувшись на… анонимный звонок.

Дин кашлянул.
– А его… или ее… не хватятся?

– Нет, какое-то время всё будет тихо. После доставки сообщения она должна была выполнить еще одно задание. Ее отправили в отдаленный район прикрывать въезд в город – демон должен был следить за вашим прибытием и доложить, как только вас заметит.

– Значит, – со вздохом сказал Дин, – Люц знает, что мы едем.

– Нет. Я думаю, у него нет уверенности в том, что ты придешь на выручку брату. Наблюдательные посты – всего лишь мера предосторожности.

Охотники обменялись многозначительными взглядами.

– По этой дороге я и поеду, – решил Дин. – Кас, полагаю, ты выяснил, за какой магистралью она должна была следить?

– Да.

– Бобби?

– Уж лучше я поеду с тобой, чем стану искать другую дорогу, оставленную без присмотра. Нет смысла разбивать окно, если для нас оставили открытую дверь.

– Ладно, тогда новый план таков: атакуем сообща. Если один выбывает из игры, двое других продолжают. Мы должны добраться до Сэма.

Кивнув в знак согласия, Бобби крепко сжал руль. Он понимал, что из всех троих он был самым слабым звеном, но эта мысль не умаляла его решимости участвовать в спасательной операции.
– Ладно, шевелите задницами, давайте начинать шоу. Обниматься будем, когда вытащим Сэма.

Невесело усмехнувшись, Дин снова уселся за руль Шеви. Подождав, пока ангел займет место пассажира, он тронул с места свою черную классику.

Сложив на коленях руки, Кастиэль искоса взглянул на друга.
– Наш план… ненадежен, – в конце концов, рискнул заметить он.

Дин уклончиво хмыкнул, не сводя глаз с дороги. Дотянувшись до приемника, он сделал звук погромче в надежде, что его спутник поймет намек.

Подавшись вперед, ангел повернул регулятор в противоположном направлении.
– Шансы на успех невелики.

С тяжким вздохом охотник снова прибавил громкость.
– Я знаю.

Кас еще раз сделал звук потише.
– А вдруг мы нарвемся на Люцифера? У тебя нет оружия, способного его убить.

– Я в курсе, понял? – рявкнул Дин, поворачивая ручку громкости до упора вправо. Когда он снова откинулся на спинку сиденья, в динамиках грохотала «More Than A Feeling» группы «Бостон».

Тонкая рука снова потянулась к приемнику.

– Клянусь Богом, если ты еще раз тронешь эту ручку, я тебя продырявлю!

Кастиэль быстро убрал руку. Несколько миль они проехали в напряженном молчании, после чего ангел взглянул на Дина и какое-то время рассматривал знакомый профиль при тусклом свете огоньков приборной панели.
– Вообще-то мне это не повредило бы.

– Точно, но мне стало бы намного легче.

Ангел наклонил голову.
– Ты сердишься на меня.

Дин стиснул зубы.

– Ты винишь меня в том, что Сэм попал в плен к Люциферу?

– Нет.

– Но ты сердишься на меня, – с нажимом сказал Кастиэль.

Наконец, охотник сделал глубокий вдох, потом шумно выдохнул и немного убавил громкость.
– Почему ты сделал это, Кас? И почему ты лгал мне?

На лице ангела отразилось замешательство.
– Я не лгал тебе. Ты никогда меня об этом не спрашивал.

– Промолчать – значит солгать, Кас. Ты наезжал на Сэма за его поступки, хотя прекрасно знал о том, что сделал сам, и ты даже словом об этом не обмолвился.

Кастиэль посмотрел на свои сцепленные руки. Руки Джимми. Руки, которые выпустили на свободу Сэма Винчестера и помогли ему пройти последний этап по пути к всеобщему краху.

– Я… сожалею о своих поступках той ночью.

Дин негодующе фыркнул.
– Подумать только, ты постоянно твердил мне «Посвяти себя Богу, будь покорным» и в то же время тайком от меня замышлял освобождение Сэма, – он зыркнул на своего спутника. – По-твоему, это дружеский поступок, Кас? По-моему, ни хрена…

– Не в моей власти изменить прошлое. Я могу лишь стараться загладить свои проступки, как это делает Сэм, – Кас взглянул на друга. – Да, я выполнял приказы, но я не хотел, чтобы Сэм пострадал.

– А чего, черт побери, ты ожидал, от освобождения Люца?

– Я… не знаю.

Покачав головой, Дин в очередной раз прибавил громкость в приемнике, давая понять, что бесплодная дискуссия окончена.

Кастиэль вернулся к созерцанию едва различимого пейзажа за окном.

Спустя несколько минут музыка неожиданно снова немного утихла.

– Просто… ты был единственным человеком… или как там правильно… кому, как мне казалось, я мог доверять – кто никогда мне не солжет, понимаешь? Мама, папа, Сэмми… у каждого из них вечно были какие-то неблаговидные секреты. Такое впечатление, что все… все близкие люди… морочили мне голову, понимаешь? Все, кроме тебя. А теперь выясняется, что… – прочистив горло, Дин судорожно сглотнул. – Ведь ты же дурацкий ангел. Тебе не положено лгать. Я думал, что могу доверять тебе, понимаешь? Но ты тоже предал меня, как и все вокруг.

Повернувшись, Кас внимательно посмотрел на охотника, и тот неловко заёрзал под пристальным взглядом.

– Ты считаешь себя виноватым в том, что тебя предают. Думаешь, это с тобой… что-то не так. Ты не виноват в том, что тебе лгали, Дин. Червоточина лжи завелась в них… в нас – не в тебе.

– Ну да, конечно, – проворчал Дин. – Что-то мне так не кажется.

Какое-то время ангел сидел с опущенной головой.
– Мне очень жаль.

– Да. Всем очень жаль, – Дин провел рукой по лицу. – Просто… ты был моим другом, Кас. У меня их не так уж много. Вообще-то, думаю, ты был единственным, не считая Бобби. Это… это просто… тяжело, понимаешь?

– Я по-прежнему друг тебе, Дин, – мягко сказал Кас, чувствуя какое-то непонятное волнение. – И тебе, и Сэму.

Губы старшего Винчестера сжались в одну тонкую линию.
– Будем надеяться, что тебе представится возможность сказать ему об этом, – проворчал он, прибавляя громкость.

Углубившись в себя, Кастиэль изучал странное ощущение, порожденное этой беседой. Оно таилось глубоко внутри и воспринималось, как сияющий пульсирующий шар – мягкий и теплый. Все его существо сосредоточилось на этом открытии; он рассматривал его со всех сторон, трогал, даже пробовал на вкус, пока не сообразил, что это такое.

Любовь. Братство. Семья.

И вот, пока человек, служивший лишь оболочкой, продолжал смотреть в ночь, истинная сущность – ангел Кастиэль, образно говоря, сидел на корточках и баюкал свое новорожденное ощущение. А разум его просчитывал последствия случившегося.

Винчестеры стали для него чем-то вроде семьи, особенно с тех пор, как собственная семья его отвергла. Даже Сэм стал семьей.

Он больше не думал о Сэме, как о «мальчике с демонской кровью», не грозил надзором и возможным уничтожением. Общаясь с братьями, Кастиэль разобрался в мыслях и чувствах младшего Винчестера; он коснулся его истинной души – души ребенка, живущей во взрослом человеке. Ребенка, который смотрел на мир большими пытливыми глазами, который верил в Бога и ангелов, и который до сих пор надеялся, что на смену этому мраку придет что-то хорошее.

А еще он обнаружил, что все сильнее злится на такую несправедливость – на то, что волею судеб это дитя веры должно было стать вместилищем дьявола.

Наблюдая за борьбой Сэма с последствиями своих поступков, с бременем судьбы, Кастиэль был впечатлен стойкостью молодого человека. Но заглядывая в его глаза, он видел в них боль души, которая все еще взывала к Богу о помощи, хотя Сэм был вовсе не уверен в том, что Господь станет его слушать, как и в том, что его молитва достойна внимания.

Мысли ангела обратились к Дину, к его любви к своему младшему, которого он вырастил. Совсем как Михаил, за исключением одного важного отличия – Дин так и не смог заставить себя убить собственного брата. Он предпочел бы умереть сам, но не лишать жизни Сэма. И ангел понимал, что Сэм чувствует то же самое – он готов был добровольно расстаться с жизнью ради старшего брата, которого любил как отца.

Именно эта любовь и убедила ангела стать на сторону Винчестеров и пойти против собственной семьи. Это, а еще эмоциональный призыв Дина делать то, что считаешь правильным, а не следовать приказам, которые, как подсказывает сердце, ошибочны.

Постепенно слух ангела стал улавливать какое-то негромкое быстрое постукивание, и он снова вернулся в реальность. Взглянув на своего друга, он заметил, что тот весь напрягся, как перед прыжком, и непрерывно барабанит пальцами по рулю. О причинах было нетрудно догадаться.

– Тебя тревожит результат нашей освободительной миссии.

Старший Винчестер мельком взглянул на пассажира.
– А почему бы и нет, черт возьми? Мы идем прямо в логово долбаного Люцифера. Как говорится, скоро запахнет жаренным…

– Ты думаешь о том, какое блюдо приготовить по случаю освобождения Сэма?

Дин в ответ только глаза закатил.

– Ты не веришь, что все пройдет успешно, но все равно продолжаешь начатое.

Вздохнув, Дин убавил звук.
– Я должен, – тихо ответил он. – Он мой брат. Более того, фактически я вырастил этого парня. И даже после всего случившегося, я все еще… – Дин беспомощно пожал плечами, бросив на своего спутника многозначительный взгляд. – Он мой брат.

Кастиэль согласно кивнул.

Братья. Михаил и Люцифер, Дин и Сэм. Семья против долга, любовь против обязанности.

Откинувшись на спинку сидения, ангел погрузился в свои мысли.

«Фактически я вырастил этого парня». Дин решил спасти брата, которого вырастил, потому что при ином раскладе он не смог бы жить. «Он мой брат». Михаил решил уничтожить брата, которого вырастил, потому что так было нужно. «Даже после всего случившегося…». Люцифер, непокорный и гордый, жаждет уничтожить этот мир ради мести за ошибки, которые, как ему кажется, были допущены по отношению к нему. «Я должен». Сэм, упрямый и дерзкий, отчаянно стремится спасти мир, чтобы исправить ошибки, которые, как ему кажется, он совершил.

Братья. Семья.

Ангелу не дано было постичь парадоксальность ситуации.

«Даже после всего случившегося… он мой брат…»

Кастиэль тихо вздохнул, отчетливо ощущая на плечах бремя ответственности за собственные решения. Он знал, что должен сделать. Он только молил Бога, чтобы те, кого он назвал своей семьей, когда-нибудь смогли его понять.

* * * * *

Примечание переводчика:

[1] Полковник Генри Блейк – персонаж американского телесериала «M*A*S*H» (в российском прокате «МЭШ» или «Чёртова служба в госпитале МЭШ»). Сериал выходил в эфир на канале CBS с 1972 по 1983 год.


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Среда, 13.11.2013, 23:25 | Сообщение # 13
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Эй, Господи, скажи, что происходит?
Похоже, все хорошее исчезло
Держаться все труднее и труднее.
Эй, эй, Господи, ты знаешь, иногда ночами мне хочется кричать.
Тогда в тебя еще сложнее верить
Я в курсе, что ты очень-очень занят, но… эй, эй, Господи,
Ты хоть помнишь обо мне?»

(Hey God - Bon Jovi)


Остановившись у входа в альков, ставшего на время тюремной камерой, Люцифер смотрел на своего Избранного. Сэм скорчился на полу в самом дальнем углу. Низко опустив голову, он крепко обхватил себя руками и подтянул к груди колени, по которым разметались мокрые от пота волосы. Его широкоплечую фигуру постоянно сотрясала дрожь; кроме постукивания зубов и судорожного дыхания ничто не нарушало тишину в крошечном помещении, провонявшем потом и страхом.

Король Ада неохотно ответ взгляд от молодого человека, явно пребывавшего в шоке. Посмотрев на разбросанные по полу постельные принадлежности, он с интересом отметил, что все четыре ножки кровати были выдернуты из каркаса. Люцифер разглядел слабый блеск металла под правой ногой охотника и улыбнулся – ситуация его забавляла.

– Как вижу, ты вооружился.

Судорожное дыхание на секунду прервалось.

– А ты находчивый. Мне это нравится, – Люцифер проследил за тем, как поднялась грудная клетка человека, когда тот осторожно сделал вдох. Потом его взгляд метнулся на пол, где под ворохом простыней угадывалась второпях нацарапанная Печать Соломона. – И, как вижу, ты поработал над дизайном помещения.

Сэм не ответил, но напрягся всем телом, когда дьявол подошел ближе.

Опустившись на колени перед Избранным, Люцифер внимательно изучил его поникшую голову и поцокал языком в притворном беспокойстве.
– Сэм, зачем ты ввергаешь себя в такие мучения? Просто скажи «да», и я избавлю тебя от всего этого. Я дам тебе все, что тебе нужно – все, что пожелаешь. Только скажи, чего ты хочешь.

– Отпусти… меня, – чуть слышно прохрипел охотник.

– Ты знаешь, что я не могу этого сделать, Сэм.

– Тогда вали в задницу.

Люцифер приподнял облезлую бровь.

– Зачем упорствовать? Ты же знаешь, что твоя судьба была предрешена задолго до твоего рождения. Все было спланировано самым тщательным образом, чтобы сейчас ты оказался здесь. Ты всегда был особенным, Сэм. Всю свою жизнь ты чувствовал это, я знаю. Вот почему тебе всегда нужно было нечто большее, чем простая охота вместе со своей семьей. Нечто более достойное, чем та мизерная роль, которую пытались навязать тебе отец и брат. Ты знал, что рожден для великих дел. Твоя семья старалась удержать тебя, но ты был слишком силен. Ты бунтовал, а они тянули тебя назад снова и снова, но ты все время боролся, вырываясь за рамки, в которые они пытались тебя загнать.

– Ты… очень любишь… слушать собственные речи… верно?

Дьявол хмыкнул, искренне удивленный.
– Наверное, потому что я давно не вел интеллектуальные беседы с другим существом. Я наслаждаюсь нашим общением, Сэм.

– У тебя… есть демоны.

Растрескавшееся лицо Люцифера окаменело от отвращения.
– Это же демоны. Не слишком подходящая компания.

– Ты сам их создал.

– Чтобы они служили мне орудием, не более того. Ты можешь себе представить дружеские отношения или интересную беседу, скажем, с лопатой или с дробовиком?

– Я люблю свой… дробовик. М’й лучший друг.

Снова хмыкнув, падший ангел протянул руку к голове пленника. Молниеносно лягнув Люцифера по ребрам, Сэм сбил его с ног. Тяжело дыша, он с трудом сел прямо и, прижавшись спиной к стене, выставил перед собой одну из сломанных кроватных ножек.

– Не смей ко мне прикасаться!

Люцифер медленно поднялся с пола, быстрота реакции Избранного впечатлила его. Заглянув в большие зеленовато-карие глаза, он заметил страх, мерцавший в их глубине.
– Ага… это, как я понимаю, небольшой побочный эффект визита в Преисподнюю.

Сэм только молча оскалился, крепче сжимая в руке железяку.

– Если ты скажешь «да», я дам тебе власть над всем Адом. Ты сможешь спуститься вниз и отомстить тем тварям, которые мучили тебя. Истребить их всех.

Охотник медленно опустил железную ножку и, не мигая, смотрел на опального архангела. Взглянув, в свою очередь, на Избранного, Люцифер увидел в его выразительных глазах не только страх, но и нечто гораздо более мрачное – нечто, предвещающее бурю.

– Ты ненавидишь меня? – Люцифер сжал губы. – С чего бы это, Сэм? Я пытаюсь сделать твою жизнь безопасной.

– Ты бросил меня в Ад!

– Ты не покидал этой комнаты.

Моргнув, Сэм недоверчиво нахмурился.

– Все это было лишь в твоем воображении, Сэм.

– Я тебе не верю.

– Я ни разу не солгал тебе. Как уже было сказано, мне нет нужды лгать. Ты ненавидишь не того, кого следует, – дьявол присел на корточки и развел руки в стороны. – Тебе следует ненавидеть не меня, Сэм. Сюда тебя отправил не я.

– Захария.

– Дин.

Молодой охотник зарычал от злости, яростно сверкнув глазами.
– Не впутывай моего брата!

– Подумай сам, Сэм – ведь ты оказался здесь из-за Дина. Дин устроил все это. Все, что случилось с тобой с того момента, как ты стал пленником Захарии, замыслил Дин. Он сдал тебя, Сэм. Ты для него мертвый груз. Он и его дружок-ангел отвернулись от тебя.

– Ты лжешь!

– Он отшвырнул тебя, словно мусор. Бесполезный. Ненужный. Лишний багаж, который, ему надоел.

Сэм непроизвольно вспомнил, как Дин бросил амулет в мусорное ведро, и в ушах снова прозвучал гулкий удар железа о дно урны.

– Ты знаешь, что все так и было, верно? Ты знаешь, почему он не сказал «да». Не потому что не хотел сдаваться Михаилу, а потому что не хотел больше видеть тебя.

– Н-неправда… это неправда…

– Ты всегда был обузой для Дина, хотя в детстве и считал его своим кумиром. Ты дарил ему свою любовь, свою верность, а зачем? Чтобы он мог помыкать тобой, называть тебя уродом? Бить, когда ему нужно было спустить пар? Делать из тебя «мальчика на побегушках»?

– Нет… неправда. Ты… ты лжешь.

– Я? – Люцифер придвинулся чуть ближе. – Дин защищал тебя лишь потому, что ему приказал отец. Это было чувство долга, не любовь. А твой отец… после смерти твоей матери он стал относиться к тебе совсем по-другому. Ты ведь знаешь, что Джон винил тебя за смерть Мэри, верно, Сэм? Ты читал это в его глазах всякий раз, когда он смотрел на тебя… всякий раз, когда он сравнивал тебя со своим любимым сыном и находил, что ты жалок… всякий раз, когда он позорил тебя, выставляя неудачником.

У Сэма вся кровь отхлынула от лица.
– Нет…

– Если бы Джон мог повернуть время вспять, он спас бы свою жену, а тебя оставил бы гореть в той детской. Они относились к тебе, как к уроду, как к постороннему. Никогда не позволяли тебе ощутить себя членом семьи. Рядом с ними ты всегда чувствовал себя чужим, верно? Дин был любимчиком Джона. А ты… ты был… как пятое колесо в телеге.

Люцифер на секунду прервался, изучая помертвевшее лицо молодого охотника.
– Они никогда не любили тебя, Сэм. Они тебя терпели. Ты ничем им не обязан. Они, не задумываясь, сдали бы тебя Азазелю. У тебя есть полное право злиться – ненавидеть их за все, что они с тобой сделали.

Слезы блеснули в полных боли ореховых глазах.

– Но ты можешь отомстить. Я могу сделать тебя сильнее, Сэм. В тебе дремлют еще нераскрытые силы, и я могу помочь тебе совладать с ними. Я могу научить тебя, как восстановить справедливость и заставить всех обидчиков расплатиться за причиненное тебе зло. А ты, в свою очередь, поможешь мне поставить на колени моих врагов.

Сэм судорожно вздохнул.
– Таких как Михаил?

Падший ангел улыбнулся.
– Да. Именно.

Низко опустив голову, Сэм молчал. Прошло целых две минуты, прежде чем он обратил залитое слезами лицо к дьяволу.
– К-как?

Улыбнувшись еще шире, Люцифер легко поднялся на ноги и протянул руку.
– Скажи, что ты согласен, и, обещаю – я подарю тебе все, что ты захочешь. Включая мою любовь.

Какое-то время Сэм медлил, что-то поглаживая на полу у себя под боком. Потом медленно протянул руку архангелу.

Нагнувшись ниже, Люцифер почувствовал, как холодные пальцы Избранного коснулись его ладони. Неожиданно охотник схватил его за руку и дернул на себя, заставив потерять равновесие. Одновременно другая рука Сэма метнулась вперед. Люцифер почувствовал глухой удар, за ним пришла боль. Отшатнувшись, он с вытаращенными глазами схватился за железку, торчавшую из живота. Из раны потоком хлынула кровь и стала стекать по самодельному кинжалу на пол.

С трудом поднявшись на ноги, Сэм навалился на Люцифера, крепко сжимая обеими руками железный брусок. Загоняя его все глубже в человеческую плоть, он припер к стене своего врага и не отпускал, невзирая на мучительную боль в сломанной руке.

– Я никогда не скажу «да», сукин сын!

Глаза дьявола почернели от гнева. Коротким взмахом руки он швырнул охотника через всю комнату. Сэм без сознания рухнул на пол, а Люцифер вырвал железку и отбросил ее прочь. Когда он выходил из камеры, зияющая рана уже начала затягиваться.

Мысленно вызвав демона, он нетерпеливо ждал, пока одержимая женщина практически скатится по лестнице, торопясь угодить ему.

– Приведи ко мне Мэг, а затем, как уже было сказано, отправляйся на восточную окраину города и следи, не появится ли Избранный моего брата. Ступай.

Демон повиновался, а Люцифер стал в гневе расхаживать перед альковом, посматривая на лежащего без сознания охотника. Наконец, на лестнице послышался стук каблуков и, обернувшись, Люцифер перехватил встревоженный взгляд демона Мэг.

– Отец… – окинув взглядом временную тюремную камеру и распростертого на полу человека, Мэг посмотрела на окровавленную рубашку дьявола. – Ты пострадал, Отец!

Люцифер расправил плечи.
– Ерунда. Царапина, – сделав глубокий вдох, он ткнул пальцем себе через плечо. – А вот моему Избранному необходимо преподать урок послушания.

У Мэг заблестели глаза.

Лицо падшего ангела посуровело.

– Сломи его волю, – жестко приказал он. – Призови на помощь столько своих собратьев, сколько понадобиться, чтобы выполнить задание, – на секунду прервавшись, он схватил демона за руку и больно сжал, – но убивать его нельзя.

Покорно склонив голову, Мэг прошептала:
– Да, Отец.

Люцифер отпустил свое творение и, не говоря ни слова, стал подниматься по лестнице.

На лице демона появилась зловещая улыбка.
– С большим удовольствием.

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Среда, 13.11.2013, 23:30 | Сообщение # 14
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Я чертовски устал в одиночестве ждать,
И ты еще злишься за всё на меня.
Надоело слушать, как ты вечно жалуешься,
Что меня никогда не бывает рядом»

(Lost And Running - Powderfinger)


Он сидел, скрестив ноги, на самом краю утеса. Океанские волны разбивались о глыбу из песчаника, насыщая воздух солоноватой влагой, оседающей на его лице. Закрыв глаза, он всем своим существом устремился в глубины вселенной, надеясь услышать наконец-то любимый голос своего Отца. Но до него доносились лишь мириады голосов его собратьев; их речь сливалась, создавая бесконечный рокот – точно так же рокотал океан, обрушивая свои валы у его ног.

Но все же он напрягся, стремясь проникнуть еще глубже, еще дальше, ибо какая-то крошечная часть его существа не желала расставаться с надеждой.

Внезапно его старания были вознаграждены, хотя и самым неожиданным образом. Он уловил знакомое, давно забытое присутствие – характерный резонанс, достаточно мощный, чтобы заглушить непрерывную ангельскую болтовню. И гость был довольно близко. Практически над его головой.

Его глаза распахнулись. Он моргнул пару раз, стремясь прояснить зрение своей человеческой оболочки, затем обернулся и в шоке уставился на худощавого человека с волосами песочного цвета, стоявшего в трех шагах от него.

– Габриэль?

Габриэль насмешливо улыбнулся.
– Здравствуй, Рафаил.

– Итак, – произнес Рафаил, легко поднимаясь на ноги. – Блудный сын надумал вернуться домой. Должен признать, я удивлен, брат. Не жди, что я потащу на заклание упитанного тельца в честь твоего возвращения.

– Что ж, братец, ты тоже не мой любимый герой в полупанцире, определенно. [1]

Чернокожий архангел в замешательстве нахмурился.
– Мне непонятно такое сравнение.

– А все потому, что у тебя совсем нет чувства юмора. Ты должен срочно вытащить стержень из задницы и немного расслабиться.

– Ты что, пришел сюда лишь затем, чтобы насмехаться надо мной?

– Нет, это был просто экспромт по ходу дела, – ухмылка исчезла с лица Габриэля. – Вообще-то я пришел, чтобы с тобой поговорить.

Удивленно приподняв бровь, Рафаил внимательно посмотрел на давно потерянного брата.
– Ну, говори.

Вестник отступил назад и привалился спиной к утесу. Скрестив на груди руки, он какое-то время обозревал огромный беспокойный океан, прежде чем заговорить.

– Ну что, Конец Света на дворе, а?

– Так и есть.

– Ты в этом уверен?

Рафаил снова нахмурился.
– Избранные сломали Печати. Люцифер восстал. На земле Армагеддон. Мы ждем лишь финальной битвы, чтобы возродить Рай.

– Да, кстати, – упершись одной рукой в бок, Габриэль не спеша снова направился к брату. – Насколько ты уверен, что это и есть предопределенное время?

– Знамения…

– Забудь на минутку о знамениях. Что нутро тебе подсказывает?

– У меня нет нутра. А если бы и было, оно бы ничего мне не сказало.

Габриэль раздраженно закатил глаза.
– Не удивительно, что я сбежал из дома… я не о том. Послушай, болван, я спрашиваю тебя, что ты чувствуешь! Не кажется ли тебе, что в этой истории есть нечто… странное. Как будто все не ко времени. Или что кто-то специально подсуетился, чтобы продвинуть Апокалипсис.

– От Захарии поступило сообщение, где говорилось, что пала Последняя Печать и начался Конец Света. И мы все почувствовали, что Люцифер на свободе.

– Захария, говоришь? А с каких это пор Захария командует архангелами?

– Михаил сказал, что Захария прав.

– Я тебя умоляю! Ты можешь хоть разок подумать собственной головой для разнообразия?

– Нам не положено думать самим.

Габриэль с отвращением воззрился на брата.
– Возможно, вся проблема именно в этом. Мы просто плывем по течению в русле Плана, но ты даже не знаешь – вернее, не хочешь знать – верный План или нет. Ты просто выполняешь приказы, как послушный солдатик, не задумываясь, откуда они берутся. Неужели тебя не волнует, что наши братья намерены уничтожить друг друга?

– В Писании сказано, что в этом мире разразится великая битва. Это часть Плана нашего Отца. И неважно, волнует меня это или нет, – шагнув вперед, Рафаил сердито посмотрел на брата сверху вниз. – Может, ты и сбежал из-за семейных склок, Габриэль, но, помнится, они не настолько тебя волновали, чтобы ты встревал в разборки братьев.

Отвернувшись, Вестник уставился на безбрежный океан.
– Теперь меня это волнует, – тихо пробормотал он.

– Почему?

– Потому что… Как и ты, я хочу, чтобы все закончилось, и прежний Рай был возрожден, но я думаю, что с Планом что-то не так. А еще потому, что я больше не могу спокойно смотреть, как наши братья готовятся убить друг друга.

– Должно быть, что-то случилось, если ты изменил свое мнение.

Габриэль медленно кивнул.
– Случилось. У меня состоялась любопытная встреча с одним нашим общим знакомым, – он отвел взгляд. – С Кастиэлем.

Лицо Рафаила исказилось от гнева.
– Кастиэль, – прорычал он. – Может он и считает, что ему ничто не грозит, пока он в бегах, но я найду его, а когда найду…

– О, ты его и пальцем не тронешь. Предоставь это дело мне. Кроме того, не исключено, что он прав.

– Насчет чего?

– Он сомневается – насчет Плана, насчет времени. Насчет того, кто заправляет всем этим шоу.

– Он смутьян и отступник. Совсем как Люцифер. Ты не должен его слушать. С Кастиэлем и без тебя разберутся.

– Ты уже пытался с ним разобраться. Поговаривают, что наш Отец возродил его, после того как ты разнес на мелкие кусочки. И Он спас этих Винчестеров – обоих Винчестеров – в тот момент, когда Люцифер восстал из Ада. А теперь я узнаю, что почти неделю назад этих парней пристрелили – парочка охотников все-таки их достала – и они попали на Небеса, откуда Иешуа отправил их обратно, причем на сей раз они помнили все подробности своего пребывания в Раю. Если верить Иешуа, это было сделано по приказу Отца. И как, по-твоему, почему Он это сделал?

– Не мне подвергать сомнению деяния нашего Отца.

– Я не просил тебя сомневаться, Рафаил. Я просил подумать.

Рафаил открыл было рот, но потом, заколебавшись, перевел взгляд на утес за спиной брата.
– Я… не знаю. Я не знаю, каковы были Его мотивы.

Ссутулившись, Габриэль упал на мокрый от брызг камень и скрестил ноги.
– Вот вопрос на шестьдесят четыре доллара, верно? [2] Что за чертовщина происходит?

Темнокожий ангел взглянул на брата.
– Возможно, это испытание.

– Как странно, братец. Кастиэль предположил то же самое. Возможно, мы проходим испытание.

– Нас испытывают на покорность и любовь.

Габриэль поджал губы.
– На любовь – возможно. Но на покорность? Я на это не куплюсь. Тут сокрыто что-то еще, и я намерен выяснить, что именно.

– Как ты это сделаешь? Кастиэль не смог найти Бога – Он избегает нас.

– Я в курсе, – Вестник встал с камня и взглянул брату прямо в глаза. – Значит, мне придется задать вопросы кое-кому еще, только и всего.

Габриэль исчез, прежде чем его собеседник успел вымолвить хоть слово. Рафаил недовольно вздохнул и опустил руку, которой пытался задержать брата. Сев на камень лицом к океану, он в смятении воззрился на увенчанные белоснежной пеной волны.

* * * * *

Захария стоял на крыше центральной круглой башни отеля «Мэрриот», расположенной в Ренессанс Центре Детройта. Окинув взглядом открывающуюся с высоты панораму – мост Амбассадор и островок Бель Айл, ангел снова посмотрел на деловой район. При виде кипучей деятельности, царящей в городе, он самодовольно улыбнулся. Наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки. Ему оставалось только поудобней усесться в партере и ожидать неизбежной развязки.

Внезапно он ощутил рядом чье-то присутствие и, обернувшись, разинул рот от изумления.
– Габриэль!

Ореховые глаза Вестника недобро сверкнули.
– Захария. Нам надо немного потолковать.

– О чем?

– Об Апокалипсисе.

Херувим опасливо попятился и уже начал поднимать руку. В ту же секунду он обнаружил, что не может шевельнуться среди языков ослепительно-белого пламени, обвивших его человеческую оболочку, словно живые путы.

Шагнув вперед, Габриэль сурово взглянул на грузного ангела.
– И не вздумай сопротивляться, Захария. У тебя не хватит сил. Если попытаешься, я просто разорву тебя на кусочки и буду копаться в них, пока не найду то, что мне нужно.

– Брат…

– Прибереги свое красноречие для нашей маленькой игры в вопросы и ответы.

С иронической улыбкой Габриэль щелкнул пальцами, и два могущественных создания исчезли – лишь прошелестели невидимые перья.

* * * * *

Примечания переводчика:

[1] Герой в полупанцире (hero in a half-shell) – имеется в виду Черепашка Ниндзя. «Heroes in a half-shell» – строки из песни-саундтрека к мультсериалу «Черепашки Мутанты Ниндзя», а также название ролевой игры.

[2] «Вопрос на 64 доллара» (или «Вопрос на 64 тысячи долларов») – идиоматические выражения, означающие «самый трудный вопрос».
В 40-х годах 20-го века на американском радио существовала передача – что-то вроде викторины – под названием «Бери или отказывайся» (Take It or Leave It). В 1950 году эта передача была переименована в «Вопрос на 64 доллара» (The $64 Question).
По ходу игры участник последовательно отвечал на вопросы ведущего, которые постепенно усложнялись. После каждого верного ответа участник должен был сделать выбор: продолжить игру или отказаться, получив денежный приз. За первый вопрос полагался 1 доллар, а за каждый последующий сумма удваивалась, т.е. за второй – 2 доллара, за третий – 4, за четвертый – 8 и т.д. Всего вопросов было семь. Таким образом, приз за правильный ответ на последний, самый сложный вопрос составлял 64 доллара.
В 1955 году игра перекочевала на телеэкраны, уже под названием «Вопрос на 64000 долларов» (The $64,000 Question).


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Green_Eyed
Охотница
Дата: Среда, 13.11.2013, 23:33 | Сообщение # 15
Душа
Группа: Пользователи
Сообщений: 215
Статус: Offline

Награды: 14
«Как быть теперь, никто тебе не скажет
Не уступай и попытайся выжить
Возможно, труден путь, но он – единственный
Не забывай, что приз всего один,
Что нет второго места»

(No Second Prize - Jimmy Barnes)


Дин поскреб подбородок, окинув взглядом склад из безопасного укрытия, устроенного в заброшенном доме по соседству. Затем он отступил за потрепанные тюлевые занавески, опасаясь, что его выдадут блики на линзах бинокля, и стал скрупулезно изучать здание. Нужно было найти способ проникнуть внутрь, не предпринимая самоубийственной лобовой атаки на полчище демонов.

– Как насчет канализации? – тихо спросил Бобби со своего поста у соседнего окна.

– У нас нет никаких схем. И не думаю, что мы успеем смотаться в центр Детройта, чтобы раздобыть планы здания. Такое не прокатит в городе, кишащем демонами. Это просто долбаное чудо, что нам до сих пор удавалось оставаться незамеченными.

Кастиэль, стоявший за спиной молодого охотника, подошел к окну и через прореху в занавеске выглянул на улицу.
– Я могу все разузнать об этой канализационной системе. Возможно, там нет охраны. Как в нее попасть?

Дернув плечом, Дин отложил полевой бинокль и взглянул на своего друга.
– Гм… а слабó через сортир? Я не знаю – где-то на улице должен быть люк. Обычно под крышкой расположена лестница для ремонтников, ведущая в туннели. А дальше уж сам валяй…

Ангел исчез, и Дин, шумно выдохнув, снова обернулся к окну.

– Бобби… – начал он, но его прервало внезапное появление Кастиэля. Дин сморщил нос, учуяв мерзкое зловоние, исходившее от пернатого. – Господи, Кас, во что ты там вляпался?

Взглянув на свои ботинки, перепачканные отвратительной жижей, ангел скривился.
– Я нашел способ проникнуть внутрь. Там… немного грязно.

– Для нас это лучший вариант, – мрачно проворчал Бобби, глядя на приемного сына. – Вернее, он лучший для вас. Вдвоем вы сможете пробраться. Я тут подниму шум для виду – попробую отвлечь на себя часть их сил.

Кивнув, Дин проверил обойму своего пистолета и сунул его за пояс. Следом за пистолетом свое место за ремнем охотника занял смертельный для демонов нож. Взяв дробовик, Дин посмотрел на Бобби долгим красноречивым взглядом, после чего повернулся к Кастиэлю.

– Веди, Кас.

На глазах Бобби ангел коснулся двумя пальцами лба Дина, и оба мгновенно исчезли, оставив старого охотника в одиночестве. Он выждал несколько минут, а затем вытащил из оружейной сумки Дина снайперскую винтовку. Развернув свое кресло к окну, он положил ствол на подоконник, настроил прицел и прижал к плечу приклад.

Потребовалось лишь несколько выстрелов, чтобы демоны забегали, как муравьи в разворошенном муравейнике. С недоброй улыбкой Бобби сменил винтовку на Кольт и, убедившись, что барабан полон, развернулся лицом ко входу.

Спустя несколько минут дверь распахнулась, и первый демон влетел на порог только затем, чтобы еще быстрее вылететь обратно – изо всех отверстий в его голове вырывалось бело-оранжевое пламя, а посреди лба зияла дымящаяся дыра.

Бобби прицелился во второго одержимого, но, когда он спускал курок, окно за его спиной разлетелось вдребезги, и пуля прошла мимо, лишь задев руку демона. Отчаянно ругаясь, Бобби попытался прицелиться снова, когда внезапно кто-то выхватил оружие у него из рук и с нечеловеческой силой схватил его за горло, наполовину вытащив из кресла.

– Сингер, – прорычал голос у него над ухом, пока он безуспешно пытался вырваться. – Как же долго я ждал этой минуты.

Рука сжалась еще сильнее, и от недостатка кислорода у Бобби зазвенело в ушах.

* * * * *

Дин со всеми предосторожностями обошел внушительную кучу какой-то вязкой гадости, о происхождении которой ему даже думать не хотелось, а еще меньше хотелось ее нюхать. Уткнувшись носом в рукав, чтобы хоть как-то приглушить смрад, он шел следом за Кастиэлем по туннелям канализации.

– Черт, прямо как во время той охоты на шейпшифтера в Сент-Луисе, – пропыхтел он. – Только здесь нет мерзких ошметков сброшенной шкуры. Здесь всего-навсего мерзкие ошметки… – глянув вниз, Дин заметил полуразложившиеся останки дохлой крысы, и содержимое его желудка угрожающе бултыхнулось. – Блин.

Кастиэль обернулся через плечо.
– Впереди будет больше.

Веснушчатое лицо охотника побледнело еще сильнее.
– Больше? Больше крыс? В смысле, дохлых крыс? О, нет… только не живых…

– Они мертвы, и, как минимум, несколько дней, судя по степени разложения.

Дин отчаянно замахал рукой в надежде, что не в меру грамотный ангел поймет намек и заткнется.

– Уже недалеко, – добавил Кас, сочувственно сморщив лоб. – Следующий люк ведет в подвал склада.

Отступив в сторону, он жестом предложил охотнику пройти вперед.

Скорчив рожу, Дин двинулся вперед, осторожно обходя гниющие останки грызунов, которых на дне туннеля становилось все больше. Наконец, впереди показалась лестница, ведущая к очередному люку, и он с облегчением перевел дух, выдохнув в рукав рубашки.

– Ну, слава Богу, – уже поставив ногу на первую ступеньку, Дин обернулся через плечо и замер от удивления.

Туннель был пуст.

– Сукин сын!

Дин спрыгнул обратно на пол и, подняв дробовик, обвел дулом весь туннель. Он видел, как неглубокие отпечатки, оставленные лакированными ботинками ангела, постепенно наполняются грязной водой, но не заметил никаких следов борьбы.

Кас просто испарился.

– Сукин сын! – в ярости повторил Дин. – Вот уж не думал, что ты такой слабак, Кас.

Стиснув зубы, охотник повернулся и начал взбираться по лестнице; наверху он на секунду задержался и прижал ухо к крышке люка. Не услышав голосов по другую сторону, он сдвинул крышку и, поморщившись от громкого скрежета металла по цементному полу, стал выбираться из подземелья.

Спустя несколько секунд Дин уже стоял в грязном подвале, держа наготове дробовик, и осматривал помещение. Подвал был пуст, лишь на полу виднелись разбросанные ящики и груды всякого хлама. Справа в стене было устроено небольшое углубление, и, подойдя ближе, он заметил сваленную кучей постель и свежий кровавый след, тянущийся из маленькой ниши вверх по лестнице.

– Сэмми, – Дин похолодел.

Крутанувшись на месте, охотник бросился к лестнице, но в ту же секунду невидимая рука отбросила его назад. Врезавшись с размаху в противоположную стену, он выронил дробовик и сполз на пол, задыхающийся и беспомощный.

Дин все еще жадно ловил ртом воздух, когда по цементу зацокали каблуки. Подняв взгляд, он увидел, что по лестнице не спеша спускается молодая темноволосая женщина. В следующее мгновенье он издал стон, узнав ее.

– М-мэг.

Мэг остановилась между раскинутыми в стороны ногами охотника и улыбнулась.
– Дин Винчестер. Так, так, так.

Нагнувшись, она одной рукой вытащила нож из-за пояса Дина, а другой – схватила его горло. Без малейших усилий подняв человека с пола, Мэг швырнула его через весь подвал и улыбнулась еще шире, когда он врезался в дальнюю стену и рухнул на пол. Подойдя к слабо шевелящемуся охотнику, она снова вцепилась ему в шею и, вздернув на ноги, вжала в стену. Вертя свободной рукой нож, Мэг демонстративно изучала лезвие.

– После того, как ваш ангельский кореш оставил меня гореть в святом огне, за вами небольшой должок, – зловеще промурлыкала она. – А поскольку я не могу найти его, сгодишься и ты.

Мэг легонько ткнула кончиком ножа под ребра Дину.
– Я знаю, что эта штука убивает демонов. Давай-ка проверим, как она срабатывает на людях.

* * * * *


"Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате. Особенно если её там нет."
 
Форум » Фанфикшен » Экшн » Кровные узы (Blood on Blood) (Альтернативный вариант финала 5-го сезона)
Страница 1 из 212»
Поиск:

AllStarz Top Sites OZON.ru

ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ

Supernatural является собственностью The WB Network / The CW Network
Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и регламентируются Гражданским Кодексом Российской Федерации, а также международными правовыми конвенциями. Вы можете использовать эти материалы только в том в случае, если использование производится с ознакомительными целями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны приобрести лицензионный продукт . Используемый формат кодирования аудиовизуальных материалов не может заменить качество оригинальных лицензионных записей. Все материалы представлены в заведомо заниженном качестве. Eсли Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законодательство РФ, что может повлечь за собой уголовную и гражданскую ответственность.

Все материалы, расположенные на сайте запрещено использовать без разрешения администрации сайта. Помощь сайту.
ТВ-СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ.РФ СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ-ТВ.РФ